fantascop

Однажды в сказке

в выпуске 2018/09/03
23 августа 2018 - Мягкая Ирина
article13317.jpg

Маг придирчиво оглядел вытянувшегося перед ним в струнку юношу. М-да, послали же боги ученичка: тощий, нескладный, лицо простодушное, как у обычного деревенского увальня. И способностями не блещет. Ну да что ж поделать, придется работать с тем, что есть.

− А теперь, Роллак, расскажи мне про войну с Шелетаром, − строгим учительским тоном потребовал Затриах, кляня про себя тот день, когда он подобрал с улицы мальчишку, неумело пытавшегося залезть в карман к магу. Стоило отдать его городской страже.

− Шелетар был черным магом, захватившим обе южные провинции, − часто моргая голубыми глазищами, затараторил Роллак. Хотя бы на память малец не жалуется. Ну и конечно, душа у него чистая, а большего от ученика Затриаху и не требовалось. − Семеро великих чародеев вступили в битву с Шелетаром сорок лет назад и победили некроманта, освободив захваченные им земли. Двое из них погибли в битве.

− Хорошо, молодец, − устало похвалил Затриах. − А что такое Черный Гримуар?

− Книга самых могущественных заклинаний, написанная Шелетаром. После его гибели книгу хранил Анорат, самый сильный белый маг, а когда и он помер, то Гримуар похоронили вместе с ним, чтобы он не попал в дурные руки. Светлые маги пытались уничтожить книгу, но она так переполнена силой, что ни огонь, ни железо, ни магия не могут причинить ей вреда, − мальчишка договорил и преданно уставился на учителя, как щенок, выполнивший трюк и ожидающий похвалы. Юнец раздражал Затриаха до зубовного скрежета, так что маг был просто счастлив отправить надоеду на невыполнимое задание.

− Верно, все верно. А теперь, как мы и обсуждали, тебе нужно принести Черный Гримуар мне. Гробницы не стоят вечно, такому артефакту нужна более надежная защита, − Затриах постарался, чтобы в его голосе звучало смирение с толикой гордости. − И кроме меня некому взять на себя это бремя.

− Учитель, − Роллак замялся. − А может, мы пойдем вместе? Если в гробнице уже столько лет хранится такая сильная штука, значит, вынести ее непросто. Я боюсь, что у меня не хватит знаний…

− Роллак, дитя мое, − маг мягко положил руку на плечо юноше. − Ни о чем не беспокойся. Разве я не дал тебе подробную карту? Разве у тебя нет схемы гробницы и ее ловушек? Это путешествие будет не сложнее, чем поездка в деревню за продуктами.

За схему с расположением ловушек Затриах отдал такую сумму чистым золотом, что в глазах темнело. Анорат, старая развалина, сам руководил строительством своего последнего пристанища, сам накладывал чары и устанавливал хитроумные волшебные ловушки. Зато все монтажные и строительные работы выполняли гномы, и в этом Анорат просчитался. План строительства должен был быть уничтожен, но гномы ничего не выбрасывают. Эти мелкие жадюги умеют выжимать золото даже из помоев.

Затриаху больших трудов стоило найти гнома-подрядчика, у которого совершенно случайно завалялась копия чертежей гробницы, и низкорослый скряга запросил за нее стоимость целого замка с полным штатом прислуги.

− К сожалению, я сейчас занят магическими изысканиями и не могу отвлечься для увеселительной поездочки, но чтобы ты не волновался, я отправлю с тобой своего… − с насеста под потолком послышалось хриплое каркание, всплеснули крылья цвета ночного неба, и на протянутую руку мага опустился крупный ворон. − Патриарха.  

***

Погода соответствовала настроению Роллака: моросил холодный дождь, лошадь по щетки уходила в раскисшую грязь и едва плелась. Патриарх сидел на луке седла и больше не выглядел таинственным сгустком тьмы, который изрыгнула сама ночь, а напоминал нахохлившуюся мокрую курицу.

И поручение было очень странным. Черный Гримуар упоминался в тех книгах, которые запоем читал ученик мага, как самый могущественный артефакт черной магии. Он хранил заклятия, способные превратить целый город в руины, а жителей этого города – в армию плотоядной нежити. Судя по рисункам, Гримуар даже выглядел зловеще: массивный том в переплете из черной кожи, украшенный только ромбовидным изумрудом, который светился, как глаз очень опасной ядовитой змеи.

Роллаку с трудом верилось, что достать такую вещь будет проще простого, как в деревню съездить. Хотя учитель еще никогда не ошибался.

Семь лет назад умер отец мальчика, мать не могла прокормить своих детей, и одиннадцатилетнему мальчишке не осталось ничего другого, кроме как попытать свое счастье на рыночной площади. Другие сорванцы-беспризорники говорили, что срезать кошель у зеваки проще пареной репы, но у Роллака рука не поднималась на чужое имущество. И первая же попытка закончилась тем, что его поймали на горячем. Мальчик ждал, что его изобьют или будут судить, но маг, в чей широкий карман он полез, предложил ему стать учеником и даже дал денег матери. Роллак никогда не забывал доброты своего хозяина и доверял ему, как преданный пес. Если учитель сказал, что Роллак сможет привезти Гримуар, значит, сможет.

Если не заблудится окончательно. Уже давно должен был показаться постоялый двор, но человеческим жильем и не пахло, да и дорога выглядела подозрительно нехоженой. Небо стремительно темнело, и меньше всего хотелось остаться сырой ночью без крыши над головой. Роллак натянул поводья, с третьей попытки соорудил волшебный барьер от дождя и развернул карту. «Вот дорога, вот трактир, − водил ученик мага пальцем по карте. − А где тогда я?»

Когда-нибудь, пообещал себе Роллак, я стану великим чародеем и изобрету карту, которая будет показывать расположение смотрящего. С такой картой никто не заблудится, и все будут благодарить меня.

По всему выходило, что юноша свернул не на главный тракт, а на проселочную дорогу. Таким образом, он срезал путь к своей цели, но остался без теплого ночлега и горячего ужина.

«Да какая разница, − хмуро чихнул Роллак, когда силовое поле лопнуло, и дождь с удвоенным энтузиазмом забарабанил по его макушке. − Переночую в лесу, может сторожку лесника найду или еще что».

Он спешился и повел коня в поводу под лесной полог, хоть как-то защищавший от потоков воды. Патриарх одарил его хмурым взглядом и лаконично прокомментировал происходящее:

− Дурррак!

− Сейчас шалашик поставлю, костерок разведу, − пробормотал Роллак и покосился на непрошенного критика. − Поджарю себе пару жирных птичьих лапок на ужин.

Между деревьями ученик мага вдруг заметил пляшущие рыжие отсветы, и Роллак решил, что надо бы проверить, кто будет его соседом по лесному ночлегу. Он привязал коня, подвесил под его угрюмую мокрую морду торбу с овсом, взвалил на плечо котомку с провизией и пошел знакомиться.

Шум дождя заглушил его шаги, поэтому Роллак увидел соседей раньше, чем они его. На прогалине между стволами тополей стояло пятеро рослых плечистых мужиков самого отталкивающего вида, а компанию им составляла девица. Роллак не мог толком разглядеть девушку, но судя по ее воплям, она была их гостьей недобровольно.

Юноша уже собирался с воинственным криком броситься в кольцо неприятеля и защитить красавицу (конечно, в его воображении она была красавицей) мечом и магией, но у пленницы оказался еще один защитник. Из-за ее спины меховой молнией прыгнула большая белая кошка, в четыре удара когтистых лап расчертив рожу ближайшему разбойнику. Кошка вела себя довольно странно. У этих хвостатых довольно незатейливая тактика боя: впиться передними лапами во врага и полосовать его сильными ударами когтей задних лап. Если бы мохнатая защитница так и поступила, ей мгновенно свернули бы шею, но кошка не оставалась на одном месте ни на мгновение, она уворачивалась от пинков и ударов, бегала по телам и лицам разбойников, как безумная белка по сосновым стволам.

Нападать со спины на неподготовленного соперника не только подло, но и умно, поэтому Роллак утешил свою совесть, за секунду до удара выпалив: «Защищайся!» Меч упруго вошел в спину, прикрытую только рубахой и кожаной безрукавкой, и бородатый тип повалился навзничь.

Роллак ошалело смотрел на меч, труп, кровь, медленно смываемую дождем, и понял, что сейчас его самым нерыцарским образом стошнит.

− Дурррак! Берррегись! − прокаркал Патриарх, пролетев над головой Роллака и впившись когтями в лицо бандита, нацелившегося на ученика мага. Юноша переборол дурноту и произнес заклинание, вскинув руки. Разбойников разметало по кустам и выбираться из них они не спешили.

− Бежим! − Роллак схватил девушку за руку. Ее светлое платье было разорвано до самого подола, но она почему-то − видимо, от шока − стискивала только ворот у горла.

− Моя лошадь здесь, − вдруг метнулась в сторону спасенная девушка. Мышастая кобылка оказалась привязана всего в нескольких шагах от коня Роллака, но стояла так тихо, что молодой маг ее и не заметил.

Они бесконечно долго трусили под ночным дождем, не решаясь ни остановиться, ни пустить лошадей вскачь в темноте, пока впереди не запахло дымом и скотным двором. За опушкой леса оказалась маленькая, на полтора десятка дворов, деревенька.

Роллак договорился о ночлеге, а спасенная девушка скрылась за конскими боками, переодеваясь. Незнакомцев в дом не пустили, зато разрешили переночевать на сеновале и завести лошадей в пустые стойла в коровнике.

− Береника, − запоздало представилась спутница. Роллак назывался и немедленно покраснел. На воображаемую красотку девушка совершенно не походила, но была весьма миловидна даже в нынешнем растрепанном виде. У ученика мага было не слишком много возможностей приобрести навыки общения с прекрасным полом, поэтому он придерживался своей тактики обхождения с привлекательными дамами: смущался, краснел и неразборчиво бормотал ерунду, пока девушка не исчезнет с горизонта. Увы, на этот раз его красноречие подвело – Береника и не думала исчезать. Более того, она укладывалась спать в каком-то полуметре от Роллака!

Юноша решил, что в такой нервной обстановке он не сможет уснуть, и будет всю ночь пялиться на пыльные балки под потолком, слушая мягкие прыжки мышкующей кошки, но тепло соломы под спиной и шорох дождя по крыше убаюкали его быстрее, чем он успел додумать эту мысль.

− Я была воспитанницей госпожи Тревзоры, − рассказывала Береника по дороге. Утром умытая и расчесанная девушка разбудила своего спасителя и предложила позавтракать. Она успела купить у селян несколько вареных яиц, молока и ковригу свежего хлеба, в сумках нашлись сыр и копченая грудинка, так что завтрак вышел отменным. Поев, Роллак достаточно осмелел, чтобы рассказать, что он едет по поручению своего учителя, великого мага Затриаха, к гробнице Анората, а Береника в свою очередь поведала о своих планах.

− Госпожа недавно умерла, поэтому я еду к ее другу в Ставнель, госпожа сказала, что он позаботится обо мне.

Ставнель – крупный портовый город в двух днях пути от этой деревеньки, прикинул Роллак. И почти по дороге к гробнице.

Ученик мага начал было заверять девушку, что проводит ее и удостоверится в ее благополучии, но тут же оборвал себя.

− Тревзора? Великая белая волшебница, которая участвовала в походе на некроманта Шелетара? − припомнил он уроки истории.

− Да, только это было очень давно, − кивнула Береника. − И уже тогда она была не молода.

− И ты ее ученица? − с ноткой зависти произнес Роллак. Конечно, он гордился своим учителем, но Тревзора была живой легендой. Теперь, наверное, ее можно называть просто легендой.

− Нет, что ты, − замотала головой Береника. Ее черные кудри заплясали в солнечных лучах, и Роллак почувствовал, что снова начинает краснеть. − Я не умею колдовать, зато неплохо разбираюсь в травах и болезнях коров.

Смущение тут же покинуло Роллака.

− Великая чародейка обучала тебя врачеванию скота? − поразился он.

− Не смейся! В деревне корова – это половина хозяйства, а тех, кто умеет их лечить, селяне очень ценят.

Роллаку вдруг стало очень легко общаться с Береникой. Девушка, которая разбирается в коровах и гордится этим, не способна вызывать привычную для юноши волну удушливого стеснения.

− А это Герцогиня Мягколапская, − Береника представила Роллаку свою кошку. Здоровенная белая зверюга с царственным видом возлежала на седельных сумках. − Это кошка госпожи Тревзоры, я не могла оставить ее.

− Патрррриарррх, − ворон назвал свое имя и оценивающе посмотрел на девушку сначала одним глазом, а затем другим.

Береника потянулась, чтобы погладить птицу по жестким перьям, и Роллак – совершенно случайно! − скользнул взглядом по вороту ее рубашки. Ниже ее ключиц мелькнул какой-то амулет, но девушка тут же выпрямилась, и медальон скрылся за высоким воротом. Ворон увернулся от непрошенной ласки и взлетел, отправившись по своим делам.

Два дня в седле не прошли для ученика мага незамеченными. Он осознал, какой легкой и изнеженной была его жизнь в магической башне, без экстремальных физических нагрузок. Он едва сполз со спины своего коня и понял, что ехать дальше совершенно не в состоянии: от поясницы и ниже все болело, горели натертые внутренние части бедер, а уж что творилось с самыми чувствительными местами! Роллак едва удерживался от того, чтобы не придерживать их при ходьбе.

Береника объявила, что до завтра стоит отдохнуть. Она не испытывала видимых неудобств, но не могла даже смотреть на своего спутника без жалости. Они как раз остановились в селе Белогорном. Гор поблизости не было, зато село с трех сторон окружали крутые холмы, на склонах которых паслись овечьи стада, а главная, она же единственная, улица села шла параллельно широкой реке Чешуйке.

Белогорное было в не в пример крупнее первой встреченной ими деревеньки, так что путникам не пришлось коротать ночь на сеновале: нашелся и постоялый двор, и свободная комната в нем. Роллак с оханьем дошел до своей кровати и рухнул на нее ничком, отказавшись даже от ужина, а Береника подхватила полотенце и заявила, что намерена искупаться в реке, раз уж погода позволяет. Роллак хотел было проводить ее, но не нашел сил, чтобы поднять голову.

Ученик мага проснулся до полуночи и понял, что он один в комнате. Сумка Береники так и осталась стоять на кровати в том же виде, в котором ее и бросили. Роллак обругал себя за то, что отпустил девушку одну. Он кубарем сбежал по скрипучей лестнице в обеденный зал трактира, который на ночь становился общей спальней для постояльцев победнее. Хозяин еще не ушел спать, так что Роллак с ходу схватил его за грудки:

− Где Береника? Девушка, что была со мной, она ушла купаться и не вернулась.

Толстяк был на голову выше и втрое шире в обхвате, чем худосочный юнец, но связываться с магом благоразумно не пожелал, отвечая как можно вежливей:

− Господин, я здесь не при чем. Ее увели деревенские. И… вам лучше уезжать, девицы все равно больше нет.

− Как нет? Куда ее увели?

− У нас в холмах живет дракон. Не сильно лютует, даже малехо подсобляет. Когда лыцарь Миросев с его благородьем графом полаялся, захотел разграбить да сжечь Белогорное, чтоб значит, силушку молодецкую графу показать. А дракону где потом овец брать, ежели наших не будет? Он токмо раз дунул-плюнул, да и спалил половину разбойников лыцаря, а остальные посбегали, кто куда…

Роллак побагровел, отчасти от гнева, отчасти от натуги. Он силился приподнять упитанного трактирщика, но скорее сам приподнялся бы над землей, чем оторвал от нее рослого мужика.

− При чем здесь дракон? Где Береника? − взревел ученик мага.

− Я к тому и веду. Надысь заявился дракон в деревню и повелел к закату доставить ему в логово девицу, молодую да непорочную. Наши бабы, ясен день, в рев ударились, кое-кто мигом от непорочности избавился, другие принялись в былых грехах каяться. Позор пережить можно, а драконью пасть – нетушки. Уж сколько свадеб на той неделе будет – страсть, полсела переженится, ежели женихи из-под стражи не посбегают. А тут вы с вашей кралей заезжаете, молодая она да на вид свежая. А уж непорочная или нет, как дракон-то проверит? Вот и отдали ее на закате чудищу.

Роллак сел. Только по счастливой случайности рядом оказался колченогий табурет, иначе ученик мага приземлился бы прямо на некрашеные доски пола. Минутку он посидел, размышляя над превратностями судьбы, затем принял решение, встряхнулся и почти не дрожащим голосом потребовал:

− А ну живо рассказывай, где логово дракона!

Трактирщик помялся, но решил, что дракон сам избавит его от докуки, и подробненько все рассказал.

− Скоро вернусь, − менее уверенно пообещал Роллак. − Чтоб не смел сдавать мою комнату до завтрашнего полудня!

На улице ученик мага увидел Патриарха, безмятежно сидящего на березке.

− Ты, разбойник пернатый! − накинулся на него Роллак. − Почему не разбудил меня, когда увели Беренику?

− Что тебе до нее? − прохрипел ворон. − Нам поррра к гррробнице Анорррата ехать.

− Сначала я схожу к дракону, вдруг еще можно ее спасти.

− Дурррак! − ворон разволновался. − Сам помрррешь и мастеррру Гррримуар не верррнешь!

− Не могу я ее бросить, − упрямо тряхнул челкой Роллак и зашагал по направлению к холмам. Ехать верхом он не решился, хотя ночь была ясная и дорогу было хорошо видно. Вдруг придется прятаться, куда он конягу-то спрячет? К тому же трактирщик сказал, что пешком не больше часа идти, как-нибудь доберется.

***

− Болит, жаража, − пыхнул дымом дракон. − Штреляет и штреляет. Чертов жуб, ничего ш ним поделать не могу.

− Сочувствую, − несколько натянуто сказала Береника. Она была бы искреннее, если бы больной ящер не пытался в этот момент запихать ее к себе в глотку.

− Бабушка говорила, што от жубной боли помогает примочка из непорочной девы, так што не упрямьща, полежай в пашть.

Девушка растопырила руки и ноги и служить спасительным компрессом отказывалась напрочь. Дракон был недостаточно крупным, чтобы заглотить ее в таком виде, а силком запихивать жертву в рот боялся. Он не слишком хорошо понимал, что значит «непорочная», и не хотел лишить девицу этого ценного качества, помяв ее. Ситуация сложилась патовая.

− Давай, давай, − подбодрил дракон. − А то приштупим к плану Бэ.

− И что это за план? − полюбопытствовала Береника.

− Бабушка говорила, што отвар из непорочной девы…

Тут затрещали кусты, окружавшие вход в пещеру. Из колючих зарослей малинника вывалился исцарапанный Роллак с мечом наголо.

− Вот ты и попалось, мерзкое чудовище! − выкрикнул ученик мага, не придумав ничего умнее. Дракон удивился. В его понимании попался как раз не он. Патриарх был с ним солидарен:

− Ну, дурррак! Беги отсюда!

− Никаких отваров, − вставила слово Береника. − Роллак, у этого гада чешуйчатого зубы болят, и он хочет мной их прополоскать!

− Зубы? Я знаю одно хорошее заклинание от зубной боли, − обрадовался ученик мага.

− Ты што, блаженный? − удивился дракон. − Я же черный дракон, не видишь штоли?

Роллак не видел. Лунный свет в пещеру почти не попадал, поэтому дракон казался ему огромной темной глыбой с горящими глазами, а Береника – светлым пятном.

− На черных драконов магия не дейштвует, − продолжил ящер. − Так што оштаетща только примочка. Полежай в пашть, говорю!

Юный волшебник не сразу, но сумел создать магического светлячка, и пещера озарилась голубоватым сиянием.

− Оставь ее, − храбро заявил он. − Я полезу.

− Да на кой ты мне ждалшя? − не понял дракон. − Про полежность магов бабушка ничего не говорила.

− Я посмотрю, что там у тебя с зубом, может, сумею вылечить, − голос Роллака дрожал, хотя он старался говорить уверенно и твердо. За это он был вознагражден восхищенным выражением на лице Береники. − Или вообще вырву его, у вас, драконов, зубы всю жизнь растут, новый проклюнется.

Дракон задумался. Он бы еще долго размышлял, но тут в зубе кольнуло так, что ящер взвыл:

− Делай, што хочешь, только пусть перештанет!

Чудовище положило свою огромную голову прямо перед Роллаком и распахнуло от роду не чищеную пасть. Запах сшибал с ног. Ученик мага осветил недра драконьей головы волшебным огоньком и принялся проводить стоматологический осмотр, обмирая от ужаса.

Откуда-то из-под ног Роллака выскочила белая кошка, ловко вспрыгнула на драконью губу и пробежала вдоль ряда здоровенных клыков. Она покрутилась у одного из зубов и принялась протяжно мяукать. Юноша посмотрел, на что она указывает. Между зубами торчало баранье ребро, глубоко вонзившись в драконью десну.

− Сейчас будет больно, − предупредил Роллак. − Не съешьте меня случайно, или лечение не подействует.

− Ага, − промычал дракон, обдав мага новой волной зловония.

Роллак ухватился за кость, дернул, что было сил, и кувырком вывалился из пасти монстра.

− Мня-амням, − пошлепал губами дракон. Потом пощупал челюсть лапой. Поклацал зубами.

− Не болит, − с удивлением заметил он. − Совсем не болит!

− Так мы пойдем? − спросила Береника, бочком пробираясь к выходу из пещеры.

− Ага, − радостно закивал дракон. − Я людей, вообще-то, не ем. А, нет, стойте!

Береника и Роллак замерли. Бежать от дракона бесполезно, несмотря на размеры, двигались они молниеносно.

− Бабушка говорила, что людей за помощь нужно награждать. Примета такая. Так что стойте и ждите, − дракон ловко развернулся и уполз куда-то вглубь холма, в котором располагалось его логово. Вскоре он вернулся.

− Держи, − дракон протянул Роллаку коготь, на котором поблескивало простенькое колечко. − Носи, не снимая, однажды оно пригодится.

Всю дорогу до трактира Роллак и Береника бежали сломя голову. Кто знает, что там еще бабушка понасоветовала этому доверчивому дракону?

− Ты спас меня, − тихо проговорила девушка. Роллак вздрогнул от неожиданности: она молчала с момента возвращения в таверну, утром собралась, не произнеся ни слова, и так же, молча, ехала до полудня, пока они не остановились у ручья передохнуть и напоить лошадей. Они смыли дорожную пыль перед обедом, Роллак набрал хвороста для костра, а девушка нарезала сыр и хлеб на разложенном в траве покрывале.

− Дважды, − вырвалось у ученика мага, и он немедленно обругал себя. Герои не подсчитывают количество спасений.

− Да, ты дважды спас меня, не требуя ничего взамен, − все тем же странным голосом продолжила Береника. − У тебя чистое сердце.

− Эээ… Спасибо? − не понял Роллак. Кажется, этот разговор протекает не совсем по сценарию. В рыцарских романах, по крайней мере, спасенные дамы говорят совсем иначе.

− А что ты знаешь о гробнице Анората? − вдруг сменила тему девушка.

− Ну, ее построил сам Анорат, там хранятся могущественные артефакты, которые маг не мог никому доверить, а еще в гробнице полно ловушек, − выдал почти все известные ему факты Роллак.

− Вход зачарован так, что войти может только человек с чистым сердцем и без дурных помыслов, − добавила Береника. − Моя госпожа рассказывала мне войне с Шелетаром, об Анорате и остальных магах. Она помогала строить гробницу, когда Анорат почувствовал, что скоро пробьет его час.

− Значит, я точно смогу войти, − обрадовался Роллак. − У меня чистое сердце, да и помыслов никаких нет, я просто хочу выполнить приказ учителя.

− А ты знаешь, что если попытаться вынести или воспользоваться каким-либо артефактом, то сработают ловушки?

− Да, но… − ученик мага замялся. Чертеж здания был тайной. − Мой учитель об этом позаботился, я без проблем вынесу Гримуар…

− Черный Гримуар? − Береника так резко подалась вперед, что чуть не столкнулась лбом с подбородком Роллака. − Его нельзя выносить! Это книга зла, она должна сгнить, никем не открытая!

− И сгниет, − утешил ее юноша. − Мой учитель не собирается ею пользоваться, он хочет только хранить ее у себя, чтобы никто другой не воспользовался темными знаниями.

− Ты так доверяешь своему учителю? − девушка смотрела на Роллака широко распахнутыми глазами. Глаза ее были изумрудно-зелеными и словно сияли внутренним светом, мягкие кудри, черней крыла Патриарха, обрамляли лицо сердцевидной формы, ее бледная кожа лишь слегка тронута загаром. Ну почему разговор о спасении перешел на такую мрачную тему? Роллак скользнул взглядом по ее нежным щекам, изящной шее, тонким косточкам ключиц. Умываясь, девушка распустила ворот рубахи и забыла его запахнуть, поэтому теперь амулет на ее груди был ясно виден.

Ромбовидный изумруд.

 Из кожи ниже ее ключиц выступал изумруд, ограненный в форме ромба. А на шее не было видно ни шнурка, ни цепочки. Камень просто рос на девушке.

Береника поймала его взгляд, ее ладони взметнулись к завязкам рубашки, но она тут же бросила их и с жаром схватила Роллака за руки.

− Я не понимаю, − начал он, но она перебила его.

− И не надо ничего понимать! Брось свою затею, поехали со мной в Ставнель, к другу госпожи. Он маг, ты сможешь учиться у него, он позаботится о нас обоих, − пылко шептала девушка на ухо Роллаку. − Твой учитель замыслил недоброе, Черный Гримуар для благой цели не ищут. Ну же, поехали со мной, забудь…

− На обложке Черного Гримуара такой же камень, − упрямо продолжил Роллак. − Я видел рисунки. Почему?..

− Дурррак! − прокаркал Патриарх. Он слетел со своего насеста на спине лошади и запрыгал по траве. − Но дурррак полезный!

Птица внезапно начала расти, словно вбирая в себя тени от каждой травинки, от каждого куста. Воздух загустел и поплыл, как бывает в жару над раскаленными камнями. Ворон рос, и вот уже не крылья, а черный плащ укутывал фигуру, клюв стал крючковатым носом, а бусинки глаз приобрели человеческое выражение.

Перед путниками стоял сам Затриах, и Роллак прежде не видел такого выражения на лице учителя. На его губах играла злая усмешка, а глаза светились торжеством.

− Молодец, ученик, − хрипло, словно после долгого молчания, произнес маг. − Ты все-таки достал мне Черный Гримуар.

− Достал? − тупо повторил Роллак, посмотрел на Беренику, и тут что-то щелкнуло в его мозгу. − Учитель, она и есть?..

− Да, она и есть. Вот уж не думал, что старая кошелка Тревзора способна провернуть этот фокус – наделить Черный Гримуар человеческой плотью, − с толикой восхищения протянул Затриах. − Но отменить это заклятие труда не составит, если знаешь, в чем тут секрет.

− Нет! − вскрикнула Береника. − Если вы развеете заклятие, я умру!

− Чтобы умереть, − назидательно заметил маг. − Нужно родиться. А ты создана магией, поэтому просто изменишь форму. Да и к тому же в виде Гримуара ты бессмертна, а как человек – уязвима и беспомощна. Неужели не лучше быть самым могущественным артефактом, чем бестолковой девчонкой?

− Ни за что! Я человек, − бормотала Береника, пятясь. Она вся побелела от страха и едва держалась на ногах. − Госпожа сказала, что во мне нет зла от Гримуара, я проживу свой век человеком и человеком умру, а вместе со мной умрет эта мерзкая книга. Если вы и вправду хотите уберечь ее от дурных рук, то не возвращайте Гримуар в мир, позвольте ему умереть во мне.

− Душенька, − с отеческим укором произнес чернокнижник. − Неужели ты веришь во всю эту чушь? Шелетар сам не знал, какое сокровище он создал, и не сумел им толком воспользоваться. Ну же, не упрямься, иди сюда. Нас с тобой ждут великие дела.

Маг протянул руку и тут же отдернул ее, потому что в воздухе просвистел меч Роллака.

− Учитель, − срывающимся голосом потребовал ученик. − Отступитесь. Я знаю, что в вас есть добро, прислушайтесь к…

− Дурак, − Затриах лишь слегка шевельнул пальцами, и меч рыбкой нырнул в кусты, а юноша отлетел на несколько шагов спиной вперед и распластался по стволу ивы. Маг взглянул на Беренику, и та упала ничком, скованная заклинанием.

Затриах простер руки над неподвижным телом девушки, но снова не успел начать колдовать. Герцогиня Мягколапская быстрее ветра метнулась к нему, раздирая когтями одежду и целясь в глаза. Теперь она даже не пыталась увернуться, приложив все силы, чтобы навредить магу, а то и искалечить его. Если бы чародей протянул к ней руку, то точно лишился бы пары пальцев. Но Затриах и не думал совать конечности в живую мясорубку, он лишь прищелкнул пальцами, и кошачье тельце отлетело в сторону, тряпкой рухнув на камни у ручья.

Роллак попробовал подняться, но даже вдох давался ему с трудом.

«Ребро сломано, а то и не одно, « − как-то отстраненно констатировал он. И почему он не может пошевелить ногами? Кошке, наверняка, пришлось еще хуже, но зверек упрямо пытался встать на разъезжающиеся лапы. И тут ученик мага заметил, что невзрачный камушек на драконьем кольце светится. Не просто светится, а ярко сияет белым, отбрасывая блики на рукав куртки!

Повинуясь импульсу, Роллак протянул руку с кольцом в сторону кошки. Воздух снова стал вязким и начал плавиться, как над раскаленной жаровней. Кошка встала столбиком, а затем выпрямилась во весь рост. Да нет, это уже не кошка, перед изумленным взглядом юноши стояла статная, несмотря на почтенный возраст, женщина. До пояса ее укутывал водопад выбеленных сединой до снежной белизны волос, под которым она была одета в какую-то светло-серую хламиду.

Один взгляд в сторону Береники, и освобожденная девушка кинулась ей на шею с воплем:

− Госпожа! Вы живы! О, небо, вы живы…

Замысловатый жест в сторону Роллака – и юноша вскочил на ноги. Боли в ребрах он больше не чувствовал, но не мог понять, бежали ли ему искать меч или схватиться с бывшим учителем магией? Голос здравого смысла, обычно заглушаемый им, подсказывал, что оба способа в этом случае бесполезны.

− Тревзора? − опознал гостью чернокнижник. − Но как ты?.. Ты же мертва!

− Настоящего мага это не должно останавливать, − высокомерно заметила магесса. − Затти, ты был самым непутевым учеником Анората, не зря он выгнал тебя взашей. Я бы пошла дальше и превратила тебя в курицу, чтобы хоть какая-то польза была.

Еще вчера Роллак задохнулся бы от изумления, но сегодня произошло столько всего, что еще одна шокирующая новость не привела к изменению общего эмоционального фона юноши.

− Старая ведьма, − прошипел Затриах. − Убирайся обратно на тот свет!

Он сложил ладони в каком-то незнакомом Роллаку знаке и заголосил заклинание. Тревзора внимательно его выслушала. Роллак зажмурился, но ничего не произошло.

− Мал ты еще, со мной тягаться, − констатировала старая волшебница. − И разрушить дело моей жизни я тебе не дам. Я двадцать лет творила заклинание, облекая Черный Гримуар в плоть, а потом еще двадцать лет растила сотворенное дитя. И надо сказать, она была не подарком!

− Госпожа, вы несправедливы, − надулась Береника.

− С ней столько хлопот, − вырвалось у Роллака. − То бандиты, то дракон, то книга зла… Многовато приключений за пару дней.

− Вот-вот, − поддакнула старушка. − И так с самого детства, неприятности к ней так и липнут. Но с коровами она ладит, этого не отнять.

− Кхм, − выразился черный маг.

− Ах да, ты, − вспомнила магесса и вдруг закричала. − Вернись в перья!

− Что? − не понял Затриах. − Мы еще не закончили, я обращу вас всех в прррах! Каррр!

Пахнуло озоном, ветер взметнул полы черного плаща, который на глазах становился все меньше и меньше, и вот уже не человек, а птица сидела в траве. Затриах осознал свершившуюся с ним перемену мгновением раньше, чем на него бросился Роллак. Ворон взлетел, возмущенно выкаркивая проклятия, теперь уже лишенные магической силы.

− Я была на ваших похоронах, − вдруг заявила Береника. − Как вы можете быть здесь, если я видела, как вас похоронили?

− Милое дитя, − старая дама погладила девушку по кудрям. − Я лишь проекция мыслей настоящей Тревзоры. Она вложила их в свою кошку, чтобы оберегать тебя. Что-то дало мне силы воплотиться в человеческом облике и немного поколдовать, но эта сила иссякает, теперь уже в любую минуту меня совсем не станет.

Береника залилась слезами. Роллак посмотрел на драконье кольцо: камень исчез из оправы. Награда дракона действительно пригодилась в самый нужный момент. Бабушка гордилась бы им.

− А вы, молодой человек, какие намерения имеете в отношении моей воспитанницы? − сурово спросила тень Тревзоры.

− Я хотел проводить ее и убедиться, что с ней все в порядке, − честно ответил Роллак.

− Еще хочешь? − прищурилась старушка.

− Да. Я о ней позабочусь, − кивнул Роллак и расправил плечи. Береника улыбнулась ему сквозь слезы, и ученик мага понял, что его главное приключение еще впереди.

Похожие статьи:

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПоследний полет ворона

РассказыОбычное дело

РассказыПотухший костер

РассказыПортрет (Часть 2)

Рейтинг: +7 Голосов: 7 357 просмотров
Нравится
Комментарии (8)
Славик Слесарев # 23 августа 2018 в 11:09 +1
Круто. Мне понравилось!
Евгений Вечканов # 29 августа 2018 в 02:17 +2
Великолепный рассказ!
Продолжение бы прочесть!
Просто класс!
Алексей Зырянов # 29 августа 2018 в 18:28 0
Рассказ спасает, конечно, лёгкость изложения, но дракон излишне очеловечен в своей подвижности и бытовых познаниях. А угроза для Береники и Роллака и вовсе не видна, а выглядит чересчур рафинированно сказочно.
Как сказка, история очень хороша, но как фэнтези — слишком мягкое и нелогичное, а именно...
Ворон в начале подан без пояснений, к чему он нужен герою. И его превращение заставляет вспомнить момент передачи его герою от рук учителя-мага: когда успел последний воплотиться в птицу? Да и как ворон пропустил получение волшебного кольца от дракона?
Да и концовка слишком сказочно проста и быстротечна.
Мягкая Ирина # 29 августа 2018 в 22:09 0
Вы правильно поняли) Это и есть сказка. Персонажи нарочно упрощены до типажей: злой колдун, девица в беде, мудрая волшебница и простоватый главный герой. Сюжет тоже сказочный с внезапным решением всех проблем. Вообще, я этот сюжет для более детской сказки готовила, но потом подвернулся конкурс с горящими сроками, поэтому я срочно вписала требуемого ворона (по правилам конкурса он там должен был быть), добавила сценку с драконом для юмора, и получилась такая вот сказочка.
Алексей Зырянов # 30 августа 2018 в 20:37 0
Беренику бы ещё переработать так, что она бы напоминала книгу. Ведь говорят про человека, что он как прочитанная книга, так и парень должен по тексту делать такие подмечания и сравнения, чтобы в конце этот момент всплыл неожиданной развязкой.
И ещё придирочка. Кость в десне дракона заметить могли и до ученика мага. Я ожидал, что он будет лечить, а в итоге - просто выдернул кость. Придирка, конечно, слабая, но непонятки вызвало у меня такая развязка "лечения", которая заставила дракона смягчиться невероятно сильно и полезно для героя.
shelegov # 30 августа 2018 в 10:46 +2
хорошая лешкая сказочка. даже с моралью. :)
Сергей Филипский # 30 августа 2018 в 21:29 0
Интересная история. Плюс.
Игорь Колесников # 1 сентября 2018 в 18:44 0
Было интересно, поэтому плюс.
Дракон выполнил свою миссию - повеселил. Но один юмористический момент в рассказе выглядит чуждо, ведь всё остальное почти серьёзно.
Написано хорошо, но немного грязно. Повторы, лишние и неправильно употребляемые местоимения, запятые иногда не на месте. В общем-то, мелочи, но немного портят впечатление.
По логике сюжета тоже есть вопросы, но их уже задали.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев