1W

Опьяненные Луной

в выпуске 2016/12/05
18 октября 2016 -
article9529.jpg

Перевод новеллы американского писателя-фантаста
Г.Л.Ванденбурга, впервые опубликованного в ноябрьском номере журнала
Amazing Science Fiction Stories за 1958г.
ОПЬЯНЕННЫЕ ЛУНОЙ (Moon Glow) - короткий рассказ о том, какой могла
быть первая высадка американцев на Луну.


Аякс XX стал первым американским космическим кораблем, предназначенным для полета на Луну. Он кружил вокруг естественного спутника Земли в ожидании того великого дня, когда его имя должно было навсегда войти в Историю. Имелась важная причина, по которой корабль все это время оставался на орбите. Русские долгие годы заявляли, что они будут первыми на Луне.

Капитан ВВС США Джуниус Роб отдал приказ начать исследования.

Обратная сторона Луны была тщательно изучена с орбиты. Более детальные исследования предполагалось выполнить на ближней стороне земного спутника. Полученные результаты не вызывали сомнений: капитан Джуниус Роб и его отряд из четырех человек стали первыми людьми, ступившими на поверхность этого мертвого небесного тела. Русские, несмотря на их заявления, никогда не высаживались на Луну.


Аякс XX – высокий, увенчанный острым шпилем-обтекателем, своим огромным корпусом резко выделялся на фоне мрачной черноты космоса. Капитан Роб посадил его в центре огромного кратера, который они назвали «Колизеем без кресел».

Роб остался на корабле, а его отряд из четырех тщательно отобранных для этой миссии человек разбился на две группы. Три дня они работали, собирая образцы, проводя бесчисленные опыты, получая столько данных, сколько время и вес находок позволяли сделать. Капитан Роб все время следил за тем, сколько материала уже погружено, ни на минуту не забывая, о том какие сложности этот груз может им доставить при отлете домой.

К концу третьего дня Роб через передатчик скафандра связался с оставленным им экипажем, и приказал им возвращаться на корабль для получения дальнейших инструкций.

Вскоре экипаж вернулся. Люди валились с ног от усталости. Если бы кто-то поинтересовался у них в тот момент, как им гуляется по Луне, то такому человеку для начала предложили бы пару суток потаскать на себе пятнадцатикилограммовый костюм.


Хамстон – эксперт по ракетам выразил общую мысль: «С этой проклятой луковицей на голове ты настолько беспомощен, что даже не можешь стереть каплю пота. От этого любой точно сойдет с ума».

Роб проводил собрание в рубке.

- У вас есть восемь часов, чтобы закончить работу, джентльмены. Мы начинаем в 0900.

- Прошу прощения, капитан, - сказал Кингсли, молодой человек, в обязанности которого входило поддерживать радиосвязь, - но, что там с Вашингтоном? Они все еще молчат, и я начинаю думать…

- Я разговаривал с Вашингтоном час назад!

Несколько коротких радостных возгласов раздались в рубке.

- А почему вы не сказали об этом раньше? – спросил Андерсон, первый офицер.

Роб объяснил:

- Кажется, их оборудование плохо работало последние два дня, и они не могли к нам пробиться все это время.

- Как вам это нравится! – взорвался Фарнсворт, астрогатор. – Мы за триста восемьдесят тысяч километров от Земли, и наше оборудование, как не странно, работает превосходно. А они там в своих набитых электроникой лабораториях два дня не могут починить связь!

Мужчины засмеялись.

- Джентльмены, - Роб продолжал, - как вы, наверное, догадываетесь, все журналисты в стране сейчас слетелись в Вашингтон, и мне, к сожалению, пришлось общаться не только с генералом Ловетом, но и со всей этой пишущей братией.

Экипаж не мог сдержать в себе возбуждения. На капитана тут же обрушился град вопросов.

- Вы говорили с моей семьей, капитан? – спросил Кингсли.

- Я надеюсь, вы сказали им, что с нами все в порядке, капитан, - поинтересовался Фарнсворт. – Моя невеста будет помнить меня, даже если со мной что-нибудь случится…

- А что о нас говорят в стране…

- Как отреагировали русские?

- Ха! Держу пари, они чертовски злятся на нас…

- Как думаете, в армии станут возражать, если я подам в отставку?

Вопрос Кингсли вызвал бурю энергичных аплодисментов.

Капитан Роб поднял руку, призывая к тишине:

- Тише, тише! Во-первых, генерал Ловет лично пообщался с родственниками, и заверил их, что мы физически и морально здоровы. Во-вторых, я бы на вашем месте, парни, готовился принимать самые большие поздравления, которые когда-либо звучали на Земле. Генерал сказал, что полстраны съехалось во Флориду, чтобы поприветствовать нас.

- Передайте им, что мы не вернемся, - вставил Кингсли, - до тех пор, пока в Бюро туризма Флориды с нами кое-чем не поделятся…

- Кингсли, к твоему сведению, Президент объявил всеобщий выходной, так что можешь начинать писать приглашения…

- Да, - мрачно добавил Андерсон, - к черту!

Капитан Роб вслух мечтательно заметил:

- Когда мы вернемся, то вряд ли у нас будут силы участвовать в торжествах, так давайте  останемся в этом забытом Богом месте».

- Ну, уж, нет! – весело возмутился Фарнсворт, - я, лично, готов принимать парады в свою честь в любое время. И чем скорее оно наступит, тем лучше.

- И, кстати, о русских, - добавил капитан Роб, улыбаясь, - похоже, они решили отмалчиваться. Никаких заявлений с момента нашей посадки от них не поступало.

- Наверное, там за железным занавесом, среди ученых сейчас большой переполох, - заметил Хамстон.

- Интересно, как они собираются выкручиваться из этой истории? – поинтересовался Фарнсворт.

- Джентльмены! Я бы с удовольствием еще потолковал о том, что нас ждет дома, но, думаю, нам надо вернуться к делах. Впереди трудный путь домой, а, кроме того, у нас здесь осталось еще много работы.

- Как насчет сувениров на память, капитан? – спросил Фарнсворт.

Роб в задумчивости сжал губы. - Да, я думаю, без подарков на этой планете мы не останемся.

В его голосе слышалась тревога.

Кингсли поинтересовался: «Что-нибудь не так, капитан?»

Роб слабо улыбнулся.

– Да нет, все так, Кингсли. Дело в том, что у нас много лишнего груза, и, боюсь, это может создать трудности, когда придет время улетать.

Он замолчал, изучая лица команды. На них читалось разочарование.

- Но, - добавил он многозначительно, - я помню свое обещание. В конце концов, не для того мы пролетели восемьсот тысяч километров, чтобы вернуться домой с пустыми руками. Я поговорю с Хамстоном, и мы что-нибудь придумаем. Но, клянусь, это будет не просто, и «сувениры» будут первыми, от чего мы избавимся, если понадобится.

Команда осталась довольна предложением Роба, который вместе с Хамстоном покинул рубку. Когда он вновь появился, то сообщил команде, что каждый из них может взять с собой на борт не больше одного килограмма груза. Он добавил, что у них есть четыре часа, если они хотят успеть. Экипаж надел скафандры и покинул корабль.


Капитан Джуниус Роб стоял возле своего корабля. Его глаза изучали огромную круглую равнину, тянувшуюся на восемьдесят километров во всех направлениях. Далекие зубья возвышались над краями кратера, напоминая нижнюю часть медвежьего капкана.

«Луна во всем своем богатстве», кажется, так называлась та песня. «Или лучше сказать, в нищете?», вопрошал себя Роб. Ученые, как обычно, не ошиблись насчет этого места. С практической стороны, Луна была полезна не больше ракушки на дне моря. Да, они кое-что нашли: редкую растительность, и, даже, два или три действующих вулкана, которые извергали угольную кислоту так, словно это был последний выдох умирающего.

И больше ничего. Пламя Луны обратило все в мягкий безжизненный пепел.

Роб был рад, что позволил экипажу поохотиться за «сувенирами». В конце концов, здесь было не так уж плохо. Человек может оставить после себя газетные вырезки, медали, и, может быть, эти вещи произведут впечатление на его потомков. Но ничто и никогда не сравнится с подлинным кусочком Луны.

Капитан Роб старался всегда быть во всем сдержанным. За неделю до старта он давал интервью трем телекомпаниям. Один из журналистов задал ему банальный вопрос: «Почему вы хотите полететь на Луну?» Он мог ответить что-нибудь возвышенное, но вместо этого со сдержанной улыбкой ответил: «Наверное, чтобы посмотреть на ее обратную сторону».

Подобно цыпленку перебегающему дорогу, жизнь Роба была такой же незамысловатой. Однако сейчас он стоял, широко расставив ноги, позади своего огромного корабля за много сотен тысяч километров от дома. Он был первым, и имел право гордиться этим. Его имя отныне будет стоять в одном ряду с именами других первооткрывателей: Бальбоа, Колумб, Перри, Магеллан… И он – Джуниус Роб.

Экипаж, конечно, встретят как героев. Будут приемы, парады, вручения наград. Но он – Джуниус Роб был их капитаном. Это его имя впишут в учебники истории.

И ему не нужны были никакие «сувениры».

Кингсли и Андерсон вернулись первыми. Оба несли по маленькому кожаному мешочку. Уже на корабле они показали Робу их содержимое. Он осторожно осмотрел находки.

Кингсли нашел необычайно большой экземпляр местной буроватой растительности. Он оторвал от растения порядочного размера кусок и положил в сумку. «Кто знает? - пожал он плечами, - Может быть, оно у нас приживется».

- А если нет – подарим киношникам, пусть снимут его в каком-нибудь фантастическом фильме, - съязвил Андерсон.

В сумке первого офицера лежал камень из одного из небольших кратеров. Сам по себе он не представлял большой ценности, но Андерсон намеревался отполировать и вставить его в металлическую рамку.

Прошло еще четыре часа, а никаких вестей от Фарнсворта и Хамстона не поступало. Роб начал беспокоиться.

Он никогда бы себе не простил, если бы с кем-нибудь из этих парней что-нибудь случилось. Он подождал еще полчаса, а затем приказал Кингсли и Андерсону надевать скафандры и отправляться на поиски пропавших членов экипажа.

Однако поиски закончились, едва успев начаться, как только Фарнсворт показался на пороге корабля. За ним, едва ступая, волочился Хамстон.

- Что случилось? – воскликнул Роб.

Фарнсворт начал стаскивать с себя скафандр. – Я не знаю. Но, он совсем выбился из сил. Я подумал, что проблема в скафандре. Я проверил каждый его миллиметр, но ничего не нашел.

Роб склонился над ракетчиком. Хамстон смотрел на него сквозь полуоткрытые веки. Слабая улыбка застыла на его лице. Он попытался сказать, что с ним все в порядке, но с губ сорвалось лишь невнятное бормотание.

Они сняли с него скафандр и уложили на кровать. Роб пробыл с ним сорок минут. Уходя, он бросил взгляд на Хамстона, и ему показалось, что тот уже не выглядел изможденным, скорее он производил впечатление здорового человека, которому наконец-то удалось урвать минутку для отдыха.

Ракетчик уснул. Роб и остальные члены экипажа начали готовить корабль к взлету.

Аякс XX взмыл над застывшей, словно в вечном сне, поверхностью Луны.

Возбуждение среди команды росло с каждой секундой. Переключив все внимание на Хамстона, Фарнсворт совсем забыл о своей находке. Только сейчас он вспомнил о ней, открыл сумку, и продемонстрировал содержимое своим товарищам.

- Что это? – удивился Кингсли.

- Пыль! – с гордостью ответил Фарнсворт.

- Что, черт возьми, ты собираешься с ней делать?

- Возможно, ты не знаешь, но это пыль станет самой дорогой из той, что когда-либо была на Земле! Ты хоть представляешь себе, что я смогу получить  за крупинку этой пыли?

- Эй, ребята, кто-нибудь уже хочет купить пыль?

- Сувениры с Луны, покупайте сувениры с Луны!

Фарнсворт поинтересовался, что нашли Кингсли и Андерсон, и следующий час все обсуждали сделанные находки, и что они будут с ними делать на Земле.

Затем Андерсон вслух заметил:

 - А неплохо бы сейчас промочить глотку хорошим кентуккийским виски!

Роб рассмеялся:

- С полным брюхом этого напитка от тебя будет не много пользы.

- А что, идея не такая уж плохая, как кажется, капитан.

Позднее они решили проведать Хамстона, и застали его сидящим на кровати.

- Хамстон! – воскликнул Роб, - Как ты себя чувствуешь?

- Ужасно.

- Что с тобой случилось? – спросил Кингсли.

Хамстон по очереди обвел их всех долгим взглядом. Он глубоко вздохнул:

- Наверное, вам лучше узнать это сейчас.

Роб нахмурился.

– Что ты имеешь в виду?

- Мы с Фарнсвортом разделились после того как отошли от корабля километров на шесть. Мне показалось, что я увидел что-то вроде пещеры. Там могло быть что-нибудь интересное. Поэтому, я сказал Фарнсворту, что буду держать с ним связь по радио, а сам отправился туда.

- Ты нашел пещеру? – спросил Роб.

- Нет, это было просто большое углубление в стене кратера. Я посветил туда своим фонарем. Отверстие уходило вглубь метра на четыре, - он замолчал, словно не зная, что сказать дальше.

- И?

- И там я нашел кое-что.

- Ну, давай поглядим, – предложил Андерсон.

Хамстон открыл свою кожаную сумку. Предмет, который он извлек, заставил команду оцепенеть.

- Угощайтесь, господа, но, боюсь, вкус вам не очень понравится.

Он налил каждому по стопке из полупустой бутылки водки.

Похожие статьи:

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 2.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 4.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Введение. Глава 1.

ОбзорыВОРОН Эдгара Аллана По

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 3.

Рейтинг: +4 Голосов: 4 465 просмотров
Нравится
Комментарии (6)
Анна Гале # 18 октября 2016 в 15:14 +5
Спасибо за перевод! Финал позабавил )))
Андрей Галов # 18 октября 2016 в 16:05 +3
Забавный финал! crazy предчувствие его не обмануло cry
Ольга Маргаритовна # 18 октября 2016 в 16:31 +2
Сделали мы их) а я думала, что из растения на корабле вырастет монстр на обратном пути)
DaraFromChaos # 18 октября 2016 в 22:49 +4
рассказ читала в оригинале
автору плюс за труды dance
0 # 19 октября 2016 в 11:36 +3
Если не секрет, где читали? Какой-то сборник рассказов, или вы специально искали именно этого автора? Мне казалось, его имя не слишком известно, а тут, оказывается, его даже в России знают.
DaraFromChaos # 20 октября 2016 в 00:12 +1
у меня есть доступ к онлайн архиву журналов фантастики, начиная с 20-х гг.
так что я много что читала :)))
и почему "даже в России"? что, здесь дикие снежные человеки обитают? shock
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев