fantascop

Остров демона глава 2

в выпуске 2014/11/20
article2080.jpg

 – Доктор Крисс,  вы говорите, что его можно вылечить? – спросила Анна,- что так могло повлиять на него. Почему он внушил себе, что попал в автокатастрофу?
         –  Лабиринты мозга являются очень странной и не предсказуемой игрой, дорогая. Порой, чтобы убежать от реальности, от стыда или кошмара, произошедшего с тобой в действительности, человек   прячется, словно в кокон, от окружающего мира.
         –  Что же могло с ним произойти?
         –  Это я и хочу выяснить. Он рассказывает об странных вещах.
         –  Рассказывает?! Он говорит?!!
         – Сбивчиво, но у него вполне связная речь.  Он говорил о самоубийстве своей матери и, каком-то, Тэо Джанко.   Я думаю,  именно, этот человек причастен к обострению  болезни Оливера. 
          –  Он так и считает меня своей женой?
          –  Пока мы не говорили об этом. Я хочу вернуть воспоминания, Анна, сейчас это важно, потому, что я верю в сверхъестественное.
         – Почему вы говорите о сверхъестественном?
         –  Потому что Оливер говорит об этом. Что это за остров, где все выгорело дотла, разве, где-то поблизости есть такой?
         –  Я не знаю.
         –  Я был бы очень признателен вам, Анна, если вы поможете мне. Надо найти все свидетельства о семье Куксов, я обратился к знакомому детективу, который намеревался помочь мне. Но от вас мне нужно только одно – узнать существует ли этот остров.
 Анна долго еще слушала сбивчивый рассказ своего брата Оливера из уст доктора Крисса. И чем дальше он повествовал, тем страшнее ей становилось.  
         Гибель их с Оливером матери, стала сильным ударом для нее. После несчастного случая, Анна уехала из поместья,  где Тэо Джанко стал полноправным хозяином. Анне стало давно понятно, что нужно этому проходимцу, но он умело заметал следы, ведя двойную игру. Анна видела, как он был нежен с матерью, в тоже время, ухаживая за  горничной,  и был частым гостем в небольшом флигеле, где располагалась  комната Риммы.  
         В то время Анне  исполнилось восемнадцать лет и, затевая собственное расследование, она не думала о последствиях. Прокравшись по узкой лестнице к комнате Риммы, она услышала их голоса, ее смех, поцелуи, то, как они занимаются любовью. Сначала Анна испытывала отвращение и ненависть к обоим, потом ей стало не хватать  этого. Томление и любопытство тащили ее  к двери комнаты Риммы снова и снова, звуки поцелуев и тихие голоса,  все это возбуждало, и Анне страстно хотелось увидеть, что происходит за дверью комнаты служанки.  Когда она видела Тэо, то ненавидела его.  Ласки матери, поцелуи матери, что предназначались ему, теперь казались чем-то пошлым.  Сначала она жалела мать и хотела рассказать правду о том, чем занимаются служанка и ее муж – любимый Тэо. Потом, Анна испугалась, что мать не перенесет этого известия о  предательстве. Оливер  учился в Европе, и ей не у кого было спросить совета. Она стала плохо спать и, долго ворочаясь в постели, понимала, что думает  о тайной страсти, которой владели Тэо и Римма. Анна закрывала глаза и видела, как Тэо ласкает  Римму, девушка представляла, как открывает дверь и входит к ним. Ей не страшно, наконец она увидит, то, о чем так сильно просит ее плоть. Анна облизывает пересохшие губы и чувствует, как горят ее щеки. Римма оборачиваясь, улыбается ей и, протягивая руки, манит к себе. Тэо снимает с Анны одежду и впивается губами в ее маленькую грудь. Она чувствует, как страсть захватывает ее, как становится тепло внизу живота, как  ноги становятся ватными, а тело податливым. Римма целует ее, запуская свои пальцы в ее волосы, Анна отвечает ей тем же, ощущая, как горячие пальцы Тэо прикасаются к ней,  сжимают ее мягкую кожу. Ей не страшно. Истома мягким покрывалом окутывает ее, Анна все еще улыбается, лаская себя, все еще ощущая сладкий вкус губ Риммы.
        Эти сны. Анна стыдилась своих желаний, и, каждый раз, испытывала чувство вины, встречаясь глазами с матерью. Иногда она опасалась того, что ей все известно и все тайные желания ее снов перестанут быть известным только ей.
         –  Тебя словно что-то гложет,- однажды сообщила мать за завтраком. Анна посмотрела на Тэо, потом на Римму, разливающую чай. Их глаза встретились, зеленые Анны и темные карие глаза Риммы. Анна почувствовала тоже, что перед тем, как окунуться в ночной сон. Губы пересохли и, облизав их, девушка, вернулась к завтраку.
         –  Ты не ответила,- продолжила мать. – Я же вижу, с  тобой что-то происходит.
         –  Мама, есть вещи, которые я не буду обсуждать при Тэо.
         –  Хорошо,- улыбнулась мать, отпивая чай из чашки,- поговорим позже.
Анна ловила себя на мысли, что ей невыносимо хочется подняться в комнату Риммы, спрятаться в укромном месте и все увидеть собственными глазами.  Теперь в ней не осталось места для осуждения и неприязни к Тэо, теперь она хотела, чтобы он сделал с ней все то, что делает с Риммой, когда  наступает ночь и свидетелем становится лишь тьма, смотрящая в окна.
         Лето подходило к концу и вскоре, Анне предстояло уехать в Англию. Мать определила ее в пансион при университете, в который она  должна поступить после окончания колледжа. Размышления  об Англии заполнили все уголки мыслей девушки, она с радостью собиралась, представляя  себе новое место учебы, новых друзей, новый мир, где нет запретов матери, где нет одиночества огромного поместья,  где нет  месту фантазиям,  нет Риммы и Тэо.
         Анна закрыла глаза и, вспомнив свои эмоции, ощутила, как краска прилила к щекам.  Выглянув в окно, она увидела, как Римма вешает белье и, посмотрев на часы, поняла, что сегодня или никогда, она должна увидеть все своими глазами, ощутить  порами танец страсти и плоти, которые были для ее юного разума под запретом.
        Снова узкая лестница и множество ступеней. Анна знала, где Римма хранит ключ. Он лежал на подоконнике, под цветочным горшком, именно там она оставляла его для Тэо.   Дыхание становилось учащенным, страх и страсть боролись между собой, пока, наконец, Анна не открыла дверь комнаты Риммы.  
         Странно, эта комната не была похожа на обитель простой девушки.  Богатое убранство скорее говорило о том, что Римма, что-то хочет скрыть под маской простушки, которой всегда казалась. Или хотела казаться.  Дверь захлопнулась, Анна посмотрела на ключ, который был у нее в руке. Она не увидела замочной скважины, понимая, что  сама не сможет выйти отсюда. Страх и стыд заставили ее покрыться потом, Анна огляделась, в поисках места, где можно было спрятаться, ее сердце колотилось так, словно было готово вырваться из груди. Тишина сковала ее своим покрывалом, словно кандалами, Анна не могла сделать и шагу, чувствуя, что сейчас упадет, уже жалея о своем поступке.  Двигаясь по комнате, она отметила, что все здесь выглядит таинственным и, в некотором смысле, жутким. Драпировка красного цвета венчала ложе – огромную кровать, на которой были богатые простыни и подушки  с вышитыми на них непонятными символами. Темные свечи, хранившие запах чего-то сладкого, возбуждающего, пугающие картины с любовными играми, перемешивающимися  со сценами насилия и изображением  самого дьявола. Анна отступила назад, понимая, что Римма не просто служанка, но зачем ей  Тэо. Или  для чего Тэо нужна Римма. Анна попыталась вспомнить, когда горничная появилась в их доме и не смогла.  Пугающие образы, мягкий ковер под ногами, запах ароматизированных свечей. Анна закрыла глаза и поняла, что уже видела эту комнату, которая, тогда  не пугала ее.   В ней она получала наслаждение, здесь ее никто не отвергал, услаждая все немыслимые  фантазии.
        Звуки шагов заставили ее вздрогнуть, посмотрев по сторонам, Анна не нашла ничего лучшего, как спрятаться за портьерой, которая отлично скрывала ее от посторонних глаз. В комнату вошла Римма, подозрительно посмотрев  под ноги и, подняла ключ, который Анна, по своей неосторожности,  выронила из рук. Анну начала бить дрожь, и она никак не могла ее унять. Страх и любопытство, желание и страсть, сплелись воедино в юной душе, успевшей пригубить напиток, что зовется пороком и что так  пьянит разум и чувства.  Анна винила себя в своей распущенности, в том, что добром все это не кончится, пока не увидела, как Римма, начала раздеваться. Женщина зажгла свечи и принялась натирать свое красивое, полное тело какой-то ароматной мазью. Анне показалось, что ее кожа начинает светиться, и от действия этой мази Римма стала похожа на волшебную фею.  Она почувствовала, как  ей хочется выйти и прижаться своим телом к прекрасной груди Риммы, которая была так хороша в своей наготе и была сравнима с богиней, спустившейся с небесных чертогов. Анна чувствовала, как аромат свечей заполняет ее легкие, образы вокруг начинают выглядеть иначе, они дышат, живут, неподвижные, прежде, предметы.   Время останавливается, оставив терпкий привкус, похожий, то ли на вино, то ли на кровь, а возможно  –  звездную пыль.
        Анна закрыла глаза, находясь в полудреме, потом услышала  голоса, и  это привело ее в чувства. 
         – Как ты думаешь, она ни о чем не догадывается? – спросила Римму  мать, опускаясь рядом с ней на кровать,-  помоги мне снять это.
         – Погоди немного, я приготовила ванну,- улыбнулась Римма,- рано или поздно, Анна все поймет…
         –  Я заметила, она начала странно вести себя… надеюсь, это не твои проделки?
         –  Что ты,- Римма коснулась губ матери Анны,- я бы не посмела без твоего согласия.
Анна поморщилась и, вжавшись в стену, почувствовала, что-то за спиной, словно стена состояла из живой плоти. Бежать было некуда, она чувствовал пульсацию, исходившую от стены и, незаметно для себя, успокоилась, возвращаясь к истоме, которая была ей так приятна. Теперь Анна снова улыбалась, видя, как в комнату вошел Тэо. Она понимала, что ее место рядом с ними, ей так не хватало его ласк, она ощущала порами запах страсти, витавший, над ложем с шелковыми простынями кровавого цвета. Она смотрела на переплетение тел, видела их лица, которые принимали разные образы, смешиваясь с реальностью – Римма становилась Тэо, ее мать становилась Риммой, их тела становились пластичными и аморфными, словно, перетекая из одного сосуда в другой. Анна чувствовала на своей груди прикосновения пальцев Тэо, губы Риммы и своей матери, которые больше смущали ее, чем были отвратительны. Она видела эти руки, которые вытянулись из стены, к которой она прижалась.  Множество рук  ласкали ее, расстегивая пуговицы, молнию, разрывая остатки одежды  на части.  Еще немного, и она чуть не вскрикнула. Сознание помутилось, то ли от аромата свечей, или от оргазма, который растекался, словно липкий мед, по коже. Она посмотрела на руки, сжимавшие ее тело, ласкавшие ее в самых потаенных местах, своими длинными пальцами без ногтей. Они напоминали руки тряпичных Кукол, такие мягкие, будто бы  набитые поролоном. 
         – Иди к нам, Анна,- звали ее голоса, она видела, как на ладонях, ласкающих ее рук, появились рты, которые жадно целовали ее дрожащее от  волнения тело. Они говорили с ней голосом Тэо и Риммы, голосом матери и голосами многих.  Это был зов плоти и крови, которая смешалась на  огне, что разгорался в сердце девушки.  Она видела, как Римма протянула руку, отодвинув портьеру, в ее глазах горел дьявольский огонь, но это уже не останавливало Анну, ей больше не было страшно. Тэо притянул ее к себе, впиваясь в ее губы, жарко, с животной страстью. Анна тонула в ласках и удовольствии, забыв, кто они, забыв себя, отдав свое тело и душу на пиршество демонам.  Сладкий запах. Горячее дыхание Тэо, который склонился над ней, целующиеся мать и Римма, все завертелось в огненной карусели, Анну словно затянуло в разноцветный обжигающий водоворот, где влечение рождает новую страсть, удовольствие порождает всплеск наслаждения и все это длится бесконечно…
           Утро. Анна медленно открыла глаза, на мгновение, забыв,  ночь, когда она переступила запретную черту. Кровосмешение. Она посмотрела на спящую Скэрри, нет, это не ее мать, теперь она казалась  чужой, неприятной, словно окунувшаяся в грязь. Римма лежала в другой стороне, сжимая руками подушку, ее длинные волосы разметались спутанными прядями и, теперь она не была похожа на богиню.
         – Теперь ты стала частью нас,- от голоса Тэо она вздрогнула и натянула на голое тело шелковую простыню цвета крови.  Мурашки пробежали по спине, Анне хотелось лишь одного, забыть о том, что произошло  в эту прОклятую ночь.
         –  Я знаю,- Тэо поманил ее к себе рукой, и Анна, не в силах противиться, приблизилась к нему,-  теперь ты отправишься в Англию, где с тобой встретятся мои люди.
        – Но, я не…
        –  Тс-с,- он приложил указательный  палец к ее губам,  нежно касаясь большим пальцем ее нижней губы,- теперь  ты  часть нас, и будешь служить одному хозяину. Не сопротивляйся, Анна, тебе же было хорошо, ты сама этого хотела, ты всегда этого желала, а глупые предрассудки говорят тебе, что ты совершила что-то дурное.
         –  Моя мать… я не могу….
        –  Анна, эта женщина больше не твоя мать, она такая же, как ты, вы все мои жены, ты чувствовала их дыхание…смотри,- он подошел к стене и, отодвинув портьеру, показал Анне на стену. Девушка с ужасом и отвращением увидела на ней десяток застывших  фигур, их лица были искажены гримасами безумцев,  они были слепы, словно жители подземелья. Их белые тела, точно из извести, все еще двигались, а немыслимые позы были отталкивающими.  Анна почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота, она опустила глаза и увидела на своих ногах и животе засохшую  кровь, царапины и порезы. Опустившись возле кровати, она с ужасом осознала, что произошло с ней, и ей захотелось одного – умереть.
         –  Я уеду…. открой дверь, мне нужно одеться.
         –  Не спеши, — Тэо провел пальцами по ее спине,- тебе больше нечего искать,  нечего бояться. Твои сестры скоро проснуться  и вы должны вместе встретить это время. Время, когда ты стала принадлежать моему хозяину,- его глаза вспыхнули желтым светом,- не надо бояться, вспомни, что ты чувствовала,- он провел руками по ее бедрам и животу. На какое-то мгновение возбуждение прикоснулось к коже девушки, она вздрогнула, непонимающе смотря на Тэо, который уже не был человеком.
         – Кто ты? – спросила она дрожащим голосом,  лицо Тэо превратилось в уродливую маску,  уши вытянулись,  спина выгнулась, за которой появились крылья, покрытые сеткой кровеносных сосудов. Демон притянул к себе Анну, овладевая ей. Страх и наслаждение, боль и ужас заполнили ее,  она боролась со своей второй сущностью, желающую еще и еще впустить в себя ненасытного демона. Свечи медленно догорали. Римма и Скэрри спали, они так похожи на мертвецов.  Лед и пламя  заполнили все ее существо, она чувствовала, что еще немного и сойдет с ума от  невероятного блаженства и боли, что проникли в нее,  рождая нечто темное и ужасное.  
          Анна вырвалась из объятий монстра и, опрокинув свечи, подожгла простыни, которые вспыхнули, словно пропитанные керосином.
          –   Не делай этого!- взревел демон, протягивая к ней свои когтистые руки.
          –  Господи, я так виновата! – взмолилась Анна,- Помоги мне, прошу тебя!!! 
Она не знала ни одной молитвы, но продолжала молиться и призывать Господа. Тэо смеялся и его смех резал слух,  и, казалось, разжигал огонь все сильнее.
Пламя охватило почти всю комнату, Скэрри и Римма кричали в исступлении, огонь плавил их тела, которые стали похожи на воск. 
         В какой- то момент, Скэрри успела открыть, каким- то образом, дверь и бросилась вверх по лестнице на крышу. Анна, оставив  за спиной пылающее зарево,  понеслась вниз по каменным ступеням, слыша крики Тэо и Риммы. Огонь, вырвавшись на свободу, пожирал все вокруг. Анна выбежала на улицу и посмотрела на охваченный пожаром второй этаж. Скэрри стояла на крыше, и клубы дыма укрывали ее обнаженное тело от глаз дочери. Анна чувствовала, как слезы застилают глаза,  она видела, что  для матери путь к спасению отрезан огнем. Девушка видела, как она соорудила петлю из веревки, что была на крыше для трубочистов, которые чистили каминные трубы, и надела на шею.
              –   Анна, я люблю тебя! – крикнула Скэрри  и прыгнула вниз, повиснув в петле. Ее ноги судорожно дергались, тело извивалось, и Анне казалось, что она слышит хруст позвонков. Она не могла оторвать глаз от мертвой, которая так же, как и она стала частью адского круга. Анна смотрела на нее и думала о Римме, неужели и она жертва, а отец, Тэо его просто убрал со своего пути. Что же происходит здесь, и как жить дальше?
         Она не помнила, как пулей залетела в свою комнату, нацепила одежду, выгребла из шкатулки все свои сбережения, заскочила в кабинет отца и, выломав ящик стола, вынула ключ от сейфа. Все происходило так быстро, что потом Анна не будет помнить всех подробностей того утра.  Многое забылось, она уехала в Англию, где продолжила образование и попыталась забыть эту ночь, полную удовольствия, подаренного темными силам. Иногда Тэо приходил к ней во снах и от этих кошмаров ее смог избавить только доктор Крисс. Поэтому она обратилась к нему за помощью, когда с ее братом Оливером стали происходить странные вещи.

Похожие статьи:

РассказыОстров демона глава 3

РассказыОстров демона глава 4

РассказыОчерк страсти

РассказыОтражениe

РассказыСтрасть

Рейтинг: +1 Голосов: 1 507 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий