1W

Там, где цветёт огнецвет (Ч. 3, Глава 4)

в выпуске 2017/10/09
15 августа 2017 - Михаил Клыков
article11557.jpg

Часть 3. Огнецвет

Глава 4. Кто-то рядом…

За грядой началась обширная, похожая на неглубокую чашу, котловина, замкнутая с противоположной стороны тем самым «горелым» хребтом, который ребята видели с платформы. Дно котловины было усеяно глыбами, грядами из туфа и пемзы, образуя настоящие лабиринты.

Через некоторой время путники заметили, что форгары стали вести себя тревожно: то нюхали землю, то глухо ворчали, смотря куда-то вдаль. Обычно весёлый и разговорчивый Тан тоже помрачнел.

– Тан, что случилось? — Юля подбежала к биологу.

– А что должно было случиться? — нарочито беззаботно спросил Тан.

– Тан! — Юма тоже обратила внимание на настроение биолога.

– Шакалов не видно. Это не очень хорошо. 

Тут ребята спохватились: а ведь нугов, тащившихся за экспедицией от самой стоянки таргов, действительно не было! Куда они делись? Ведь когда отряд перевалил хребет, нуги вскоре тоже появились в котловине вслед за экспедицией.

– Почему это не очень хорошо, Тан? — спросил Павлик.

– Нуги всегда ходят вслед — им обычно перепадают всякие отбросы. В этом смысле эти существа даже полезны, являясь своеобразными природными мусорщиками. Могут и стащить что-нибудь у зазевавшихся путников. А если они ушли, значит где-то рядом появился крупный хищник. Но пока никого не видно, кроме нескольких соплеменников наших мохнатых друзей. 

– Диких форгаров? — переспросила Зуйка.

– Ну да. Вчера заметил парочку степных форгаров и одного большого. 

– Значит, опасных хищников здесь нет, — облегчённо вздохнула Юля.

– Нам бы твой оптимизм, — Юма покачала головой. — Форгары ведь могут выслеживать кого-то. Они тоже хищники, только дружат с человеком. Форгары охотятся даже на зорнагов — единственного естественного врага крупных видов форгаров, устраивая на него настоящую загонную охоту.

– А они могут выслеживать зорнага? — встревоженно спросил Павлик, вспомнив странные рычащие звуки и топот, слышанные накануне ночью. Но тогда Павлик слышал их сквозь сон и подумал, что звуки ему приснились.

– Сплюнь, Пашка! — побледнела Лу.

– Ты что-то видел или слышал? — догадался Тан.

– Да… Я думал, что приснилось… Кто-то рычал, точнее ревел ночью, вон там, — Павлик показал рукой на завалы туфа недалеко от выхода из пещеры, которые они сегодня оставляли далеко слева. — В долине за ними. 

– И какая-то мохнатая тень мелькала, — добавила Алька.

– Это большой форгар, — ответила Зуйка. — Я вылезла из палатки и видела его. 

– Может он и ревел? — в надежде спросила Лу.

– Большой форгар не ревёт, — Зуи отрицательно покачала головой. — Он или рычит, или воет. Иногда глухо ворчит. Но не ревёт. Так что, это не форгар. 

– А кто? — поинтересовалась Яся.

– Горная кумма, силлунги, негрилла, кошколап… 

– Силлунги здесь не водятся, как и негриллы, — глухим голосом ответила помрачневшая Лу.

Тан нахмурился, оглянувшись на долину ручья, где прошла ночёвка.

– Ускорьте темп, ребята. Нам надо подняться к перевалу и с утра начать спуск в долину синелистов. За ней растут огнецветы. 

– Зорнаг… Но он живёт в скалах Лабиринта. Сюда он может спуститься только случайно… — Зуи продолжала перебирать в уме местную ревущую фауну.

– Ребята, я вас умоляю, не каркайте! — чуть не плача, взмолилась Лу. — Я не хочу опять с этой тварью встретиться! 

И маленький отряд ускорил шаг. Форгары замыкали шествие, тревожно оглядываясь, и, иногда, скалясь на заросли. Это всё больше тревожило ребят. Луйка оглядывалась на тропу, петляющую среди колючих горных кустов и голубых кактусов, наполненными ужасом глазами.

– Я ещё не разу не видел Лу такой напуганной. Жуткая, наверное, тварь этот зорнаг, — шепнул Павлик Юльке. Мальчишке тоже стало жутковато. Появилось какой-то липкий и противный страх, от которого ноги делались ватными и дрожали коленки. Павлику вдруг очень захотелось бросить все эти поиски огнецвета и умчаться домой, на родную Землю. Впрочем, он был не одинок в своих чувствах.

К вечеру маленький отряд поднялся на небольшое плоскогорье, венчавшее гряду, которая рассекала котловину на две неравные части. Здесь, на поляне, заросшей кустами, удивительно напоминавшими земной кизил, решили разбить лагерь.

Ночью Павлик опять услышал низкий глухой рёв и шорох кустов ниже по склону. Сопевшая рядом Валя проснулась и тревожно огляделась.

– Павлик, кто это? — испуганно прошептала девочка.

– Вот уж не думал, Валька, что ты такая трусиха! — усмехнулся мальчик.

– Я вообще-то девочка, ты не заметил? 

– Ладно, не обижайся, — дружелюбно ответил Павлик. — Кто-то рычит рядом… 

– А он не… 

– Не… 

– Ты уверен? 

– Нет, конечно. Если бы был уверен, то дрых бы сейчас. А так… Бластер у меня наготове, на всякий случай. Да и форгары спят. А уж они бы точно тревогу подняли. 

Валя поглядела на Павлика, насколько это позволяла темнота внутри палатки. После случая на утёсе отношение Вали к мальчику изменилось. Конечно, он нравился девочке и до этого, но… Он был просто другом, озорным и неугомонным мальчишкой, а теперь… Валя смотрела на его вихрастую голову, и снова какое-то нежное и светлое чувство поднималось у неё в душе.

– Паш, у тебя рука болит? — девочка осторожно провела ладошкой по перевязи, на которой висела рука Павлика.

– Немножко, но, когда ты рядом, она совсем не болит. Наверно, ты тоже шаманка, как и твой прадед, — озорно пошутил мальчишка.

– Да ну тебя, Пашка! — рассмеялась девочка и, посерьёзнев, спросила: — Знаешь, как я тогда испугалась! 

– Догадываюсь… — Павлик вспомнил испуганное и заплаканное личико Вали, склонившейся над ним на утёсе. — Ничего, у меня голова крепкая! А знаешь почему? 

– Ну и… — улыбнулась Валя, поняв, что Павлик придумывает какую-то шутку.

– Потому что у меня ветер в голове! И создаёт при падении воздушную подушку для мозгов!

– Я конечно понимаю, что скромность украшает человека. Но самоуничижение, — Валя пожала плечами, тщательно выговаривая сложное слово. — Я бы не сказала, что у тебя ветер в голове. 

– Так ведь я же фантазёр, трепло и вообще… Фантазия меня, действительно, иногда уносит в такие дали… Вот и сейчас. Почему мы здесь? А это всё моя фантазия: все знают, что огнецвета на самом деле нет, это сказка. А вот я не верю! И решил сам проверить. Вот фантазия меня и занесла… В горы Лабиринта… На Тейне. Это по-научному. А по-простому — у чёрта на куличках! Ну и что, — беззаботно ответил Павлик. — Пусть считают, кем хотят. Алька права — важно, кто ты на самом деле, а мнение других… Оно как ветер, сегодня с юга дует, а завтра на север повернёт! Что хихикаешь, разве не так? 

Валя и вправду фыркнула в ответ на эту реплику Павлика, давясь от смеха. Павлик говорил это с таким серьёзным видом, стараясь рассуждать по-взрослому…

Внезапно в кустах снова раздалось глухое ворчание и Валя испуганно прижалась к другу.

– Валь, только не надо меня обнимать. 

– Это ещё почему? — обиделась девочка.

– Ты тут не при чём. Нас могут неправильно понять. 

– Кто!? — иронично усмехнулась Валя. — Зуи? Лу? Алька с Ясей? Или Юлька? 

– Тан. Или Юма. Они взрослые, и всегда всё видят со своей колокольни. И потом удивляются: почему это дети нас не понимают? — последнюю фразу Павлик произнёс голосом учителя-зануды, жестом поправив воображаемые очки.

– Может, им оттуда виднее. Ну там, жизненный опыт… 

– Ага. Только внизу всё время туман стелется, — философски заметил Павлик. — Давай спать. Правда, если хочешь, можно пойти погулять. Заодно посмотрим, кто там рычит. 

– Издеваешься? — Валя хотела было пошутить, но не получилось. В душе у неё снова поднялся липкий страх. А в кустах, только теперь уже далеко внизу, опять кто-то затрещал ветками, и Валя снова испуганно прильнула к мальчику. — А может это тот самый зорнаг? 

– Видела, как сегодня Лу перекосило? А ведь Луйка смелая девчонка. Но она на себе испытала, что это за тварь, чуть не оказавшись у неё в пасти. Боишься? — неожиданно заботливо обратился Павлик к Вале.

– А ты? 

– Боюсь, — признался Павлик. — Коленки трясутся, если честно. 

– Может быть, всё обойдётся?

– Может быть… Твои бы слова, Валька… — вздохнул Павлик и обнял девочку за плечи. Тогда на склоне он, увидев полные слёз глаза девочки, поклялся, что сделает всё на свете, что бы только эти карие глаза не знали слёз. И сейчас в душе мальчика появилось новое, до того мига неведомое ему, нежное и тёплое чувство к этой симпатичной черноволосой девочке, которая сейчас испуганно смотрела на видневшиеся из палатки склоны гряды. Где был кто-то… Жуткий, страшный, неизвестный и оттого страшный вдвойне…

– Всё будет хорошо, Валь. Помнишь, что сказал тебе во сне дух? — Павлик попытался успокоить девочку.

– Духи не пошлют испытаний, которые будут нам не под силу… — повторила Валя фразу из сна.

Они сидели и смотрели на яркие звёзды на бархатисто-чёрном небе, на подсвеченные заходящим серпом спутника камни на склоне, и им казалось, что они остались совсем одни на этой поляне. И весь мир, эти горы, это небо, эти звёзды и вся Галактика принадлежат только им… И в душе Вали вдруг стало тепло и спокойно. Ведь рядом её друзья, и поэтому с ней никогда не случится ничего плохого.

Похожие статьи:

СтатьиКто они, древние шахтеры?

РассказыЗубы за стеной 2

РассказыЛунные люди ( поэтическая миниатюра )

РассказыГлавная тайна Адольфа

РассказыТайна Самуи

Рейтинг: +1 Голосов: 1 250 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий