fantascop

Россыпь

в выпуске 2015/04/23
26 ноября 2014 - Valeri Bohov
article2924.jpg

Медуза, лежавшая на галечном берегу,

иссыхала. Тонкой струйкой

вытекала наполнявшая её влага.

Оболочка её сморщилась. Медуза,

 конечно бы, погибла, если бы не

маленький мальчик, который подобрал

 её своим совочком вместе с песком и галькой

 и бережно опустил нежное морское создание

 в воду, где оно ожило.

 

 

 

Туго закрученные океанские волны наперегонки катили к берегу, и, достигнув его, рассыпались, оставляя на песке мокрые следы и остатки пены.

Да, волны в океане были именно такими. А берег… Берег принадлежал маленькому островку. И таких микроскопических островков было полно на водной глади. Точнее островков было ровно столько, сколько звёздочек рассыпается на бескрайнем ночном небе.

На каждом островке жил человек. Один или с семьей. Ах, если бы им ещё никто не мешал! Ни стихия, ни ночные налётчики. Больше всего хотелось  им,  чтобы мирную жизнь их ничто не нарушало. Потому, что каждый из этих людей занимался любимым делом.

Одни ловили рыбу. Как же иначе – жить на море и не ловить рыбу? Так ведь нельзя! Они, да и другие люди, плели для этого сети. Сети плелись из вытащенных водорослей. А добытая тина высыхала на ветру и солнце, и тоже становилась прочной сетью. Как правило, водорослевые сети опускали в воду для ловли рыб. А тинные сети растягивали между пальмами, растущими на островках. В эти сети попадались летучие рыбы и, иногда, птицы. Пойманные птицы вносили разнообразие в рацион.

А ещё были мастера – парусники. Из огромных листьев пальм сплетали они чудные парусные изделия. Такие паруса можно было натягивать между стволами. Примитивно? Да, но работает! Но высшее мастерство – это парус в виде воздушного змея. Он маленький, этот парус, но забираясь в ветряные слои воздуха он несёт островок  с заметной скоростью и в нужном направлении.

Ведь острова надо буксировать! Мало ли: собраться вместе, завалиться в гости… А потом, основная наша зовущая и неосуществимая пока мечта? Вы ведь куда стремитесь в отпуск, в каникулы? Отвечу – к морю, на острова! Нам же сюда не надо. Мы итак уже здесь, на месте. Круглый год! И мы настолько «здесь», что купаться уже не хотим, надоело! А наша мечта это – стремление к Суше, к большой Суше, к континенту! Мы можем, конечно, сплотиться островами вместе, но это будет только заменитель Суши, суррогат, жалкая подделка! Настоящую Сушу это не заменит. Такую, знаете, чтоб вышел, и сплошь болота до горизонта. А пускай! Или сошёл на Сушу, а там песок кругом, пустыня. Песок, песок, песок… Иногда он ровный, а иногда морщится, сбивается в барханы, которые похожи на волны… Тьфу, ты! Стереотип мышления сковывает порою нашу фантазию. Или вылез ты в степь. Знаете, трава по пояс. Маки там или хлеба бушуют. А ты один посередине этого большого мира. А потом рожь от ветра пойдёт вдруг волнами… Тьфу! Опять за привычное цепляешься! Все эти видения Суши пришли к нам из древних мифов и легенд.

Среди островитян есть и строители. Они же и клеевары. Потому, что без клея строители на островах мало что могут. Клей делаем из водорослей агар – агар.  Долго варить его надо. А дома обычно мы делаем из кокоса и ракушек. По принципу «камень на камень, кирпич на кирпич». Их склеиваем; одно к одному, одно к одному; и пазл,… тьфу ты, дом готов. Остаётся накрыть его пальмовыми листьями.

Среди нас есть и тюкнутые романтики. Конечно! Посудите сами: они добывают только красоту, для любования — ракушки там, цветы…

При виде ветки кораллов у Вас перехватывает дыхание? Вы вскрикиваете восхищенно? Тогда получается, что и Вы из таких же!

Актинии или анемоны – «цветы моря». Конечно, красивы и сами цветы, и их названия. Это все морские организмы, обитающие на донном грунте. За ними ныряют. Из них выводят актинидии — стрекающие из класса коралловых полипов. От них пошли уже на поверхности острова – всякие киви. Потом кокосовые. Ну, и мангровые тоже.

В общем, все заросли из водорослей и сухорослей — это всё их заботы.

А из ракушек, добытых ими, часть идет, мы уже говорили, на строительство. А ещё часть – для выдува.  Можно просто дуть в ракушки, добиваясь разного звучания, можно сигналить, призывно звать кого – то, а можно, собравшись или поодиночке, выдувать мелодии.

Я почему говорю обо всём со знанием дела? Так я же вижу всё, что происходит передо мной. Я смотритель маяка, сижу на неподвижном острове. А ко мне уже цепляется  всё прочее население. Их разметает по морям и океанам шторм или ветер, а я созываю, как могу – световыми, да звуковыми сигналами, отмашками.

Мне подарили огромную раковину с толстыми стенками. Могу дуть в неё, а могу стучать по ней крупной костью. На воде звук далеко разносится и меня слышат на всех, даже далеко отнесенных, островах.

А ещё мы, островитяне, любим знакомиться и с удовольствием подбираем себе друзей из животного мира.

Морских черепах, например. Некоторые предпочитают, чтобы их островки буксировали черепахи. Расстояния черепах не пугают. Но черепахам надо время от времени в песке откладывать яйца. В них созревает их потомство. За отложенные в песок яйца черепахи могут не волноваться. Хозяин острова – человек обкладывает это место кокосами или огораживает камнями; втыкает палку с надписью «Занято». Правда, читать это предупреждение некому, но это не важно, таковы порядок и традиции.

Другие друзья жителей островов – муравьи. Вы задумывались, почему на наших островах – ни соринки? Потому, что мураши все смолачивают. Малейший мусор. А им что? Остатки рыб, креветок  или мидий бросишь; они и довольны. Для всех, кто живёт на воде, всегда важно знать – где юг, а где сегодня nord. Иначе, не сориентируешься. Звёзды же не всегда видны! Мураши же муравейники строят всегда с южной стороны пальмы. Так мы договорились! Поэтому наш народ муравейники не разоряет и не обливает горячей водой. И не только поэтому. Я говорил Вам, что у мурашей мощные челюсти – жеваки? Так вот, когда враги наши – ночные гости на нас нападают, то мураши следом за ручными медузами вступают в бой. Муравьи не попадаются на глаза; потому, как невидны в темноте. Но зато всё, что им на глаза попадается, мгновенно смолачивается. Начиная от сандалий и штиблет. Ну, и, конечно, пятки пришельцев их привлекают. Поэтому набеги разбойников проходят быстро: схватили сетки с сушённой продукцией, разорили муравейники и – дёру. Опресненную воду и выпаренную соль, если не спрятали, прежде всего, хватают. Но первые, кто принимает бой ещё на дальних подступах к острову – это наши медузы. Медузы разного размера, разной расцветки. Шупальца их разной длины. И что интересно: своих медузы не жалят. А вот тех, тех – да! Приходится чужакам, как сквозь заросли крапивы к острову продираться. Ведь остров к острову иной раз не подойдёт! Из – за выставленных в разные стороны деревянных пик.

От ночных грабителей, которые трудиться не любят, детей своих островитяне прячут так. Дети ныряют под свой остров. Там есть подготовленный бугорок с куполом, где можно отсидеться. С собой дети берут молоденьких муравьёв, чтобы их не затоптали. И забирают колышки с указателями «Занято», чтобы не подсказывать налётчикам, где есть яйца для глазуньи.

А когда на воде и на душе штиль, островитяне по одному или собравшись в группы, выдувают на своих раковинах прекрасные мелодии, в которых повторяют свист ветра и шелест волн. Мелодии говорят о восходе и заходе светила, о том, как выплывает загадочная луна, как она робко прячется за вуалью легких облачков, как она взрослеет.

Вообще мелодии вызываются тем, что людей трогает: закат, лунная дорожка, туман, рассвет, дыхание океана…

Мелодий островные жители знают много и слух у них замечательный. Да, что там, замечательный, — у всех островитян абсолютный слух! Хоть сейчас в консерваторию! Вместе они слаженно выдувают «Оду Океану», бравурную «Симфонию бурь», лирические песни о весне на море, гимн – сказку «Суша», баллады «Штиль» и «Отголоски грома», игривую песнь «Брызги».

Не только на саму жизнь влияют ветер, течения, солнце. На воде ведь многое решает стихия. Но стихия, естественно, отражается и в музыке. И хотя стихия и стихи – слова созвучные, но поэзии островной нет. Может быть, пока нет. Поэтому все наши чудесные мелодии звучат без слов.

Вот медузы, мы поняли,  очень музыкальны. Стоит заиграть «Оду Океану» как голубые и розовые медузы начинают кружиться парами.

Рассказать Вам о ближайших моих соседях? Пожалуйста!

Наши черепахи дружат; поэтому они дрейфуют всегда вместе, у маяка.

На островке живут Юна и Она. Он и она.  Такие длинные фамилии у нас носят островитяне княжеского рода. А занимаются Юна и Она добычей морских цветов и  красивых раковин.

Конечно романтики! Взгляните на их островок. Какой пышный сад у них, какие яркие цветники! Только у них над островом вьются бабочки – махаоны, капустницы, перламутровые бабочки. На других островках эти создания не приживаются.

У Юны и Оны есть детишки – пятилетние Нау и Кау. Почему не видны? Или поднырнули под остров, или катаются на морских черепахах, а могут плавать в сопровождении домашних медуз. Может, в гостях у сверстников. Мало ли?

Иногда я слышу их голоса:

— Победит тот, кто выловит восемнадцатилучевую звезду!

— Какая черепаха нырнув быстрее принесёт коралловую ветку, та и чемпион!

— Кто может лежать на спинке и не шевелиться?

Днем у нас, как видите, спокойно. А вот по ночам…

Исстари нашими врагами, ночными налётчиками, были злобные карлики. Я о них говорил, что они не любят работать. Но головы у них варят и варят неплохо. Они что придумали? Приспособили сов – этих ночных разбойниц жить с ними в союзе. Подкармливали птиц. Сейчас живут совы только на их островах. Совы откормлены. Птицы большие, как орлы. А карлики мелкие, крохи. Правда, очень злобные крохи. Угадали, к чему я? К тому, что карлики не выносят жжения медуз и укусов муравьев. Чтобы избежать это они науськали сов с ними или без – совершать ночные налёты на наши островки. Стимул, мотивация – рыба, яйца черепах, фрукты.

Со временем, в ответ, и мы придумали ПСО – противосовую оборону. Что это за ПСО? Как увидим сов, так разводим костры.  Совы не любят света! Для этого у нас подготовлены кучи сушеных водорослей и плавника. Возле них по ночам и дежурим.

Я говорю Вам про ПСО, говорил про пики, которыми ощетинились некоторые острова. Говорю, что мы придумали… На самом деле всё это – плод раздумий Умной Головы. Это должность. Выборная должность. Он постоянно должен заботится о народе. Другим тоже не запрещается думать, но у него это постоянная обязанность.

Вон чуть дальше виден его островок. Зовут его Дг – думающая голова.

Например, одна из его идей – соединить островки мостами. Одно время он доводил идею, аргументы до масс, то есть, до нас. Мотивировал тем, что мосты не дадут островам расходится на воде, позволят держаться рядом. Сэкономим на черепахах…

Потом он опровергал свою же идею – ведь только в споре рождается… Ну, Вы помните! Что без черепах будет пусто! Что теснота тоже не финики!

И ещё год он подвергал идею расчётам. Весь песок на своём острове он исчертил. А ответы каждый раз получались разные. Но отрицательных больше. В общем, идею отвергли – основа  для опор мостов уж больно зыбкая.

У Дг есть ручные осьминоги, он их прикармливает. Говорит, что глядя на них, ему лучше думается. А детишки поддразнивают мыслителя:

— Где спрут, там идеи прут!

А вот последнее предложение Дг — основную нашу мечту надо всемерно приближать! И ради этого собираем сейчас экспедицию. Экспедицию в поисках Суши!

Конечно, нам помешают шторма. Но они нам привычны. Взять последний шторм. Налетел, как всегда, внезапно. Закрутил. Вместе с ветром волны разослал в разные стороны. Только что нежно – голубого цвета была вода, а тут стала чёрной. Белой пеной вихри швырялись, пытались гребнями волн дотянуться до свинцовых туч…

Звереет шторм, злит его россыпь островов. Раскидаешь их. Разгонишь, а они опять вместе.

И пусть небо сейчас ещё пасмурно, а прошедший ужасающий шторм разметал острова, я уверен, что хмарь уйдёт, пронзённая лучами солнца, а потом выглянет само светило и окатит весь океан светом и теплом, и спасшиеся островитяне соберутся вместе.

А тогда мы сможем сыграть радостную мелодию, смысл которой в том, что можно преодолеть любые трудности даже там, где вся жизнь зависит от  океана, от стихии.

И огромная радуга тогда перекроет небосвод над нашими островами.

И женские лица снова станут красивыми, когда на них вместо слез появятся улыбки.

 

Похожие статьи:

РассказыБольшой Испаритель

РассказыВечер над морем

Рейтинг: +4 Голосов: 4 674 просмотра
Нравится
Комментарии (10)
Yurij # 27 ноября 2014 в 08:25 +2
Сложно судить об оценке, но, наверное, все же "+" за хорошее описание увиденного Вами мира. Атмосферу навевает, но явно не хватает сюжетной составляющей, хотя, скорее всего вы и не ставили для себя такую цель (сюжет).
Valeri Bohov # 27 ноября 2014 в 12:37 0
Юрий, здравствуйте!
Да, ни сюжета, ни диалогов, ни каких-либо узлов или закруток. Только внешние впечатления. Очень так хотелось.
С уважением Валерий
roman mtt # 24 апреля 2015 в 01:05 +2
Правильно. Такие вещи тоже нужны. Я, честно, все время читал и не понимал о чем речь с начала и до конца. Но образность местами очень понравилась. Никогда на морские темы сам не писал, а вот сейчас - буду пробовать. Спасибо!
valeri bohov # 25 апреля 2015 в 12:56 0
Роман, приветствую! Спасибо за внимание!
Дерзайте!
DaraFromChaos # 24 апреля 2015 в 10:31 +1
шорт, как это я пропустила!
хорошая зарисовка. очень
valeri bohov # 24 апреля 2015 в 12:21 0
Да, Дара. Мне тоже нравится, именно как зарисовка, как описание.
Как рассказ этот текст конечно не закончен.
Спасибо за внимание.2
Павел Пименов # 26 апреля 2015 в 04:57 +2
Традиционно ничего не понял. Совы? Вы серьёзно?
valeri bohov # 26 апреля 2015 в 12:29 0
Уважаемый Павел!
Что - то не вижу, что тут объяснять? Вроде всё там написано.
Как говорил Шолохов в каком - то интервью:
- Я всё сказал в своём произведении (или своим творчеством).
Павел Пименов # 26 апреля 2015 в 12:45 +1
Уважаемый Valeri Bohov!
Не обращайте внимание на моё брюзжание. Это у меня такое... творчески-ступорское. Хожу, брожу, читаю, брюзжу... Впечатлений набираюсь.
Valeri Bohov # 26 апреля 2015 в 15:18 0
Тогда успехов, Павел!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев