fantascop

По ту сторону Спиритической Доски

в выпуске 2018/08/20
12 августа 2018 - Андрей В.Болкунов
article13259.jpg

– Так ты уверен, что это безопасно, Ленни? – Фрэнк неуверенно переминался у распахнутого окна и опасливо поглядывал на стол, стоящий в середине комнаты. Там, на белоснежной скатерти, заботливо подготовленной хозяином квартиры специально к предстоящему событию, сиротливо покоилась Спиритическая Доска.

Фрэнк всегда питал неприязнь к современным веяниям, будь то развитие технологии, науки или искусства. Он с трудом принимал всё новое и не любил отказываться от своих убеждений. И то, что за последний век умы людей по всему миру захватило повальное увлечение спиритуализмом (и прочими магическими практиками, вроде общения с Духами или поиска разнообразной аномальщины, как в жизни, так и за её пределами), вызывало у него искреннее недоумение. Почему-то в Британии, всегда славящейся своим консерватизмом и строгими протестантскими взглядами на загробную жизнь, это странное увлечение паранормальным обрело особую популярность! А многочисленные свидетельства, подтверждающие действенность некоторых Методов (или по иному «Правил» вызова Духов) и официально зарегистрированные случаи общения с потусторонним миром, только подогревали всеобщий интерес.

У самого Фрэнка они вызывали лишь суеверный ужас!

Будучи убеждённым материалистом он относился ко всей этой мистике с подозрением, считая если не ложью, призванной одурачить доверчивых граждан, (ведь многие медиумы не гнушались брать с них деньги за проведение Сеансов), то пустой тратой времени и сил. А после некоторых случаев гибели людей, вызванных ошибками неумелых призывателей, (и многих других, с такой любовью в подробностях описанных в жёлтой прессе случаев, в которых люди так или иначе пострадали по их вине), он стал считать это увлечение ещё и донельзя опасным занятием! Но когда старый друг в очередной раз стал уговаривать его самому принять участие в Спиритическом Сеансе, – Фрэнк не смог отказать.

Ленни был обаятельным человеком и надёжным другом. И считался опытным медиумом – одним из лучших в Городе! Сейчас он завершал приготовления к Ритуалу и степенно фланировал по комнате, расставляя и поджигая свечи, время от времени сверяясь с какой-то книгой в тёмном переплёте.

– Ленни? – Фрэнк разрывался между осторожностью и любопытством. Он очень хотел лично понаблюдать за работой медиума, но до дрожи в коленях боялся связываться с потусторонним.

– Всё будет в порядке, Фрэнк, не беспокойся! – откликнулся медиум, расставляя крохотные свечки на маленьком журнальном столике у стены. Бурчание Фрэнка, ноющего уже минут двадцать, начинало его раздражать. – Ты зря так волнуешься, дружище. Я проводил Сеансы много раз. И ещё ни разу не ошибался! Как видишь, я до сих пор жив.

Он обернулся и шутливо развёл руки в стороны, как бы предлагая другу убедиться в этом самому.

– Ага, – скептически пробормотал Фрэнк. – Вижу.

Что-то в облике товарища заставляло его сомневаться в правдивости этого утверждения.

– Ты знаешь, что я имею в виду, – отмахнулся Ленни. Он критически оглядел свою работу и поправил одну из свечей, выравнивая их в линию, затем снова повернулся к Фрэнку, сложил руки на груди и с напускной суровостью спросил:

– Зачем ты согласился участвовать, если так боишься? Уверяю тебя, нам не угрожает никакая опасность! Для того, чтобы здесь произошло что-то ужасное нужно быть настоящим идиотом! Надеюсь, ты не считаешь меня таковым? Это очень простой ритуал. Здесь сложно что-то напутать. Даже ты (при должном контроле с моей стороны) справишься с ним в два счета! – глаза Ленни заговорщически загорелись. – Хочешь попробовать?

– Нет уж, спасибо! – отстранился Фрэнк. – Даже не уговаривай меня прикоснуться к этой штуке! Ты – медиум, ты и проводи эти свои странные манипуляции. Я просто хочу понаблюдать. И быть уверен, что это безопасно! – мысль о том, чтобы самому провести предстоящий Сеанс его откровенно пугала. – Мне всегда было интересно, чем вы, медиумы, занимаетесь на своих «Сеансах». И я не «боюсь» – я просто осторожен. После всех этих случаев, описанных в газетах…

Газетам Фрэнк не доверял, но с ещё большим недоверием относился к Спиритизму. Потому и скупал у газетчика едва ли не каждый номер всех местных газетёнок, с маниакальным любопытством выискивая заметки об успехах современных призывателей и (более того!) их разоблачениях. Официальное признание миром этой псевдонауки не давало ему покоя.

– Не читай по утрам жёлтых газет, – недовольно скривился Ленни. – Там не пишут ни слова правды! Брось, в Сеансах нет ничего сложного, вот увидишь! Это даже весело! Иногда. Я объясню тебе, что нужно делать…

– Ленни!

Медиум замолчал и укоризненно посмотрел на товарища, вздохнул:

– Да, чёрт возьми. Да! Это – безопасно. Я повторяю тебе это уже в десятый раз! Всё будет хорошо, Фрэнк, успокойся. А сейчас просто помолчи, пожалуйста. Будь там и дай мне закончить. Не мешай и не отвлекай меня, прошу!

Он переместился в дальний угол комнаты и принялся раздраженно выставлять свечи в узлах какой-то фигуры, нарисованной краской на полу. Фрэнк угрюмо наблюдал за ним. Все эти гексограммы, узоры, «магические руны» и чертежи, развешанные на стенах на листах бумаги, а кое-где намалёванные прямо на обоях, свечи, связки амулетов и прочую ерунду, что наполняла квартиру медиума, он считал обычной показухой! Подобная оккультная атрибутика, по его мнению, годилась лишь для одного – произвести впечатление на гостей и посетителей, если такие объявятся в доме призывателя. И поведение медиума, с его беспрестанным бормотанием и странными жестикуляциями, служило той же цели: «Если уж ты начал общаться с Духами, то и вести себя должен соответствующе! Чтобы люди верили тебе. Иначе как они поймут, что ты – медиум и твоим словам можно доверять?»

Фрэнк недовольно покачал головой.

«Всё это – сплошной обман! – думал он, машинально теребя кончик своих усов. – Коллективное бессознательное, слуховые галлюцинации, гипноз и идеомоторные акты, заставляющие людей совершать неосознанные движения. И прочее в том же духе. Ведь так? Или нет? – в любом случае Фрэнк собирался это проверить. – По крайней мере, так об этом писали газеты и масса этих чудаков-учёных, что безуспешно пытались разоблачить этот чёртов феномен. Но… Газеты ведь не могут врать, так? А Ленни? Он и в самом деле покажет мне «общение с Духами»? Или наоборот, решил посмеяться над старым другом? Чёрт его знает, чем они здесь занимаются!»

Фрэнк оглянулся на Ленни. Медиум занимался мало понятными приготовлениями и не обращал внимания на замершего у окна товарища.

Они познакомились давно, более тридцати лет назад, ещё во времена учёбы в Колледже. Тогда, в шумной компании молодых повес, не проводящей и дня без шумной попойки в барах, Ленни считался белой вороной. В отличие от остальных студиозусов своего возраста, он один всерьёз увлекался оккультизмом, только начинающем тогда обретать популярность среди простого народа. Ленни подолгу пропадал в библиотеках, проводил опасные эксперименты, смешивая свои научные изыскания и магические практики, и беспрестанно говорил о необычных вещах, порой изводя своих друзей философскими диспутами. Он всегда вёл себя довольно странно. Тогда же он записался сразу в несколько спиритических обществ, где к шестому курсу приобрёл некоторую известность. Товарищи посмеивались над ним, однако ему удалось чем-то увлечь их, и новоявленный кружок спиритизма рос.

Фрэнк, как ярый приверженец материализма, постепенно отдалялся от них.

Потом началась война, пожаром охватившая весь мир, Фрэнк записался добровольцем на фронт и уехал на Континент, в составе одной из бригад вторжения. Вскоре после этого он окончательно потерял связь с другом, встретив того только спустя долгие годы, в компании таких же медиумов.

Фрэнк, скучая, принялся осматривать комнату.

Это был рабочий кабинет Ленни, просторный и светлый, расположенный на втором этаже его съёмной квартиры в одном из центральных районов Города. Четыре окна попарно выходили на шумные оживлённые улицы, и днём и ночью заполненные автомобилями и вечно куда-то спешащей толпой. Фрэнк ещё помнил времена, когда автомобиль считался роскошью, и на весь Город их насчитывалось не больше десяти штук. Теперь же они заполонили все улицы! Шум толпы, нескончаемое движение автомобилей и протяжные паровозные гудки, доносящиеся с железнодорожной ветки, скрытой где-то недалеко за домами, сливались в постоянный неутихающий гул, на удивление, ничуть не мешающий призывателю работать, хотя даже привыкший к городскому шуму Фрэнк неприязненно косился на окна, – район, в котором жил призыватель, считался одним из самых населённых и шумных в Городе.

В гостях у медиума Фрэнк ранее не бывал, с недавних пор предпочитая отсиживаться в собственном небольшом загородном коттедже, в одиночестве, в тишине и покое, и теперь с любопытством оглядывался по сторонам. Он неторопливо стал обходить комнату, приглядываясь к интерьеру и висящим на стенах картинам.

Квартира медиума была завалена массой разнообразного оккультного скарба:

В углу, засунутые в подставку для зонтиков, стояли несколько странного вида посохов и, почему-то, метла крайне растрёпанного вида, нужная, по всей видимости, для какого-то нечестивого ритуала, что так любил проводить в своём доме Ленни. На вешалке у входа висел белый плащ с остроконечным капюшоном и красной вышивкой на подоле, напоминающей брызги крови. Фрэнк предпочел думать, что это именно вышивка, а не что-то другое. А над входной дверью, (и это больше всего удивило Фрэнка, не сразу заметившего эту деталь интерьера), было приколочено к стене нелепо распятое во всю длину старое и облезлое чучело какой-то ящерицы, отдалённо напоминающее крокодила, – ещё одна дань моде, обязующей любого, кто занимался магическими практиками иметь дома что-то похожее. Фрэнк знал это из газет.

Вдоль стен громоздились высокие шкафы с множеством узких полок, где вместе с книгами вперемешку стояли подсвечники, чаши, странного вида светильники, инструменты для химических опытов и банки с мутной жидкостью, в которой плавало что-то, к чему Фрэнк предпочитал не приглядываться. Особое место на полках занимали сочинения сэра Артура, Алистера, господина Риваля и прочих мэтров спиритуализма, убранные в специальные застеклённые ниши.

Также в комнате было огромное количество свечей.

На взгляд Фрэнка, с созданием подходящей для Сеанса атмосферы Ленни немного перестарался. Свечи занимали все поверхности: от небольшой колченогой тумбочки у стены возле двери, до подоконников и большого обеденного стола, сдвинутого в угол за ненадобностью. Они стояли и на полу, и даже на шкафах! Благо, потолки в комнате были достаточно высокими, чтобы пламя свечей не могло их опалить.

Свободным оставался только маленький круглый столик, выставленный на середину комнаты и накрытый белоснежной скатертью. На нём лежала «Говорящая доска Бонда» – маленькая дощечка с начертанными на ней символами английского алфавита, цифрами и ответами «ДА» и «НЕТ». И стрелка Указателя, чтобы отмечать выбранный символ.

Игрушка, изобретённая в середине прошлого века одним ушлым американским предпринимателем, стала, по каким-то причинам, неизменным атрибутом любого уважающего себя медиума. Хотя изначально создавалась совершенно для других целей.

Фрэнк в очередной раз скептически усмехнулся. Он никогда не понимал, как подобная штуковина с дурацким названием могла быть связана с миром Духов. Однако она работала…

И это пугало больше всего.

– Когда мы, собственно, начнём? – нетерпеливо проворчал Фрэнк, покосившись на четыре стула, окружавшие столик. До сего дня он никогда не принимал предложения поучаствовать в Сеансе (он избегал даже наблюдать за ними!) и теперь сильно переживал.

Ленни стоял у стола в центре комнаты и внимательно осматривался по сторонам, проверяя всё ли готово к Ритуалу. Долговязая фигура медиума, одетого в строгий серый костюм, производила странное впечатление. Он выглядел едва ли не вдвое моложе Фрэнка! Хотя они были одногодки. Моложавый и подтянутый призыватель до сих пор выглядел, как выпускник колледжа! Ему навряд ли можно было дать больше двадцати лет на вид. Рядом с ним пятидесятилетний Фрэнк, коренастый, начинающий лысеть, казался стариком.

От медиума веяло чем-то потусторонним.

Фрэнк тряхнул головой, прогоняя не успевшую сформироваться мысль, и зябко поёжился. Принялся нервно теребить усы.

– Для Ритуала нужно четыре человека, – сказал Ленни, поправляя «волшебную» Доску на столе. – Здесь, пока что, только двое. Подождем, пока соберутся остальные.

– Да? – оживился Фрэнк. – И кого же ты пригласил?

– Увидишь!

Медиум снова уткнулся в книгу и стал увлечённо перелистывать страницы. Не дождавшись от него пояснений, Фрэнк хмыкнул и продолжил осматривать комнату.

Он остановился перед небольшой нишей между двух шкафов, в которой к стене была приколочена пробковая доска. К ней крохотными булавками были приколоты множество газетных вырезок, самого разного формата. Фрэнк углубился в чтение.

– Ха! Ленни, ты пенял мне за чтение жёлтых газет. А сам коллекционируешь эти вырезки! Собираешь истории о Спиритизме, да? О, вижу знакомые, я тоже их когда-то читал. Вот, например: – Фрэнк, подслеповато щурясь, уткнул палец в одну из заметок. – 1893 год. Компания молодых людей вызывает Духов. Но, вскоре, они в панике выпрыгивают из окна третьего этажа! Гм. Здесь пишут, что они не пострадали, но после этого случая потеряли всякий интерес к Спиритизму… Собственно, это лишний раз доказывает, насколько опасна эта твоя затея! Впрочем, я всё-равно не верю, что у нас хоть что-нибудь получится. М-да. Они утверждали, что призвали самого Дьявола! Случайно. «Тёмная фигура внезапно появилась посреди комнаты…» – процитировал Фрэнк и вымученно рассмеялся. – И напугала их до потери пульса, ха! Глупость, конечно. Тем не менее, факты настораживают.

Медиум едва сдержался, чтобы не застонать и устало потёр переносицу. Фрэнк всегда славился своим скептицизмом. И эта его черта очень раздражала всех его немногочисленных друзей.

– Брось! Всё это – ерунда! – терпеливо проговорил Ленни. – Те, с позволения сказать, господа всё напутали. Я говорил, что нельзя заниматься Искусством призывателя без соответствующих умений! Особенно, когда берёшь на себя роль Отвечающего. К тому же, они наверняка чрезмерно увлекались спиртным, вот им и примерещилось… разное. Я почти уверен, что та «фигура», что они видели, была их соседом, привлечённым к ним звуками спиритических напевов и в неудачное время заглянувшим к ним в комнату. Ночью, при погашенных свечах, его силуэт вполне мог напугать кого угодно. Им надо было плотнее закрывать дверь. Приготовления – самая важная часть Ритуала! Очень многие этим, почему-то, пренебрегают. Здесь же, в моём доме, не случится ничего опасного, обещаю! Я – лучший медиум в Городе! И я учусь на чужих ошибках.

– Поэтому ты коллекционируешь эти вырезки? У тебя здесь только страшные истории, как я погляжу? – Фрэнк с любопытством осматривал «коллекцию» призывателя.

– Это рабочий материал! – Ленни захлопнул книгу и сурово посмотрел на товарища. – Вернись на место, пожалуйста. Ты мне мешаешь.

Фрэнк усмехнулся, пожал плечами и, не торопясь, возвратился к окну. Причуды медиума он считал странными, но предпочел не протестовать и лишний раз не раздражать призывателя. Понаблюдав ещё какое-то время за работой друга, Фрэнк облокотился на подоконник и выглянул из окна на улицу, наблюдая, как на небе собираются тучи.

И вдруг заметил какое-то движение внизу.

Над пустынной мостовой, в мертвенной тишине спящего города, медленно плыла девушка в старомодном платье. Она заметила наблюдающего за ней Фрэнка, задрала голову, улыбнулась и, привстав на цыпочки, помахала ему рукой. Удивившись, Фрэнк поднял руку в ответ. Девушка рассмеялась и впорхнула в парадную.

Фрэнк повеселел:

– Кажется, я знаю одну из гостей!

Он отвернулся от окна и уставился на дверь в ожидании. Конечно же он узнал Мэйрин, одну из учениц медиума. Ленни никогда не терял надежды завлечь друга в ряды спиритуалистов и перезнакомил его едва ли не со всеми сильнейшими медиумами Города и своими учениками. Фрэнк охотно принимал новую компанию, знакомился с людьми, но всегда старался держаться в стороне от их общих интересов, оставаясь верным материализму. Вмешательство мистики в «реальную» жизнь он принять не мог.

Через минуту, радостно улыбаясь, в комнату сквозь дверь влетела Мэйрин.

– Господа, вы уже тут? – она пронеслась по комнате, всколыхнув пламя свечей, потоком воздуха заставив качаться люстру и шторы, коснулась ладошкой краешка магической Доски, и остановилась перед Фрэнком, уперев руки в бока. Массивные браслеты на её запястьях и лодыжках слегка позвякивали в такт её движениям длинными декоративными цепочками, свисавшими до земли.

– Ты здесь! Ленни всё же удалось уговорить тебя присоединиться? Долго же тебя пришлось ждать!

Под наигранно суровым взглядом подруги Фрэнк стушевался. Чем ближе подступало начало Сеанса, тем неувереннее он себя чувствовал. Он отстранился и смущённо пробормотал:

– Здравствуй, Мэй. Мне просто стало любопытно. Ленни обещал показать незабываемое зрелище! А мне надоело сидеть в своём склепе в одиночестве.

– Любопытно? Ха! Старый скептик вылез из своей берлоги! Ленни, как тебе удалось его уговорить? – она подплыла к медиуму и обвила его шею руками. – Это же невозможно! Я сто раз пыталась!

– Поверь, дорогая, это было трудно! – усмехнулся тот, бросив выразительный взгляд на Фрэнка. Он обнял её за талию, привлекая к себе: – Помнишь, о чём мы говорили? Сними эти штуки. Пожалуйста. Они бряцают! – он указал на цепочки, свисающие с её браслетов.

Мэйрин упрямо задрала носик вверх:

– Никогда!

– Во время Сеанса принято снимать металлические вещи, – наставительно произнёс Ленни. – Ты знаешь.

Она потупилась и, опустив плечи, уткнулась головой в его грудь.

– Да, – вздохнула она. – Знаю. Но они дороги мне, как память. Я не собираюсь с ними расставаться! Не заставляй меня… – она отстранилась и шутливо толкнула его в грудь: – Но и ты знаешь, что эти правила сейчас не работают! Мы будем использовать другой Метод!

– Методики вызова могут различаться. «Правила» – всегда одни.

– Ты же сам составляешь «Правила»! – захохотала она.

Ленни терпеливо принялся поучительным тоном что-то объяснять Мэйрин, но девушка только отмахивалась и дерзко отвечала ему. Они углубились в обсуждение оккультных тем и сравнение различных методик вызова, напрочь позабыв про товарища.

Фрэнк не возражал. Если медиумы не обращали на него внимания, занимаясь своими делами, то так было даже лучше! И безопаснее. Он сам не знал, что держало его в этой компании. Простое любопытство? Или не желание бросать старого друга? Сам он никогда не увлекался оккультизмом, но что-то в этих людях притягивало его. Он пришел сюда, поддавшись на уговоры Ленни и решив лично посмотреть на то, что с таким упоением расписывали в газетах и о чём говорили по всему миру! Если Спиритические Сеансы обрели такую сумасшедшую популярность, значит, что-то в них действительно было. И Фрэнк очень хотел узнать – что?

Какое-то время он наблюдал за спором друзей, затем снова переместился к окну. Высунулся наружу, вдыхая свежий осенний воздух.

Вечерело. За окном начался дождь. Ветер раскачивал шторы и задувал водяные капли в комнату, оставляя мокрые разводы на подоконнике. Фрэнк хотел было закрыть ставни, но вспомнил, что по одному из «Правил», о которых ему рассказывал Ленни, во время проведения Сеанса окно должно было оставаться открытым.

Он отстранился, нахмурившись, и снова погрузился в тягостные размышления.

Совершившего ошибку медиума Духи могли утащить на ТУ сторону! И такие случаи были. Фрэнк с содроганием вспомнил события двухлетней давности, когда по миру разлетелась новость о двенадцати пропавших без вести несчастных, решивших, по какой-то причине, провести Ритуал на кладбище. Хотя подобные практики были запрещены. Их пытались отыскать, использовали все доступные Методы и полицию – безрезультатно! В ЭТОМ мире их уже не было…

Всё это наводило на мысль, что они либо были похищены Духами, либо…

Фрэнк поёжился.

«Духи ведь могут убивать, да? Что, если они проникнут в НАШ мир? – думал он. – Рано или поздно, они смогут это сделать. И что тогда? А если Ленни использует непроверенный Метод? Мэйрин УЖЕ нарушает «Правила», не снимая свои браслеты! Нет, пожалуй, не стоит в этом участвовать. Но до чего любопытно! Боже…»

– БУ!

Раздавшийся из-за спины задорный голосок прозвучал неожиданно громко. Фрэнк шарахнулся в сторону и едва не вылетел в окно, успев затормозить у самого подоконника. Он недовольно оглянулся на хохочущую Кетрин, стоящую в двух шагах от него. Сложив руки на груди, она с вызовом смотрела прямо на него. Её густые каштановые волосы переливались в блеске свечей. Улыбка сверкала белоснежными зубами, а слегка удлинённые клычки, видневшиеся из под полуоткрытых губ, невольно притягивали взгляд. Великолепное платье, чёрное и узкое, облегало стройное тело. Она была прекрасна! Даже мертвенная бледность, всегда заливающая её лицо, ничуть не портила этого впечатления. Как и маленькие бурые пятнышки, проступающие на её платье на воротнике и груди…

Фрэнк смущённо отвёл взгляд.

– Вечно ты подкрадываешься! – пробурчал он, надеясь, что его голос прозвучал не слишком грубо. – Ты меня напугала!

Она рассмеялась. Весело и задорно. Кетти всегда появлялась неожиданно. Она любила подкрадываться к людям и пугать их до полужизни. Когда-то она была актрисой, оставившей своё имя в синематографе. Она сыграла множество ролей! И всегда тяготела к жанру ужаса. Кетти нравилось пугать. А зрители любили её за отличное умение делать это.

– Ты всё такой же задумчивый, Фрэнк! И всё так же пугаешься, – глубоким голосом произнесла она. – Что ты здесь забыл?

– Я… – начал было оправдываться он, но его перебили:

– Кетти! – Мэйрин бросилась на шею подруге. Они обнялись и закружились по комнате в вихре цветных платьев.

Фрэнк отвернулся и отодвинулся в сторону, предоставив медиумам обсуждать предстоящий Сеанс без своего участия.

– Что ж, я вижу все собрались, – воскликнул Ленни, потирая руки. Он расправил невидимые складки на скатерти и провозгласил: – Друзья! Прошу, усаживайтесь за стол. Мы начинаем! Если вы не против, сегодня я возьму на себя роль Отвечающего.

– А это точно безопасно? – в очередной раз спросил Фрэнк, но его проигнорировали.

Гости потянулись к столу. Ленни занял место во главе, Фрэнка усадили по левую руку от него, Кет – напротив.

– Ничего из этой вашей затеи не получится! – пробурчал Фрэнк, отодвигая свой стул. – Всё это сплошное надувательство. Я не верю в Духов! – он чувствовал, что его начинает трясти.

– Скептик. Фу! – насмешливо наморщила хорошенький носик Кетти. И Фрэнк снова залюбовался ей. Ему нравилось, когда она так морщила нос. В такие моменты она становилась поистине обворожительной! Фрэнк был тайно влюблён в Кет, но, по привычке сторонясь медиумов, боялся признаться в этом даже себе самому. – Ленни, скажи ему!

– Я уже говорил. Много раз. Он не верит, – рассеянно отозвался медиум. Он завершал последние приготовления к Ритуалу, проверяя готовность Доски для вызова.

– Поверит. Когда увидит, – заявила Мэйрин, усаживаясь напротив Фрэнка.

Глядя на радостные лица девушек, с восхищением ждущих начала Сеанса, Фрэнк решился спросить:

– А что, собственно, происходит во время Ритуала? Что обычно говорят Духи?

– О, – с удовольствием протянула Мэйрин. Она подалась вперёд, облокотившись о стол, и цепочки на её браслетах глухо зазвякали о столешницу. – Они задают вопросы! А ты отвечаешь первое, что придёт в голову. Это весело! Бывает, они спрашивают такую чепуху, что диву даёшься! – её глаза восхищенно горели.

– Какие… странные Духи, – задумчиво проговорил Фрэнк. – Они задают вопросы? С чего бы им верить нам?

– А кто сказал, что они верят? – изогнула прелестную бровку Мэйрин. – Они радуются самому факту общения! И в этом вся прелесть.

Её лицо светилось от счастья. Она откинулась на стуле и, подняв руки, с наслаждением потянулась, звякнув цепочками на браслетах. Это беспрестанное звяканье назойливо лезло в уши, вызывая странные ассоциации с привидениями. Фрэнк посмотрел на подругу и содрогнулся. В какой-то момент фигура Мейрин показалась ему прозрачной и страшно изуродованной тлением. Он в ужасе закрыл глаза и тряхнул головой, прогоняя кошмарное видение.

«Кажется я перенервничал, – подумал он. – Уже всякая чепуха мерещится!»

Все, кроме Фрэнка, испытывали настоящее воодушевление от предстоящего Сеанса. И только он терялся в мрачных предчувствиях. Фрэнк хотел спросить о чём-то ещё, но тут Ленни властным голосом объявил:

– Будьте готовы. Мы начинаем.

Все замолчали, напряжённо глядя на медиума. Тот положил перед собой раскрытую книгу, прикрыл глаза и, пробормотав что-то себе под нос, сделал руками несколько пассов над Доской. Замер, к чему-то прислушиваясь, и, удовлетворённо кивнув, продолжил:

– Возьмите друг друга за руки. Так, чтобы образовать «цепь», – подавая пример остальным, он сжал руки Фрэнка и Мэйрин. Кетти повторила его движение, вцепившись в левую руку Фрэнка и протянув ладонь Мэй. – Смотрите на Доску и постарайтесь расслабиться. Выбросьте из головы все мысли. Фрэнк, не паникуй! – он сурово посмотрел на товарища. Тот лишь кисло улыбнулся в ответ.

– Будьте готовы ко встрече с Потусторонним! – торжественно провозгласил Ленни.

Он закрыл глаза и, запрокинув голову назад, быстро проговорил несколько слов на каком-то странном взрыкивающем языке. Фрэнк почувствовал, как по его руке пробежал слабый электрический разряд, и по легкому вскрику слева понял, что девушки ощутили то же самое.

В комнате потемнело. И пусть свечи, расставленные на столах, продолжали гореть, а за окном, несмотря на приближающийся вечер, было достаточно светло, атмосфера вокруг неуловимо изменилась. Краски поблекли, сделав всё вокруг серым и каким-то ненастоящим. Ветер, до этого свободно залетавший в открытое окно и игравший со шторами и пламенем свечей, стих. Звуки оживлённого города, доносившиеся с улицы и сливавшиеся в монотонный гул, смолкли.

Фрэнк вытянул шею, прислушиваясь.

Весь мир, казалось, погрузился в оглушительную Тишину, от которой с непривычки закладывало уши. Она обволакивала, душила, топила в себе. Хотелось встать и закричать, задвигать стулом, загрохотать мебелью, сделать что угодно, лишь бы нарушить эту ужасную, сводящую с ума Тишину!

Ленни взглядом приказал всем молчать.

Так они сидели несколько минут, настороженно прислушиваясь, стараясь уловить хоть какой-то звук. Фрэнк, близкий к полуобморочному состоянию от страха, таращил глаза и беспокойно оглядывался.

И вдруг, в этой по-настоящему могильной Тишине, раздался оглушающий, громоподобный Голос, похожий на грохот падающих на металлический пол шаров для боулинга:

– О, ДУХ УМЕРШЕГО ЧЕЛОВЕКА, Я ПРИЗЫВАЮ ТЕБЯ! ПРИДИ И ОТВЕТЬ НА НАШИ ВОПРОСЫ!

Призыв набатным колоколом ударил по ушам. Заставил пригнуться, вжать голову в плечи. Пламя свечей затрепетало, взметнулось на десяток сантиметров вверх, побелело. Шторы на окнах заколыхались, словно от порыва несуществующего ветра, взлетели к потолку, опали.

Фрэнк придушенно застонал, сжался от ужаса, закрыв голову руками. Ни он, ни Мэйрин, ни Кет, ни, тем более, Ленни не произносили ни слова! Голос, казалось, лился отовсюду. И, одновременно, сверху, из чёрного овального зеркала, закреплённого над столом. Раньше Фрэнк его не заметил, хотя осматривал комнату перед ритуалом.

Ленни ободряюще коснулся его плеча:

– Прости, Фрэнк. Голос всегда так действует на неподготовленных, я забыл тебя предупредить.

Фрэнк с болью уставился на полупрозрачную фигуру друга. Тот ухмылялся. И от этой ухмылки делалось поистине жутко.

У Ленни отсутствовала половина лица. Фрэнк вспомнил, что помимо оккультизма и всяческой околонаучной чепухи, его друг рьяно увлекался традиционной наукой. И был в восторге от взрывчатых веществ. Последнее, что слышал о нём Фрэнк, – что тот подорвался вместе со своей лабораторией при попытке улучшить формулу нитроглицерина. О его смерти Фрэнк узнал незадолго перед отправкой на фронт. Это случилось более тридцати лет назад…

Фрэнк перевёл взгляд на девушек.

Мэйрин с детской непосредственностью смеялась и хлопала в ладоши, едва сдерживая возбуждение, а огромные ржавые кандалы на её руках и ногах позвякивали обрывками массивных цепей. Железо глубоко врезалось в её кожу, протерев оную до костей, но девушка не обращала на раны никакого внимания! Она никогда не снимала свои цепи, почему-то храня их, как память о своей несчастной судьбе. Фигура её действительно была прозрачной и выглядела крайне истощённой и тронутой тлением. Среди своих друзей Мэйрин была самой молодой и, одновременно, самой «старшей». Когда-то давно, ещё в XVII веке, она практиковала спиритуализм и высказывала весьма смелые суждения о существовании загробного мира и способах общения с душами умерших. И вызывала Духов. За что и поплатилась. Её не спасло даже то, что она была дочерью влиятельного князя. Обвинённая в колдовстве, она сгинула в застенках инквизиции, где умерла от голода и лишений.

Вторая девушка, Кетрин, с лихорадочно блестящими глазами, восхищённо наблюдала за Ленни. Ужасный разрез на её горле орошал полупрозрачной кровью потускневшее платье, а удлинившиеся клыки царапали нижнюю губу, слегка поблескивая в свете свечей. Она действительно была актрисой, блистала на сцене в середине XIX века и была известна всему миру, пока нож сумасшедшего поклонника не оборвал её карьеру на взлёте.

Сам Фрэнк умер от ран в госпитале, в середине XX века. Тогда, во время очередного всемирного конфликта он воевал в Сербии, в рядах британского наёмного легиона. Где и погиб.

За столом сидели мертвецы. Духи, призраки, выходцы из самых разных эпох человеческой истории. Медиумы, увлечённые общей идеей при жизни, встретились после смерти, чтобы продолжить свои эксперименты. Фрэнк, привлечённый в их компанию Ленни, вспомнил об этом только сейчас…

Мир Мёртвых мало чем отличался от Мира Живых. Там были те же города, то же небо. Однако спутать этот мир с Реальностью было невозможно! Слишком специфическая атмосфера царила в этом удивительном месте. Фрэнк, всегда сохранявший верность идеям материализма, впервые оказавшись здесь, не выдержал окруживших его чудес и замкнулся в себе. Его Разум заблокировал всё, что он считал странным и неестественным. Фрэнк забыл о своей смерти, перестал обращать внимание на странности загробного мира и стал считать Реальностью уже его. Он не видел страшного облика местных обитателей, многие призраки после смерти своей физической оболочки сохраняли те повреждения, которые получали их тела перед смертью, и зачастую скрыть эти повреждения им было очень не легко. Отчасти именно поэтому Мир Мёртвых был, на первый взгляд, пуст. Призраки редко «выходили» из своих домов, предпочитая перемещаться по Городу несколько иным способом, нежели привычный простым смертным променад по запруженным народом мостовым. И Фрэнк в своём воображении населял пустынные улицы привычным ему городским шумом и жителями. Однако всё-равно чувствуя какой-то подвох в этом своём воображаемом окружении он старался редко показываться на улицах Города и вёл жизнь затворника. Со временем Фрэнк всё больше замыкался в себе и отстранялся от друзей. Он поселился в своём фамильном склепе, на кладбище Святого Рудольфа за Городом, и стал считать его своим Домом, привычным ему по прошедшей жизни.

Ленни и его товарищи-медиумы пытались как-то повлиять на своего друга, помочь ему адаптироваться в загробном мире, заставить его открыть глаза и перестать врать самому себе, но Фрэнк оставался слеп и глух к их увещеваниям, и на него, со временем, махнули рукой. И только Ленни не оставлял попыток растормошить друга. С большим трудом он сумел затащить его на Сеанс, и с ещё большим – сдержаться и не выгнать скептика-материалиста вон! Но всё прошло как нельзя лучше.

Когда Голос, оглушающий и кошмарный, обрушился на него, Фрэнк сумел, наконец, в полной мере осознать истинное положение вещей и понять, на КАКОЙ стороне он находится.

Миры, если судить по одной из распространённейших спиритуалистических доктрин, располагались по разную сторону Спиритической Доски. Их жители могли запросто общаться между собой, передвигая Указатель по её поверхности, составляя с его помощью слова. Мертвецы двигали Указатель в своём мире, Живые (в своём) с восторгом и ужасом наблюдали, как по их Доске Указатель двигается сам. Но и для тех, и для других такой тип общения был не более чем развлечением…

Фрэнк медленно приходил в себя. Откровения последних минут очень сильно повлияли на него.

– Это и есть «Вызов Духов»? – сдавленно просипел он, стараясь не смотреть на изуродованное лицо друга. И ещё он мельком подумал: как странно, что жители обеих миров, не зависимо от того живы они или мертвы, называют друг друга «Духами».

Ленни клацнул обнажённой челюстью, усеянной осколками почерневших зубов, капельки прозрачной крови брызнули в стороны.

– Да! – он указал на потолок: – И веселье только начинается. Гляди, вот и наши собеседники!

Фрэнк осторожно посмотрел наверх.

Зеркало над его головой не являлось частью интерьера комнаты, появившись в ней только с началом Ритуала. Оно было чёрным и, казалось, поглощало свет, – свечи в нём не отражались. От него ощутимо веяло холодом, а за тонкой зеркальной поверхностью клубился туман. Фрэнк болезненно прищурился, ему показалось, что сквозь этот туман, где-то далеко-далеко, в самой глубине зеркальной пропасти, он различает фигуры людей, сидящих за столом.

И фигур этих было больше, чем собравшихся возле него друзей.

Голос продолжал призывать мертвецов. Фрэнк с содроганием прислушивался к его громоподобным раскатам. Ему показалось, что «зеркало» начинает потихоньку притягивать его, словно являясь своеобразным порталом в Мир Живых. И он неожиданно осознал, что все истории про исчезновения людей – реальны. Они откликались на «зов», и их затягивало на ТУ сторону.

И ещё ему показалось, что Спиритическая Доска легонько вибрирует на столе в такт Голосу.

– ПРИСУТСТВУЕТ ЛИ В ЭТОЙ КОМНАТЕ ДУША МЁРТВОГО ЧЕЛОВЕКА, ЧТО МОЖЕТ ОТВЕТИТЬ НА НАШ ВОПРОС? ОТЗОВИСЬ! Я ПРИЗЫВАЮ ТЕБЯ! – продолжал надрываться Голос. – ДУХ, ТЫ ЗДЕСЬ?

– Ну что, повеселимся? – хохотнул Ленни. Он обвёл взглядом восторженно замерших подруг и мрачного Фрэнка, нервно мнущего в руках уголок скатерти. – Положите руки на края Доски и сосредоточьтесь на ответе. Пусть ваши руки касаются друг друга, но не перекрывают. Да, именно так. Я буду двигать Указатель. Следите за ним глазами и не шевелитесь.

Дождавшись, когда все выполнят его указания, он протянул правую руку вперёд и придавил пальцем стрелочку Указателя к Доске.

Фрэнк снова ощутил под руками электрический разряд. Он нервно оглянулся по сторонам. Однако прервать Сеанс было уже нельзя, – руки мертвецов будто прилипли к Доске! И в этот момент, когда отступать было уже поздно, Фрэнк ощутил вдруг странное успокоение. Страх ушёл. Осталось одно любопытство.

Он глубоко вздохнул и приготовился наблюдать за первым (и далеко не последним!) в его послежизни Спиритическим Сеансом.

– Начнём! – провозгласил Ленни.

И он передвинул Указатель на «ДА».

Похожие статьи:

РассказыПуть к морю: социальный эксперимент. Вступление.

Рассказы720 часов

РассказыМы вызываем духи

РассказыСценарий аудиосериала (постановки/спектакля) по роману "Три фальшивых цветка Нереальности" о Децербере. Первые 3 серии

РассказыМусор

Рейтинг: +4 Голосов: 4 294 просмотра
Нравится
Комментарии (9)
Анна Гале # 12 августа 2018 в 20:16 +2
Понравилось+ честно, не помню - в 17 веке ещё была инквизиция или в тексте опечатка?
DaraFromChaos # 12 августа 2018 в 21:59 +1
Ну как бы Священная Конгрегация и сейчас существует :)
Анют, сходу не вспомню, но, Андрей, кажется инквизиции польстил. В Испании ее отменили в 19 веке
Михаил Панферов # 4 сентября 2018 в 00:10 +1
Анна, в Испании инквизиция была даже в 19-м)
Андрей В.Болкунов # 12 августа 2018 в 20:21 +2
Они вроде долго продержались... Спасибо!
«Никто не ждёт испанскую инквизицию!» (с)
Чалис # 12 августа 2018 в 22:31 +2
XD
Леся Шишкова # 31 августа 2018 в 17:48 +2
И я тут был, и я плюсил! ;))) Дочитав до фразы "Кетти всегда появлялась неожиданно. Она любила подкрадываться к людям и пугать их до полужизни.", возникли некоторые подозрения, которые развеялись под натиском оправданных ожиданий ;))) Ну, что можно сказать? Привычки и мнения вполне могут меняться, а новые развлечения - почему бы и нет? ;))) Очень симпатичная история, выдержанная по стилистике и атмосфере! :)))
Андрей В.Болкунов # 31 августа 2018 в 23:44 +2
Спасибо!

возникли некоторые подозрения

Это да))) Я постарался на весь текст побольше маленьких незаметных спойлеров накидать. Это и девушка летящая НАД мостовой и пролетающая СКВОЗЬ дверь, и вот эта шутеечка про "полужизнь" и много чего ещё laugh Да к тому же никто из персонажей не ХОДИТ. Они передвигаются другими способами))) Только всё это незаметно при первом прочтении)
DaraFromChaos # 1 сентября 2018 в 00:00 +1
Я постарался на весь текст побольше маленьких незаметных спойлеров накидать.
Андрей, признаюсь, уж простите великодушно zst
именно по этой причине я не плюсанула. имхо, слишком много спойлеров. где-то к середине все уже настолько ясно, что аж абыдно, вах :((((
*шепотом*
лучше бы поменьше намеков. но это, опять-таки, имхо
Михаил Панферов # 4 сентября 2018 в 00:15 +1
Идея прямо скажем, хороша, но (это только мое скромное мнение) слишком затянуто, по-настоящему цепляет только с середины
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев