1W

Ренегаты

в выпуске 2018/09/27
17 сентября 2018 -
article13488.jpg

* выделенные курсивом значения слов, а также переводы с других языков, находятся в самом конце *

 

"18 СЕНТЯБРЯ 2036"

 

Федеративная Республика Германия;

Свободное государство Саксония;

город Дрезден;

административный район Нидерзедлиц.

Налетевший порыв тёплого осеннего ветра коснулся потрёпанного трёхэтажного здания бывшей школы верховой езды, окна которой сейчас были опутаны колючей проволокой и частично заложены мешками с песком. С дуновением ветра песок едва слышно зашуршал тонкими струйками, высыпаясь из пробитых в мешках отверстий. Один, едва державшийся, белый замызганный облицовочный лист металлического профнастила наконец-то сорвался с фасада и спланировал вниз, звонко приземлившись на затоптанный армейскими берцами газон вокруг дома.

Эту слишком непривычную для городов общую тишину внезапно нарушил донёсшийся откуда-то издалека звук взрыва. В нижнем углу крайнего окна на верхнем этаже моментально появилась голова военного в армейской каске, из-под которой торчали давно немытые волосы. На каске находился грязный, замасленный и прожжённый в нескольких местах чехол, на левой стороне которого от руки белым маркером было выведено на немецком языке слово "Земля". Поверх чехла военный нацепил на каску тактические очки с заметной трещиной на правой линзе.

Голова почти сразу же скрылась за мешками, но через мгновение снова осторожно выглянула уже с другого края давно выбитого оконного проёма, всматриваясь в направлении сожжённого и уничтоженного частного сектора. Гауптман Шрёдер уже привычным взглядом по-быстрому осмотрел ближайшие неподвижные руины разрушенной фактически до основания промышленной зоны, некогда принадлежавшей фабрике металлоконструкций, после чего стал всматриваться куда-то в далёкие и довольно печальные пейзажи полной разрухи, раскинувшейся сейчас, пожалуй, по всему миру. На его заросшем и ужасно перепачканном лице особенно выделялись глаза. В правом глазу, кажется, недавно лопнул капилляр, и кровь почти полностью залила белок, создавая неприятную асимметрию со вторым, нормальным, глазом. Но, похоже, вреда от этого офицер вовсе не ощущал – он, упёршись большими пальцами рук себе в виски, приставил сейчас к глазам висевший у него на шее грязный бинокль, у которого, однако, были вычищены и протёрты до блеска линзы, что создавало некую дисгармонию со всем окружающим миром. Чуть сузив веки, гауптман стал сосредоточенно высматривать в наступающих сумерках что-то почти на самой линии горизонта, где сейчас в небе рассеивалось тёмное облако из пыли и дыма. Спустя несколько секунд, он с уверенностью в голосе обратился на немецком к кому-то невидимому, скрывающемуся в глубине здания:

– Это украинская армия! Вышли из окружения под Врославом...

Из глубины здания нерешительно послышался другой голос:

– Уверен?

Шрёдер опустил бинокль и, не отрывая своего цепкого и профессионального взгляда от разбитых цехов фабрики, заваленных всяким хламом и покорёженным оборудованием, уже открыл было рот, чтобы что-то ответить, как вдалеке снова в небо бесшумно поднялось чёрное облако. Заметив его, офицер не сдержал улыбки и уже с неподдельной радостью обратился к своему невидимому собеседнику:

– Точно – они! Это те самые две выжившие бригады из Украины, что направлялись в Лодзь на подкрепление и не успели. Помнишь? Кроме них в том направлении никого нет – чешская армия была оттеснена на юг и сейчас вместе с венграми и словаками помогает держать оборону Вены...

Гауптман умолк и снова приставил к глазам бинокль. Спустя минуту докатилась звуковая волна, и офицер, оторвавшись от бинокля, слегка обернулся внутрь здания:

– Генрих! Слышишь? Мне кажется, они долбят 152-ыми где-то под Альтенбергом. Судя по всему, они пробивают из Праги себе дорогу в Объединённый Штаб Европы. Скажи-ка Рихтеру, что ему хватит отлёживать на матрасе бока – пусть идёт слушать эфир. Я думаю, что уже ближе к утру украинцы должны появиться на окраинах Дрездена, куда, не смотря на глушилки, наша радиосвязь добивает напрямую. Эти твари уже наверняка поджидают их здесь и готовят засаду, так что поднимай остальных, берите огнемёты и бегом на позиции! Украинцам нужен будет коридор к Дрездену, так что смотрите в оба за "грибницами" на фабрике и на заправке – только начнут пробуждаться, сразу докладывай мне!

Голова немецкого офицера скрылась за мешками, а из разбитого окна, где-то в полумраке здания, уже донёсся его голос:

– А я пока сбегаю в штаб. Думаю, стоит доложить об этом оберсту – пусть в Гамбурге готовят место для дислокации не только остатков польской армии, но ещё и украинской!

 

 

 

"12 СЕНТЯБРЯ 2036"

 

Государство Израиль;

город Ришон-ле-Цион;

улица Моше Леви, дом 11;

психиатрическая клиника "ИсраКлиник".

– А вот и вы! Рад встрече, майор Стоун! – лысый мужчина средних лет в сером деловом костюме протянул руку вошедшему в холл психиатрической лечебницы британскому офицеру, которого сопровождал израильский военный.

– Добрый день, Ириху! – пожал руку военный, сняв фуражку, – До сих пор не знаю вашего имени, как я могу к вам обращаться?

– Так и обращайтесь – Ириху. Это по-вашему значит "Иерихон".

Стоун удивлённо взглянул на Йоси Азулая – сопровождавшего его сааля из АМАНа – тот лишь молча кивнул.

– Что ж, полагаю, вам уже не терпится с ним познакомиться? Ну, вы понимаете, о ком я? – продолжил Ириху, – Пройдёмте со мной.

Ириху, служивший в Моссаде, направился к тёмной и неприметной лестнице, ведущей в подвальное помещение клиники. Стоун оглянулся на сааля, но тот лишь покачал головой – дескать, ему с ним нельзя.

"Интересно, а в наших психбольницах есть такие же специальные подвалы?" – подумал Томас Стоун, спускаясь по лестнице вслед за Ириху.

– Я слышал, что позавчера были уничтожены венгерские позиции в центральной Европе, – вдруг произнёс Ириху, – Это ужасно, мы скорбим вместе с вами! Я и сам видел атаку вакуумника в Шанхае собственными глазами! – Ириху обернулся на молча шедшего следом Стоуна, – Сначала он выпустил какие-то диски, которые впоследствии оказались площадками для сброса десанта. Знаете, кстати, почему их корабли прозвали "вакуумниками"? – спросил Ириху.

Майор молча пожал плечами, и моссадовец продолжил:

– Они перемещают свои войска с корабля на землю способом, схожим с телепортацией. Видели то загадочное и непробиваемое силовое поле вокруг их объектов? Такое же возникает на поверхности дисков после того, как они займут позиции для высадки десанта. Сначала это поле почти прозрачное и слегка потрескивает, как электричество, потом постепенно формируется в эдакий энергетический сгусток, который по мере своего роста темнеет и становится всё менее прозрачным. А потом, когда сгусток уже как капля воды покрывает всю поверхность диска, он с громким хлопком аннигилирует, попутно всасывая в себя, как пылесос или чёрная дыра, всё вокруг в радиусе пары сотен метров. Накопление энергии и аннигиляция занимает считанные секунды, после чего на поверхности диска появляются то ли роботы, схожие по своей конструкции с человеком, то ли сами пришельцы в какой-то высокотехнологичной броне. Также с ними всегда телепортируются несколько единиц инопланетной бронетехники с таким же непробиваемым силовым полем, как у "вакуумника". Сразу после своей телепортации на землю, эти группы моментально переходят в наступление, сметая всё на своём пути. После того, как их десант продвинется на безопасное расстояние, на дисковых площадках снова начинают нарастать эти энергетические пузыри, после гулкой аннигиляции которых, появляется подкрепление для предыдущей десантной группы. Мы пока не знаем, как они потом возвращаются обратно на корабль – ведь до сих пор ещё не было случаев приземления "вакуумников", но зато чуток знаем о телепортации их на поверхность земли. Наши учёные говорят о технологиях использования тёмной энергии и создании искусственных пространственно-гравитационных пузырей. Эта же технология позволяет "вакуумникам" путешествовать по космическому пространству в обход стандартных физических законов – ведь их корабли, по сути, целиком находятся в таких пузырях. Я имею в виду силовое поле вокруг них. Однако, тогда неясно, как они заражают почву – для этого ведь нужен контакт непосредственно с поверхностью земли, а значит в этом месте силовое поле должно отсутствовать…

– Силовое поле снимается на долю секунды, когда "вакуумник" выпускает заражающий рукав, – ответил Стоун, проходя лестничный пролёт между этажами, – Объект в этот момент остаётся без защиты и ненадолго переходит в свободное падение, чем мы по чистой случайности и воспользовались над Барселоной. Вероятно, что подобный трюк они проделывают и потом, когда заражют почву, подавая питательный раствор как бы частями.

– Вот как? – удивился Ириху, – Что ж, спасибо за информацию, а то, по правде говоря, многим странам до сих пор не даёт покоя, как это вы смогли сбить "вакуумник"? Мы потом наблюдали, как в России и над Вильнюсом пытались повторить ваш фокус, безрезультатно обстреливая инопланетные объекты чем только возможно, вплоть до артиллерийских орудий, несущих в каждом боеприпасе малый ядерный заряд…

– Скажите, Ириху, – сменил тему Томас, – Что вы уже узнали от задержанного?

– Ну, немного, честно говоря. Его взяли вчера вечером на северной границе с Ливаном, – ответил Ириху, – Там шёл очередной бой с "мёртвыми", а этот ваш поц шёл с заражённой территории прямо среди них, и они его не трогали! После того, как он уже приблизился к нашим позициям, его сразу же повязали и передали в АМАН, к вашим коллегам, так сказать. Около полуночи, сааль Азулай из АМАНа, в чьё ведомство его и передали, связался с Моссадом и сказал, что при задержанном был обнаружен британский паспорт на имя Иннеса Мактавиша, а также, что задержанный говорил на непонятном языке…

Майор Стоун, очень внимательно слушавший сейчас Ириху, слегка дёрнулся после его слов о непонятном языке, что сразу же заметил его собеседник из Моссада.

– Поведение задержанного вызывало сомнения в его психическом здоровье, поэтому его направили на обследование в одну из психиатрических клиник, контролируемых Моссадом – мы сейчас в ней и находимся.

Ириху остановился на очередном лестничном пролёте между вторым и третьим подземным этажом и, не прекращая говорить, посмотрел вверх и вниз между перилами, чтобы убедиться, что рядом никого нет:

– Я встретил его уже здесь этой ночью и провёл первый допрос. Он начал рассказывать что-то о "хомиже", – Ириху, осматривавший в это время коридор второго этажа, резко обернулся на майора военной разведки, – Я думаю, вы в курсе, о ком он рассказывал, верно?

Стоун не повёл и бровью:

– Впервые слышу это слово. Что оно значит?

Ириху непринуждённо рассмеялся:

– Да бросьте, майор! Мы давно уже в курсе про базу "Клайд" и, кроме этого, наши специалисты сотрудничают с вашим генералом Эвансом по части исследований.

Стоун недоумённо пожал плечами. Ириху хмыкнул и тут же продолжил:

– Ну, нет, так нет… В любом случае, согласно договору о сотрудничестве между нашими странами, я обязан вам предъявить задержанного, который является поданным Великобритании. Собственно, мы почти пришли, он за той дверью, – кивнул моссадовец в направлении какой-то двери и направился вдоль по коридору.

Возле одной дверей он остановился и вопросительно взглянул на шедшего следом майора.

– Открывайте, – сухо произнёс Стоун.

Ириху слегка сузил веки, после чего достал из кармана ключ и защёлкал им в замке:

– Учтите, что я буду находиться рядом с вами…

Открыв дверь, он вошёл первым в помещение. Там, на привинченной к полу кушетке, сидел, обхватив колени руками какой-то слегка полноватый мужчина лет пятидесяти с грязными волосами и заметно отросшей бородой. Он был одет в длинный безрукавный халат, состоящий из двух половин, связанных между собой завязками на плечах и по боками.

Когда дверь в его комнату открылась, он даже не пошевелился, продолжая еле слышно бормотать себе под нос что-то невнятное. Майор Стоун зашёл внутрь и прикрыл за собой дверь. Несколько секунд он просто рассматривал сумасшедшего, после чего решил с ним заговорить на английском:

– Здравствуйте, профессор Мактавиш! Я – майор Томас Стоун, военная разведка Соединённого Королевства.

Бородатый мужчина повернул в его сторону голову и уставился мутными взглядом на Стоуна.

– Видите? Полный овощ! – высказался привалившийся к стене Ириху, после чего подкурил сигарету.

Стоун бросил недовольный взгляд на моссадовца и с негодованием цыкнул, после чего ровным тоном продолжил, обращаясь уже к сумасшедшему:

– Когда и при каких обстоятельствах вы были задержаны израильской армией?

Мужчина продолжал молча смотреть на Томаса, и тот задал следующий вопрос:

– Вы помните, как оказались в Турции на заражённой территории?

– Бесполезно, майор, – снова подал голос Ириху, – Я думаю, вы поймёте меня и не будете осуждать, если я скажу вам, что этой ночью изрядно попотел, пытаясь хоть что-то выбить осмысленное из нашего гостя.

Стоун обернулся на Ириху – тот, затянувшись сигаретой, продолжил:

– А что нам оставалось делать? Это сейчас уже понятно, что он – сумасшедший…

– Майор Томас Стоун… – вдруг произнёс бородатый.

– Да, это я, – тут же повернулся к нему британский офицер, – Я прилетел из Лондона, чтобы забрать вас домой – туда, где нет войны и нет инопланетной угрозы.

Бородатый неожиданно расхохотался, после чего стал медленно подниматься с кушетки. Ириху сразу же бросил на пол недокуренную сигарету и подошёл ближе к Стоуну, видимо намереваясь усадить задержанного обратно. В этот момент завязка на правом плече сумасшедшего развязалась и верхняя часть халата спала, обнажив грудь мужчины, в которую был встроен какой-то электронный механизм с отходящими в разные стороны полупрозрачными шлангами, по которым время от времени пробегали тусклые разноцветные огоньки.

Майор Стоун аккуратно протянул руку и слегка отодвинул оставшуюся часть халата, чтобы лучше рассмотреть встроенные в грудь профессора элементы.

– Где вы были всё это время, профессор? – наконец, спросил майор, и в его голосе почувствовалось лёгкое замешательство.

Сумасшедший медленно протянул руки вверх и слегка запрокинул косматую голову, уставившись куда-то в потолок:

– И увидел я с рассветом новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и даже морей уже нет. И услышал я громкий голос с неба, говорящий, что весь Тэ́ррум эт пэ́трум Хоми́жум эк Ху́ман, прото-человеков с человеками, и они будут одним народом, и отрут всякую слезу с очей друг друга, и смерти для них не будет уже, ни плача, ни вопля, ни болезни не будет, и ничего неизведанного уже не будет для них, ибо прежнее прошло!

"10 СЕНТЯБРЯ 2036"

 

Венгрия;

медье Веспрем;

город Балатональмади;

улица Сабольч ут, дом 2.

Европейская линия фронта начиналась на побережье Балтийского моря и шла к польскому городу Щецин, после чего огибала через Костшин-над-Одрой северный форпост Европы в Берлине.

Далее "мёртвые" продвинулись на территорию Германии к Котбусу, после чего крепко увязли в Баутцене и Альтенберге у северо-восточного форпоста в Дрездене.

Зато потом линия фронта резко устремлялась на запад через Плауэн и Нюрнберг, однако, резко сдвигаясь обратно на восток в Регенсбурге и Зальцбурге, сдерживаемая мощным центральным форпостом людей в Мюнхене.

Практически непреодолимыми для "мёртвых" были Альпы, а также юго-восточный форпост в Вене, оборонявшийся одновременными усилиями армий четырёх государств. Всё это вместе создавало надёжный тыл для до сих пор героически державшегося укрепрайона венгерских военных в районе Веспрема. Так что линия фронта, в отличии от своего центрального отрезка, на юге создавала заметный выступ в направлении заражённых территорий, извиваясь от самого Зальцбурга через Линц и Брно к Братиславе и Секешфехервару. Далее она проходила по озеру Балатон и, наконец, снова вгрызалась на запад к городам Сомбатхей и Грац.

После них, она вновь огибала альпийские горы, но уже с Юга, и выходила к Любляне, а дальше уже крайний южный форпост в итальянском городе Болонья не давал ей сдвинуться с отрезка Конельяно – Венеция дальше на Запад.

После юго-запада США, самые жаркие бои сейчас шли именно на озере Балатон в Западной Венгрии. Мадьяры окопались на северном берегу и, даже находясь под постоянной угрозой полного окружения, ни за что не хотели отступать со своих последних рубежей, отдавая Венгрию целиком врагу.

Сейчас пресловутый "мадьярский рыбзавод" на пути экспансии иноземной формы жизни был сравним с непреодолимой линией Мажино времён Второй Мировой войны. Наступавшие с юга "мёртвые" упирались в южный берег озера, где их с другого берега начинали "косить" зажигательными патронами пулемётные точки, находившиеся на крышах домов. После тщетных попыток зайти с флангов под плотным миномётным обстрелом мадьяров, не жалевших боеприпасов, уцелевшие пытались форсировать Балатон вплавь, где их успешно и добивали снайперы. "Мёртвые" же, пробудившиеся на востоке и западе, незамедлительно сталкивались с минными полями и со всей сокрушительной мощью реактивной артиллерией, бившей напалмом. Те немногие твари, чудом прошедшие сквозь весь этот огненный ад, уже на подходах к укрепрайону натыкались на грамотные позиции, откуда мадьяры выпускали по ним залп за залпом из ручных гранатомётов и пехотных огнемётов с термобарическими боеприпасами. Уцелевших же просто добивали из автоматов теми же зажигательными.

Из Вены бесперебойно велась поставка амуниции, боеприпасов и продовольствия для венгерских солдат, а, с учётом недавно оконченного строительства подземного барьера, мадьяры и впрямь могли удерживать свои позиции бесконечно долго и почти без потерь со своей стороны. Да, всё бы оно так хорошо и было, если бы не одно "но", случившееся сегодня после завтрака…

– Балатон-Один Балатону-Два! Вы это видите, мать вашу?!

– Что видим, Миклос?

– Первый, аз иордёг, на севере! Север! Ковач, слышишь меня?? На се-ве-ре!! Приём!

Командиром первого поста, носившего позывной "Балатон-Один", был Джоска Ковач – худощавый хаднадь лет 35-ти, имевший чёрную и довольно изящную тонкую бороду с усами. Сейчас он оторвался от сосредоточенного рассматривания водной глади озера и его южного берега, и развернулся в противоположную сторону. Несколько секунд его цепкий, как у пограничника, взгляд скользил по затёртым до дыр пейзажам, выискивая что-то новое и необычное, за что его чёрные глаза сами бы зацепились. Сейчас Джоска внимательно оглядывал стоявший вот уже который месяц без какого-либо движения полуразрушенный жилой сектор, являвшийся последней неосмотренной зоной в радиусе прямой видимости с наблюдательного пункта "Балатон-Один". Вокруг была тишина и полное безмолвие, как это обычно бывает по утрам, поэтому Ковач уже поднёс было к губам рацию, чтобы ответить отрицательно, как вдруг заметил в безоблачном небе какую-то тёмную точку. Он заинтересованно приложил к глазам бинокль, после чего вскрикнул в рацию:

Базд мег оз онядат, Миклос! Плюс, вижу!

– Балатон-Один, курво! Что вы там увидели? – вмешался в излишне эмоциональные радиопереговоры какой-то чересчур любопытный офицер из штаба укрепрайона в Веспреме.

Лёгкая оторопь спала и Джоска оторвал взгляд от стремительно надвигавшегося с северо-востока сигарообразного объекта, поднеся к губам рацию:

– Веспрем-Один! С северо-востока на нас движется их корабль! Похоже, что это тот, который из Вильнюса!

Рация ненадолго смолкла, после чего встревоженно затораторила теперь уже голосом другого человека:

– Говорит начштаба эрнадь Сабо. Балатон-один, повторите!

Ковач в сердцах откинул на ближайший мешок с песком бинокль, злобно сверкнул глазами и, поднеся рацию чуть ли не вплотную к губам, заорал:

Оз иштен лова басса мег! Их чёртов корабль идёт прямо на нас – разуйте глаза!

В рации снова повисло короткое и напряжённое молчание, которое резко прервалось отборнейшей бранью где-то в трёхстах метрах от первого поста, находившегося на крыше заброшенной четырёхэтажки. Этот шум на соседней улице поднялся от выбегающих из здания муниципалитета, бывшего сейчас местным штабом, офицеров венгерской армии. Они, не стесняясь особо в выражениях, всматривались вдаль, выхватывая друг у друга бинокли, и пытались разглядеть на небе стремительно движущийся в их сторону объект. Джоска снова схватил свой бинокль и тоже стал всматриваться в объект, как и все вокруг.

– На связи сазадош Хорват, Балатональмади-Один! – прохрипела рация голосом командира укрепрайона, – Подтверждаю наличие объекта – вакуумник хомиже!

– Балатональмади-Один Балатону-Четыре! Нам что делать на своих позициях?

Мениа фасзра! – огрызнулся сазадош, - Полная боевая, конечно же! Поднимайте там всех и гоните в автопарк и на склады! Укрепляйте позиции, ибо, чувствую, зажились мы на этот свете! Это всех касается, слышите меня?!

– Балатон-Один! – внезапно гаркнул по рации эрнадь из Веспрема.

– Командир, это снова тебя! – перепуганно ткнул пальцем в рацию, отложенную Ковачем на ящики из-под боеприпасов, один из хонведов, который занимал позицию на крыше вместе с Джоской. Кажется, парень уже изрядно был напуган.

– Ковач, курво! – снова заорала рация.

– На позиции! – дотянулся рукой к рации хаднадь, не отрываясь от бинокля.

– Сколько у нас времени?

– Минут 10-12, не больше – уж сильно высокая у него скорость! – раздражённо ответил Джоска.

– Балатон-Один! Хаднадь, разворачивай свои пулемётные точки в направлении вакуумника, – вновь прохрипела рация голосом сазадоша Хорвата, – Занимайте оборону в северном направлении и встречайте подкрепление! Ковач, слышишь? Ты командуешь самыми крайними позициями! В твоё распоряжение поступают два танка и миномётная батарея Балатональмади-Пять! Как поняли?

– Балатональмади-Пять – плюс! Готовы и ждём приказа!

– Принял! – Джоска ловким и отточенным движением зацепил рацию на бронежилете и тут же подключился ко всеобщей суматохе, раздавая приказы своим солдатам.

Внизу сразу засуетились и забегали туда-сюда хонведы с какими-то ящиками, а с юга в облаке пыли уже неслись по-над озером военные грузовики и небольшая колонна бронетехники, состоящая из нескольких Т72М1 и дюжины боевых машин пехоты.

– Веспрем-Один! Эрнадь, нам нужна авиаподдержка прямо сейчас или будет, как в Шанхае! – снова захрипел в рацию Хорват.

– Уже запрашиваем у Вены! Сам вакуумник вряд ли получится сбить, так что не будем и пытаться. А вот подсобить на земле австрияки обещали – ЭйСи-130 и два "Бородавочника" уже на взлётке, время прибытия – 30-35 минут! Вы, главное, продержитесь!

– Плюс!

В этот момент Джоска с кем-то из своего взвода сумел развернуть крупнокалиберный пулемёт в другую сторону и, осмотрев цинки с патронами, скомандовал своему напарнику:

– Бегом вниз, хонвед, нужно ещё шесть цинков!

Солдат рысью побежал к чердачному люку, присел возле него, после чего спрыгнул вниз, ухватившись в полёте руками за край, но, через мгновение, и они скрылись в пустоте здания, гулко отозвавшись эхом топота армейских берцев вниз по бетонной лестнице.

Джоска проводил солдата взглядом и опять огляделся вокруг, намереваясь понять, чего ещё не хватает на его командной позиции. Вдруг из глубины здания послышался дикий вопль, который перешёл в уже знакомый топот по ступенькам – только в этот раз вверх по лестнице. Все, кто был на крыше, недоумённо повернули головы в сторону люка. Солдат, по-видимому, уже успел добежать обратно на четвёртый этаж, поэтому из люка отчётливо донеслось:

– "Мёртвый" в доме! Джоска, тут "мёртвый"!

Крик резко захлебнулся, послышался глухой стук, и уже через секунду из люка вынырнули руки, украшенные шипастыми пластинами, и безглазая голова "мёртвого". Все четверо, которые были сейчас на первой позиции, одновременно дёрнули затворы своих автоматов, и град пуль обрушился в сторону люка. "Мёртвый", так и не успев вылезти с чердака наверх, со звериным рыком завалился назад и где-то там шумно рухнул, гулко стукнув костью своего нагрудного панциря о бетон.

Пичча! Откуда он здесь? – пролепетал в шоке Алмос Надь – самый младший в этой компании, так и продолжая стоять в боевой стойке с оружием, целясь в сторону спуска с крыши.

– Чёрт его знает, – чуть погодя и, то ли слегка испуганно, то ли с долей удивления, ответил Джоска, – Видимо при строительстве барьера не все их "корни" поотрезали, вот и пробудился в нужный момент…

Вдруг вдалеке со стороны штаба донеслась одинокая автоматная очередь, которую подхватили уже другие "стволы" штабистов. Ковач, не понимая, что происходит, повернулся на звук, как теперь уже пальба донеслась со второй позиции.

– "Мёртвые" в секторе! – заорала рация незнакомым голосом с каким-то акцентом.

Хаднадь попытался сходу сообразить, кто же это был только что на связи, как тот же голос снова прокричал в эфир на общей частоте:

– Повторяю всем! "Мёртвые" пробуждаются, они уже… – голос в динамике рации заглушил треск автоматных выстрелов, – Ах ты ж!.. Да, курво, лоофасз, когда ж ты уже угомонишься?!

Внезапная, как гром средь бела дня, атака "мёртвых" была действительно непредсказуемой и возымела оглушительный успех в качестве отвлекающего манёвра. Подземные твари, поистине, в лучших традициях Иова терпеливо выжидали под землёй своего часа, не давая людям на протяжении целого полугода даже малейшего повода задуматься о том, что "мёртвые"-то уже давным-давно находятся под всем городом и всем укрепрайоном в целом, а все эти их строительства барьеров от распространения заразы под землёй опоздали минимум на пяток месяцев!

Так что, во всей этой накатившей неразберихе, никто вовремя так и не заметил вакуумник, подошедший на крайне опасную дистанцию к озеру. Когда первая "ЗУшка" в отчаянии застрочила по силовому полю корабля хомиже, не нанося ему никакого ущерба, он уже успел скинуть три каких-то диска около 60-ти метров в диаметре, которые автоматически спикировали в разные точки. Один упал в самом конце поросшего бурьяном поля рядом с позицией Ковача, второй грохнулся, подняв клубы пыли, где-то в разрушенном частном секторе за пределами периметра, а третий, сброшенный последним, понёсся на всех парах в сторону центра Балатональмади, в самый тыл – туда, где находился импровизированный автопарк венгерских военных.

– Господи, а это ещё что? – ошарашенно выдавил из себя Алмос, провожая взглядом третий диск.

– Первый раз такое видишь? – задал вопрос Джоска, укрепляя мешками станок пулемёта, – Ничего, Алмос, я тоже впервые вижу своими глазами атакующий ваккумник! Не хотелось бы тебя расстраивать, дружище, но, к сожалению, после их атаки очевидцев не остаётся…

Хонвед Надь побледенел и уставился на своего командира.

– Мне доводилось видеть кадры с Шанхая, там "сигара" точно также сначала сбросила какие-то диски, а уже через двадцать минут доброй половины китайской армии как и не бывало! – Джоска уложил последний мешок и снял кепку, чтобы рукавом другой руки вытереть выступивший на лбу пот, – Уж не знаю, кто управляет этими треклятыми вакуумниками, но говорят, что там какие-то разумные существа сидят. Но в плен они никого не берут, главное – просто валят всё живое в зоне видимости. Так что при неудачном раскладе, лучшим вариантом будет с двумя гранатами кинуться навстречу врагам – сам сдохнешь, конечно, но так ещё, может, и кого-то с собой на тот свет заберёшь…

Джоска нацепил обратно кепку, осмотрелся по сторонам, оценивая позицию, после чего перевёл взгляд на Алмоса, который уже сидел ни жив, ни мёртв:

– Да не парься ты! – рассмеялся Ковач, увидев выражение лица своего солдата, – Три месяца уже тут торчишь и живой! Знал же, что здесь творится, чего ж вызывался тогда сюда?

– Ну, – нелепо моргнул и выдавил из себя хонвед, – Я страну свою должен защищать – сам видишь, что от неё осталось? Если ещё и это потеряем, мне больше некуда будет идти…

– Всем нам давно уже некуда идти! – махнул рукой Джоска, – Ничего, я уже разок выходил из окружения, выйду ещё раз, если понадобится, и вас всех выведу… Так что не вздумайте мне тут погибать смертью храбрых! – хаднадь окинул взглядом всех, кто сейчас был на крыше и продолжил:

– Не пропадём, хонвед Надь, расслабься!

Однако, внешний ошарашенный вид Алмоса всё равно не изменился и оставлял желать лучшего. Джоска понял, что, кажется, перегнул палку, поэтому добавил:

– Ударная авиация на подлёте, забыл? Один только ЭйСи-130 превращает в труху целые медье!

Двое других солдат, всё это время внимательно слушавших этот разговор, заулыбались, а вслед за ними уже слегка растерянно улыбнулся и Алмос…

"25 АВГУСТА 2036"

 

Южно-Африканская Республика;

городской округ Бухта Нельсона Манделы;

город Порт-Элизабет;

бар отеля "Саммерстренд".

– Что ж, кое в чём мы всё же продвинулись, - сказал своему собеседнику сидевший на длинном сером диване человек в белой рубашке и брюках.

Его собеседник в форме британской армии сидел напротив на высоком барном стуле у стойки и крутил полупустой стакан с виски. Рядом с ним лежала коричневая папка с какими-то бумагами.

– Мы исследовали первый образец, чтобы дать описание внешнего строения, и выяснить принципы работы их оружия. На большее его не хватило – остановилось сердце. Так что внутреннее строение описано весьма поверхностно. Всё это изложено в докладе, который я вам передал. Мне нужно больше времени и больше образцов для описания работы внутренних органов…

– Ещё три образца прибудут послезавтра. Они сейчас в дороге, - ответил военный и отхлебнул из своего бокала, - А сейчас вкратце обрисуйте мне ситуацию: с чем мы всё-таки столкнулись?

– С генной инженерией другой разумной цивилизации, я полагаю. Они взяли за основу человека или, может быть, самих себя, внесли несколько структурных изменений, добавили разные гены каких-то, к сожалению, неизвестных нам растений и существ, и получили их – гомид симилисов. Это внешне схожий с человеком полуразумный вид, который зреет под землёй в подобии кокона. Собственно, за свой внешний вид – бледную кожу, обтягивающую выпирающие кости, и эффектное появление из-под земли их и прозвали "мёртвыми". Чудо передовой науки и техники, не меньше! – весело рассмеялся мужчина.

– Чудо то, что вы здесь находитесь в безопасности, пока по всему миру гибнут люди, - сухо ответил военный.

– Ну, уважаемый мистер Уоррен, кто на что учился! Я, насколько вам известно, и сам беженец – моего родного города и всей страны в целом уже не существует на карте мира. Но я своими исследованиями помогаю вам отстоять свой дом и вношу свой вклад в нашу общую победу, не так ли?

– Вообще-то, доктор Осман, вы последние лет десять до переезда сюда жили у нас в Лондоне, откуда вас выдворили исключительно из-за ваших сомнительных с этической точки зрения медицинских опытов. Так что не будем об этом, расскажите мне лучше об оружии "мёртвых".

Омер Осман немного помолчал, отвернувшись к окну, после чего ответил:

– Почему генерал Эванс присылает ко мне только вас? Неужели в его армии нет более подходящих кандидатур для работы с мировыми светилами науки?

Офицер молча осушил свой стакан, после чего с грохотом поставил его на барную стойку и с довольным видом развёл руками.

– Ладно, слушайте сюда, – Осман махнул рукой и уселся удобнее, – Всё дело в так называемых "оружейных пазухах", расположенных на руках.

На ранних стадиях развития скелета, когда на грудной клетке начинает формироваться нагрудный панцирь, на костях рук образуются некие отростки из костной ткани, которые, по мере созревания эмбриона, вместо кожного покрова обволакивают локтевые и лучевые кости, а потом на определённом расстоянии поверх них создают подобие плотного черепашьего панциря вокруг всей нижней части верхних конечностей аж до самой кисти. Под этими наручными панцирями и находятся "оружейные пазухи", разделённые между собой на секции как относительно тонкими костями самого панциря и хрящами, так и специальным слоем эпителия.

Уже после формирования защитного панциря, на его внутренней стороне в каждой из секций возникает специальное хрящевое наслоение. Достигая необходимого диаметра – примерно 8-10 миллиметров – хрящи начинают затвердевать изнутри, превращаясь в такую же костную ткань, как у панциря и защитного слоя лучевой и локтевой кости. Однако в местах крепления к панцирю хрящи не претерпевают таких изменений, оставаясь лишь соединительным звеном между панцирем и самим "боеприпасом", так сказать. Удивительно, но костная ткань нагрудника, защитного слоя рук, "оружейного панциря" и самих "боеприпасов" по своей плотности в десятки раз превосходит плотность всей остальной костной ткани в скелете организма и даже многих известных нам материалов на металлической и минеральной основе. Собственно говоря, поэтому уже на расстоянии нескольких сотен метров ваши бронежилеты и не являются хоть сколько-нибудь стоящей преградой для этого "встроенного оружия" гомид симилисов.

Далее, в финальной стадии созревания гомид симилиса, в его организме начинают протекать сложные и крайне опасные для живого существа биологические процессы. Поэтому метаболизм и вся прочая жизнедеятельность временно приостанавливается, и "мёртвый" впадает в подобие комы, балансируя между жизнью и смертью. В это время полноценно функционирует лишь одна неизвестная нам железа в его мозге, которая синтезирует разные ядовитые химические соединения вроде метана и аммиака. Далее они через специальные каналы постепенно выводятся наружу в районе нижней части рук, тем самым сразу попадая в секции "оружейных пазух". Там они между собой смешиваются, приобретая при этом газообразное состояние, и получившееся в итоге вещество становится крайне взрывоопасным газом, детонирующим от малейшего контакта с кислородом. "Мёртвому" достаточно сделать специальное и характерное движение рукой, чтобы резко разорвать передний слой кожи в крайней к выходному отверстию "заряженной" секции и позволить воздуху попасть внутрь "пазухи", тем самым, собственно, и спровоцировав выстрел. Взрыв газа отделяет костный шарик "боеприпаса" от соединительного хряща и выталкивает его по внутреннему подпанцирному каналу сквозь отверстие в передней части, находящееся чуть выше внешней стороны ладони. В "оружейных пазухах" отсутствуют нервные окончания и, по всей вероятности, для организма гомид симилиса это является совершенно безболезненной процедурой, сравнимой с отбрасыванием хвоста ящерицей.

Собственно, после полного заполнения секций этим газом, железа перестаёт вырабатывать необходимые для его создания вещества, и организм выходит из тяжёлой комы, переходя к состоянию спячки. Ну, такой же, как у многих животных. И в этом уже состоянии "мёртвый" находится до самого момента пробуждения…

– И сколько таких секций с "боеприпасами" может быть у "мёртвого"? – поинтересовался военный, внимательно выслушав доктора.

– Ну, я так сходу сказать не могу, для этого недостаточно исследований всего одного образца, – Осман развёл руками.

– Хорошо, а сколько их было у вашего подопытного?

– Шестнадцать на правой руке и семнадцать на левой. Учитывая необычайно высокий рост "мёртвых" вкупе с гораздо большей длиной их рук по сравнению с человеческими пропорциями, я думаю, что длина кости позволит сформировать не более двух десятков секций на каждой руке. Не так уж и много, по правде говоря – вы с собой таскаете гораздо больше патронов к своим автоматам. А ещё у вас есть разная военная техника, авиация и артиллерия. Удивляюсь даже, что вы постоянно отступаете, – съязвил Омер.

– Спасибо за наблюдение, доктор Осман! – процедил сквозь зубы офицер. После чего немного помолчал и задумчиво добавил:

– Сорок выстрелов с их феноменальной точностью… И с учётом того, что они наступают с численным перевесом в лучшем случае один к шести…

– Майор Уоррен, – обратился к нему Омер, – Я, конечно, не силён в военной науке, но мне кажется, что гомид симилисы изначально создавались своими биоинженерами в качестве расходного материала, а основную армию мы просто ещё не видели…

– Доктор Осман, – перебил его майор, – Вы понимаете, что наступающим "мёртвым" достаточно сделать всего по несколько выстрелов, чтоб вывести из строя людей на наших ключевых позициях и, тем самым, подавить практически любую нашу оборону? Дальше они моментально сокращают дистанцию и просто навязывают нам ближний бой, где уже за считанные минуты рвут наших солдат буквально на куски!

– Вы про их шипы на панцире? – спохватился доктор Осман, – Я и забыл про них упомянуть! В общем-то, эта та же самая сильно уплотнённая костная ткань. Кстати, я долго повозился с тем, чтобы подобрать инструмент для её распила – стальная ножовка или обычный диск для болгарки просто не берут вот эти их кости. Зато они быстро воспламеняются и отлично горят! Хм, я узнал это чисто случайно…

Майор Уоррен курировал работу доктора Османа в рамках одной засекреченной программы Вооружённых сил Великобритании ещё до вторжения, а потому был прекрасно осведомлён о наклонностях доктора. Его подход к проведению медицинских экспериментов с животными поражал своей хладнокровной жестокостью, но Уоррен был вынужден закрывать на это глаза, так как доктор Осман, во-первых, был чуть ли не единственным специалистом в своей области, а, во-вторых, в его исследованиях было заинтересовано правительство. О дальнейших медицинских практиках Омера Османа и его научных изысканиях в области физиологии, майор в деталях узнал уже из новостных заголовков – информация о них дошла до мирового научного сообщества и спровоцировала громкий скандал. Президент Международного совета по науке Гордон Макбин принял решение исключить доктора Османа из всех научных союзов, а волна негодования в прессе и на телевидении заставила министра иностранных дел лишить его ещё и гражданства Великобритании.

Естественно, после подобных слов, Уоррен не сдержался и недоверчиво покосился на доктора. Тот, увидев выражение лица майора, поспешил добавить:

– По правде говоря, этот гад постоянно трепал мне нервы, не давая сосредоточиться на работе. Поэтому мне пришлось использовать газовую горелку в качестве наказания за каждый его выпад в мою сторону! Ну, а потом уже, когда я осуществлял самые первые и неудачные попытки распилить один из его панцирей на руке, я поранился о те проклятые шипы. Тогда мне пришло в голову избавиться от опасных наростов на панцире, чтобы спокойно продолжить работу дальше. Чем их отпилить я ещё не знал, поэтому я обратился за помощью всё к той же паяльной лампе, намереваясь их попросту выжечь. И вот, буквально, едва я поднёс горелку к панцирю, как он моментально вспыхнул, как спичка! Оказалось, что панцирные кости, несмотря на свою плотность, всё же обладают высокой проницаемостью для своей же газовой смеси, находящейся в секциях "оружейных пазух", и она постепенно просачивается вглубь костной ткани и хорошенько её пропитывает…

Майор Уоррен, разглядывавший в этот момент содержимое бара, вдруг резко повернул голову и уставился внезапно расширившимися глазами на доктора Османа. Со стороны казалось, будто его только что осенило, и он разгадал какую-то сложную загадку. Омер, заметив это, сразу умолк и сперва недоумённо уставился на майора, как вдруг на его лице стала проявляться улыбка, и он звонко хлопнул себя ладонью по лбу, громко выдохнув одновременно с Уорреном:

– Зажигательные!

 

 

 

"08 АВГУСТА 2036"

 

Мексиканские Соединённые Штаты;

суверенный штат Веракрус;

шоссе "Костера дель Гольфо";

15 километров на юго-восток от города Коацакоалькос.

Белый пикап, двигавшийся из Коацакоалькоса, свернул с шоссе к заправке и остановился возле длинного белого двухэтажного здания. Водительская дверь открылась и оттуда вышла женщина в круглых голубоватых очках – Ханна Кларк. Она осмотрелась, потом, заглянув в машину, произнесла:

– Джейкоб, их тут нет! Набери-ка ещё раз Салазара, может мы не на той заправке?

В этот момент с шоссе в их сторону свернул забрызганный грязью джип оливкового цвета. Он проехал мимо бензоколонок и направился к стоявшей возле своего пикапа Ханне. Она молча захлопнула дверь своей машины, облокотилась локтём на её крышу и стала всматриваться в приближающееся авто. Поравнявшись с ней, джип остановился, тонированное стекло на задней двери опустилось и изнутри донеслось:

– Доктор Кларк?

Ханна подошла ближе и слегка наклонилась, пытаясь рассмотреть своего собеседника. Им оказался загорелый мужчина среднего возраста, одетый в чёрную рубашку с нашитой на нагрудном кармане золотыми нитками буквой "Z". У него были усы с лёгкой проседью, а через всю шею, как говорится – от уха до уха, шёл заметный шрам.

– Да, это я. Вы – тот, кого мне советовал Салазар?

Мужчина кивнул и спросил:

– Значит, канадцам нужен "мёртвый"? Его было нелегко поймать…

– Сколько вы хотите? Наличкой или в драгметаллах?

– Деньги нас не интересуют.

– А что же тогда? – удивлённо спросила Ханна, обдумывая, что же ещё канадское правительство могло бы тайно отдать за живой образец гомид симилиса мексиканскому наркокартелю "Лос-Сетас", который считался террористическим бандформированием и был вне закона во всём цивилизованном мире.

Учитывая те события, которые сейчас происходили в мире и, как следствие, полное и фактическое обесценивание всех материальных ценностей за исключением билетов на нетронутый войной британский архипелаг, самым ценным было бы, пожалуй, дать возможность просто выжить во всей этой мясорубке. Но, к сожалению, предоставить кому-то гарантированную защиту не могли целые армии и военные альянсы, не говоря уже о заметно поредевшей канадской армии. Заражённые территории, где господствовали "мёртвые", простирались от Нью-Йорка и Оттавы до Сиэтла и Ванкувера, отрезая таким образом друг от друга союзнические армии Канады и США. Сами же канадцы со своей стремительно редевшей армией сейчас были загнаны в Юкон и на Аляску, где и пытались с горем пополам держать в одиночку оборону. А в этот же момент, непрекращающиеся ни на минуту, атаки "мёртвых" в Орегоне, Неваде и Аризоне, всё дальше и дальше сметали прямо в Тихий океан американцев, также оставшихся самих по себе. Больше всех сейчас, наверное, везло Мексике – она потеряла лишь свои северные штаты, а дальше "мёртвые" почему-то не совались, видимо сосредотачивая все свои силы в этом регионе непосредственно на войне с Соединёнными Штатами. Однако, в последнее время на юге Мексики стали тоже всё чаще происходить боестолкновения с пока ещё разрозненными разведотрядами "мёртвых", которые только осваивали для себя непроходимые джунгли Колумбии и Панамского перешейка.

– Нам нужны "вертушки" и запас топлива к ним, – спокойно ответил мексиканец, –А ещё оружие. Только не G3 и "калашниковы", а новые штурмовые комплексы. Такие, как сейчас у американской армии. Канада ведь всё ещё дружит с США? – также спокойно задал он вопрос.

– Мне нужно связаться со своим начальством, - недовольным голосом ответила Ханна, после чего выпрямилась и чуть отошла от джипа к своей машине.

"Всё ясно, нечего было сюда и ехать!" – подумала Ханна, - "Как я вообще повелась на россказни о том, что какие-то головорезы-латиносы из мексиканского наркокартеля изловили живьём гомид симилиса, когда такое не по зубам даже целым военным подразделениям со внушительным боевым опытом? Чёрт возьми, по всему земному шару идёт война, а эти ублюдки ни о чём больше не думают, кроме как…"

Ход мыслей Ханны прервали ещё два автомобиля, внезапно въехавшие на заправку и направившиеся к тому же месту, где сейчас стоял её пикап.

– Доктор Кларк! – окрикнул её мексиканец, – Нам позарез нужны эти вертолёты и стволы, и наши требования будут одинаковы как за "мёртвого", так и за учёного!

– Джейкоб, срочно звони Салазару! – испуганно прошептала Ханна в открытое окошко своего автомобиля. После чего вновь повернулась к джипу и гневно спросила:

– Какие у вас вообще доказательства того, что вы действительно можете поймать "мёртвого"?

Два автомобиля, въехавшие на заправку, остановились, перегородив дорогу спереди и сзади пикапа Ханны, таким образом лишив её возможности куда-либо выехать. Из машин вышли шестеро вооружённых парней в шортах и бронежилетах на голое тело. Все бандиты так и остались стоять возле своих машин, закинув автоматы и дробовики на плечо и разглядывая доктора Кларк. В этот момент из открытого окошка джипа высунулась рука мексиканца с мобильным телефоном:

– Смотрите!

Ханна сделала нерешительный шаг поближе, поправила свои очки и всмотрелась в экран. На видео была какая-то клетка, внутри которой лежал связанный "мёртвый". Он хрипел и извивался, пытаясь освободиться от связывающих его верёвок, толщиной с палец. Камера наехала сначала на его морду, показав крупным планом глазницы, затянутые за ненадобностью кожей – из-за отсутствия с рождения органов зрения как таковых, кожа просто обтягивала пустые впадины, создавая весьма жуткое зрелище. Потом камера показала руки с растрескавшимися панцирями, говорившими об уже пустых "оружейных пазухах", а потом отъехала назад, показав общий план - какую-то грязную хижину с мешками вдоль стен, где в центре, на фоне клетки со связанным гомид симилисом, смеялись и позировали на камеру несколько вооружённых мужчин из "Лос-Сетас".

– Боже мой, - прошептала Ханна, – Так это правда? Это они его поймали?

Мексиканец удовлетворённо кивнул:

– Свежак! Прут прямиком из джунглей в наши капканы. Этого поймали в 250-ти милях отсюда. Пару недель назад наши "кобры" были вынуждены с большими потерями отступить из джунглей, и мы потеряли несколько своих лагерей с товаром…

Видеозапись на телефоне вновь показала крупным планом голову "мёртвого".

– Вот! Видите эти бугристые шишки у него на голове? Улавливают тепло наших тел. Когда за дело взялись "новые Лос-Сетас" – отчаянные парни, почти все – бывшие гватемальские вояки, они быстро смекнули, каким образом эти твари нас видят даже через стены. Так что, пара стратегических хитростей от "Лос-Сетас" и уже "пустого" гада можно паковать! Мы ещё много такой дичи можем вам предоставить…

Доктор Кларк, не отрывая взгляд от экрана телефона, решительно ответила:

– Договорились!

– И ещё кое-что, доктор Кларк… "Мёртвые" двигаются из Бразилии от своего "дирижабля" или как там его по-научному, на север к Мексике. И они уже почти вышли к Мексиканскому заливу. Чёрт возьми, это наша территория - территория "Лос-Сетас"! Наши мачете порубят в капусту всех, кто сюда сунется – будь то хоть чёртовы гринго, хоть мексиканская армия, хоть эти проклятые "мёртвые"! Мы просим лишь одного - дайте нам современные "стволы" и хотя бы пару "вертушек", чтоб у нас было преимущество в мобильности, и мы будем подгонять вам живьём этих тварей столько, сколько вам будет нужно!

Ханна взглянула на мексиканца – похоже, что он не кривил душой. В его глазах не было страха, они, напротив, были полны решимости, и, судя по всему, именно в его руках, а не в руках перепуганного правительства Мексики, сейчас была сосредоточена вся сила и власть в этом узком перешейке между Южной и Северной Америкой.

– Ханна! Это Салазар! – донёсся голос Джейкоба из машины Ханны, и в её окне показалась рука, размахивающая телефоном.

Ханна резко развернулась и эмоционально крикнула:

– К чёрту Салазара! Немедленно звони Куперу в Министерство национальной обороны!..

 

 

 

"03 ИЮЛЯ 2036"

 

Соединённые Штаты Америки;

штат Северная Дакота;

город Гранд-Форкс;

Общественный исследовательский университет Северной Дакоты.

– Спасибо, Джейкоб, – ворвавшаяся быстрым шагом в аудиторию женщина взяла переданную кем-то папку с бумагами и направилась к трибуне.

Сегодня в аудитории исследовательского университета Северной Дакоты присутствовали представители правительств и высшие военные чины блока НАТО. Они ждали доклада группы учёных и исследователей, который ответил бы на многие вопросы по пришельцам.

Ответственной за доклад по своей общей работе учёные назначили ведущего канадского миколога Ханну Кларк – немного взъерошенную с дороги женщину лет 40-45, в круглых очках с голубоватыми стёклами, которые дополняли несуразный внешний вид застёгнутого на все пуговицы белого пиджака, переходящего внизу в обычные синие джинсы, по-ковбойски заправленные в сапоги из кожи аллигатора. Именно от Ханны весь мир, а точнее – его охваченные паникой остатки, ждали хоть какой-то внятной информации, которая прольёт свет на все те трагические события, начавшиеся с внезапным появлением из космических глубин девяти странных сигарообразных объектов. Доктор Кларк включила проектор и открыла папку с докладом:

– Итак, теперь, когда получены данные о нахождении всех объектов и, соответственно, эпицентров заражения, мы можем более полно описать происходящее вокруг и то, с чем нам всем довелось столкнуться, – начала свой доклад миколог Ханна. На экране позади неё всплыл первый слайд из проектора, на котором была изображена карта мира с восемью точками – по три на территории Америки и Азии и две на территории Европы. Вокруг точек контуром были обозначены границы возможного заражения, которое сейчас охватывало всю Восточную Европу, Южную и частично Центральную Америку, а также солидные части Южной Азии и Северной Америки.

– Исходя из свежеполученной информации, количество объектов не увеличилось после того, как вооружённые силы Североатлантического Альянса сумели сбить и вывести из строя один из объектов рядом с Барселоной. Это даёт основания полагать, что мы имеем дело с ограниченным контингентом пришельцев. Так что, скорее всего, подкрепления им ждать неоткуда…

– Кто управлял объектом? – послышался чей-то голос, и в аудитории сразу началось перешёптывание.

Ханна замолчала, и её взгляд заскользил по первому ряду, пока, наконец, не остановился на седовласом офицере в чёрной форме. Военный, заметив взгляд доктора Кларк, достал из внутреннего кармана своего кителя очки, после чего слегка осмотрелся по сторонам – почти все в аудитории были заняты тем, что переговаривались о чём-то между собой и спорили. Надев очки и встав со своего места, он обернулся к аудитории:

– Вице-адмирал Клайв Джонстон, командир объединённого командования военно-морских сил НАТО, – громко представился британский морской офицер, и шум в аудитории стал затихать, - Информация по этому вопросу находится сейчас в моей компетенции, и она пока что засекречена. Но если вы как-то сформулируете свой вопрос по-другому, то, возможно, я смогу на него ответить.

– Проводились ли исследования на месте крушения? – раздался тот же резкий голос в уже притихшей аудитории.

Вице-адмирал повернул голову в ту сторону, откуда прозвучал вопрос:

– Для начала – представьтесь.

С ближайшего к окну края аудитории поднялся мужчина лет 60-ти в прямоугольных очках и чёрном деловом костюме поверх тёмно-красного пуловера:

– Депутат парламента Балто-Черноморского союза Сакалас Городецкис.

Клайв Джонстон сделал вид, что поправляет очки, а сам же незаметно перевёл взгляд на сидевшего в первом ряду ещё одного британского офицера – генерала Тимоти Эванса, занимавшего должность главнокомандующего силами НАТО в Европе. Генерал на мгновение задумался, после чего слегка кивнул вице-адмиралу.

– Да, мистер Городецкис, соответствующие исследования ведутся.

– Кто возглавляет исследовательскую группу? – задал следующий вопрос Сакалас.

– На данный момент они полностью под контролем Королевских Вооружённых Сил, но уже в обозримом будущем к работе будут привлечены специалисты гражданского сектора.

– Почему вы сейчас позволяете гибнуть людям и тратите драгоценное время, не давая мировым учёным доступа к проведению работ?

Вице-адмирал, слегка опешив, умолк, но Городецкис ответил за него:

– Потому что на их посудине были выжившие, и они вовсе не те подземные уроды, которые сейчас сидят у меня по всему Вильнюсу, Каунасу, Варшаве, Минску, Киеву и Риге! Потому что вы с ними пытаетесь договориться и получить какие-то военные технологии, пока все другие страны вокруг вас только слабеют, теряя свои территории и жизни людей! И пока, кстати, вашим территориям ничего не грозит, судя по этой карте, – указал на карту Городецкис.

В аудитории поднялся шум, некоторые люди повскакивали со своих мест, наперебой пытающиеся что-то выкрикнуть литовцу или друг другу. Городецкис тоже перешёл на крик, обращаясь уже к аудитории:

– А у вас-то не возникает подозрений по поводу того, что даже в Австралии и на японских островах идёт война? Только в Великобритании всё тихо! Да почти всё верховное командование НАТО в Европе состоит из британцев! Куда, по-вашему, вывезли всё из Барселоны?

Гражданская часть аудитории просто взорвалась после этих слов – одни встали на сторону литовца, другие наоборот обвиняли его и весь Балто-Черноморский союз, вспомнив даже скандальный выход Польши и стран Прибалтики из Евросоюза.

– Тишина! – строго крикнула Ханна в подключённый микрофон на трибуне.

Гомон в аудитории стих.

– Господин Городецкис, надеюсь вы не всерьёз обвиняете страны НАТО в том, что Вооружённые Силы Балто-Черноморского союза не смогли сбить объект над своей территорией, как это сделал морской флот под командованием вице-адмирала Джонстона?

Среди военных, находившихся в аудитории, раздался смех, а Сакалас молча уселся на своё место.

– Мы сочувствуем вашим потерям, но, во-первых, сейчас такое происходит по всему земному шару. И только успешные действия вице-адмирала Джонстона не допустили такого поворота событий в Западной Европе. А, во-вторых, сейчас материалы для исследований, если такие и были получены из сбитого объекта над Барселоной, являются скорее подарком судьбы для всего Человечества, а не очередным поводом для выяснения отношений, – продолжила доктор Кларк, – А теперь, если позволите, я продолжу свой доклад. Надеюсь, господин Городецкис, что результаты нашей работы пригодятся и Балто-Черноморскому союзу.

Сакалас что-то выкрикнул с места и махнул рукой – дескать, "Продолжайте!". Ханна переключила слайд на проекторе и перед зрителями появилась схема внутреннего и внешнего строения "мёртвого". Доктор Кларк пролистнула несколько страниц в папке с докладом:

– Так вот, что касается самих объектов, то, как вы все уже поняли, они и являются носителями и распространителями этой инопланетной заразы – "мёртвых", как их окрестили сами военные. Первое время мы полагали, что "мёртвые" и есть те самые пришельцы с объектов, однако дальнейшие исследования и поступающие факты говорят о том, что гомид симилисы – "мёртвые" – просто являются биологическим оружием каких-то разумных существ, о которых мы пока не знаем. Вполне возможно, что они и управляют объектами, как сейчас и предположил господин Городецкис. Но я думаю, что военным в этой аудитории будет более интересно узнать, откуда они так внезапно появляются.

На экране позади трибуны снова сменился слайд. На нём теперь была довольно грубая схема сигарообразного объекта с выпущенным из центральной части каким-то орудием, уткнувшимся в землю.

– Сразу после того, как объект занимает необходимую ему точку, он выпускает, так называемый, "хоботок" – некий рукав, целью которого является непосредственный контакт с поверхностью планеты. Посредством углубления "хоботка" в землю на определённое расстояние - по нашим расчётам это порядка 20-25 метров, объект начинает процесс внедрения в почву ризоморфов гоминум мицелиума – это, грубо говоря, достаточно толстые и прочные сплетения некоего, искусственно модифицированного на уровне генома, гриба. Процесс первичного заражения территории длится в среднем от десяти до пятнадцати суток - в зависимости от типа почвы и глубины заражения.

Когда необходимая кубатура и площадь оказываются заражены инопланетными ризоморфами, объект приступает к подаче всё через тот же рукав специального питательного раствора для свежевысаженной "грибницы". Он позволяет мицелию, то есть подземному телу гриба, не только быстро разростаться, но и перейти ко второй стадии - появлению склероциев. Это специальные отростки из плотно сплетённых нитей мицелия, которые со временем модифицируются до внешней защитной оболочки и мягкой сердцевины, в которой начинает формироваться подобие яйца со зреющим эмбрионом гомид симилиса. Основная же часть мицелия в это время начинает активно разветвляться гифами и, таким образом, довольно быстро и абсолютно незаметно с поверхности земли распространяется в радиусе до 100-150 километров от своего эпицентра. Мы пока не знаем, сколько длится стадия разветвления и созревания эмбрионов - ни один из объектов пока что не прекратил самостоятельно подачу своего питательного раствора в почву. Так что, возможно, рост и обновление мицелия, равно как и созревание новых партий гомид симилиса, являются цикличным процессом.

После формирования и созревания первых гомид симилисов, управление по их пробуждению дистанционно или по биологическим каналам ризоморфов самого мицелия переходит, скорее всего, непосредственно на объект. Это единственное объяснение тому, что "мёртвые" не только пробуждаются одновременно и после этого идут в наступление сразу крупными группами от нескольких сотен до нескольких тысяч особей, но и придерживаются при этом заранее определённого поведения с учётом предшествующих боестолкновений, чётко распределяясь по своим условным специализациям и задачам.

На проекторе снова поменялся слайд и перед зрителями предстали беззвучные кадры с нашлемных камер солдат и любительские съёмки поля боя.

– После боевых действий, гоминум мицелиум переходит в третью стадию и начинает из своих разросшихся гифов активно отращивать боковые ответвления - специальные гаустории. Они служат для получения дополнительного питания из оставшихся на поле боя как человеческих, так и своих же собственных и прочих биологических останков. Тянущийся под полем мицелий отчасти пробивается гаусториями на поверхность, обволакивая и врастая ими в любую биомассу на какой-либо стадии разложения. Из подобных источников они и тянут в дальнейшем всё новые и новые питательные вещества, поступающие в близлежащие узлы склероциев для взращивания новых эмбрионов "мёртвых" непосредственно уже под самим полем боя или на обозримом расстоянии от него.

Во-первых, это позволяет захватчикам совершить следующее наступление непосредственно с того места, где, так сказать, "захлебнулась" их предыдущая атака.

Во-вторых, это вынуждает противника – то бишь, нас, – отступать шаг за шагом даже после выигранного сражения, так как постоянно сохраняется реальная угроза внезапного пробуждения нового отряда гомид симилисов в непосредственной близости от наших позиций. И, как позволяет судить опыт, - в ближнем бою у человека фактически нет шансов против "мёртвого".

Ну, а в-третьих, даже находясь на значительном удалении от объекта и не имея возможности в полной мере полагаться на питательный раствор, поступающий по "хоботку" в центр "грибницы", гифы гоминум мицелиума, благодаря такой дополнительной питательной среде, продолжают рост, простираясь в своей экспансии всё дальше.

Единственным вариантом приостановить распространение заразы – это оградить мицелий от источников дополнительного питания. Мы рекомендуем после боестолкновений немедленно зачищать поля сражений, попросту выжигая огнемётами и напалмом все дополнительные источники питания для гоминум мицелиума. К слову, само тело "грибницы" залегает на расстоянии около полуметра от поверхности земли, и простирается в глубину от двух метров по краям до двадцати метров в самом эпицентре заражения. Конечные размеры пока неизвестны – все гоминум мицелиумы пока продолжают расширяться...

 

 

 

"29 ИЮНЯ 2036"

 

Соединённое Королевство;

автономный регион Шотландия;

округ Аргайл-энд-Бьют;

военно-морская база "Клайд".

В одно из просторных подземных помещений базы дислокации британских субмарин, вошла, сопровождаемая тремя учёными в белых халатах, небольшая делегация людей в строгих деловых костюмах и военной форме различных родов войск Великобритании. Из-за высоты потолков в помещении, их шаги гулко отзывались эхом, пока они направлялись к одиноко стоящему посередине помещения сооружению.

Это была небольшая, примерно три на три метра, комната. Её стены были собраны из различных композитных материалов по типу танковой брони и достигали полуметра в толщину. Делегация остановилась в десятке шагов от единственной стены, в которой был длинный и узкий оконный проём, застеклённый специальным прозрачным бронепакетом. Благодаря его зеркальности, изнутри комнаты в это окошко можно было разглядеть лишь собственное отражение, а вот снаружи как раз наоборот – комната и всё, что в ней происходит, отлично просматривалось. Сейчас сквозь полосу бронепакета просматривалось достаточно ярко освещённое холодным белым светом абсолютно пустое пространство с голыми стенами.

Посреди комнаты находилось неизвестное существо, чем-то напоминавшее человека, который, однако, пережил целую серию ужасных операций и ампутаций с дальнейшим протезированием. По всему его телу струились какие-то разноцветные огоньки, дрейфуя по сложной системе странных полупрозрачных шлангов различного диаметра. Эти шланги в самых неожиданных местах внезапно уходили под кожу или, напротив, выныривали наружу, чтобы примкнуть к также торчащим отовсюду из живой плоти искусственным механизмам из матового тёмно-серого неизвестного материала, внешне схожего одновременно и с металлом, и с пластиком. За исключением рта и правого глаза, голова существа практически полностью состояла из хитросплетения какой-то электроники, проводов, горящих и мигающих диодов, а также трёх оптических приборов на месте левого глаза. К верхней части головы крепилось опускающееся на лицо забрало, на внешней стороне которого в левой части располагались такие же, похожие на камеры, устройства, как и на месте одного из глаз. Корпус тоже представлял интерес: спина была почти полностью биологической, кроме гибкой узкой ребристой полосы вдоль позвоночника со шлангами, отходящими от неё из мест крепления рёбер к голове. А вот передняя часть была полностью облачена в подобие панциря, который, судя по внешнему виду, мог открываться, сворачиваясь наподобие роллеты, и имевшем на себе несколько рядов с какими-то символами белого цвета. Нижний же ряд состоял из четырёх знаков: три повторяющихся рисунка в виде зелёного круга, внутри которого находился вытянутый по горизонтали чёрный овал с белой окантовкой, а на последнем, четвёртом, знаке овал почему-то не имел белого контура. Конечности состояли из, казалось бы, хаотично чередующихся между собой живых биологических участков с механическими. Однако более детальное рассмотрение выявляло определённые закономерности в расположении механических узлов – все они находились в местах суставов и креплений основных мышц, защищая наиболее слабые и уязвимые места, а также увеличивая потенциал конечностей в целом. Правая рука оканчивалась ладонью с живыми и вполне человеческими пальцами, а вот на левой вместо кисти был поворотный вокруг своей оси механизм с тремя различными, выступающими под определённым углом в стороны, деталями, к которым, похоже, крепилось вооружение или какое-либо другое оборудование. В общем и целом, примерно так, наверное, люди и представляли себе полную киборгизацию человека.

Минут десять делегация рассматривала "киборга", указывая на какие-либо детали в его внешнем виде, и о чём-то переговаривались между собой. Наконец, человек в чёрном костюме с голубым галстуком и растрёпанными седыми волосами окончил свою оживлённую дискуссию с седым военным в форме британского вице-адмирала и громко прервал затянувшееся перешёптывание:

– Ладно, профессор, насколько опасно заходить внутрь?

Профессор Иннес Мактавиш - невысокий упитанный мужчина в белом халате со свежими пятнами кофе, - мгновенно отделился от общей группы и подошёл к стеклу комнаты, указывая пальцем на существо:

– Вопреки распространённому среди вас мнению, которое я только что услышал, наш объект исследований до сих пор не предпринимал никаких опасных действий, пока мы брали у него на анализ образцы крови, ткани и экзоскелета. Так что я склонен полагать, что вам, уважаемый премьер-министр, тоже будет относительно безопасно зайти внутрь, – профессор повернулся лицом к задавшему вопрос гостю, – Кроме того, у нас, у научных сотрудников, вообще складывается мнение, что он вообще не собирается совершать какие-либо глупости…

– Стоп, стоп, стоп! – нервно прервал профессора Мактавиша колонел в бежевой униформе британской Особой Воздушной Службы с нашивкой "Эллингтон" на правой стороне кителя. Он сделал пару шагов навстречу профессору, оторвавшись от группы других военных и продолжил:

 – Вас и ваш персонал привезли сюда и познакомили с подопытным буквально этим утром, а вы уже сейчас тут рассуждаете, как будто знакомы с ним несколько лет! Я, в отличии от вас, вот уже вторую неделю отвечаю за безопасность этой части базы – с того самого дня, когда Клайв приволок сюда из Испании этого "терминатора", - офицер слегка обернулся, указав жестом на одного из военных в форме вице-адмирала.

Тот усмехнулся и что-то прошептал на ухо стоявшему рядом с ним офицеру в военно-морской форме. Полковник же продолжил:

– Поверьте, я успел уже повидать всё его "дружелюбие" и то, как ловко он орудует случайно попавшей ему в руки электроникой! Вы что же, думаете, он просто так сидит в пустой бронированной комнате с зеркальным бронепакетом вместо стёкол?

Профессор слегка замешкался и, потупив взгляд, молча принялся застёгивать свой халат, забрызганный кофе. Слегка затянувшееся молчание прервал вице-адмирал:

– Ладно, Иннес, не обижайся на моего коллегу – он просто заботится о безопасности, как того и требует его должностная инструкция. Но вопрос остаётся тот же – безопасно ли мистеру Джонсону войти внутрь?

Мактавиш после слов колонела SAS заметно занервничал и взглянул на своих подопечных, как бы ожидая от них подсказки, но уже через несколько секунд и сам нашёлся, что ответить:

– Мы всё равно считаем, что ничего страшного не случится, если мистер Джонсон войдёт внутрь, – профессор слегка замялся, вдруг ощутив выступившие струйки пота у себя на висках, и поэтому полез в задний карман брюк за платком, слегка нерешительно продолжив:

– Кроме того, колонел Эллингтон и многие из вас вооружены, так что вы могли бы вместе с нами сопровождать премьер-министра, чтобы предпринять, в случае чего, все необходимые действия по его защите…

– Это я и сам бы догадался, профессор Мактавиш, – перебив Иннеса, махнул рукой колонел SAS, после чего вопросительно обернулся на премьер-министра.

Борис Джонсон на мгновение перевёл цепкий взгляд своих голубых глаз с Эллингтона на профессора, потом на пришельца, ходившего кругами по комнате, после чего решительно произнёс:

– Если он действительно разумен, то я просто обязан попробовать с ним поговорить и попытаться наладить контакт, чтобы остановить это безумие вокруг! Открывайте, мистер Мактавиш!

Профессор засуетился и принялся копошиться по своим многочисленным карманам, пока все присутствующие не спеша двигались ко входу в комнату. Какой-то офицер в берете защитного цвета и камуфляжной форме, шедший одним из последних, задержался возле профессора, после чего протянул к нему руку и взял висевшее у него на шее удостоверение с магнитной полосой:

– Ключ, – коротко прокомментировал он своё действие.

Профессор схватил своё удостоверение, заботливо поданное военным, пробормотал что-то невнятное, и быстрым шагом направился к герметичной двери, сопровождаемый внимательным взглядом офицера.

Когда дверь открылась, существо остановилось, развернувшись в сторону входа. Предварительно вынув из кобуры свой P228, первым в комнату вошёл один из офицеров SAS, который обеспечивал на базе сопровождение и безопасность сегодняшней делегации. Следом вошёл колонел Эллингтон – также с личным оружием в руках, потом один из учёных, а потом очередь дошла до Бориса Джонсона и остальных.

С появлением Джонсона, "киборг" заинтересованно принялся разглядывать с ног до головы премьер-министра, переключая что-то у себя возле левого искусственного глаза, а Борис, в свою очередь, также молча рассматривал пришельца. Так продолжалось несколько секунд, пока пленник медленно не указал своей левой рукой на премьер-министра:

Миж кэ́пит эт? – ровным и низким голосом задал он вопрос.

– Что он спрашивает? – набросился на профессора Мактавиша один из мужчин в тёмно-голубом костюме, стоявший рядом с Борисом Джонсоном. Профессор растерянно и слегка испуганно затряс головой из стороны в сторону, пытаясь дать понять, что он не знает ответа на этот вопрос.

Премьер-министр же решил, что для плодотворной дискуссии не стоит вести себя, как на допросе. Поэтому Борис для начала решил представиться – он приложил руку к груди и чётко, чуть ли не по слогам, произнёс:

– Борис Джонсон, глава правительства Соединённого Королевства!

Существо опустило руку, чуть помолчало, как бы раздумывая над ответом, а после приложило руку к своей груди:

Ка́эл-Спэ́тиус Кэ́лриже, ми́лэт-сти́лур эт "Нэ́вилант-Ду".

Чуть помолчав, "киборг" продолжил:

Мэ Хо́мижэ эт, – с акцентированным ударением на первый слог во втором слове произнёс пленник и снова протянул руку в сторону премьер-министра, начав обводить ею всех присутствующих:

Миж дэр эт?

– Мы - человечество, люди, – вступил в разговор Джонсон, догадавшись, что хотел узнать его собеседник из глубокого космоса. Существо снова опустило руку, ненадолго замолчав, оглядывая оценивающе премьер-министра. Потом оно перевело взгляд на стоявшего рядом с Борисом военного, потом дальше на каменное лицо колонела SAS. "Киборг" не дольше пары секунд всматривался в лицо каждого из стоявших перед ним людей, после чего поднёс правую руку к своей голове и провёл какие-то манипуляции с одним из расположенных там механизмов. Огоньки по его телу мигнули и вдруг все стали одного цвета – белого. После чего пленник с явной вопросительной интонацией произнёс тем же низким раскатистым голосом, пытаясь выговорить произнесённое Джонсоном слово:

Дэр но́мус "Хьу-у-уман" эт миж?

– Да, люди! – утвердительно кивнул Борис Джонсон, уловив человеческое слово в вопросе "киборга".

В ответ пленник заметно повысил интонацию:

Кэ́рми о́блимус миж?? Миж Хо́мижэ эт фэ́ктум, дэс "хьюман" никт! – на последнем предложении пленник снова, но уже более резко, обвёл рукой всех присутствующих.

Военные, уловив на слух некую агрессию в интонации "киборга", моментально вскинули свои табельные "зиг зауэры", но Борис спокойно скомандовал:

– Не стрелять. Тише, опустите оружие, мы с ним просто беседуем…

Военные осторожно опустили оружие, не сводя глаз с чужака, а Джонсон вновь обратился к пленнику:

– Вы называетесь "хомиже"? – указал он рукой на существо, сделав на манер пришельца акцент на первом слоге в названии расы.

"Киборг" расправил плечи и приложил к своей груди обе руки:

Мэ Хо́миже эт!

После чего сразу же указал в небо, а потом обвёл рукой всё вокруг себя:

Мэж Хоми́жум э́тур!

Джонсон не совсем понял, что имел в виду его собеседник в своём последнем предложении, но почувствовал, что, по крайней мере, не ошибся по поводу названия их расы.

– Вы – хомиже, мы – люди! – продолжил беседу премьер-министр, – Почему война?

На последнем вопросе Борис ясно указал поочерёдно на пистолеты в руках военных. "Киборг" замолчал, как будто что-то обдумывая и переваривая незнакомые слова премьер-министра, после чего снова дотронулся правой рукой к механизму на своей голове. Огоньки на его теле одновременно мигнули, после чего загорелись ярче и стали гораздо быстрее перебегать по многочисленным шлангам хомиже:

Фо́лсэм-хоми́жум дэр "хьюман" э́нитит крир нифт кри́жум фэр. Хасэ́м мэж Кри́жум э́тур, миж облимэ́ пэ́трум эк облимэ́ фэ́лум… Миж Хоми́жум эт профэ́гос эк крир э́нитус – но́мус дум!

Иннес Мактавиш, пока "киборг" говорил, смотрел на него немигающим взглядом, а его губы едва заметно шевелились, будто он повторял всё за хомиже. Джонсон заметил это странное поведение профессора, слегка наклонился в сторону ближайшего учёного и зашептал:

– Что это с профессором?

– Не знаю, – зашептал тот в ответ, бросив взгляд на Иннеса, – Впервые такое вижу…

– А какая-либо запись сейчас ведётся? – решил ещё уточнить Борис, – Надо же потом понять, что этот "терминатор" нам говорит…

Миж крир э́нитус, – закончил "киборг" и указал рукой в сторону присутствующих.

Джонсон моментально повернул голову в его сторону, сделав вид, будто он слушал всё, что ему говорил хомиже, очень внимательно и ни на что не отвлекался.

– "Хюман" профэ́гос, - тише обычного добавил "киборг". Потом снова принялся с воодушевлением что-то перебирать у себя на голове правой рукой, попеременно дотрагиваясь до ещё каких-то механизмов в районе шеи. Вдруг огоньки по его телу замигали зелёным цветом, а хомиже резко ткнул пальцем непосредственно в премьер-министра Джонсона и неожиданно для всех присутствующих гаркнул на чистом английском языке:

– Ренегат!

 

 

 

"14 АПРЕЛЯ 2036"

 

Космическое пространство у границ Солнечной системы;

2685 астрономических единиц от планеты Земля;

орбита транснептунового астероида 2014 FE72;

вакуумник хомиже "Нэвилант-Октэрмут".

Фэ́ндум-Спэ́ритис Ви́ртиже – сэ́лут-кэ́нстом одного из патрульных нэ́вилантов Хоми́жум, поднялся на мостик, чтобы принять управление кораблём вплоть до его повторного прибытия на Тэ́ррум. Осталось совсем немного, и Ви́ртиже в составе космического патруля, состоящего традиционно для Хоми́жум из новуми́жур нэ́вилантов, прибудет к отдалённой от основных путей планете. Патруль будет обязан взять Тэ́ррум под свой контроль, нейтрализовав любые признаки угрозы для основной флотилии, уже выдвинувшейся в эту точку галактического пространства. Она и будет вершить запоздавшее правосудие.

Хоми́жум были практически полностью киборгизированы, поэтому срок их жизни был долгим, исчисляясь в земных годах целыми тысячелетиями. Первые 30-40 лет своей жизни каждый хо́мижэ рос также, как и люди, так как на детей распространялся запрет киборгизации. Становясь зрелым, хо́мижэ выбирал свою будущую профессию, от выбора которой и зависело направление в киборгизации. Ми́лэт-сти́луры, например, заменяли левую руку на механику, к которой крепились различные виды вооружения, и устанавливали себе щиты. А сэ́лут-кэ́нстомы, к которым принадлежал Фэ́ндум-Спэ́ритис, заменяли, в первую очередь, органы зрения и слуха для лучшей ориентации в космическом пространстве, и устанавливали себе множество переходников для соединения с бортовым компьютером и другими механизмами.

Ви́ртиже был ещё молод, когда один из колонистов – Э́ктус-Вэ́нту Лу́миже – нарушил установленный порядок по созданию новых кэ́лумов на пригодных для жизни планетах, и увёл свой шарообразный колониальный нэ́вилант куда-то в ещё не исследованное пространство и кэ́рми на долгие тысячелетия.

Недавно от сэ́лут-кэ́нстомов торговых нэ́вилантов, которые возили грузы для другой цивилизации в эту галактику, стали приходить оповещения ми́лэт-пэ́тритам, что, проходя через этот рукав галактики, приборы их кораблей стали фиксировать какие-то странные сигналы. Ближайший патруль Хоми́жум, в который входил и нэ́вилант Фэ́ндум-Спэ́ритиса, моментально получил директиву от кэ́пит-инфэ́ниже выяснить, где находится источник сигнала и что он из себя представляет. Ви́ртиже совместно с другими сэ́лут-кэ́нстомами сумел выделить сигнал, являвшийся радиоволнами, и установил его источник – удалённая ото всех заселённых миров планета Тэ́ррум, вращающаяся вокруг жёлтого карлика. Были запущены зонды, которые, по возвращению обратно, показали не только наличие жизни на планете, но и то, что её главенствующей формой являются сами Хоми́жум, только очень молодые и ещё не подвергшиеся киборгизации.

Как отдалённая планета могла оказаться заселена детьми – никто не понимал, пока не вспомнилась уже подзабытая история с пропавшим кэ́лум-нэ́вилантом. К слову, мэ́гнум нэ́вилант Лу́миже обнаружили тут же – на орбите Тэ́ррума. Он уже давным-давно покрылся космической пылью и не функционировал. Но, судя по всему, Э́ктус-Вэ́нту всё же основал свой кэ́лум на Тэ́рруме – в доминанте другой цивилизации и вдали от космических пространств, принадлежавших испокон веков Хоми́жум. Тогда сэ́лут-пэ́триты с родной планеты Хоми́жум предложили тэ́жо с дальнейшим внедрением нескольких молодых и подающих надежды хо́мижэ на Тэ́ррум, чтобы те установили с новым кэ́лумом связь. Но, к сожалению, им это не удалось – они были схвачены и, фактически тотчас же, были казнены местным населением. Попытки, шокированного таким поворотом событий, Ви́ртиже самостоятельно вступить в контакт с местными также закончились безрезультативно – оми́т хо́мижэ и их нэ́вилант были атакованы.

Становилось ясно, что взять под контроль, затерянный и незапланированный, кэ́лум на Тэ́рруме не представляется возможным. К тому же, Хоми́жум предстояло отвечать перед своими соседями о том, что их кэ́лум делает на территории чужой доминанты. И тогда кэ́пит-инфэ́ниже отдал приказ тихо нейтрализовать угрозу на Тэ́рруме и взять его под контроль до прибытия флота с родной планеты Хоми́жум. Одичавшая колония должна быть либо уничтожена, либо покориться и принять традиционный уклад всей расы. А что касается Лу́миже, который наверняка ещё был жив, то местные обязаны были сдать его в руки правосудия Хоми́жум.

Фэ́ндум-Спэ́ритис же, потеряв несколько подростков на Тэ́рруме и будучи сам атакованным, уже не ожидал каких-либо разумных действий со стороны дикарей на Тэ́рруме. Поэтому сейчас, имея на руках директиву от кэ́пит-инфэ́ниже, он был намерен подавить любое сопротивление местных хо́мижэ и загнать их в угол до прибытия основного флота, который потом и будет разбираться, кто тут прав, а кто виноват. А для осуществления своего плана и с целью максимально сократить свои боевые потери, он вместе со своим другом, сэ́лут-кэ́нстомом другого патрульного нэ́виланта, решил тэ́жо – быстренько сконструировал благодаря генной инженерии простейшее биологическое оружие, которое и должно было угомонить дикарей с Тэ́ррума. Так что расплата за смерти детей и, конечно же, нелегальное создание кэ́лума в чужой доминанте, была близка…

 

 

 

ЗНАЧЕНИЯ СЛОВ:

 

A-10 "Бородавочник" – Штурмовик для оказания авиационной поддержки сухопутных войск и поражения наземных целей

AC-130 (ЭйСи-130) – Летающая батарея поддержки сухопутных войск на поле боя

G3 – Надёжная автоматическая винтовка середины 20-го века

Sig Sauer P228 ("Зиг зауэр") – Компактный табельный пистолет многих военных офицеров НАТО

АМАН – Центральное управление военной разведкой при Генеральном штабе в Армии обороны Израиля.

Балто-Черноморский союз – Геополитическое и экономическое объединение стран в Восточной Европе (Беларусь, Литва, Латвия, Польша, Украина)

Гаустории – Боковые ответвления гифов гриба, проникающие в клетки другого организма с какой-либо целью

Гифы – Нитевидные образования грибов, служащие фундаментом для других образований и, благодаря которым, происходит распространение гриба под землёй

ЗУ ("ЗУшка") – Зенитная установка (прозвище данного вооружения среди военных)

Кома – Угрожающее жизни состояние, характеризующееся потерей сознания, отсутствием реакции на внешние раздражения, полным угасанием рефлексов, резким спадом сосудистого тонуса и замедлением пульса

Мадьяр – Венгр (самоназвание нации)

Метаболизм – Набор химических реакций в живом организме, необходимых для поддержания в нём жизни

Мицелий – Тело гриба, состоящее из гифов и других образований

Моссад – Спецслужба Израиля, занимающаяся сбором и анализом разведывательной информации, а также тайными операциями за пределами Израиля

Особая Воздушная Служба (SAS) – Элитное спецподразделение Вооружённых сил Великобритании, специализирующееся на разведке, проведении антитеррористических операций и участии в прямых боестолкновениях

Ризоморфы – Длинные шнуровидные сплетения гифов гриба, служащие для проведения и распределения питательных веществ внутри мицелия

Склероции – Тела различного предназначения, разной формы и величины, состоящие из тесно сплетённых гифов гриба и имеющие мягкую сердцевину

Спячка – Безопасный для живого организма период замедления жизненных процессов и метаболизма, позволяющий переждать неблагоприятные для жизни условия

Т-72М1 – Основной боевой танк Венгрии

Эпителий – Наружный слой клеток, выстилающий поверхность тела и его полости, в том числе и слизистые оболочки внутренних органов

 

 

 

ВОИНСКИЕ ЗВАНИЯ:

 

Хонвед – Рядовой (венгерское воинское звание)

Хаднадь – Лейтенант (венгерское воинское звание)

Сазадош – Капитан (венгерское воинское звание)

Гауптман – Капитан (немецкое воинское звание)

Эрнадь – Майор (венгерское воинское звание)

Сааль – Подполковник (израильское воинское звание)

Колонел – Полковник (британское воинское звание)

Оберст – Полковник (немецкое воинское звание)

 

 

 

ПЕРЕВОДЫ С ВЕНГЕРСКОГО ЯЗЫКА:

 

Аз иордёг – Чёрт возьми

Базд мег оз онядат! – Твою ж мать!

Курво – Блин, мля

Лоофасз – Конь педальный

Мениа фасзра! – Да пошёл ты!

Оз иштен лова басса мег! – Бог ты мой!

Пичча! – Офигеть!

 

 

 

КРАТКИЙ СЛОВАРЬ ЯЗЫКА ХО́МИЖУМ:

 

Дум – Мы

Дэр – Название, наименование, имя

Дэс – Обозначение противопоставления, сравнения одного предмета с другим

Крир – Война; с окончанием -ум – воевать

Кэ́лум – Поселение, колония

Кэ́пит – Командир, глава

Кэ́рми – Исчезать, пропадать, теряться

Миж – Вы, ты

Мэ – Я

Мэ́гнум – Большой

Мэж – Предлог "против"

Мэ́ридо – Соединение, объединение, слияние

Никт – Неизвестность, неясность

Нифт – Обозначение привычного, хорошо знакомого дела

Но́мус – Нет, не существует; в определённых значениях означает отрицание

Нэ́вилант – Вакуумник (звездолёт); с написанием через дефис порядкового номера – наименование вакуумника

О́блимус – Память; с окончанием -э – забывать

О́мас – Встреча; с окончанием -ит – встречать

Профэ́гос – Предатель, ренегат

Пэ́трум – Дом, родина, семья

Тэ́жо – Подготовка, тренировка; с окончанием -ум – подготавливаться, тренироваться

Тэ́ррум – Наименование хомиже планеты Земля

Фолс – Ложь, Ошибка; с окончанием -эм – ложный, ошибочный

Фэ́ктум – Обозначение равнозначности и общего смысла у двух слов или объектов

Фэ́лум – Цивилизация, раса, народ

Фэр – Разум, мысль

Хасэ́м – Деятельность, занятие, работа

Хо́мижэ – представитель Расы; с окончанием -ум – самоназвание Расы

Эк – Соединительный союз "и"

Э́нитус – Начало, точка отсчёта, первое действие; с окончанием -ит – начинать, запускать

Эт – Определённый артикль со значением "есть", "являюсь"; с окончание -ур – употребляется во множественном числе

Э – Один (числительное)

Ду – Два (числительное)

Тиб – Три (числительное)

Кэ́ту – Четыре (числительное)

Ки́нур – Пять (числительное)

Косэ́мт – Шесть (числительное)

Со́птиам – Семь (числительное)

Октэ́рмут – Восемь (числительное)

Новуми́жур – Девять (числительное)

 

 

 

ЗВАНИЯ И ДОЛЖНОСТИ ХО́МИЖУМ:

 

Ми́лэт-сти́лур – Десантник

Сэ́лут-сти́лур – Офицер-десантник

Ми́лэт-кэ́нстом – Пилот корабля

Сэ́лут-кэ́нстом – Капитан корабля

Ми́лэт-пэ́трит – Координатор кораблей

Сэ́лут-пэ́трит – Офицер-координатор

Кэ́пит-инфэ́ниже – Глава определённого ведомства

Похожие статьи:

РассказыПлечом к плечу, часть 1

РассказыБуква закона

РассказыКостюмированные

РассказыВ контакте с пришельцами

РассказыКотовторник

Рейтинг: +2 Голосов: 2 287 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Игорь Колесников # 17 сентября 2018 в 20:15 +1
Потрясно!
Очень интересно, продумано, здорово!
Серьёзный труд, много усилий затрачено.
Получилось весьма и весьма достойно. Понравились масштаб и нешаблонность задумки.
Умело, чуть ли не профессионально написано (если порыться, то можно найти опечатки, ошибки и косячки, но у кого их не бывает).
Единственное, что не понравилось, это начало-концовка. То, с чего всё начиналось в конце.
Довольно неубедительно выглядит причина конфликта.
Язык пришельцев откуда родился? Некоторые слова что-то напоминают.
0 # 17 сентября 2018 в 22:42 +1
согласен, концовка очень смазана, я буду ещё работать над ней.
Также буду дальше ллифовать текст - по сути это реально сырая версия.
Язык пришельцев имеет в основании мёртвый язык - латынь.
Игорь Колесников # 18 сентября 2018 в 17:10 +2
Ага, я так и думал.
На трезвую голову добавлю, что про грибницу мне понравилось. Оригинально. По крайней мере, я подобного не встречал, но товарищи, может, поправят.
А вот описание устройства "мёртвых" слишком уж громоздко и нудно. Стоило ли наделять их столь невероятным и неправдоподобным оружием, чтобы целый абзац путано пытаться объяснить принцип его действия?
Про горючие покровы вообще "рояль". Не сколько неожиданный, сколько не к месту. Прям вот так вот всё сошлось на счастье человечества. Не верю!
А написано всё равно здорово, и сюжет напряжённый. Обилие непонятных слов немного грузит, но и добавляет рейтинг произведению.
Братья Стояловы # 21 сентября 2018 в 02:53 0
Супер!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев