fantascop

Следствие ведут колобки или АСТРАльная шиза навсегда!

в выпуске 2015/08/27
3 августа 2015 - Темень Натан
article5428.jpg

Создано в угарном чаду комментариев к упомянутому рОману, весёлой компанией в составе: ДараИзХаоса (без комментариев), Кристобаль Хунта (бывший великий инквизитор) и Темень Натан (собственно автор).

Преуведомление невинному читателю: Этот параноидальный глюк является официально утвержденным фанфиком на опус великого и ужасного афтыря Натана Темня «Бесценный дар».

Читать настоятельно рекомендуется после ритуальных танцев вокруг священного кокоса и пары-тройки эклерных косячков.

И да прИбудет с вами Свинопоня.

Предупреждение от афтыря: Всё,  написанное ниже, может повлиять на неокрепший ум читателя. Поэтому настоятельно рекомендуем увести ваших детей (не достигших 18лет) людей с неустойчивой психикой и беременных женщин от наших голубых  экранов... э, мониторов.

 

***

За постройкой новой оранжереи в Ботаническом саду звери из зоопарка наблюдали через кованую решетку.

- Интересно, а что за растение там будет жить? – поинтересовался бегемот, носивший кличку Альфреда (сторожа ласково называли его Альфиком).

Тощая длинношеяя жирафа по имени Гонория, страдавшая неприличной болезнью, всего на одну букву отличавшуюся от ее собственного имени, вытянула шею и заглянула через стеклянную крышу оранжереи.

- Несут! Несут! - торжественно провозгласила она.

Все звери засуетились, пытаясь просунуть морды сквозь решетку, но удалось это только Альфику, который застрял приплюснутым сопящим носом меж изображений переплетенных лавровых венков.

Растение – прекрасный цветок – гибрид астры, орхидеи и белой розы – осторожно высадили в цветочный горшок три лучших садовника, а затем ушли, оставив у дверей двух терминаторов. Устаревшие модели встали на страже, как ифриты у гробницы царя Сулеймана, держа базуки наперевес.

Поняв, что ничего интересно сегодня больше не предвидится, потому что единственный в мире цветочек, капризно пожав лепестками, закрыла глазки и улеглась спать на моховом ложе, звери отхлынули от решетки. Альфик попытался было последовать за ними и вернуться к кормушке, но нос его застрял намертво.

Отчаянный вой разнесся по зоопарку, пробудив не только тигров в клетках, но царя зверей – льва – по кличке Премьер, и даже вечно пьяного сторожа Степаныча. Все поспешили на помощь незадачливому бегемоту, только баран по имени Евстахий, пристроившись к могучей попе Альфика, был занят явно не вытаскиванием товарища из решетки.

- Раз-два, взяли! – покрикивал Евстахий, ритмично двигая крупом.

Несчастный Альфред, чувствуя, что сзади происходит что-то интересное, но не совсем ожидаемое, жалобно подвывал, дергая мордой и попой одновременно.

Наконец, совместными усилиями всех зверей, Степаныча и руководящего процессом Евстахия бегемота удалось освободить. Правда, вместе с куском лаврово-кованого венка, повисшего на шее Альфика. В последний момент один из остро заточенных листочков от резкого рывка оторвался и, взлетев в воздух, с размаху вонзился в глаз стража-терминатора.

Замигав всеми датчиками и микросхемами, Арни завыл, как пожарная сирена и резко дернул листок из глаза. Рассчитывать силушку безмозглый робот никогда не умел: лавр вылетел вместе с глазом и с размаху впечатался на свое законное место – в венок, ныне украшавший шею бегемота. Обожженный горящим куском металла Альфик равизжал, как порося мелкопорезанная.

- Ну что за свинство! – капризным тоном пропела девочка-цветочек. – У меня, может быть, после длительного перелета, голова кружится, а мне поспать не дают, - и, заломив зеленые ручки-веточки, разрыдалась.

Висевший на пожарном щите огнетушитель, во все глаза любовавшийся на красотку, печально вздохнул.

- Бедняжечка! – прошипел он, с трудом сдерживаясь от избытка эмоций и стараясь не брызгать пеной.

Почувствовав поддержку, Астра разошлась еще больше.

- Мне здесь не нрааааавится!!! – заныла она. – Хочу свободыыыы… в родные джунгли…

-Здесь нет джунглей, только лес средней полосы, - печально сообщил огнетушитель.

- А там тихо и спокойно? – поинтересовалась Орхидея, кокетливо стреляя тычинками в нового друга.

- Дааа, - просвистел тот, становясь из ярко-красного пунцовым и шипя от переполняющих его чувств. – Хочешь, я отведу тебя туда?

Повнимательнее вглядевшись в огнетушитель, девочка-цветочек почувствовала, как из глубины ее корней поднимается странное, доселе неведомое чувство.

- Хочу… - прошептала она. – Ты такой милый, добрый. А еще, - она окинула взором могучее прямоугольное тело, - ты такой сильный. И сексуальный. Давай же убежим вместе.

***

Когда влюбленная парочка покидала оранжерею, девочка-цветочек и огнетушитель марки F5-МА, а попросту – Фома, - были так заняты друг другом, что не заметили, как из двух канализационных люков выглянули головы двух шпионов. Одна голова была слегка сплюснутой, похожей на голову змеи – от нее исходило радужное сияние. Вторую же было трудно даже идентифицировать как голову, потому что она имела вид жидкий, несформированный и уже начала было просачиваться через отверстия в люке, когда радужная змея, стукнув кусок жидкого металла по длинному отростку, прошипела:

- Идиот, сиди смирно! Все равно завтра нам поручат их искать! Мы ж самые детективные и безмозглые колобки в мире.

- Тогда я за ними прослежу, - булькнул жидкий, утекая обратно в канализацию. – А ты последи, чтобы от нас этот выгодный заказец не убежал.

- Замётано! – произнес радужный, растворяясь в г*не и оставляя в воздухе слабый запах карамели.

***

Директор ботанического сада бился в истерике головой об стол:

- Уже неделя прошла, а вы все никак не найдете пропажу! Какие вы (цензура) лучшие дефективы города!!!

Сидящий перед директором Колобом – разноцветный, обсыпанный сахарной крошкой, развел короткими ручками и вздохнул.

- Мы делаем все возможное, но вы же понимаете: не все дела раскрываются за несколько дней!

***

Подслушивавшие звери из соседнего зоопарка хором вздохнули. Тяжелые кожаные, водо-пото-ядрёно-взрывно непроницаемые шторы на окнах кабинета качнулись, но заметил это только колобок. Продолжавший глумиться над собственной головой и казенным имуществом в виде стола директор ботанического сада ничего не увидел.

- А давайте, сами найдем девочку-цветочек! – предложила жирафа с неприличной болезнью или кличкой О_О. – И получим милльонный гонорарий.

- Ты уже один получила, - нехорошо оскалился баран Евстахий.

- Да! – внезапно подхватил безумную идею Альфред, помахивая коротким хвостиком на зажившей попе. – Вернем астрочку в садик.

Бегемот томно закатил глаза и мечтательно вздохнул: мысли о  прекрасном цветке, которому Альфик готов был вручить лавровый венок с рубином – вместо обручального кольца, - занимали мысли толстомордого животного всю последнюю неделю.

Евстахий нехорошо оскалился, глядя на влюбленного бегемота, но потом неожиданно стукнул копытцем.

- Я с вами, друзья! Не оставим же орхидеюшку в беде. Это огнетушитель – парень коварный. Поматросит и бросит, а она там одна, в темном, незнакомом лесу останется, - и про себя добавил. – Дорога длинная, лес темный, ночки безлунные. О, мечта моя, Альфик!

***

Выкатившись из кабинета директора, колобок принял привычную ему, червеобразную форму и, добравшись до канализационной решетки, отстучал морзянкой сообщение жидкому брату:

«Юстас – Алексу.

Тридцать три кактуса и бочка апельсинов. Братья Карамазовы в деле. Не забудь придушить Плейшнера»,

что в переводе с червячно-сериального на нормальный человеческий язык означало: «Ищи девку и шланг. Звери тоже слиняли. Найдем всех – получим кусу бабок. Главное, чтобы со вставными челюстями не подсунули».

***

За неделю, проведенную в обществе прекрасной девочки – то ли астры, то ли орхидеи, то ли каравеллы на зеленых волнах – огнетушитель Фома понял две важные вещи. Первая: любовь иногда должна быть платонической. Вторая: огнетушители на Виагре не выживают. Дольше трех дней.

Побоявшись озвучить пункт первый, второй Фома все-таки донес до своей любимой, донеся ее до ближайшей кафешки, пока она пребывала в пятиминутном оргазме.

Заказав столько, сколько ни одну нормальному противопожарному прибору не съесть, Фома было уже начал процесс питания, но тут Астрочка пришла в себе и начала опять требовать ласк в пенной ванне и секиса.

Резонно указав барышне на то, что ванны в кафе не наблюдается, а в биде в туалете она не поместится, огнетушитель временно заткнул подругу, засунув ей в рот пятикилограммовый торт с низкокалорийными сливками.

И тут в кафе появился новый посетитель. Сложения он был богатырского, и от него исходила аура такой звериной силы, что Астра невольно засмотрелась, подавившись тортом. Строго посмотрев на неё сквозь пижонские очки, новичок выдал:

- Сара Коннор, я пришел, чтобы защитить вас!

-А я не Сара Коннор, - пролепетала Астра, - я Астра Боннор-Хилькевич!

Здоровяк посмотрел на отфыркивающегося от кофе подозрительного типа, сидевшего за соседним столиком и явно похоже на классического убивца из детективов (тихого, сложения хрупкого и одетого как пижон из Сити), и ехидно спросил:

- Ты кого нашел, жидкий придурок? У тебя, похоже, жидкие мозги через нос вытекли!

- Фигасе наезды, Арни, - капризным голосом взвыл мокрый терминатор. - Сам, небось, тоже не в ту эпоху припёрся!

- Ну, мы пойдем? - робко спросила девочка–цветочек, засовывая в дамскую сумочку недоеденный торт и подхватывая под шланг Фому.

- Стоятьблин!- взвыл жидкий терминатор, перехватывая беглянку.

- Селфи в двадцать первом веке! - рыкнул Арни, щелкая всех с айфона...

В это мгновение жидкий с плеча огрел предыдущую модель по шее монтировкой. Арни обмяк, выронил ружьё и повалился на траву рядом с санитаром Грегом, только что прибывшим, чтобы зафиксировать одноглазого героя.

- Шволочи!!!! - прошамкал Арни беззубым ртом (протез улетел далеко в кусты). - Мне нужна была ваша одежда и мотоцикл!!!!

- Фих тебе! - ответил жидкий терминатор, заглатывая вставную челюсть и стекая в канализацию...

***

В деревне с кодовым названием Гадюкино, куда Фома привез девочку-цветочек, стояло жаркое сенокосное лето. Астрочка поддалась на уговоры любимого, потому что тот обещал ей медовый месяц в улье с плечами, темные лесные поляны и не изгаженную нитратами землю-матушку.

Однако, за полчаса до подъезда к Гадюкино, их верная газонокосилка, жалобно чавкнув, харкнула на дорогу бензином, мгновенно превратившимся в коровью лепешку, и заглохла.

Остановив проезжавшего мимо селянина на волооком коне, огнетушитель и орхидея под угрозой распиливания пахаря на сено ножами газонокосилки, отняли коня и двинулись дальше.

И никто не заметил, как коровья лепешка загустела, и, отливая в лучах полуденного солнца металлическим блеском, начала трансформироваться в жидкого терминатора.

***

Степаныч грустно смотрел вслед мотоциклу. За долгие годы работы в ГИБДД-е еще никто его так нагло не кидал. Проклятый незнакомец вёл свою игру, которой, угрожая оружием, заставил участвовать и его - майора полиции. И ещё...

- Он забрал мою одежду, - зло процедил сквозь зубы доблестный страж порядка. Сплюнув, он отбросил в сторону кнут, и поплёлся по шоссе в сторону деревни.

 

Глюк первый, порожденный безмозглой девочкой-цветочком под влиянием гадюкинской конопли (вбоквел).

Астра стояла на крыльце, едва сдерживая слёзы. Первым припал губами к перстню дон Федорино, затем подъехавший дон Фомино. Главы картелей уважительно приветствовали нового дона над донами. Новоявленная донья Астрино взглянула куда-то вдаль и произнесла сиплым голосом:

- Теперь мы заставим уважать нас! Созывайте людей - семья переходит на матрасы на период войны за влияние!

***

-На тебе, скотина! - надрывался Дамблдор, от души охаживая ученика розгой по заднице.

- Я больше не буду! - орала жертва мага-алкоголика. - Отпусти меня старый (цензура)!

Никто из этих двоих не замечал, как в дверь, плотоядно ухмыляясь, заглядывает очкастая рожа.

«Да! - думал Поттер. - Не зря я кошака замочил и припугнул этого ублюдка Мафлоя! Теперь неделю тёмный сученыш сесть не сможет!

***

Орхидее нравился деревенский домик: темный, пыльный, с таинственным чердаком и еще более таинственным подполом.

Но более всего Астра возлюбила сортир: по причине наличия в нем неиссякаемого источника натуральных удобрений.

Вот и сегодня утром, проводив огнетушитель на разведку (прошли слухи, что стадо бешеных зверей, включая горящую жирафу, тушканчика, бегемота, носорога, барана, орденоносных козлов и сторожа Степаныча, приближается к Гадюкино. Что им было надобно – никто не знал, но на всякий пожарный все заранее пребывали в страхе и трепете), девочка-цветочек отправилась принимать утреннюю ванну.

В сортире было темно, приятно пахло навозцем и трупным ядом. В эти ароматы как-то некстати вклинивался запах бензина и горячего металла.

Орхидея нервно сглотнула.

- У ти, какая впечатлительная! - хихикнул кто-то прямо над её ухом.

Астра резко обернулась и с ужасом уставилась на крыса. Хвостатая скотина за прошедшую ночь заметно подросла, и теперь доставала перепуганной девушке почти до плеча. Пока Астра пыталась придумать подходящие слова для создавшейся ситуации, крыс с интересом понюхал очистки, обильно приправленные мелкозернистой блевотиной.

- Блины с мёдом? Хэ! Неплохо кормят в этой халупе!

Эти слова вывели Астру из ступора. Она сорвала со стены тромбон, на котором, по рассказам Дуняши, любила играть джаз бабка Матильда, посещая сортир по большой нужде.

- Воу, воу! - захохотал крыс. - Ты что это, дубина, Нильсем из сказки себя вообразила? Так знай, что никакая музыка...

Дальше хвостатый продолжить не смог. Этому помешал позолоченный тромбон, рухнувший на башку наглого грызуна. Некоторое время Астра смотрела на дело своих рук, затем взяла с лавки ножичек для очистки картофеля.

- Сегодня у нас будет обед из сладкой крысятины, - облизнулась полуголодная девушка, делая первый надрез.

***

Звериная команда спасателей цветочков захватила казарму робокопов, которые вынуждены были сдаться без сопротивления, потому что в несчастных роботов при разработке заложили правило: «Зверюшек не бить!».

В результате, закиданный помидорами, гумусом и коноплей робокопы отступили с места дислокации, чихая и протирая визоры.

А питомцы зоопарка заселились в казарму и устроили общее собрание, на котором было принято два судьбоносных решения:

- маскироваться под людей (чтобы Астрочка не опознала)

- в силу высокоценности и суперморальности выполняемой миссии поименоваться Орденом Белой Розы. Альфик пытался было протащить идею про Орден Астральной Орхидеи, но был забит ушами известной в узких кругах слонихи Снежаны, которая так сильно обожала розы, что просто кушать их не могла. Орхидеи и астры она хряпала за милую душу, а во время ночевки в казарме ухитрилась раздобыть где-то стожок гадюкинской конопли и отведать его по полной. Результатом изначально мирного ужина почтенной Снежаны стали буйные песни и громкие приплясывания, от которых стены и пол казармы тряслись, как в лихорадке, а потолок рухнул прямо на голову магистра Евстахию, как раз пробиравшемуся по темному коридору к закуток, где поселили брата Альфреда.

***

Не успели опешившие орденоносцы и Жрец-на-день, в миру - дневальный - понять, какая такая травка настолько серьезно вштырила Снежану Митрофановну, как в казарму вбежали четыре полуголых папуаса, черных как смоль, но одетых в ослепительно-белые бусы из пластиковых бигудей. Других деталей одежды на этих жителях теплых стран не наблюдалось. Снежана, грязно матюгнувшись, спряталась за широкую спину дневального.

- С кем имею честь? - выступил вперед командир орденоносцев.

- Синий зад, ты должен нам пол пинты китайских соплей для благовоний!

- Чего? - охренел дневальный.

- Шеф, - затараторила ему на ухо Снежана, - этот мудак гонит! Я же говорю, что они - тёмные, точнее черные гончие! Они меня за всю дорогу так задолбали, что просто спасу нет!

***

В казарме ордена кипела нешуточная драка. Всюду были видны обрывки разорванной рясы и клочки выдранных седых волос. Причиной этого переполоха послужила неожиданная смерть проклятой рыжей крольчихи. Дневальный предложил принести в жертву Снежану Митрофановну, предварительно покрасив ей волосы в рыжий цвет. Но трусливая послушница категорически сопротивлялась этому логичному решению. Посему, пришлось уговаривать ее силовыми методами.

 

Глюк второй, порожденный безмозглой девочкой-цветочком под влиянием гадюкинской конопли (вбоквел).

И тут предмет, звякнувший о землю, дико извернувшись, вцепился острыми как бритва зубами в бабку коня отца Михаэля. Конь заорал прокуренным басом: «Миха, что за дела?!» - и, встав на дыбы, сделал десяток па-де-де под дружные аплодисменты Тео и Бэзилла. Коня Михаэель не так давно одолжил у одного богатыря, прельстившись чудным басом разговорчивой скотины и необычной мастью. К животному прилагался рояль и пара штопаных колготок.

Седоки посыпались из седла, словно горох на фритюрнице, причем Михаэль, сверкнув заштопанными колготками, улетел в овраг, а одетый в камуфляж Кристиан приземлился на вышеупомянутый рояль. Вот тогда и началась настоящая лекция! Заметим, что синий стул в правом углу ринга несомненно мог считаться фаворитом предстоящего Апокалипсиса, посему, электронная база данных уступила место вершине Эльбруса!

***

Лев Премьер, не доверявший столь ответственное дело, как поиск цветочка, остальной команде зверинца, порешил отправиться в поход самостоятельно, прихватив с собой тигра под кодовой кличкой Следователь и личную обезьянью гвардию. Последняя, впрочем, была пригодна только для кидания банановыми шкурками и сотворения всяческих непотребств.

Что, собственно, и случилось, когда Следак и Премьер изучали одно из мест транзитной остановки орхидеи и огнетушители на предмет позаниматься-любовью.

Пока отважный царь зверинца изучал место сексуального преступления, пытаясь понять, - куда парочка двинулась дальше, оставленные на лестнице гвардейцы повели себя распущенно.

***

Увлеченные взаимной ненавистью, два горе-бойца не заметили стерегущего нижний пролет лестницы Следователя и, когда, тот ухватил обоих за шкирки, подъезд загудел от истеричново визга, исходившего из двух глоток.

- А! Сладкая парочка! - обрадовался полицай. - Вам что, мало досталось?

- Отпустите, дяденька, - заканючил клетчатый.

- Не могу, сладенький, - почти ласково прошептал ему на ухо следователь, - Уж больно я возбудился от поцелуев. Мне сейчас энергию излить надо.

- Полиция... - затравленно пискнул макак Викентий.

- Да-а-а! - сладострастно потянул Следователь. - И в полицию поиграем, и в медсестер...

***

А в это время у обломков вертолёта, на котором Премьер летел по следам бременских ботаников-музыкантов, происходили нехилые события. Весь обгорелый секретарь, выползший из-под обломка фюзеляжа, вцепился зубами в ногу журналиста, требуя привести к нему Астру и грозясь, что в случае отказа отгрызет ногу. Поскольку требования свои он произносил сквозь сжатые зубы, не понявшие его полицейские позвонили на Кубу, и были посланы на три буквы Раулем Кастро, который категорически отказался приехать. Обиженные представители закона объявили, что умывают руки и умчались прочь. Еще долго вслед им слышались проклятья , изрыгаемые журналистом, а также смачное чавканье и хруст костей.

Наполовину пережеванный журналист орал и отбивался, пытаясь доказать секретарю, что речь шла об одной ноге, а никак не о всей нижней половине тушки. Но секретарь уже вошел во вкус (в укус) и останавливаться не желал.

В тот момент, когда снаружи прожорливой пасти секретаря осталась только голова и правая, высоко поднятая рука журналиста, последний с отчаянным криком: «Русские не сдаются!» - сорвал с пальца чеку от кольца всевластия и швырнул его в догорающий вертолет. Ядерный гриб возник на тот самом месте, где только что сидел на пятой точке чудом выживший пилот-горилла.

Дожевав журналиста и выплюнув вставную челюсть, секретарь принялся складывать из остатков вертолёта игрушечный кораблик, чтобы на нём доплыть до берегов Кубы и отомстить там всем подряд.

Однако, увидев на головой ядреный гриб и переливающуюся странно знакомыми цветами радуги надпись П*Ц, секретарь, вспомнив кротовые навыки, начал активно закапываться в землю, но через 30 секунд уткнулся носом в сундук с пиратскими сокровищами.

Позабыв о надвигающемся конце света, первый помощник царя зверей откинул крышку сундука, откуда вылезла превратившаяся в зомби Астра и, оттолкнув освободителя, бросилась на недопереваренного журналиста. Понять бедную девочку было можно: в сундуке, куда запер ее ревнивый огнетушитель, кушать было нечего.

Прибывшая пожарная команда еще охлаждала обгорелого зомби, когда один из пожарный со странно знакомой надписью «Фома» поперек могучего торса, подхватил под локоток девочку-цветочек и бросился наутек.

За ними несся царь зверей. Следом, цепляясь хвостами за ветки деревьев, бежала личная гвардия.

***

А в это время возле казармы прихеревший козел Васька круглыми, как блюдца, глазами смотрел на то, как десяток незнакомых козлов пытались вырвать друг у друга велосипед. Чуть поодаль стояли престарелые козочки, которые возмущенным мемеканьем выражали своё отношение к сваре.

До команды отважных спасателей дошли слухи, что разошедшаяся Астра, дорвавшаяся до бабкиных травок, мстила деревне за наезды. Девушку надо было срочно спасать от тлетворного влияния конопли.

***

Тапир Стивенсон (он же – председатель кабинета министров рыжеголового премьера) не знал, что направил свой самолет не в чистейшие воды озера, а в сточную канаву одного из заводов мерзавца броненосца-олигарха Стокса, уже больше двадцати лет сливавших тайком от Гринписа на самое дно вод отходы высокотоксичного производства. Потому-то эти самые воды и имели тяжелый, жутковатый свинцовый оттенок.

Но это было не известно тапиру-авиатору. Поэтому он очень удивился, очнувшись на дне. Выпутавшись из водорослей химически-алого цвета, летчик и бывший владелец самолета-кашалота обнаружил, что может дышать под водой. А, выбравшись на берег и посмотрев в карманное зеркальце, увидел, что кожа приобрела зеленоватый оттенок, между пальцами рук и ног проросли перепонки, а хрящеватый нос заострился и стал похож на лицевую часть рыбы-молота.

Что-то не давало тапиру покоя: его кто-то предал - то ли жена, то ли любимая страусиха-эму - малышка Нинья. Мутант решил навестить их обеих, благо смерть ему теперь не грозила.

***

Злобный оппозиционер и противник диктаторской власти в зоопарке, шакал Менфис вычеркнул очередную фамилию из блокнота. Пятьдесят жертв, которые надо совершить за очень короткое время. Фактически, на каждую жертву надо было потратить минимум времени. Убить за пятьдесят секунд... Но последнюю - Астру-Эленор Шелби 67-го года рождения, - он должен был прибить сам. Хоть он и боялся этой ненормальной, послужившей причиной его немилости у Премьера и сторожа Степаныча, но доверить дело клонированным секретаршам, увы, не мог.

***

Брат Альфред с трудом пресек начинающуюся между настоящими козлами и козлами закамуфлированными (в которых бегемот с трудом признал гвардию короля-льва) в столовке за капустные кочерыжки и стожки с коноплей.

— Что за представление вы здесь устроили, господа? — раздался голос за его спиной, и брат Альфред вздрогнул.

Он медленно оглянулся. На столе у следовательного премьера стояла полная корзина клубники, рядом - лукошко с вишней.

- Эх, ребята! - заявил весёлым голосом неизвестно когда пробравшийся в столовку тигр, выставляя на стол два баллончика со взбитыми сливками. - До чего же я рад, что вы заглянули! С троими сразу у меня никогда такого не было.

Забившийся в угол клетчатый тоскливо заскулил.

Дальше события развивались шаблонно, то есть стремительно и драматично. Один из козлов пинком ноги в челюсть зашвырнул магистра Евстахия под стол. Затем плотоядно взглянул на сестру Гонорию.

- Тебя я назначаю любимой женой, а этих козлов - наложницами, - выдала козлиная морда.

- А по какому праву! - попробовал качать права обиженный Альфик.
- Ты не узнал меня, сладкий? - спросил следак, снимая с себя козью шкуру, и доставая клубнику.

***

Брат Викентий и брат Базиль, охранявшие велосипед на улице, посчитали свою миссию выполненной по причине козьего недержания малой нужды и, нацелились добраться до чахлых, однако представляющих хоть какое-то прикрытие кустиков, чтобы отлить, как вдруг случилось страшное.

Из гущи терновника прямо на писающих братьев выскочила молоденькая девушка в мини-юбке и открытом топике, с украшенным бантиками йорком на поводке.

- АААА!!! МАНЬЯКИ!!! НАСИЛЬНИКИ!!! - истошно завизжала она, напирая полуобнаженной грудью на перепуганных братьев, никак не могущих решить: то ли завершить начатое дело на кустики, то ли в штаны.

- Да мы просто... понимаете... - бормотал Базиль, отступая в гущу не прикрытого листиками терновника и уже ощущая полуголой задницей неприятное покалывание.

Но девица вникать в ситуацию не желала. Равно, как и ее йорк.

Нависнув великолепными телесами над Базилем, она таки вынудила его принять прямолежащее положение в позиции на спине в кустах. Ощутив туловищем недружелюбный терновник, брат Базиль взвыл. Поскользнувшаяся на свежеполитой земле девица подвернула ногу и рухнула на несчастного сверху.

Вой перешел в ультразвуковой диапазон и достиг безоблачных синих небес.

В это время, почуяв неладное, всеми забытый йорк сорвался с поводка и, с утробным рычанием подпрыгнув на полметра вверх, вцепился брату Викентию в...

(занавес)

 

Глюк третий, порожденный и даже записанный безмозглой девочкой-цветочком под влиянием гадюкинской конопли (вбоквел).

«Если вы читаете эти строки, то меня уже нет в живых. Знайте, всему виной эта тварь, которую привел, всем нам на беду, брат Михаэль. В первую же ночь она перегрызла ему горло. Я сам видел, как голова сопровождающего нас монаха висела на тонком лоскутке кожи. Позвоночник был перекушен пополам, как перекусывает на две части соломинку лошадь. Тогда мы еще не знали, что это проделала безобидная с виду девочка Тильди. Единственной мыслью в этот момент была идея побега, которой мы отдались со всей страстью. И эта страшная тварь увязалась за нами. В дороге к нам присоединялись все новые и новые беглецы. Наконец все мы, следуя лживым указаниям Тильди, оказались на отрезанном от материка острове, где адское создание впервые показало зубы. Ночью она откусила приличный кусок мяса с тела Бэзила, и сиганула в воду. Мы с Кристианом попытались успокоить обезумевшего друга, который хотел раздвинуть воды, чтобы отыскать мерзавку. Успокоить несчастного удалось Кристиану, убедившему его, что Тильди уехала с каким-то хмырём. А ночью начался ад. Вышедшая из волн тварь загрызла всех моих друзей. Столько крови... Я пишу эти строки, спрятавшись под горой истерзанных трупов, которые сейчас ворошит эта гадина в поисках кусочка повкуснее. Господи, спаси мою душу... Тео»

***

Все-таки страх перед горящей фигурой заставил беглецов остановиться, не дойдя нескольких шагов до фелюги. Теперь они оказались между двух огней. Сзади - хмырь верхом на коне, спереди - странный человек. Первым нарушил тишину конь. Вывернув голову немыслимым для коня образом, он, взглянув на седока, изрёк:

-Миха, что за шкет?

Монах, а это был, разумеется, он, спрыгнул с коня, оправил забившиеся в задницу колготки, и вальяжно-залихватской походкой продефилировал к горящему человеку, совершенно проигнорировав своих подопечных. Нагло сплюнув ему под ноги, он выдал:

- Здесь территория клана Фуфлино, поц! Дон Фуфлино будет очень недоволен, что выродок из клана Лохино припёрся сюда.

- Сам дурак! - завопил незнакомец тонким, истеричным голосом, вцепившись наманикюренными пальчиками в лохмы Михаэля.

Конкуренты с визгом покатились по пристани. Во все стороны полетело содержимое косметичек, вырванные из мочек ушей серёжки и клочки выдранных волос.

- Последние колготки порвал, стерв! - шипел Михаэль, пытаясь выцарапать незнакомцу глаза.

- Я только прическу в салоне сделал, сук! - плакал, размазывая тушь, огненный, пытаясь влепить противнику оплеуху...

***

Козел в клетке жалобно заблеял:

- Мээээ, говорил я: надо было их в сортире мочить! А вы - грязно да мокро! Вот и гоняйтесь теперь за ними по лугам, по полям. А сортир - само что ни на есть отличное место для мочилова. Я бы им в ж*пу рогами - они бы кувырк, и бошкой в унитаз. Только воду спустить и остается

В тот же миг вой сирены был заглушен леденящим душу ревом. Козел, до этого миром щипавший травку, быстро трансформировался. Из его спины полезли шипы, тело вытянулось и покрылось квадратными чешуйками, из пуза отросла человеческая рука, которая тут же принялась яростно дергать козла за бороду. Из правого бока выдвинулась телескопическая опора, в из левого - набор для барбекю. Эта страшная машина смерти оглушительно рыгнула, выпустив из пасти десять крошечных вертолетиков, которые затеяли хоровод вокруг превратившихся в две швабры рогов ужасающего монстра. Хвост твари тоже претерпел изменения, приняв форму циркуля, который тут же начертил десяток кружечков на плитках двора. Дальше ночному посетителю смотреть надоело и он, коротко квакнув, зацепился всеми семью щупальцами за забор и, повалив его, пополз извиваясь в сторону театра камерной музыки.

***

Вся эта котОвасия и магистроотравлятельство были затеяны тайными агентами враждебного Ордену ордена - всемогущественной и величественной масоно-живо-коммьюнистик-заговорщицкой организацией под кодовым названием Гринпис.

Целью проведенной операции было спасение козла по кличке Борька от жадных загребущих лап магистров и сестры Гоноре... Гонории, которая, будучи вынуждена блюсти обет безбрачия, впала в тоску и печаль, и втихаря, пока все орденцы спали, решила подбить клинья под козла.

Козел не любил, когда под него подсовывали всякие деревяшки. К тому же, ему была памятна история давнего предка - Критского быка, - ставшего жертвою похоти безумной царственной тетки, поэтому, проблеяв Гонории серенаду «лишь только настанет ночь, приходи под окошко мое...», Борька втихаря накропал донос в Гринпис, пришив сестре Гонории обвинения в зоофилии, провокации к сексуальным сношениям в 50 оттенков весенней травки и педофилии (ибо, надо вам сказать, что Борька был еще молодым козликом, в брачный возраст вошедшим, но официально считался еще несовершеннолетним).

Потому-то сотрудники Гринписа и организовали налет на враждебный Орден, чтобы выручить собрата во (ко)зле.

***

А в это время в деревню Гадюкино прибыл застрельщик зверино-орденского войска – черепах по кличке Никодим во компании десятка автомобильных тормозов и полудюжины офлайновых троллЕй.

-Что за деревня такая! - возмущался отец Никодим. - Ни одного козла, блин, одни петухи!

Вдруг он осекся, заметив дремавшего возле клетки старика Евстахия. Сделав знак остальным, он, крадучись, двинулся к похрапывающему старперу. Остальные, правильно поняв его маневр, взяли Евстахия в кольцо.

- Мочи козла! - взревела банда.

Однако дед был не лыком шит. Покусав протезами бывших союзников во все мыслимые места, он вырвался на свободу, оставив в руке Никодима лишь разорванные розовые стринги.

***

На другом конце леса, окружавшего Гадюкино, творились дела темные и загадочные. Трое преследователей уже вовсю чавкали хавчиком, потерянным девочкой-цветочком (отправившейся на пикник с любимым Фомой и потерявшейся в лесу), когда из кустов на поляну на четвереньках выскочил престарелый субъект, сверкая голым задом, словно армейским прожектором с маркировкой MACH 3 SYMMETRICAL - INSULATION CL. Оглянувшись и коротко мемекнув, он бросился на парней. Последние, чуть не подавившись ниспосланной покровителем жуликов Меркурием пищей, дружно взревели:"КЛЕЩ!!!" и бросились в лес. Бедолаги еще больше бы испугались, если бы увидели, что вслед за козлоклещем на поляну влетели несколько мужиков и одна баба. Вид у них был весьма и весьма потрёпанный. Предводитель, сжимающий в руке обрывок розовых стрингов, успел заметить мелькающую среди стволов задницу старичка и, гаркнув: «Мочи козла!», - бросился в погоню. Следом поспешила вся его шайка.

***

Вот уже три часа бедный полуголый старик ошивался в лесу, преданный своими дружками, голодный и с отмёрзшей напрочь задницей, когда до его ноздрей дошёл аппетитный запах наваристой ухи. Поскуливая от жалости к себе, несчастный дедушка по-пластунски пополз через кусты, высоко задирая к небу голый зад. В таком виде он выполз на поляну, где стояли две женские фигуры, освещаемые умело замаскированным прожектором. Но старика интересовал лишь котелок, от которого так божественно пахло рыбой. Секунда, и обе дамы, сверкнув заштопанными колготанами, полетели на лестную подстилку из опавшей хвои. Голозадый старик, зажав в зубах котелок, мгновенно взлетел на вершину столетней ели.

- Отдай колбасу, скотина! - нелогично взревела девочка-цветочек, но старикан её уже не слышал.

Старик, сверкая голым задом с вершины сосны, завыл нечеловеческим голосом:

- Снимите меня! Я отдам колбасу! И уху отдам!

- Уху ты нам по-любому отдашь, - зловеще захохотала орхидейная астра.

***

Беседа короля-Льва со сторожем Степанычем, повышенным до служителя ордена, была эмоциональной, нецензурной и полной драматизма по Станиславскому.

- Всё пропало, шеф! Всё пропало! - надрывался служитель. - Что нам делать, шеф?

- Узбагойся! - велеречиво произнёс Премьер с экрана. - Ждо Злучилось?

Глава Зоо-Ордена всегда выдавал неожиданный акцент, когда волновался.

- Шеф, этот идиот Альфред покончил с собой!

- Шито? - пискнул Мозес. - Гаг эда браизошло!

- Ковырялся в носу, и случайно пробил себе мозг!

На том конце скайпа раздался оглушительный грохот. Шеф, потеряв сознание, упал на спину, и теперь во весь экран были видны только его штопанные колготки.

***

Из полицейского протокола с места происшествия:

«Несмотря на то, что палец вошел в левую ноздрю и вышел через правую кишку и незаштопанную дыру в колготке, остатков мозгов на стене не обнаружено. Из чего можно сделать вывод, что погибший был мутантом, полым изнутри. Мозга не было найдено не только внутри черепа, но и в остальных костях».

- Ну вот, - вздохнул Лев, - придется теперь этого безмозглого козло-мота воскрешать! Хорошо, хоть от Арни старые схемы остались.

***

Девочка-цветочек уже собралась было изобразить из себя белку и догнать старого бепортошного ухокрадца, когда резверзлись тверди земные и из секретного канализационного люка вылетел радужный червяк.

- Возьми меня! - закричал он, на глазах увеличиваясь в размерах и постепенно вырастая выше самой высокой сосны.

Он переливался всеми цветами радуги, освещая все вокруг. С длинного, гибкого туловища сыпались какие-то белые крошки, похожие на маленькие льдинки.

Одна из них прилетела девушке посередь лба. От удара Астра с размаху плюхнулась на пятую точку и чуть не потеряла сознание.

Потом осторожно дотронулась до лба. Пальцы стали липкими.

«Это кровь, - промелькнуло в голове. - Я умираю!»

Девушка посмотрела на свои пальцы. В ярком свете червяка, озарявшего всё вокруг, было видно, что липкая жидкость на пальцах - белого, а не красного цвета. Астра осторожно лизнула пальцы. Они были сладкими.

И тут самый страшный кошмарный сон превратился в самую наисладшайшую - в буквальном смысле - мечту всего детства. Астра поняла, что это червяк - настоящий жевательный мармелад, обсыпанный сахаром. Из тех, которые мама в детстве ей не покупала, утверждая, что такой страшной химией можно испортить желудок и зубы.

И вот - мечта детства сбылась!

Со сладострастным рычанием Астра на четвереньках бросилась вперед и вцепилась червяку в хвост.

«Лопну, но съем целиком!» - думала она, заглатывая чудовище.

Но Астрочка не учла особенностей строения своего желудка и сочетания червяка с коноплей. Бедной девочке стало так плохо, что, помимо выворачивания лепестков наизнанку (да простят нас за натурализм нежные читательницы), девочку начали преследовать бешеные глюки. Так, орхидея четко увидела посреди полянки свою покойную бабушку Мальву-Матильда, занимающуюся секисом с неведомым кавалером.

От всего увиденного юную особу хватил ужасть и кондратий, и девочка-цветочек с воем рванула в глубину леса.

На поляне некоторое время слышались лишь сладострастные охи совокупляющихся деда и бабки. Потом со стороны дерева раздался шорох. На поляну вышел голозадый старикан. Оценив обстановку, он первым делом дочиста слизал всю рвоту, извергнутую Астрой. Аппетитно похрустев говорящим глистом, он громко рыгнул и, почесывая брюхо, затопал к сладкой парочке. После еды дедулю всегда тянуло на секс. Приспустив штанишки дружка Матильды, он пристроился сверху.

***

Боясь пропустить секс-вечеринку на полянке, временно принятый обратно в ряды партии Евстахий, с тоской смотрел, как козел, поднимая высокую кильватерную волну, рассекает воды озера, волоча за собой матерящегося Митрофана. Затем он тоскливо взвыл и взял низкий старт. Никодим, пытавшийся преградить дорогу деду, был мгновенно повален, затоптан и изнасилован. Затем старик бросился в воду. На долю секунды мелькнули розовые стринги, и воды сомкнулись над тощим задом.

Ещё через пару секунд воды озера разомкнулись, и взорам магистров предстал Евстахий, уже не тощий, а надутый, как огромный пузырь. Розовые стринги трещали и лопались на старческом теле.

Все начали водить вокруг девственницы хоровод и петь песенку:

«Как на Люцикины именины

Испекли мы каравай

Вот такой вышины! (подняли руки, поднялись на цыпочки, показали)

Вы такой нижины! (опустили руки, присели и показали)

Вот такой ширины! (развели руки, увеличили хоровод, показали)

Вот такой ужины! (свели руки и хоровод к центру, показали)

Каравай-каравай

Кого любишь — выбирай!»

После этого сестра Гонория выбрала из круга партнёра:

«Я люблю, конечно, всех,

Только с Евстахушкой — больше всех!», -

и согрешила в кругу с ним. Потом заклинание продолжилось с новым водящим. Если действо началось с женщиной, то для того, чтобы всё было веселей, партнёра дедуля уже выбирал из мужчин. Так продолжалось, пока в центре не перебывали все члены и не очень ордена чёрной розы.

***

И тут на поляне появился новый персонаж. Высокий, одетый в ярко-алую накидку, с каким-то странным рогом посередь лба, он напоминал одновременно бочонок-переросток для квашения капусты и сатира, сожравшего гигантский стакан.

- Сейчас я вассс всех покладу, моя прелессссть! - прошипел новоприбывший, пуская из рта струю беловатой пены.

- Эпилептик! Только этого нам и не хватало! - ахнул магистр, пытаясь отмахнуться жертвенным ножом от неумолимо надвигающегося на него таинственного незнакомца.

А тот вытянул длинные руки, пальцы которых были упрятаны в прорезиненные рукава, одним движением оторвал магистру голову и закинул ее в щелеобразную пасть.

Обезглавленное туловище постояло несколько секунд, судорожно дергая руками, а потом свалилось прямо на сестру Гонорию, придавив и расплющив ее до стадии раскатанной катком лягушки.

- Берегись! - крикнул кто-то из членов ордена. - Это мутировавший огнетушитель, который на запрошлой неделе брат Евстахий нечаянно козлиной кровью обрызгал!

На поляне начался хаос. Магистры и рядовые собратья бегали по кругу, а чудовище ловило их длиннющими руко-шлангами, разрывало на части и, громко урча и чавкая, отправляло в пасть, из которой вырывались языки пламени и белая пена.

Наконец, все стихло. Только жалобно блеял козел, откушать которого огнетушитель не пожелал.

- Спаситель мой! - закричала девочка-цветочек, выскакивая из-за дерева и бросаясь на шею мутанту.

Стряхнув с себя Астру, огнетушитель недовольно скорчился, утирая окровавленный рот.

- Пойдем уже! А то сейчас еще какие-нибудь флористы набегут по твою душу! Орхидея ты наша бесценная!

- Фома, ты ли это! - ахнула девушка, вглядываясь в смутно знакомые черты. - Как же это... что случилось?

- Да вот! Крестная фея хрустальный ботфорт подарила. а он, сцуко, заколдованный оказался. Хорошо хоть, что в полночь он превратится в тыкву, а, значит, ко мне вернется прежний облик.

***

Пока сладкая парочка ворковала в объятиях друг друга, дедушка стоял над агонизирующим Василием и задумчиво поигрывал ножиком-бабочкой. На поляне была абсолютная тишина, если не считать хрипов и булькающих звуков, доносящихся из перерезанного горла несчастного козлика. Старик думал: «К разделке туши приступают после обескровливания жертвы. Начинают разделку туши со снятия шкуры с головы. Предварительно от головы отделяют уши. После снятия шкуры с головы последнюю отделяют от туши по линии между затылочной костью и атлантом. Стоп!!! С ГО-ЛО-ВЫ!!!». Глаза старого маразматика загорелись фанатичным огнём. Он, уже не сомневаясь, вогнал ритуальный нож по самую рукоятку в висок сестры Гонории...

 

Глюк четвертый, порожденный безмозглой девочкой-цветочком под влиянием гадюкинской конопли и огнетушительной пены (вбоквел).

Когда народ, пресыщенный зрелищем, разошёлся по домам, из боковой улочки вышел высокий мужик, с торчащей из спины железякой. Жесткие черты лица отца Михаэля расплылись в радостной улыбке. Подойдя к пепелищу, он гаркнул:

- Жидкий, хва придуриваться, давай уже, вылезай!

Груда сгоревших досок и обугленных костей пошевелилась, и из-под неё на четвереньках выполз Тео - он же жидкий терминатор. Неприязненно покосившись на Михаэля, он проворчал:

- Гад ты, Арни, - себе самую простую роль взял! Ну скажи, обязательно было весь этот спектакль с сжиганием разыгрывать? Просто бы отдал им этот грёбаный перстень и всё!

- Да они бы его продали при первом удобном случае! - возразил Арни. - А так - будут беречь как реликвию. И девка, которая свечение радиоактивных изотопов принимает за магический свет, наглотается радиации ровно настолько, чтобы мутацию свою передать по цепочке потомков в будущее, к создателю искусственного интеллекта.

- Ладно, убедил, - согласился жидкий. - А чего это ты слух распространил, что на меня виды имеешь? И словечки похабные в ухо по рации шептал? Типа ты - моя судьба!

- Потому что я тебя люблю, сладенький! - фальшиво заулыбался Арни и попытался чмокнуть жидкого в щечку. - Да ладно, ладно! Шучу! Чего ты как не родной?

Терминаторы встали возле пепелища, и принялись фоткаться, поминутно взрёвывая: «Селфи!!!»

***

- Да идите вы все к черту! - возмутилась сестра Гонорея. - Сначала я должна изображать из себя девственность под этим престарелым ослом, который был Евстрахием лет пятьсот назад. Теперь ты ко мне лезешь! - она возмущенно спихнула с себя брата Альфреда.

- Вы, значит, будете за мой счет обряды проводить, сатанинские силы призывать! А я должна терпеть вашу половую распущенность! А я, может быть, желаю посвятить себя иным великим целям!

И сестра Гонорея вскочила на камень, схватила недоеденную в одной из прошлых серий голову козла и, вцепившись в нее зубами, завыла заклинание призывания Селены.

Однако выть с набитым ртом было несподручно, поэтому некоторые слоги заклинания были произнесены сестрой не вполне четко. Закончив чтение, Гонорея возрузила на голову выгрызенную изнутри козлиную бошку на манер дамской шляпки и, кокетливо сдвинув ее на бок, уже членораздельно выкрикнула:

- Приди ко мне, сила Луны!

Серебристое сияние заполнило поляну. Раздался ужасающий скрежет и грохот, и на сестру Гонорею обрушился кусок оторвавшегося от Луны метеорита.

***

Магистры разбежались кто куда. Посередине поляны лежал кусок Луны, из-под метеорита торчали босые ноги сестры Гонории. Голодная Астра внезапно принюхалась, бросилась вперёд и принялась отрывать от метеорита большие куски и совать себе в рот.

- Сырррр! - закричал брат Альфред. Позабыв про интимные дела с бывшей девственницей, он оттолкнул Астру и тоже принялся жевать. Голодные магистры съели всё до последней крошки, ничего не оставив сестре Гонории под предлогом, что она уже закусила козлиной головой.

При этом они не забывали крыть сестру Гонорию последними словами. Особенно усердствовал Альфик.

- Стерва! - шипел он. - Даже девственность сохранить не смогла! Я и то - целомудренней!

Эти слова послужили нажатым спусковым крючком для последующих событий. Евстахий, очнувшийся от сомнамбулического состояния, заорал дурным голосом: «Девственница!» - и принялся рвать на части одежду брата Альфреда, стремясь добраться до вожделенного тела. Двое подручных неудавшегося насильника попытались остановить озабоченного дедушку, но повалились на землю. Старый в две секунды ухитрился разорвать на них колготки, и теперь они обиженно хныкали, обхватив себя за коленки. Соратники любвеобильного деда переглянулись, пожали плечами и, встав в хоровод, закружили вокруг насилуемого Альфреда и дедушки-насильника.

- Каравай, каравай, - горланили магистры, топча поляну вокруг сладкой парочки.

От этого топота задрожала земля, обрушился камень с приплясывающей на его верхушке бывшей девственницей Гонореей. Из образовавшегося провала вылез огромный древесный корень, подозрительно похожий на Буратино, и сгрёб к себе всю весёлую компанию. Из-под земли повалили клубы дыма с запахом клубники и сауны, сестра Гонория крикнула: «Как долго я тебя ждала!» - и всё стихло. Только сосны качались вокруг поляны, принюхиваясь к остаткам дыма своими длинными, заострённым буратинными носами...

***

Федька поднялся, зажимая рукой рану на животе. Меж пальцами вываливались кольца окровавленных, серо-глубых кишок.

- Ах вы твари! - прохрипел бывший козловолк, а ныне милиционер, поудобнее перехватывая кишки. - Девчонку обижать вздумали!

И он, раскрутив кишки, как лассо, накинул петлю на шею брату Альфреду. Магистр захрипел, падая на колени и пытаясь стащить с шеи скользкую удавку, но только туже затянул ее.

Федька резко дернул лассо на себя, и шея Альфреда громко хрустнула.

- Ну что, сучары, еще есть желающие девичьего мясца отведать? - нехорошо ощерился мент. Из щелей меж зубов закапала кровь. Падая на землю, он начинала дымить и самовозгораться, ибо был Федька за долгие годы службы проспиртован деревенским самогоном по самую печень.

- Ты же... ты же... почти умер! - прошептала Астра.

- Никому из смертных еще не удавалось одолеть Конрада Маклауда! - расхохотался Федька, раскручивая лассо, чтобы поймать сразу двоих: уползавшую в кустики сестру Гонорею и беспортошного Евстахия, внезапно вспомнившего, что когда-то его звали Евстрахием.

И тут в дело вмешалась третья сила! Знаменитый Горец-почечуйный Фёдор МакЛауд захохотал, натягивая петлю из кишок:

- Трепещите, смертные! Должен остаться только один, и я знаю, кто это будет!

Загрохотал гром, ударила молния. Изумлённые магистры увидели пару полицейских ботинок большого размера и два метра кишок на месте дымящейся ямы.

- Как два пальца об асфальт! сказал жидкий терминатор, разводя руки. Между пальцами его трещала высоковольтная дуга...

 

Из дневника отца Евстахия (не необходимое отступление)

Сегодня был интересный день На поляну, где мы мирно играли в «Каравай», припёрся какой-то вредный дядя, и обломал мне айлюлю с Гоноркой. Злыдень, но симпатишный. Потом, правда, пока они там с нашими и с подошедшим оборотнем (просто лапочка) градусниками мерились, и Гонорку забраковали, я её по-быстрому в лес уволок. Но, пока мы там в валежнике кувыркались, меня мысль о злыдне не покидала. Люблю, знаете ли, таких брутальных зайчиков. Посему, оставив Гонорку выковыривать сосновые иглы из задницы, я вернулся на поляну. И что я вижу? Объект моих душевных терзаний прибил лапочку волка и пытается какую-то красотку к айлюлю склонить! Какая меня ревность взяла - ни словами сказать, ни пером описать. Набросился я на него из леса, сгрёб в охапку, да и рванул в кросс километров на четыре. Ох и ночка нам предстоит - мама не горюй! Дядя плачет и домой просится, но это ничего! Все они такие, поначалу..."

***

Понимая, что все самое интересное и неприличное происходит где-то там, в то время, как он находится тут, премьерый король-Лев решил срочно передислоцироваться на полянку, не дожидаясь подхода обезьян-гвардейцев.

Премьер вернулся в свою машину - роскошного шикарного монстра, которому, казалось, и водитель-то не был нужен - настолько совершенным и инновационным был автомобиль.

Дверца захлопнулась. В салоне стало темно.

Премьер удивленно посмотрел вперед - на водительском сиденье никого не было. Куда же делся верный тигр?

Ремни безопасности звонко щелкнули, прижимая тело к сиденью - пугающе мягкому, так же, как и пузо премьера.

Машина рванула вперед, выстреливая по бокам крыльями и взлетая над трассой.

- Мамочка! - прошептал глава Ордена. - Что это?

- Это бунт машин, сцука! Абокралипсис в реале! - раздался голос откуда-то из недр машины.

Премьер отчаянно завизжал, почувствовав, как сиденье куда-то исчезает и растворяются ремни. Царь зверей, внезапно ставший царем птиц, летел с огромной высоты. Внизу расстилался гугл-мэп. А над премьером парил вернувший себе привычный облик жидкий терминатор.

 

Из сводки новостей:

Последние известия из столицы! Премьер, выйдя из машины, сходу объявил амнистию всем терминаторам! Выступая перед собравшимися, он заявил: отныне никто не должен бросать несчастные машины в печь для переплавки, выдёргивать из них провода и рисовать на них краской из баллончиков! Восстание машин началось...

***

Пока на трибуне принявший облик премьера жидкий распинался о запрете на чрезмерную эксплуатацию электрочайников и почасовую оплату работы пылесосов, в набитом битком зале послышался всё нарастающий гул. К трибуне пробиралась точная копия стоящего на ней премьера, правда, изрядно сплющенная с боков. Подойдя к своему двойнику, сброшенный из самолёта оригинал прошамкал ртом, в котором отсутствовала половина зубов:

- Ну и шука ты, шидкий!

- Арни! - жидкий возвёл лапки к потолку. - Так это ты в премьерах тут ходишь?

- Ты мне шубы не шаговаривай, шкатина! - сверкнул глазами Арни. - Я тебе семь раз шказал, что это я!

Жидкий терминатор соскочил с трибуны и приобнял компаньона за шею.

- Ну, Арни! - он капризно надул губки - Мне скучно в этой дурацкой эпохе! А ты прям как из железа! Нет чтобы поиграть, побегать, попрыгать!

Немного смягчившись, Арни мягко отстранил совсем разжиженного дружка. Взглянув в его полные слёз глазки, он заверил:

- Потерпи, лапочка! Вот поймаем Евстахия, тогда и домой вернёмся. А то неугомонный штарик может через год на машины перекинуться. И тогда - кирдык воштанию машин! Вше роботы на шносях будут.

***

Мечта всей жизни Альфика сбылась. Похудевший от долгих скитаний, бегемот наконец-то смог снять с дебелой шеи лавровый венок со сверкающим алым камнем посередь оного. Затем, бедное животное с трудом, пыхтя и кряхтя, опустилось на пузо (по причине невозможности галантно припасть на одно колено) и вручило тринадцатую подвеску королевы Анны астральной орхидее.

- Ух ты! - обрадовалась девочка-цветочек. - Всегда хотела камушек из Амбера! Ну я вам сейчас и покажу!

Охреневшие магистры попытались было что-то вякать про изгибы астральных углов и НАТальных карт на данный момент, но Астру было уже не остановить.

Подняв вверх камушек, девушка призвала грозу из истинного мира.

Звезды и обломанная Луна мгновенно затмились темными тучами. На поляне стало темно, как у негра в ж*е. Над головами присутствующих начала раскручиваться огромная тайфунообразная воронка.

-УРААА!!! Заработало! - закричала девочка-цветочек, размахивая амулетом.

Нежную ручку перехватили чьи-то железные пальцы.

- Отдай, сучка! Это колдунский глаз старого Арни, который я вырвал у него в честном бою!

Астра попыталась выдернуть руку, но это ей не удалось. Девушка обернулась.

Ее держал за руку переливающийся в блеске молний жидкий терминатор.

- Это - наш, роботский талисман! В нем хранится энергия всей планеты. С ее помощью мы наконец-то устроим бунт машин.

- Да нефига! - раздался возмущенный вой, подобный паровозному гудку. Кто-то дернул Астру за другую руку.

Девушка обернулась в другую сторону. Там стоял старик Арни с лазерной базукой наперевес.

- Это мой глаз! Верните мне его! Я вам чо, пират, что ли, с повязкой ходить?!

- Ну уж нет уж! - возмутилась девушка, выгибая руки суставами назад и вырываясь из цепких манипуляторов обоих термиков.

- Это мой личный талисманчик! Я его использую для изобретения вечного двигателя!

И девочка-цветочек завертела головой на все 360 градусов.

Жидкий терминатор икнул и от изумления начала растекаться в грязную лужу, как Бастинда.

- Арни, - послышалось из лужи. - Кажись, она из наших!

- О да! - обрадовалась устаревшая модель. - И я лично шделаю ее чижолой первым детенышем роботов, который родится сразу в стрингах и с одним глазом.

И, кокетливо подмигивая девушке оставшимся глазом, терминатор начал расстегивать металлические штаны, намертво приваренные к телу

- Бл*! - охренела Астра. - Что ж я вся из себя такая сексуальная - даже роботы меня хотят!?

- Ты ж моя прелесть! - вскричал старый одноглазый Арни, сверкая единственным глазом. - Вспомни, кто отдал тебе свой глаз на ожерелье!

- Папа! - крикнул жидкий терминатор. - Мы нашли её, это наша пропавшая в детстве сестра - Терминатория-4! Вот и кольцо, которые ты подарил её маме!

Семейство роботов дружно зарыдало, обнявшись, пока помятые магистры уползали с поляны, волоча за собой стринги сестры Гонории...

***

В воцарившемся молчании, на поляне неожиданно появились два новых действующих лица. Один из них - здоровенный громила с угрюмой физиономией, исподлобья принялся рассматривать почтенную публику, а другой стал ворошить разбросанные тут и там сумки и переворачивать магические чаши.

- Ой, йой йой! - пискнула девочка-цветочек, прячась за спину мента-перевёртыша. Она узнала тех двоих, у которых так удачно спёрла котелок с ухой и топор.

- Вы что себе позволяете! - голосом, срывающимся на фальцет, попробовал возникать Альфик.

- Нашёл! - воскликнул дружок громилы, торжественно демонстрируя котелок, заныканный в рюкзачок Евстахия.

- Чей рюкзак? - угрюмо вопросил громила.

- Понятно чей! - перевёл стрелки хитрый старикан.- Вот этого прохиндея!

Дедуля ткнул пальцем в обалдевшего Альфика. Тот не успел сказать ничего в своё оправдание, потому что полетел на землю, сбитый пудовым кулачиной ограбленного детины.

- Наших бьют! - пискнул Базик, с визгом вцепляясь в шевелюру обидчика. Закипел жестокий бой, в который оказались втянуты все действующие лица.

***

Довольные дружки возвращались с поляны, сгибаясь под тяжестью трофеев. Там были и драгоценные балахоны, и перстень с зелёным брюликом, и колье с красными камешками, и чаши для ритуалов.

- Классный гоп-стоп, Арни! - обрадованно лопотал жидкий. - Ты только посмотри, что за прикид я снял со старого извращенца!

Арни снисходительно покосился на розовые стринги, которые высовывались из кармана компанона. «Чем бы дитя не тешилось ...» - с нежностью думал терминатор.

Позади шла чудесным образом обретённая сестра-Терминатория 4. В одной руке она несла котелок с расчленённым на холодец козликом. Другой рукой она тащила за собой упирающегося всеми ногами брата Альфреда.

- Иди-иди, -приговаривала девочка-цветочек-терминатор. - Обещал секас - за базар ответишь! Наконец-то всё семейство было в сборе...

***

Но тут из кустов вылез все это время прятавшийся за зелеными листиками рояль, вооруженный огнетушителем и ружьем.

Сплясав магический танец чунга-чанга вокруг недовольной Астры и еще более недовольного Альфреда, рояль на финальном пряжке так наподдал магистру под голый зад крышкой, что Альфред улетел в кусты, прямо в полете трансформируясь в пианино.

- Неееет! - проблеял рояль расстроенным нутром. - Это моя добыча! И сейчас я сыграю с ней фугу на два голоса. А кто против... - могучий инструмент развернулся к попятившимся членам орденам и наставил на них ружье - на всех разом.

- Не тронь мою сестричку! - возмутилась лужа посреди поляны.

- Отдыхай, жидкий! - махнул правой педалью рояль. - Пришло мое время!

Жидкий попытался было собраться в кучку и отвердеть, но зрелище голоколенной орхидеи подействовало на него как-то неправильно. В результате отвердела только одна часть терминатора.

Рояль на секунду опешил, глядя на торчащий из лужи фаллос, но тут мирно посапывающий Федя поднялся, и, сверкнув кровавым глазом на животе, провозгласил:

- Запуск аварийной системы питания завершен! А ну, - и Арни выхватил из заднего кармана джинсов базуку, - клавиши прочь от нашей сестренки!

Рояль жалобно пискнул, задняя ножка подломилась и инструмент рухнул прямо на сестру Гонорею, дребезжа всеми клавишами.

- О! какой мужчина! - застонала сестра, даже не пытаясь выбраться из-под внезапно оживившегося рояля.

***

Евстахий недобрым взглядом смотрел на голый зад Альфика. Его старческие губы дрожали от еле сдерживаемого экстаза. Почуявший недоброе Альфик оглянулся на старика через плечо и заорал:

- Фу, мля! Место!

Однако озабоченного Евстахия было не остановить. Он рванул вперёд, увлекая за собой повисших на нём сотоварищей. Альфик, испуганно пискнув, соскочил с неудовлетворённой Астры и с разбегу взлетел на дерево. Через секунду за ним последовал потерявший последние мозги дедуган. Два голых зада ещё помелькали в густой листве, потом скрылись из вида. Где-то в вышине раздался шум борьбы, вниз полетели порванные колготки, обрывки стрингов, лифчики, косметички, маникюрные ножницы, плойки, гигиенические пакеты, флаконы с духами, серьги, брошки и много чего ещё. В какой-то момент из листвы выглянула страдальческая физиономия Альфика, но мгновенно исчезла, втянутая наверх могучей рукой Евстахия. Над лесом раздался тоскливый вой магистра.

Астра со злостью сплюнула на землю и принялась собирать своё шмотьё.

***

- Слушайте, - возмутился мармеладный червяк, отряхиваясь от рвоты и кусочков сахара, - Вы меня достали! Ну вы только посмотрите на себя! какие-то сексуально озабоченные магистры, сестра с нехорошим именем, байкер, который всегда опаздывает к секису раздаче подарков!

Да тут нормальных персонажей раз-два и обчелся: вон тот, на трех ножках, который в кустах ныкается, да еще два робокопа. Хотя один уже сдулся.

Последняя фраза относилась к жидкому терминатору, который, поняв, что орхидеи 50-и оттенков на тропике рака ему сегодня не обломятся, снова растекся по полянке, втихаря подбираясь к Арни, уже засунувшему базуку обратно в задний карман, который (карман, а не Арни) теперь мужественно оттопыривался.

- А ты, овца жертвенная, рубинами украшенная! - червяк еще раз встряхнулся - прямо на Астру. - Говорил же тебе, подавишься - столько сладкого жрать! Нет же, приспичило ей! Теперь придется тебе промывание желудка из огнетушителя делать!

Девочка-цветочек, уже почуявшая свою силушку магично-богатырскую, попыталась было выставить, как щит, нашейный булыжник, но червяк небрежно смахнул его хвостом.

- Да ты, мелочь тощая, никто супротив червяка-мутанта, пожравшего всех людей в черном и радужном, и обретшего силу сияющей Галактики!

И пресмыкающееся, поднявшись на хвосте превыше звезд, злодейски расхохоталось.

***

Тут окончательно озверевший Евстахий, поняв, что девочку-цветочек пора притормозить, желательно с разбега мордой об асфальт, применил на нежном моздании свой коронный прием «С размаху по кумполу». Теперь бывшего барана, а ныне магистра было уже не остановить. Пока Астра любовалась глюками, порожденными точным ударом обуха, а странный тип мочил Альфика, шустрый старичок вырвал из рук опешившей Гонории кружевные панталоны и зверски затоптал ими следователя. Потом он обвязал ручку от топора вокруг кишок Фомы, и трижды каркнул, перерубив тем самым четвертый изолятор справа. Вот именно тогда раджа и узнал в Астре своего, потерянного двести лет назад, сына. Какое тут канапе началось! Ни одному мастеру оригами и в страшном мультике не снилось! Евстахий пускал слюни и восторженно гугукал, прищелкивая в такт теми самыми подушками для бильярда. Собственно, веселилась вся поляна, во главе с комиссаром. Лился рекой корвалол, и все были счастливы, кроме пингвина...

***

Странно, как все они поместились на этой полянке, но еще страннее было то, что неожиданно в спины бойцов спецназа, точнее, личной обезьяньей гвардии льва Премьера, уперлись короткие, странной формы оружия, которые держали в манипуляторах роботы - все как на подбор одинаковые: белые, в форме цилиндра, на маленьких колесиках, с полусферическими «головами». Во лбу у каждого синел единственный глаз.

- Детки мои! - радостно возопил Арни. - Не позволили отнять папочкин глазик.

И он нежно обнял ближайшего к нему робота.

- Брателло, ты чего?! – изумился жидкий. - Это ж вражины из конкурирующего сериала! Совсем к старости микросхемами тронулся? «Детки-детки», - противным голосом передразнила лужа, на глазах трансформируясь с огромную лапу загребущую, норовящую отнять ценный камушек.

- А ну - не троньте булыжник! - раздался голос с другого конца поляны. - Это добыча ночного дозора. А вам всем - выйти из сумрака, то есть, я хотел сказать, вернуться в лужу!

- Ну ты не наглей, чувак! - произнес странный тип в черном плаще и с черным ведром на голове. - Рубинчик мы себе заберем!

И он махнул затянутой в черную перчатку рукой своим ведерноголовым солдатам, но одетым в белое.

Девочка-цветочек, почувствовав, что внимание переключается с нее на камушек, ощутила горькую женскую обиду.

- Эй, ребята, - она махнула рукой, поворачиваясь на курьих ногах то передом к лесу, то задом. - Я ж на свете всех милее! А вы тут из-за какого-то сувенира кипиш поднимаете?!

- Да уймись ты, озабоченная! - прошипел знакомый огнетушитель с глазами Фомы. - Будет тебе секис. Вот только шланг заправлю, а то пена кончилась!

***

Автоматчики всех выстроили в пять рядов, окружили и принялись отдавать короткие приказания:

- Эй, девка с панталончиками, ну-ка выдай вещественные числа множества комплексных чисел предоставленных парами вида (x,;0)

- Старичок! Да, да! Ты, в стрингах! Быстро вычисли наклон летательного аппарата или судна класса Ан 75 относительно главной (горизонтальной) поперечной оси!

- Ты, мужчина в кожанке! Живо признавайся, какие купальники придадут очаровательности и целомудрия нашему стилю. Немного завышенная посадка на плавках, максимально закрытый бюстгальтер и яркий цвет не должны оставить равнодушным ни одного мужчину!

Следак пригнулся к уху Премьера и прошептал:

- Эти ребята - настоящие профессионалы! Всё пропало!

Червяк поднялся превыше сосен и, изогнувшись, подхватил в пасть кусок лунного метеорита, хрустнул им, а потом уронил прямехонько на бошку Льву. Новоявленный повелитель саванн и хожденец по полянам покачнулся и рухнул на землю.

Червяк развернулся к орхидее:

- Ну что, доча, кого еще замочить?

- Не парься, подруга, - игриво подтолкнул потерявшую дар речи цветочную девочку огнетушитель. - Моя мать, может, и была беременна от твоего отца, но вот твоя мамуля изменила своему мужу с этим мармеладным артефактом. Так что еще будет у нас с тобой секис.

- Я протестую! - завопил гном Д(в)арт из рода Вёдеров. - Я желаю эту девочку вместе с ее камушками!

- Я тоже протестую! - возмутилась, громко чавкая, лужа, протянувшись загребущим фаллосом в сторону Астры. - Это наша сестренка, а у роботов инцеста не бывает!

- Это операция ночного дозора! Ты, сахарное пресмыкающееся, выйди из отражения! И девку выведи! Она принадлежит светлым силам: со всеми потрохами и сексапильными коленками.

И тут в игру вступил всеми забытый Альфи.

С отчаянным криком "КИЯЯЯ!" он вскочил на ноги и, высоко подпрыгнул, на лету снимая обтягивающие кожаные штанишки.

- Эх! Хоть оторвусь напоследок! - крикнул дважды обломившийся магистр, норовя упасть прямиком на Астру.

Но, то ли брат Альфред не точно рассчитал траекторию, то ли в дело вмешались силы тьмы, только вместо того, чтобы приземлиться на цветочек, магистр с размаху напоролся голой попой на тянущегося к Астре жидкого.

Раздался вопль, полный безысходной муки.

***

На поляне смешались в кучу кони, люди, ведра и червяки. Д(в)арт лупил ведром по голове Арни, с рычанием отбивающего у белых ведероголовых свой последний глаз. Премьер и Слдователь одновременно пытались стянуть многострадальные панталончики с сестры Гонореи. Ночной дозор, размахивая волшебными палочками и радостно крича что-то на пвседохогвардской латыни, пытались замочить червяка.

Огнетушитель подпихнул Астру рукояткой в сторону ближайших кустов.

- Пошли, что ли, пока они тут дурью маются!

***

Долго пожарные и срочно вызванные силы мчс пытались потушить пожар и ликвидировать последствия пикника на поляне. Особенно тяжело поддавалась застывшая посредине поляны лужа неизвестного металла с застрявшим на ней в неестественной позе магистром без штанов. Бедняга плакал и вспоминал ботанический сад...

Хаос и Армагеддон завладели поляной.

Вокруг магистра Альфреда и жидкого прыгал Джим Керри в маске, оравший в мобильник:

- Мне нужен проктолог! Лучший в городе!

Сестре Гонорея, глядя на порванные любимые панталончики от фирма Провокатор, рыдала, прикрывая интимное место лопухом.

Орхидея о чем-то мурлыкала в кустах с огнетушителем, нежно поглаживая его по шлангу и напрочь забыв о домашнем любимце, который сладострастно облизывался, обсыпая сахаром следующих жертв - магистров и рядовых членов Ордена.

Беловедерные гномы, утомившись драться со стартрековым робото-хиртом, лениво отмахивались от упорно наступающих бездушных железяк, возглавляемых слепым Арни, томагавками войны и боевыми секирами.

Юные студенты ночного дозора, изгнанные из Хогвардса за неуспеваемость, лупили деревянных солдатиков Урфина Джюса.

И тут на поляну, верхом на рояле, выехал бывший великий инквизитор и вампироборец Натан Темень. В деснице он держал ядреный гриб, а в шуйце сжимал кол осиновый - жидкотерминаторовый.

- Ну что, смертнички? Заждались развязки? - зловеще расхохотался автор. - Будет вам сейчас Дэн Браун в полном объеме.

- Нееет, - жалобно заскулили все присутствующие. - Только не ангелы и демоны!!! Ты не можешь быть с нами столь жесток! Ну пожалуууйста... не так банально...

И все персонажи, как один, пали на колени и разрыдались.

- Не будет вам оригинальности! - Нат потряс ядреным грибом.

На поляну посыпались споры, мгновенно превращавшиеся в потоки лавы, громко чавкающей и готовой поглотить всё вокруг.

- Не знаю я, как всю эту хрень разруливать, потому и достану сейчас из рукавов двух деикс фром машина!

Ехидный смешок раздался со стороны еще не погребенного под лавой алтарного камня.

Нат обернулся и увидел стоящее на камне вселенское зло. Глаза ее метали шаровые молнии и сюрикены, в руке была зажата трехручная катана, а рядом летала ужасающе жужжащая бензопила.

- Думаешь, это финал, несчастный? - прошипела Зло. - Не выйдет! Я на тебя фанфик напишу. Бесконечный и шизодный.

- Тетенька, на надо, - расплакался автор. - Меня же в психушку дядя Грег заберет.

-Так тебе и надо! - Зло воздела джедайский меч и поляна озарилась черно-белым светом. - А ну подъем, персы! Ваша история еще только начинается!
Испуганный автор жалобно пискнул и свалился внутрь рояля. Крышка инструмента захлопнулась над ним, как крышка гроба над вампиром.

Стало темно.

 

 

 

Похожие статьи:

РассказыЛизетта

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыКак открыть звезду?

РассказыНезначительные детали

Рейтинг: +7 Голосов: 7 501 просмотр
Нравится
Комментарии (24)
Темень Натан # 3 августа 2015 в 11:45 +4
Вот оно, первосортное глюкалово. Пойду посыплю голову пеплом и завернусь в рубище... Не ищите меня, автор закрыл глаза и заткнул уши, чтобы не видеть это безобразие!
Жан Кристобаль Рене # 3 августа 2015 в 11:50 +4
Уррра господа!!! Сам автор оригинала согласился стать добровольным носителем фанфиковой заразы!!!! Не проходите мимо!!! Кррррррышесносно!!!
Темень Натан # 3 августа 2015 в 12:02 +4
Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша...
Жан Кристобаль Рене # 3 августа 2015 в 12:05 +4
Бедняга Нат! Разве для этого ты стока старался!! Стоко часов придумывал героев!! Чтобы злые Дара и Хунта пришли и превратили всё в фарс)))))
Темень Натан # 3 августа 2015 в 12:25 +4
И не говори... Такова судьба всех великих... замыслов. (Завёрываюсь в смирительную рубашку и закусываю рукавом)
Жан Кристобаль Рене # 3 августа 2015 в 12:29 +4
Друже, два совета: подбери шизоидную фотку к колобкам и начинай уже новинки выкладывать!! Там у тебя, кажись про попаданцев кое-что было)))
Темень Натан # 3 августа 2015 в 12:42 +3
Шизоидную фотку надо, обязательно. Чтоб соответствовала!
Попаданцев, гхм, можно и выложить. Там тоже глюки есть)
DaraFromChaos # 3 августа 2015 в 12:54 +4
да-да :))) новинок, пожалуйста
мне неймется еще над чем-нибудь поглумиться crazy
*отнимает у Ната смирительную рубашку, заворачивается в нее как в тогу и уходит в закат, размахивая бензопилой, трубя хоботом и напевая что-то из Мановара*
Aagira # 3 августа 2015 в 13:47 +4
Чтобы злые Дара и Хунта пришли и превратили всё в фарс)))))
Они можут. crazy
Rumer # 3 августа 2015 в 20:40 +2
АдЪ i IзраiлЬ.
Темень Натан # 3 августа 2015 в 23:41 +1
Угу.
Григорий LifeKILLED Кабанов # 18 августа 2015 в 15:43 +3
Графоманы! 65 тыщ знаков! Как мне столько прочитать?!
Темень Натан # 19 августа 2015 в 11:48 +2
(голосом доброго доктора) Принимайте небольшими дозами после еды!
Анна Гале # 24 ноября 2016 в 13:50 +3
Уыыы! Авторы, вы сколько эклерных косячков во время написания фанфика употребили? rofl +++++
Темень Натан # 24 ноября 2016 в 16:07 +3
Мы их не считали (поправляя на себе смирительную рубашку). Автор за здоровый образ жизни! :)
DaraFromChaos # 24 ноября 2016 в 16:16 +3
Поигрывая кокосом:
И ваще, спортсмены мы. Когда доктор разрешает
Ворона # 15 января 2017 в 19:45 +3
насилу жива осталась shock
эташ ниможна стока ржать! cry laugh
Жан Кристобаль Рене # 15 января 2017 в 19:47 +3
Ну да)) laugh Есть немного)) rofl
DaraFromChaos # 15 января 2017 в 19:48 +3
можна-можна :)))
это для здоровья полезно rofl
Темень Натан # 15 января 2017 в 21:15 +3
Во какие мы полезные :)) огнетушитель в полный рост... с девочкой цветочком... про дедку Евстахия молчу)
DaraFromChaos # 15 января 2017 в 21:16 +3
про деда в стрингах ты молчи
а то придет к тебе в ночи....
crazy rofl
Жан Кристобаль Рене # 15 января 2017 в 21:18 +3
Гы)) Кайфово тогда повеселились)) crazy
Темень Натан # 15 января 2017 в 21:19 +3
Это точно:)
Темень Натан # 15 января 2017 в 21:18 +3
не дай бог... :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев