fantascop

Марс атакует или Секретный генерал и психосолдаты

в выпуске 2015/11/23
5 июня 2015 - Михаил Бочкарев
article4826.jpg

На диване лежать было удобно и необычайно приятно, но я все-таки встал. С большим трудом. С большим трудом добрел я до ванной и, разлепив глаза перед зеркалом, уставился на свое изможденное лицо. Стекло зеркала было все в матовых точках оставленных испарившейся забрызгавшей его водой и сквозь эти хаотичные пятна лицо мое выглядело еще более подавленным и унылым.

Надо бриться.

Я намылил щеки маленьким розовым обмылком и принялся скрести по ним давно затупившейся безопасной бритвой. После я умылся, почистил зубы и зевая побрел на кухню курить. 

Не обнаружив ни одной целой сигареты среди кучи разбросанных по всей кухне пачек, я тоскливо открыл дверцу холодильника и уставился в него, почесывая щеку. Холодильник был пуст. Нет, конечно, кое-что в нем все-таки было, но продуктами этими (если это вообще можно было назвать продуктами) питаться было бы в высшей степени ошибочно, да и попросту глупо. 

На верхней полке лежала почерневшая и сморщенная, как мумия Тутанхамона, крошечная морковка, а рядом с ней покоился, изогнувшись  пирогой, тонкий ломтик сыра, который за время своего пребывания в холодильнике успел стать целым миром для разросшейся на нем плесени. Вскрытая банка шпрот содержала скукоженный трупик безголовой рыбки, источая запах смрадного тлена. Я брезгливо задвинул её в глубь холодильника. Ниже стоял полупустой пакет прокисшего еще на прошлой неделе молока и пол-литровая стеклянная банка с убогой, местами порвавшейся  этикеткой, на которой было написано «Солянка по-славянски». 

Содержимое банки выглядело на столько ужасно, что пожалуй подходило под сравнение лишь с тем, что люди оставляют в уборной съев накануне незрелых слив. И, самое удивительное, я никак не мог вспомнить, как ко мне в дом попала эта солянка. Кто мог такое приобрести? Разве что в горячечном бреду человек  смог бы додуматься купить сей продукт.

Я закрыл холодильник, и именно в тот самый момент, когда дверца соприкоснулась с корпусом охладительного аппарата, в моей прихожей раздался звонок.

Я, по правде сказать, никого не ожидал сегодня, да и был не одет для приема гостей, и первой моей мыслью было вовсе не открывать дверь, потому как сразу я понял, что это наверняка кто-то по ошибке нажал на кнопку моего звонка.

Но минуту спустя звонок раздался снова, и на этот раз он был возмутительно требовательным, наглым, и раздражающе длинным. Я двинулся к двери и, решительно крутанув засов, открыл дверь.

Н лестничной площадке стоял человек в черном, и видимо очень дорогом костюме. В руках он держал желтый конверт.

- Вам кого? – раздраженно спросил я.

Человек внимательно осмотрел меня, и хоть я и был виден ему лишь наполовину высунувшимся из-за двери, меня вдруг пронзило ощущение, будто стоял я перед ним совершенно голый и униженный как больной на приеме у венеролога.

- Вас! – ответил он уверенным, твердым как гранит голосом.

- Э-эээ… меня? – я изумился.

- Вы Семен Поликарпович Рамс? – сказал он скорее утвердительно, нежели вопросительно.

- Я.

- Разрешите пройти, - и с этими словами он, оттеснив меня вместе с дверью во внутрь квартиры, нагло проник в мою прихожую, но ни на секунду там не задержался, а уверенно прошел в комнату, прямо в обуви, и встал около окна.

- Простите, - опешил я, - вы собственно кто такой?

Но на мой вопрос он не ответил, а протянул мне конверт и сказал:

- Прочтите!

Я, как был в одних трусах, взял конверт,  интуицией своей предчувствуя катастрофу, порвал его  и достал сложенный пополам листок. Развернув бумагу, я прочел следующее:

Уважаемый Семен Поликарпович!

Извещаем вас о том, что сего числа (девятого июля две тысячи пятого года) вы назначены главнокомандующим секретной армии космического президентского батальона психофобных бойцов белых беретов. И немедленно должны прибыть с подателем сего в генеральный штаб секретной армии,  для проведения подготовки, необходимой для ведения военных действий против марсианских захватчиков.

Гненерал секретной армии Российской Федерации Двужуков Е.Е.

Сама бумага была выполнена с отменным канцелярским изяществом и вкусом. Сверху листа был мастерски перфорирован российский герб, а по дуге его огибала летящая ракета.

- Что это? – изумился я, - Шутка?

Человек в костюме скептически посмотрел мне в глаза, после чего повернувшись к окну слегка отодвинул занавеску и взглянув куда-то вниз безжалостно произнес:

- Одевайтесь! Через пять минут я жду вас у подъезда.

Он вернул занавеску на место и более не глядя на меня, направился к выходу. Хлопнула дверь и я остался один.

Что это такое? Что делать то? Даже если это не шутка, то ведь и правдой быть никак не может, -нервно подумал я, - хотя бы даже потому, что в марсианских захватчиков я еще готов поверить, но вот в то, что меня назначили главнокомандующим секретным батальоном – никак.

Мне 37 лет, я холост, высшего образования у меня нет, в армии я не служил по причине болезни желудка, ничем особенным никогда не выделялся, учился плохо, часто и неумеренно пью, и к тому же я сегодня ничего еще не ел…

Но с другой стороны мне вдруг стало до жути интересно разоблачить этого наглого типа в костюме, которого я прозорливо начал подозревать агентом передачи «Скрытая камера». Ведь если это так, и меня ни с того ни с сего угораздило попасть под взгляды скрытых объективов, то с этого вполне можно было бы что-то поиметь, в смысле материальной награды. А потому я наскоро оделся, выпил из-под крана холодной, противной на вкус, воды, от которой у меня тут же началась икота, и побежал по лестнице вниз на встречу своему негаданному счастью.

Тип в костюме, как и обещал, ждал меня у подъезда. Он усадил меня в огромный черного цвета автомобиль с тонированными стеклами и мы поехали скрепя шинами по асфальту, под пристальные взгляды вечно сидящих во дворе старушек. Икота мучившая меня пока я спускался по лестнице, теперь прошла и я иногда громко бурля сырой водой в пустом желудке, сидел молча в предвкушении разгадки и приза за причиненные мне неудобства.

Всю дорогу мой утренний гость молчал и смотрел на мелькающие за окном городские улицы. Машину вел шофер, такой же молчаливый и пасмурный, а я все пытался, ненавязчиво обшаривая глазами внутренности салона, отыскать маленький глазок камеры. Впрочем, это мне не удалось, но зная современное развитие технологий, я и не удивлялся. Современная техника дошла до того, что снимает в режиме реального времени развитие зародыша, что уж говорить о простой скрытой камере, размер которой может быть с булавку.

Однако меня насторожил тот факт, что машина проехав по Никольской улице беспрепятственно въехала в ворота Кремля и замедлив движение подкатила к одному из зданий с черными дверьми. Тип в костюме вышел из машины и, повернувшись ко мне, попросил следовать за ним. Я, испугавшись, сам не зная чего, поспешно вылез и покорно пошел следом. Встречавшаяся на пути охрана также беспрепятственно пропускала нас, даже не спрашивая документов, а лишь почтительно отдавая честь моему провожатому.

Наконец мы подошли к дверям лифта и мой утренний визитер, достав из кармана какой то миниатюрный предмет, прижал его к панели на стене. Двери открылись, и он взглядом приказал мне войти в кабину. Сам он зашел следом и также приложив к панели в кабине свой хитроумный ключ, набрал комбинацию цифр на маленьком дисплее слева. Двери закрылись и кабина лифта беззвучно, но очень быстро, о чем мне явственно просигналил мой больной желудок начала опускаться вниз.

Лифт ехал долго, и я пытаясь подсчитать сколько с такой скоростью и за столь длительное время можно проехать этажей, ужаснулся получившейся в моей голове цифре.

- Неужели это правда? – спросил я пересохшим горлом, и побледнев посмотрел в сторону таинственного человека.

Тот лишь едва заметно кивнул, но весьма возможно, что мне это только показалось, так как именно в этот самый момент лифт резко остановился и, не медля ни секунды распахнул двери.

Мы вышли и попали в огромных размеров зал. От самого порога лифта шла красная ковровая дорожка и в самом её конце я, прищурившись, разглядел стол, за которым сидели двое.
Мой провожатый, поравнявшись со мной, повел меня к этому столу.

Уже на подступах, когда до сидящих за столом оставалось каких-нибудь пятьдесят шестьдесят шагов, я панически узнал одного из них.

Это был президент. Он сидел в точно такой же собранно-расслабленной позе, положив руки на стол, в какой его обычно показывают по телевизору в новостях. Второго я никогда в телевизоре не видел, но почему-то сразу понял, что человек этот очень влиятельный и авторитетный.

 Второй был одет в мундир с генеральскими погонами, а рядом с его ладонями, размером с медвежью лапу, лежала зеленая фуражка. Сам его вид поражал своей колоритностью и в нем чувствовалась харизма героического человека прошедшего тяжелые испытания судьбы. Он был абсолютно лыс, у него не было ни усов, ни бороды, зато лицо его вертикально пересекал чудовищный шрам. Шрам этот поразил его лицо слева, начинаясь от самого темечка, он пересекал его левый глаз по центру и заканчивался на подбородке искажая своей траекторией его мужественные губы. Левый глаз был закрыт и закрыт он был явно навечно. 

Однако шрам этот, как ни удивительно не делал лицо этого человека отталкивающим и неприятным хотя, конечно же, и красоты ему он не добавлял.

Мы приблизились к столу, и я поймал себя на мысли, что как загипнотизированный рассматриваю шрам незнакомца. Он это тоже заметил и вдруг неожиданно добродушно улыбнувшись сказал:

- Было дело.

Я, будто очнувшись, заморгал глазами и хотел было извиниться, но вместо этого  только тихо прошипел что то, тут же оборвав себя. Мой речевой аппарат, видимо еще не адаптировался к произошедшим со мной событиям, и подчиняться мне отказался.

- Да вы не нервничайте Семен Поликарпович, - добродушно сказал президент и встал со своего кресла. Он протянул мне руку и я, словно во сне, пожал её своей дрожащей ладонью. Рукопожатие президента было крепким, и вовсе не надменным, а скорее наоборот теплым и приветливым. Человек в мундире тоже встал и протянул мне свою лапищу. Я боязливо положил туда свою ладошку и тут же утонул в его мягких и теплых пальцах.

- Двужуков Еремей Ермолаевич - генерал секретной армии,- представился он.

- Рамс Семен Поликарпович, - пропищал я.

Президент и генерал сели на свои места, а я остался стоять перед ними, так как сесть мне было некуда, да я бы и не осмелился присесть, имея такую высочайшую аудиенцию.

- Вы, наверное, шокированы нашим сообщением? – спросил Еремей Ермолаевич и взглянул на Путина, весело сверкнув глазом, - но ничего, сейчас мы вам все объясним, и вы, надеюсь, успокоитесь и примете для себя правильное решение относительно нашего предложения.

Я хотел, было ответить, что всецело согласен с этими словами и полностью их разделяю, как вдруг в животе у меня пронзительно заурчало, и звук этот троекратно увеличенный акустикой зала, взметнулся к потолку и обрушился на двух чиновников высочайшего ранга жалобно-истошным воплем пойманного в капкан зверька. Тут я увидел как у президента удивленно  расширились глаза, а генерал рефлекторно вздрогнул и поежился.

- Из..из…вив.. и…вините – начал заикаться я, - так вышло… так получилось, что я не ел давеча… пил воду… из под крана… и вот… - я развел руками и жалобно уставился в пол сгорая от стыда.

- Ну комунальщики! – вдруг злобно произнес Путин, - Я им покажу как народ травить!


Да мы вас сей же момент накормим, - добродушно улыбнулся генерал Двужуков, и от его слов в теле моем на мгновение разлилось что-то теплое и приятное, как если бы я залпом выпил стакан портвейна.

- Накормим, накормим, - заверил президент, - но сначала о деле. Это много времени не займет, а я пока распоряжусь.

Он достал из верхнего кармана пиджака серебристую авторучку и, провернув колпачок, сказал в неё. 

- Обед на четыре персоны по форме двенадцать в комнате для гостей.

Тем временем меня кто-то легко тронул за плечо. И я, испуганно обернувшись, увидел своего давешнего провожатого в черном костюме, о котором я уже и думать забыл. Он же, где-то раздобыл стул, поставил его передо мной и жестом пригласил сесть. Я сел, а он, молча и бесшумно удалился по ковровой дорожке в направлении лифта.

- Итак, - начал генерал, - для начала вам следует знать, что в обозримой нам галактике люди не единственный вид разумных существ. Нам это известно давно, и по понятным причинам правительство не разглашает это всенародно во избежание паники. Но я думаю, вы посещали кинотеатры или смотрели фильмы по телевизору, в которых данная тема затрагивалась неоднократно и потому повторяться не стану. 

Я кивнул.

- Отлично. Теперь конкретика, - он сделал долгую трагичную паузу, и собравшись сухо и жестко произнес, - Марсианские полипы угрожают земле войной! 

Тут я заметил, как тревога подернула его правый глаз. Он говорил без толики юмора, абсолютно серьезно.

- Но война эта, - продолжал он, - имеет совершенно иной характер и не имеет ничего общего с войной в её земном понимании. Дело в том, что марсианские полипы собираются уничтожить весь человеческий род одним махом, весьма хитроумным и в то же время коварным, безжалостным образом.

- Как известно, - продолжил его мысль президент, - человек напрямую зависит от солнечной энергии, без солнца человечество погибнет за очень короткий срок. Никакие технологии не в силах поддерживать жизнеобеспечение планеты в условиях отсутствия светила.

Я снова утвердительно кивнул.

- Марсианские полипы, существа иной природы. Им абсолютно все равно, какова удаленность их планеты от солнца, они живут за счет концентрации психоволн излучаемых интроспектральными ластодифузоидами, населяющими вакуум вселенной. И они решились на жуткий для всего человечества шаг. Они продублируют орбиту земли относительно Солнца с пятидесяти процентным отклонением  таким образом, что сама планета Марс полностью и навсегда скроет от Земли светило…

- Грубо говоря, - перебил Путина генерал Двужуков, - вместо солнца землянам будет виден лишь черный круг планеты  Марс, затмевающий половину неба.

Я вдруг невольно представил себе эту картину и ужаснулся. Прямо апокалипсис какой-то.

- Но что же делать? – спросил я и голос мой дрогнул.

- Вот это совершенно правильный вопрос, - обрадовался генерал и подмигнул мне здоровым глазом, - тут-то и пригодятся ваши способности.

- Мои способности? - не понял я.

- Вы и сами не подозреваете, какими способностями обладаете, Семен Поликарпович, - сказал Путин и в его голосе я почувствовал уважение к своей жалкой персоне.

- Не подозреваю, - честно ответил я. Из всех своих способностей я бы выделил, пожалуй, только способность долго беспробудно спать, долго беспробудно пить, лень и не желание работать, если это конечно можно было назвать способностями.

- Ваш мозг способен концентрировать психоволны и осуществлять изменение консистенции уплотнения пространства в ту или иную сторону!

- Чего? – не понял я.

- Проще говоря, вы можете воспрепятствовать марсианским полипам осуществить уничтожение всего живого на земле.

- Но как? И почему я?

- Это не столь важно, - генерал махнул рукой и придвинулся ближе ко мне, - Вы и еще две сотни психобойцов направив мощь своего разума во вселенную, станете непреодолимым барьером для марсианских полипов. Эта война будет сложной и продолжительной, но мы верим в победу и знаем, что в этой схватке одержим верх!

Я, вылупив от изумления глаза, смотрел то на президента, то на генерала и решительно ничего не понимал. Что я должен был делать? Какая схватка? Какие психобойцы? Какие полипы?

- Но что же конкретно мне нужно делать?

- Вы должны, - медленно начал генерал, - всегда и везде, и днем и ночью, и зимой и летом в болезни и здравии, должны думать!

- Думать?

- Да, думать только об одном.

- О чем?

- Вы должны думать и хотеть лишь одного, что бы Марс не смог осуществить свой план, что бы он ни на йоту не приблизился к орбите Земли, и что бы он никогда не закрыл от нас Солнце!

- И все?

- Вы полагаете этого мало? – изумился генерал, - Ваш разум настолько силен, что этого будет больше чем достаточно. Да еще к тому же одновременно с вами об этом будут думать две сотни таких же паронормальных психобойцов! Полипам ничего не останется, как сдаться, а мы тем временем разработаем ультра - синзитивное оружие и истребим их! К сожалению, наше оружие, пушки, автоматы атомные бомбы, генные вирусы и прочие средства поражения противника им не страшны…
 
- Пытаться убить марсианского полипа, - перебил президент генерала, - при помощи пулемета, примерно то же самое, как мечтать причинить человеку смертельную рану, кидаясь в него шелухой от семечек.

- Но я думал, что мне придется лететь на Марс, сражаться как настоящему солдату! - во мне вдруг проснулся дух героизма и я почувствовал себя готовым на все ради спасения Земли. 

- Ну что же, раньше люди дрались дубинками, потом придумали лук и стрелы, затем мушкеты и ружья и так далее, далее, далее… И с каждым годом все более изощренными становились методы и орудия войны, современными учеными созданы тысячи истребителей и ракет, способных в одночасье уничтожить всю нашу планету и человек полагал, что угрозы бояться ему неоткуда, ан нет! Нашлись силы и ударили нам под дых, но и мы не лыком шиты!

- Итак, готовы ли вы послужить отечеству в частности и планете в целом? – генерал произнес это так торжественно, что я, не удержавшись от переполнявших меня чувств, встал и, приложив ладонь к виску ответил:

- ГОТОВ!!!

В этот момент в зале со всех сторон загремел российский гимн, и президент с генералом тут же поднялись со своих кресел. Мы стояли и слушали великую музыку и я чувствовал что желудок мой звучно подпевает, вторя мелодии, но музыка была настолько громкой что слышал это только я сам.

Потом меня проводил в комнату для гостей мой утренний гость в костюме, который узнав о том что я безоговорочно согласен принять на себя командование психобойцами, пожал мне руку и обнял по отечески. Звали его Дмитрий Чемерзяк, он был майором секретной службы, ходил под покровительством самого Еремея Ермолаевича Двужукова, и искренне любил родину. 

Все это он рассказал мне за столом в комнате для гостей, где был накрыт стол. В тот день я наелся и напился так, что смутно помню дальнейшее проистечение событий. Так как вся еда и питье были за госсчет, и платить ни за что естественно было не нужно, мой организм сам собой вместил в себя столько всего съестного и алкогольсодержащего, что окончание вечера я не помню вообще.

Дома я проснулся в обнимку с двухлитровой бутылкой водки «Пшеничная». Я встал и тут же изрядно отхлебнул из нее. Потом конечно еще и еще. А потом я вышел на улицу, и бродил, там распивая остатки с местной алкашней, и снова был вдрызг пьяный. Пил я так несколько дней. Вероятно от счастья что я, казалось бы никчемный член общества, вдруг оказался так востребован, так нужен, но и от горя что свалилось на всех моих планетарных собратьев в лице мерзких марсианских полипов.

Помню ночью, но не помню какое уже это было число, я стоял во дворе дома и кричал что спасу всех от нашествия марсиан, но люди мне не верили, и пытались забросать чем-то похожим на просроченные фрукты. Кто-то из особо недоверчивых жильцов умудрился вызвать милицию и меня забрал патруль.

Милиционеры тоже попались на редкость тупые и никак не хотели поверить в то, что я на самом деле главнокомандующий секретными войсками психобойцов, и что мы предотвращаем гибель нашей планеты от рук или уж не знаю чего, от щупальцев марсианских полипов. Они меня больно избили и два дня продержали в карцере.

На мои угрозы, что я знаком с самим президентом они только, глупо ухмылялись и называли меня спившейся скотиной. Ничтожества! И этих людей я должен спасать?
Но делать нечего и я каждый день исправно думаю о том, что бы Марс не закрыл от нас солнце, и что бы планы полипов никогда не сбылись. Я хожу по улицам и непрестанно думаю об этом. Иногда я забываю бриться по несколько дней к ряду, не меняю белья и одежды, потому что мой мозг занят более глобальными мыслями.

Люди смотрят на меня кто с жалостью, кто с отвращением полагая, наверное, что я бомж или простой алкаш. Они даже не догадываются о том, что живы только благодаря мне! Насекомые! Я - Генерал Секретных Войск, имевший аудиенцию с самим президентом и знающий тайну такой стратегической важности, информация о которой, просочись она вдруг с СМИ, наведет панический страх и неконтролируемый ужас! Я вынужден и днем и ночью оберегать вас! 

Да я пью! Я заметил, что алкоголь удивительным образом стимулирует мой мозг к думе и построению космического щита. Но ведь все это ради вас жалкие двуногие обезьяны, мечущиеся меж друг другом с одной лишь целью - отхватить себе кусок пищи пожирнее, самочку помясистей и цветных тряпок подороже! Приматы! 

Но я все равно буду оберегать ваши жалкие шкуры, потому что жизнь защитника отечества трудна, а жизнь защитника планеты тяжелее во сто крат! Но это не просто жизнь – это долг!!!

Как-то я пытался зайти по приятельски в Кремль, но меня не пустила охрана. Невежи! Хотя я им простил это. Кто они и кто Я?...

Откуда им, сторожевым шавкам знать, что я на самом деле генерал? Просто генерал я секретный, да такой секретный, что им такая секретность и в самом жутком кошмаре не привидеться.  Ну ничего, скоро президент вспомнит обо мне и моя жизнь наладиться. А пока я буду думать что бы Марс не смог осуществить свой план, что бы он ни на йоту не приблизился к орбите Земли, и что бы он никогда не закрыл от нас Солнце!


И как видите не закрыл. И не закроет! А кому вы за это должны быть благодарны?

Похожие статьи:

РассказыПобочные эффекты

РассказыМиниатюры.

РассказыЗелёнка, будь че!..

РассказыОтрывок из космической опупеи под кодовым названием "Населена роботами"

РассказыУлыбка Вселенского Супергалактического Архидьявола

Рейтинг: 0 Голосов: 0 614 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий