1W

Легенда о красном кролике

в выпуске 2018/12/06
29 ноября 2018 - Симон Орейро
article13701.jpg

На протяжении многих дней и месяцев городские газоны оставались идеально сухими. Но однажды грянул мощнейший ливень. Травы и страждущая почва жадно поглощали тяжёлые капли живительного извержения. На пасмурном небе бушевали ослепительные вспышки молний.

Красный кролик услышал тихий сигнал карманных часов. Животное с алой шерстью пустилось в бег. Кролик бежал, проносился сквозь водопроводные трубы, канализационные люки, мусорные тракты и дырявые кастрюли. Он не останавливался, не успокаивал собственную недисциплинированную спешку.

                                               ***

Мучительные поиски психологического благополучия. Покупка одноразовых стаканов. Клоун, болезненно реагирующий на дерзость. Археологические архивы и рокот беззвучных волн. Пыльные пальцы и эскапистские веки. Душевное богатство и мрачные рюмки. Износ автомобильного двигателя. Громкий плач шутливого таракана. Смертоносные шипы и шпаги. Барабан экстравагантного поведения. Черепные коробки и быстрые состязания. Ритуальная хирургия и полевые торты. Повторение напрасных молитв. Беззубые скалы и симулякры, размножающиеся в вакуумных пробирках. Телесность, поставленная под методологию вахтового метода. Рождение конституционного короля из плесени. Медовый оргазм. Солнечный беспорядок. Ступени погружения в коллективное бессознательное и необходимость обуздания могучей стихии сновидений. Безумные флаги и исторические изыскания. Кропотливые хлопоты у костров. Мумии, улетающие прочь на космических кораблях. Траурный туалет и потухший взгляд. Гнойные раны и слюнявые простыни. Алгоритм шахматных ходов. Талантливые аналитики и немые комбинаторы. Танец четырёхглазого шамана. Сферический показатель ума.

Прокуратура, цепляющаяся за прочность власти, штампует постановления, которые обязывают к культивации бородавок. Козлиные рога трансформируются в собачьи свистки. Освобождённое подсознание обрастает чудовищно неразборчивыми совокупностями сновидений. Туземцы с радостью беседуют с антропологами и веселятся любовным весельем. Индифферентные грузовики с фарами вместо лиц давят медведок и миниатюрных скорпионов, похожих на стылые утюги.

 Динозавр во фраке запрыгнул на большую ступеньку и каркнул во всё горло, уподобившись ворону. Залихватский малыш не смог надеть парусиновые штаны.

Земля, песок и мёртвый камень покрылись многочисленными огромными трещинами, из которых причудливыми столбами поднялся туман. Расширяющиеся туманные местности обогащались обрывами.

К одному из обрывов, что возвышался над огромный озером, вышел хор из пятнадцати молодых женщин в белых одеждах. Подняв руки к небесной голубизне, хор запел долгую песнь.

                                             ***

Формальная потребность в речитативе. Гнилая мякоть яблока. Кусок сверхлёгкого свинца, откушенный от стрелы. Оборванный трос и маниакальный комплекс скалолаза. Янтарная луковица и летающие рыбы, отправляющиеся на нерест. Лабиринты в известняковой породе. Каждодневное плетение кукол. Право на выбор без права на отказ от выбора. Праща, любимая водителями скоростных грузовиков. Канат, вьющийся перед игрушечными кордонами. Ловкость рук и ошибки пальцев. Цветные вклейки в учебниках по грамматике. Акация под окнами бродячих прививочных кабинетов. Описания великомученических хождений. Перебежчики и пародия на конспирацию.

Ювелирное оправдание замкнутости. Ковчег, не подпускающий к себе воров. Трайбализм и коррозия остаточности. Неудобные граждане и абстрактные невесты. Невменяемость с открывающейся дверью. Золотой груз и опускающаяся зловеще планка. Чёрная шевелюра на фоне морозящего снега. Изюм и двойной раскол. Дворянская мера знания чужого языка. Борьба идеалов и интересов. Отдых и сотрудничество. Отбивающиеся от рук цены на благополучие.

                                              ***

Секретная лаборатория в Ливии. Взрыв гранаты в тесном подвале. Четверо агентов разведки извиваются в смертельных судорогах. Конвульсии и обильное кровотечение. На стенах гарь. Один из агентов остался жив и невредим. Застрелив двух охранников, он спрятал пистолет и выбрался из помещения. Спустя несколько часов его забрал в Триполи специальный корабль, отплывший на Мальту.

В Могадишо почти открыто сбывали морфий и героин. Торговлю вели дети, мужчины средних лет и даже глубокие старики. Заплатив не такую уж большую сумму, каждый получал ампулу или пакетик. Достать шприцы не было проблемой; использованные, их часто бросали на свалках или во дворах. Повсюду беспорядочно ездили автомобили, люди на конях и верблюдах, мотоциклисты. Песок скрипел под сандалиями, надетыми на босу ногу. Время от времени над городом пролетали обыкновенные и координационные вертолёты. Туристы и адепты новейших религий и учений стекались сюда, чтобы посмотреть жизнь людей или купить наркотиков. Рекламные плакаты тут и там висели беспорядочно.

Всё тонет в фарисействе и неотвратим конец пути; тщательно продуман хаос действий.

Рыцарь взял наперевес копьё. Верный конь его своим копытом растоптал зловредного аспида.

                                               ***

Динамика ливня прекратилась, её охватил столбняк. Красный кролик выбежал из длинного изогнутого тоннеля с другой стороны лужайки.

                                               ***

Несколько пиратских кораблей подплывали к острову, поросшему слоем кустарников. Когда морские разбойники попали на остров, они сейчас же с радостью разожгли костры, спасающие от темноты и холода. У костров они принялись вести приблизительно следующую беседу:

- Нам надо захватывать гаремы, там, должно быть, много добычи.

- Что толку от захвата гаремов? Мы не можем чинить насилие над женщинами.

- Сокровища есть под водой и в центре интеллектуальной сферы, именуемой божеством.

- Но никто не может проникнуть в центр божества и обогатиться. А даже если это и произойдёт, то богатство будет духовным, но не материальным.

- Центр божественной сферы повсюду, периферия его нигде. А под воду мы можем нырнуть, ныряют же собиратели жемчуга.

- Экзотика и двоемирие набивают оскомину. Лучше уж кромсать ножницами противоположные полюса.

- Шаманы скачут верхом на курицах.

- Каждый рабовладелец должен быть кастрирован, а лучше четвертован или повешен.

- Виселиц на всех не хватит.

- Если мы пожелаем, то изготовим достаточно.

- Труба застыла в небе, похожем на кисель.

- Мы пустим по небесам осла с хорошим нюхом.

- Хороший нюх обнаружит одно, но совершенно не заметит другого.

- Ах, я обжёг свой палец!

- Кухня на открытом воздухе всегда свободна.

- Палец мой нужно приложить ко льду.

- Увы, кустарники не тождественны льду. Лёд не растёт и не развивается.

- Старинное лэ про жимолость уже надоело.

- История Тристана и Изольды так печальна, но и так лирична!

- Каждый от истлевшего костра будет уходить в собственных штанах.

- Мертвецам не нужно лечение.

- А что же толку нам от захвата гаремов?

- Вишнёвые кости, как попытки суицида, катятся сквозь голубоватые вагоны.

- Голубые города нельзя вдевать в мочки ушей, ибо мечта бывает чрезвычайно тяжёлой.

- Сияние сверхприродное упадёт на тебя и на меня, на нас всех, почти наверняка. Оно станет нашим роком.

- Желание прослыть первым всадником страны настолько заглушают звуки оркестра, что наутро неизбежно раскаяние.

- Но какую географическую, так сказать, плоскость ты имеешь в виду?

- Я обжёг второй палец.

- Ожоги украшают мужские руки. Боль же быстро проходит.

- Костры наши горят всё пламеннее…

- Да здравствует аграрная реформа! Да здравствует депрессивный урожай!

Один из пиратов поднялся на невысокий холм. Там его встретили нимфы, испуганные неожиданным его появлением. Неподалёку оттуда дремал кролик с алой шерстью.

                                                     ***

               Ковер – это  душа комнаты. Он определяет не только тона, но и формы всех окружающих предметов. Судья в обычном суде может быть  обыкновенным  человеком;  но  чтобы хорошо судить о коврах, надо быть гением. Часто приходится слышать, как  о  коврах рассуждают с видом замечтавшегося ягнёнка.

               Есть экзистенциальные муки, которые, подобно проказе, медленно гложут и разъедают душу изнутри. Об этих муках никому не поведаешь: большинство людей считает подобные страдания случайными или исключительными.

               Яд – великолепное оружие. Его легко достать. Он удобен в применении. Он действует мгновенно и наверняка. Он не требует непосредственного присутствия, достаточно подсыпать его намеченной жертве в картофельные хлопья, молоко или кофе. И крамольное деяние совершено. Вдобавок, лучшие яды очень трудно выявить в организме погибшего.  

                                                             ***

                    Ложные карлики и вывихнутые суставы. Остаточные газы и имманентная авторитетность словесности. Астма и вертикальные модусы пределов. Ростовые манекены и вящая убедительность. Лимонные подсластители и злое утро. Установка памятника тирану-мучителю. Гомеопатия и выспренность фонтана. Игровые автоматы и перманентная стимуляция. Роковые ошибки в сфере жизненно важных списков. Свидания под молодцеватыми звёздами. Охранительные стяги и смирные разговоры о разности приоритетов. Огни поздних каникул. Химическая амбразура для длящейся во времени неконструктивной шизофрении. Полати в мозговых завихрениях.

                    Арбузные семена и чернь, называющаяся родственниками. Имущество на средства производства. Месячина и накладные шляпы. Рикошет и послушные жандармы. Цвет сутаны и почтительное расстояние от небезобидного юмора. Мелкие козни, приведшие к смерти весёлого и безалаберного пастора. Гитары и скрипки. Насморк и белёсые ручьи. Симбиоз и подлая сноровка. Обещание целительных минут.

                                                             ***

               Белые швы расширялись, скрепляя кинжалы, полосы соединительной ткани, роговые наросты, бесплатные семинары и галлюцинаторные усилия. Из белых швов почти полностью состояли комплексы отдалённых замков и небоскрёбов. Сквозь обширные отверстия текли водные потоки, где бултыхались, размахивая руками, переболевшие оспой младенцы. Над гигантскими резиновыми заводами плыли в небе киты, имеющие избыток жира. Материалистические и идеалистические постулаты спорили друг с другом. Белые швы обвивали незримо особняки, строящиеся на руинах, чей возраст никто не измерял. Молодые женщины, склонные к самоанализу, истребляя жар любви, лишь сильнее пылали. Лицемерие и высокомерные кивки оставляли во множествах душ неприятные ощущения. Атлеты в очках составляли прогнозы погоды, иногда замечая на полу или потолке белый шов или же несколько таких швов. Луна поднялась из-за камней, облитых кровью. На некоторые короткие часы, изнывающие под тяжестью строгости, назначены дуэли.

                                                             ***

               Красный кролик надел пенсне и вооружился биноклем. Он наблюдал за ритмикой тотальной эвакуации.

               За последнюю неделю были демонтированы промышленные предприятия, вывезены запасы руды и других ценных ископаемых. Бесконечная череда грузовых судов увозила эти богатства подальше в тыловые миры. Целый флот грязных наливных челноков доставил на борт танкеров сотни тысяч тонн обработанного прометия с многочисленных перерабатывающих заводов.

               В трюмы других транспортов загрузили колоссальное количество адамантита, титана, трикалиевых кристаллов и других необходимых ресурсов.

                                                              ***

               Кроткие приглашения и сохранный сюрприз. Пестики и восхождение мандрагоры. Жизнерадостная окаменелость. Лишняя кнопка. Превалирующая ценность. Типология и аккомодация. Плоскогубцы еженедельного дезертирства. Верёвочные регламентации и мелочные траншеи, наполненные светской крупой. Крысиный хвост и вкус коричневого сахара. Вегетарианцы, плачущие над убиенными гусями. Полицейские отряды, устремляющиеся к границе, и прожжённая штора. Весёлая относительность социалистического рыла. Дубовые столы вдоль кошмарной заторможенности. Думы в поездах и на ведьмовских собраниях. Экспроприация и кризисы новомодных дефиниций.

                                                             ***

               Кролик с алой шерстью просочился сквозь тюремные камерные прутья. Через восемь дней он метко стрелял из револьвера, ликвидировав таким образом целую молодёжную банду.

                                                             ***

               Красный кролик бежал и прыгал, но вдруг споткнулся. Споткнулся, но не рухнул. А потом он врезался в фонарный столб.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 81 просмотр
Нравится
Комментарии (2)
DaraFromChaos # 28 ноября 2018 в 23:05 +1
Всадник, направлявшийся искупать коня бледного, одним взмахом серпа скосил головы собравшихся войск.
Молодец, по всем проехал асфальтовым катком )))))
Александр Стешенко # 29 ноября 2018 в 09:10 +1
Медовый оргазм красного кролика... )))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев