fantascop

Путь Кепты

в выпуске 2019/07/15
article14241.jpg

            Мрак на обзорных экранах дрогнул, съёжился и взорвался тысячами разноцветных звёзд. Малый разведывательный корабль МР 12 вышел из подпространства в заданном районе.

— Цель прямо по ходу, Сергей Николаевич, — доложил штурман своему командиру. Рослый атлетически сложенный молодой человек привычным жестом пригладил короткий ёжик светлых волос, цепкий взгляд голубых глаз не отрывался от приборов. Юноша  всего несколько лет назад закончил академию и был допущен к самостоятельным полётам.

— Понял тебя, Олег, — отозвался капитан. — Курс на сближение.

— Есть.

Капитан Синельников был старше своего подопечного лет на двадцать, но стройная спортивная фигура и моложавый вид сводили видимую разницу в возрасте между напарниками почти на нет. И только спокойный уверенный взгляд карих глаз командира разведывательного корабля мог намекнуть внимательному наблюдателю на истинный возраст Синельникова.

— Только подумать, пять миллионов световых, — заметил штурман. — А смысл в чём?

— Ты сейчас про что, Олег? — насторожился капитан.

— Да я к тому, Сергей Николаевич, что как-то не ко времени всё это. Весь этот проект по исследованию экзопланет — вещь, конечно, нужная, но уж больно, на мой взгляд, рьяно они за него взялись. А зачем? Представьте, какие средства расходуются, а ведь в системе есть и более важные дела.

Ведь даже если мы найдём планету с условиями, пригодными для колонизации, всё равно туда жить никто не полетит, затратно очень. Они бы лучше деньги в развитие марсианских городов вкладывали, а то у меня дядя с семьёй на Марсе, так он пишет, что им опять финансирование урезали. Как оно, а? Зато к экзопланетам летаем.

— Ладно, философ, не нам с тобой обсуждать решения руководства. Дай предварительные данные о планете.

А обсудить было что, вот только не с этим мальчишкой, едва снявшим форму курсанта.

Земное правительство резко сократило финансирование большинства проектов и перенаправило средства на изучение экзопланет. В деле были почти все разведывательные корабли. Причём все эти планеты находились в одном секторе галактики. Без сомнения, высшее руководство что-то искало. Но вот что?

МР 12 облетел шесть экзопланет за три месяца. Практически без отдыха между полётами Синельников и его молодой штурман вели разведку с орбиты и на поверхности — если позволяли условия. И вот она седьмая — Кепта 4, одна из многих тысяч планет земного типа.

— Масса незначительно меньше земной, — докладывал штурман, изучив показания приборов. — Плотная атмосфера, состоит, в основном, из азота, углерода, метана, сероводорода и водяных паров. Есть кислород, но мало. Температура поверхности колеблется от минус ста до плюс восьмидесяти градусов по Цельсию в зависимости от региона. Скорее всего, есть скопления жидкой воды. Планета в зоне обитания, капитан. Пока всё.

— Расчётное время подлёта?

— Шесть часов на форсаже.

— Иди, отдохни, разбужу, как будем на месте.

 

                                               ***

 

— Вышел на орбиту, скорость восемьсот, удаление триста, снижаюсь по спирали, — штурман уверенно пилотировал корабль.

— Отстрелить зонды.

— Зонды пошли.

Почти вся поверхность Кепты была покрыта плотными сизыми облаками, и Синельников принял решение спускаться в нижние слои атмосферы. Начала приходить первая информация от зондов.

Семьдесят процентов планеты было покрыто водой радиоактивных морей и океанов, имелось четыре материка. Северный континент накрывал массивный ледовый щит, экваториальный выглядел безжизненной выжженной пустыней.

Два материка находились в умеренных широтах и имели растительный покров из трав и низкорослых лесов. Листья растений были окрашены в бурые и красные тона. В воздухе присутствовали многочисленные бактерии, крупных животных не наблюдалось.

Космолёт коснулся облаков, звезда, так похожая на Солнце, всходила над сизой равниной, окрашивая её в кровь. Эта картина так напоминала далёкую Землю, что у Синельникова сжалось сердце.

— Спускаемся, Олег.

— Ееесть.

Разведчик пробил облака и понёсся над свинцовым океаном. Бушевал шторм, пятидесятиметровые волны вздымались к низкому небу, и казалось, ничто не сможет обуздать их стихийную мощь.

— Курс на восточный континент, начнём оттуда, — капитан вывел на монитор первую карту Кепты.

 На самом краю восточного материка замигала красная точка. Автоматический зонд нашёл нечто интересное и теперь упорно сигнализировал об этом людям. Синельников переключился на камеры робота и присвистнул:

— Ничего себе!

— Что там, Сергей Николаевич? — заинтересовался штурман.

— А вот, полюбуйся, — капитан вывел изображение на обзорный экран.

Перед глазами землян предстали сотни гигантских круглых башен. Они стояли на мелководье ровными геометрически правильными рядами. Многие упали, некоторые сломало время и безжалостные силы природы, но отдельные постройки продолжали упрямо тянуться вверх, достигая высоких облаков. Тёмные точки на стенах конструкций походили на многочисленные окна, сомнений в искусственном происхождении башен не возникало.

— Южное побережье, давай туда, Олег.

 

                                                           ***

 

Вблизи башни выглядели ещё внушительней.

— Так это же город, капитан! — штурман едва сдерживал эмоции. — Тут же некоторые башни выше Эвереста!

— Спокойно, парень. Заходи на посадку.

Глубина мелководья достигала всего нескольких метров, но садиться на море разведчики не стали. Закруглённый бок поваленной башни выглядел вполне надёжной посадочной площадкой. Струя реактивной тяги лизнула гладкую жёлтую поверхность, звездолёт плавно сел и затих.

Земляне вышли наружу в скафандрах высшей защиты, как того требовала инструкция. Синельников водрузил на выступ стены небольшой контейнер и набрал команду на панели ввода. Устройство пришло в движение, трансформируясь в походную лабораторию.

Вода изрядно фонила, но сама башня имела на удивление низкий уровень радиоактивного загрязнения. Анализатор показывал, что она построена из металлокерамики, прочной и очень твёрдой. Воздух содержал вредные примеси и мало кислорода, но в принципе на Кепте можно было обойтись и без скафандра, ограничившись лишь кислородной маской и защитным комбинезоном.

Синельников взял зонд под ручной контроль и опустил его к самой воде. На глубине нескольких метров чётко просматривалось дно — крупный песок, разноцветные камни. Не хватало только стайки юрких рыбок, скользящих в обманчиво чистой воде. Капитан снова поймал себя на мысли, что пытается провести аналогию с Землёй. А ещё он подумал, что после того, как схлынули первые эмоции, их открытие уже не кажется таким сенсационным, как вначале. Виной тому стало странное чувство узнавания, причину которого командир корабля понять не мог.

— Олег, сворачивай модуль, пролетимся над побережьем.

 

                                                           ***

 

Голубовато-зелёное небо прояснилось. Разведчик, отбрасывая тень, скользил над красно-бурым лесом низкорослых корявых деревьев. Лесные острова чередовались с лугами высокой травы тех же цветов.

— Капитан!

— Не слепой, вижу.

Прямо по ходу звездолёта, приближаясь, росла громада четырёхгранной пирамиды, наподобие тех, что до сих пор ещё стояли в Египте.

— Триста метров в высоту, Сергей Николаевич! Мне кажется, я и вход вижу.

— Давай сядем, осмотримся.

Корабль сел в ста метрах от высокого треугольного провала входа, чернеющего в одной из стен пирамиды. Разведчики шагнули на твёрдый белый грунт, скрипящий под подошвами, следом бесшумно вылетел дроид огневой поддержки.

Детекторы показали близкое присутствие живых существ весом до шестидесяти килограмм. Хищники такой массы не могли повредить скафандр высшей защиты, но ослаблять бдительность не следовало.

— Эй, стажёр, смотри в оба.

— Я уже давно не стажёр, и я всегда смотрю, — Олег обиженно засопел.

Синельников позволил себе улыбнуться. Хороший парень Олег, старательный, открытый, увлечённый, а опыт дело наживное, главное, чтобы огонь в глазах не угас.

Дроид подал сигнал тревоги и ощетинился стволами. Землян быстро окружали низкорослые коренастые люди с луками, копьями и какими-то свёртками в руках.

— Не стрелять, — велел Синельников и поднял вверх обе открытые ладони.

Прозвучал гортанный крик, и в разведчиков полетели копья и стрелы, не причиняя им вреда. Затем в ход пошли сети. Натужно загудели сервоприводы экзоскелета, Синельников порвал один силок, следом второй, и понял, что запутывается в тонких эластичных нитях. Штурман упал рядом, аборигены сжимали кольцо.

— Светошумовая!

Ухнул гранатомёт дроида, и всё потонуло в ярчайшей вспышке света. Шлемы защитили глаза и уши землян, а вот дикарям повезло меньше. Оглушённые и ослеплённые, они в панике разбегались в разные стороны, побросав оружие.

— Химволокно, — Олег освободился от сетей и пробовал на разрыв тонкую прозрачную ячейку.

— Наверное, от предков в наследство досталось, — капитан разорвал остатки пут и бросил их себе под ноги. — Пошли к пирамиде, путь свободен.

Больше им никто не мешал, остаток пути разведчики прошли без приключений.

— Я читал, что на Земле в пирамидах полно ловушек, — Олег с сомнением наблюдал, как луч прожектора прощупывает тёмный коридор, длинный и прямой. — Ну, там падающие плиты всякие, колодцы бездонные.

— Ну а сканер тебе на что? Пошли, боец.

— Зато в конце пути награда — саркофаг с сокровищами, — штурман приободрился.

— Если наши полудикие друзья его ещё не разворовали.

Ловушек не было, но в конце коридора они упёрлись в стену, казавшуюся несокрушимой конструкцией из многотонных блоков.

— Тупик, — разочарованно промолвил штурман.

— Нелогично. Зачем тогда этот коридор нужен? Боковых ответвлений точно не было, аппаратура бы заметила.

Синельников не мог отделаться от чувства, что чьи-то внимательные глаза наблюдают за землянами, словно решая, стоит их пускать дальше или нет.

Где-то глубоко в недрах пирамиды зародился монотонный гул, по полу прокатилась волна вибрации, стена перед разведчиками дрогнула и начала со скрежетом расходиться в стороны. За ней обнаружилось ещё одно препятствие — стальные двери, массивные и ощутимо прочные, но и они последовали примеру стены.

Впереди загорелся ровный тёплый свет, открылось небольшое круглое помещение со сводчатым потолком, чистое, белое и абсолютно пустое.

— Пошли, стажёр, невежливо стоять в пороге, когда тебя приглашают.

— Сергей Николаевич.

— Ладно всё, больше не буду.

Как только они вошли внутрь, из пола выросли два кресла, стена напротив раскрылась, и разведчики оказались у светящегося молочно-белого экрана. Земляне сели в предложенные кресла, дроид огневой поддержки завис над ними.

— Круг? — воскликнул штурман, когда экран ожил, показывая гостям геометрическую фигуру. — А теперь куб.

Фигуры быстро сменяли друг друга, постепенно усложняясь, и не пропадали, пока разведчики не произносили их названия вслух.

— Это что, капитан, тест такой?

— Возможно, не отвлекайся. Гексаоктаэдр, дидодекаэдр.

Демонстрация фигур прекратилась, экран начал менять цвета, и земляне быстро поняли, что на этот раз им предложено произносить названия цветов и оттенков. Потом пошли символы: кресты, звёзды, колёса, смайлики с эмоциями…

Примерно через двадцать минут они услышали глухой механический голос:

— Данных недостаточно, скажите ещё что-нибудь.

Следующие десять минут Синельников и его штурман живо обсуждали особенности подлёдного лова рыбы. Они даже успели заспорить, но их прервали.

— Здравствуйте! Спасибо, речевые адаптеры настроены, теперь нам доступен обмен информацией в полном объёме, — сообщил гостям приятный женский голос. — Я искусственный интеллект. Система распознавания на входе позволила вам пройти. Кто вы?

— Мы разведчики с планеты Земля, что произошло у вас на Кепте? — поинтересовался Синельников.

— Мы называли планету Лургана, это был технически развитый процветающий мир. Мы летали к звёздам, расширяя свои знания о Вселенной, и проникли в тайну строения атомного ядра. Мы победили войны, голод, болезни, и думали, что можем всё. Не учли мы только одного.

На экране появился утопающий в зелени город из башен, между постройками росли леса, вьющиеся стебли растений карабкались по высоким стенам вверх. Поодаль раскинулся бескрайний голубой океан, ветер гнал небольшую волну, и та разбивалась о галечный берег, разбрасывая пену. Повсюду сновали летательные аппараты разных форм и размеров, в них сидели жители Лурганы. Чересчур худые, на взгляд разведчиков, с более длинными, чем у землян, конечностями, с вытянутыми лицами. Но никто из них не вызвал бы удивления, окажись он вдруг в толпе людей.

— Развиваясь сами, мы не считались с родной планетой, — продолжил гид. — Истощили недра, отравили её ядами и радиацией. И однажды Лургана начала сопротивляться. Стихийные бедствия и природные катаклизмы участились, их продолжительность и сила росла в геометрической прогрессии. Но и это нас не вразумило. Мы стали строить сейсмоустойчивые здания, закрывать берега дамбами, переселяться подальше от просыпающихся вулканов. И упорно продолжали терзать планету.

На экране появились гигантские смерчи, сметающие всё на своём пути, сокрушительные цунами, вулканы, засыпающие пеплом города.

— Многие пытались исправить ситуацию, но к тому времени Лурганой правили несколько крупных корпораций. Деньги затмили их владельцам разум. Ради сиюминутной выгоды они готовы были убить собственный мир. Несогласных быстро заставляли замолчать, и всё шло как прежде.

Разведчикам показали чёрные от нефти берега, заваленные мёртвой рыбой, выжженные леса, падающих с неба птиц. Растения чахли, люди одели защитные маски, солнце навечно пропало за плотной пеленой смога, шли кислотные дожди.

— Мы потеряли всех крупных животных, выжили только черви и простейшие. Планета отчаянно сопротивлялась, но мы были слишком сильны.

Электромагнитное излучение, которое внезапно начало исходить от планетарного ядра, поначалу мы сочли неопасным, а когда поняли масштаб бедствия, было уже слишком поздно. Наши дети отныне рождались с ослабленными интеллектуальными способностями, они годились только для простой физической работы. Учёные сделали шокирующие прогнозы — следующее поколение должно было превратиться в идиотов, не способных обслуживать даже себя. Вот так нам отомстила умирающая Лургана. Мы были обречены.

Но Вселенная дала нам ещё один шанс, в Солнечной системе мы нашли вашу Землю. Условия на планете идеально соответствовали нашим потребностям. Её населяли полудикие существа, очень близкие нам генетически. После небольшой генной коррекции наши виды могли дать здоровое потомство. Так появились люди.

Дабы повысить шансы на успех, эксперимент по воссозданию новой цивилизации проводился одновременно в нескольких изолированных друг от друга районах. Наиболее крупные центры были основаны в Африке, Южной Америке, Средней Азии и на северном континенте.

— Гиперборея! — прошептал Олег. — Значит, она действительно существовала.

— Началось переселение, но места в ковчегах хватило не всем.

Появились кадры стартующих кораблей, многие жители планеты улетели, но большинство осталось.

— Если вы слушаете наше послание, значит, цивилизации на Лургане больше нет. Это предупреждение для вас. Берегите свою планету, не повторите нашу ошибку.

Потребовалось время, чтобы осмыслить услышанное.

— Вы контактировали с Землёй? — задал вопрос Синельников.

— Несколько поколений, потом делать это с нашей стороны было уже некому.

— Что стало с жителями Лурганы?

— Они деградировали и вырождались. Последние здравомыслящие жители планеты записали это послание, доверили его мне, и надёжно закрыли его. Попасть в саркофаг могло только существо с высоким уровнем интеллекта. Всё происходящее после мне неизвестно.

 

                                                           ***

 

            Они вернулись на корабль и ещё раз просмотрели запись послания.

            — Так что же это получается, мы, выходит, отсюда произошли? — недоумевал штурман.

            — Если верить записи, то да, — капитан напряжённо размышлял. — Вот что, Олег, приготовь-ка к активации канал гиперсвязи.

            — Сергей Николаевич, это же уйма энергии уйдёт, почти как на обратный перелёт.

            — Ресурс позволяет?

            Штурман склонился над экраном:

            — Да, но отнимет тридцать процентов нашей энергоёмкости.

            — Выполняй. Это приказ руководства.

 

                                                           ***

 

            Обрюзгшее лицо генерала ничего не выражало, но маленькие поросячьи глазки смотрели с недоверием и сомнением.

— Как вы думаете, капитан, это послание не фальсификация? — голос тоже был неприятный, гнусавый и хриплый.

— Не думаю, мы сами видели руины городов и одичавших аборигенов. Но что всё это значит, генерал? — Синельников чувствовал, что высокое начальство знает о Кепте больше, чем говорит.

— Ладно, капитан, — генерал поёрзал в кресле, кожа обивки протестующе заскрипела, сопротивляясь толстому заду военного. — Слушайте. Год назад в архивах музея египтологии яйцеголовые нашли папирус, бог его знает, сколько он там пылился. Когда расшифровали, то поняли, что это история переселения инопланетян на Землю. Документ срисован с какой-то каменной плиты, где сама плита — неизвестно.

В документе есть карта звёздного неба и указан сектор галактики, откуда прилетели наши предки, но точных указаний на планету в папирусе нет. Записи долго изучали, и потом на самом верху решили прародину человечества искать. Вот всё, что знаю я.

Теперь вот что, капитан. С этой минуты вся информация по Кепте 4 попадает под гриф «совершенно секретно», любые попытки разглашения будут приравниваться к государственной измене. Это понятно?

— Так точно.

— Оставайтесь там, в течение недели прибудет тяжёлый ракетный крейсер, вы поступаете в распоряжение его капитана. Вопросы есть?

— Никак нет.

— Тогда до связи.

Экран монитора погас.

— Я чёт не понял, Сергей Николаевич, а крейсер зачем? — недоумевал штурман. — Должны ведь научный корабль прислать с учёными разными. При чём тут крейсер?

Синельников угрюмо молчал.

— Капитан!

— Ну чего тебе, Олег?

— А почему информацию скрыть хотят? Это же такое открытие, весь мир узнать должен.

— Ты что, сынок, так ничего и не понял?

— Нет, — растерянно произнёс штурман.

— Кепта не только позор наших предков, но и красноречивый укор всем нам, ныне живущим. Ведь если это послание дойдёт до людей, абсолютно всем станет понятно, что Земля движется по тому же сценарию, что и Кепта.

Почти вся мировая экономика сейчас находится в руках нескольких десятков олигархов. Ради прибыли они никогда не считались с природой и не собираются делать этого впредь. А крышуют их те, кто должен с их преступлениями бороться, не бесплатно, разумеется, крышуют. Мы убиваем Землю, и она уже начала защищаться, но пока текут денежные реки, ничего не изменится. Им не нужна Кепта, Олег.

— Значит, мы тем более должны донести это послание до людей.

— Дурак! Мальчишка! Жизнь решил себе поломать? — Синельников впервые повысил голос на подчинённого.

— Капитан, мы обязаны, — штурман побледнел, но говорил твёрдо.

— Отставить, я не собираюсь обсуждать с тобой приказы начальства, — Синельников почти кричал. — Всё, разговор окончен, я спать, сменю тебя через шесть часов.

Но уснуть ему так и не удалось. Через два часа Синельников покинул измятую постель и вернулся в рубку. Штурман сидел за пультом, безучастно наблюдая за приборами. Капитан сел рядом, он выглядел уставшим и внезапно постаревшим.

— Я всё понял, — прошептал Олег. — Крейсер — команда зачистки. Они уничтожат Кепту. Нет планеты — нет и проблемы.

— Верно рассуждаешь.

Последовавшая за этим тишина длилась долго.

— Не передумал, парень? — нарушил молчание капитан.

— Нет, — упрямо сжал губы Олег.

— Это же вся жизнь в утилизатор, а ты её едва начал. Стоит ли это делать?

— А если не сделаю, как потом с этим дальше жить? — штурман посмотрел в глаза своему командиру.

— Проверь ресурс, если отправим сообщение по гиперсвязи, хватит энергии, чтобы вернуться?

— Впритык, но хватит, — просиял штурман.

— Ладно, — решился Синельников. — Запомни, ты ничего не знал, сообщение отправил я.

— Сергей Николаевич…

— Отставить. Это приказ. Нечего обоим головы подставлять. А там, глядишь, если шум поднимется, и меня тронуть не посмеют.

Синельников составил сообщение, включил в него послание с погибшей планеты, записи, сделанные при разведке поверхности, и добавил кое-что от себя.

— Готовь канал, — велел он штурману.

— Как передавать будем?

— Некодированным сигналом, во всех диапазонах, пусть все увидят, и на Земле, и на Марсе, и на спутниках Юпитера.

Штурман завозился с приборами, и в этот момент детекторы массы подали предупреждающий сигнал. Объятый сетью электрических разрядов, из гиперпространства выходил тяжёлый ракетный крейсер.

— Быстро они, однако, — заметил Синельников.

— Готов канал, — выдохнул штурман.

Капитан попытался выйти на связь с крейсером, но звездолёт не отвечал.

— Странно.

— Капитан, они орудия на нас нацеливают!

— Сообщение! Отправляй! Скорее!!!

Крейсер дал бортовой залп. Защитное поле маленького корабля сопротивлялось совсем недолго, но прежде чем Синельников утонул в океане огня и боли, он успел услышать последний доклад своего штурмана. Их послание ушло.

 

                                               ***

 

Сознание вынырнуло из темноты, Синельников стоял на вершине высокой башни, выше облаков, свежий ветер обдувал лицо, и капитан с жадностью вдыхал чистые прохладные струи. Вдали шумел океан, над сизой равниной всходило солнце. На душе было легко и радостно, и он понял, что вернулся домой.

 

Рейтинг: +7 Голосов: 7 202 просмотра
Нравится
Комментарии (10)
Евгений Вечканов # 9 июля 2019 в 00:22 +3
Твой классический стиль, Костя.
Наивно, но очень сердечно. Плюс.
Константин Чихунов # 9 июля 2019 в 23:20 +2
Спасибо, Женя!
Игорь Колесников # 9 июля 2019 в 17:23 +1
Рослый атлетически сложенный молодой человек привычным жестом пригладил короткий ёжик светлых волос, цепкий взгляд голубых глаз не отрывался от приборов. Юноша всего несколько лет назад закончил академию и был допущен к самостоятельным полетам.

Капитан Синельников был старше своего подопечного лет на двадцать, но стройная спортивная фигура и моложавый вид сводили видимую разницу в возрасте между напарниками почти на нет. И только спокойный уверенный взгляд карих глаз командира разведывательного корабля мог намекнуть внимательному наблюдателю на истинный возраст Синельникова."

Костя, неужели ты не видишь, что эти твои описания - набор избитых штампов?
Идея рассказа, герои, действия героев - всё штампы.
При этом очень увлекательно, живо, представим и было бы вообще замечательно, если бы написано не так штамповано.
Константин Чихунов # 9 июля 2019 в 23:32 +3
Спасибо, Игорь!
Про штурмана три раза переписывал, согласен, плохо получилось. А вот про капитана не уверен.
Штамп понятие растяжимое. Карие глаза штамп? Возможно. А зелёный лес? Жёлтый песок? Синее море? Строго говоря это тоже штампы, как и голубое небо и трухлявый пень.
Мне кажется, что границы между литературными штампами и общеязыковой фразеологией весьма размыты. Сейчас многие устойчивые выражения филологи рассматривают, как стилистически нейтральные фразеологизмы не занижающие литературную ценность произведений.
Игорь Колесников # 10 июля 2019 в 07:16 +1
Костя, я имею в виду не только описание стандартной внешности, но и использование устоявшихся (популярных), назовём их так, лексических конструкций.
Вот смотри, даже в таком небольшом фрагменте ты используешь дважды одну и ту же форму:
"Прилагательное (цепкий, спокойный, уверенный, колкий и т. д.) взгляд каких (голубых, карих, чёрных, пустых, мёртвых и т. д.) глаз кого (штурмана, командира, робота, вурдалака и т. д.) что делал (не отрывался, мог намекнуть, прожигал насквозь, убивал наповал и т. д.)".
И таких примеров много. Кроме того, штампованный образ негодяя-генерала, который выглядит так, какой он есть на самом деле, избитая тема засирания планеты корпорациями, переселения на Землю, наивная вера героев в значимость своих действий, неизбежное предательство руководства.
Всё это уже было в "Симпсонах", как говорится.
При этом рассказ-то увлекательный, потому что в нём интрига, приключения, действия, и написан весьма недурственно.
Я раньше как-то не очень обращал внимание на штампы, но буквально только что влез в тему штампов на другом сайте, и теперь они буквально бросаются мне в глаза.
Константин Чихунов # 10 июля 2019 в 20:40 +1
Я подумаю.
Марита # 2 сентября 2019 в 01:27 +2
Эх, жизненно... Мы и впрямь движемся по пути этой планеты. С экологией все хуже, леса горят и вырубаются, загрязняются реки.
Природа нам еще отмстит.
Константин Чихунов # 2 сентября 2019 в 23:29 +1
Конечно отомстит. Спасибо, Марита!
Леся Шишкова # 24 января 2020 в 23:54 +2
Грустно... Но только ничего не поделаешь... Есть ли толк в том, что герои успели отправить это послание? Ну, погибла прапланета, и дальше что? Но нет, не буду рассуждать на тему дальше и тему "что сейчас имеем", а лучше скажу про рассказ. :))) Полностью согласна с ребятами, которые высказались выше и намного раньше. ;))) Есть, конечно, что подправить (по желанию, естественно))), но сам рассказ, несмотря на некоторую нашу человеческую наивность и живущую веру в добро и справедливость, увлекателен и интересен! :)))
Константин Чихунов # 26 января 2020 в 16:08 +2
Спасибо, Леся. Я думаю, что толк есть, любые усилия рождают некий результат, ведь закон сохранения энергии пока ещё не отменён.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев