fantascop

Тринадцать муравейников. Часть 1. Дорога к Огненному ручью. Глава 6. Уга-Лёшка

в выпуске 2015/08/06
article3833.jpg

                                                                                Север можно определить… по лишаям

           Полуденное солнце прыгало по верхушкам сосен, прячась в зеленой хвое и весело подмигивая оттуда Ене и Ае. Ранняя осень еще не выстудила жар прошедшего лета, и таёжный лес наслаждался последними теплыми солнечными днями.
           Подруги миновали ненавистную кочковатую низину, и, преодолев участок плотного подлеска, вышли к тройной сосне. Здесь, у развилки двух еле заметных тропинок, они и остановились.
           - Вот тут мы были, - четко произнесла Ая.
           - Да… я помню, - согласилась с ней Еня.
           - Теперь… нам надо идти на север.
           - Баба Поля сказала… север можно определить… по лишаям, - вспомнила наставления старушки Еня.
           - Не по лишаям, а по лишайникам, - поправила её Ая, - я знаю как. Это просто.
           И она подошла к тройной сосне. Еня проследовала за ней.
           - Вот видишь… на стволе… лохматые буро-синие пятна, - Ая поковыряла пальцем неровные лохмотья лишайника, - вон, сколько их… много.
           - А вот здесь… уже меньше, - Ая переместила палец в сторону от основного скопления неоднородных пятен лишайника.
           - А тут… совсем нет, - продолжила движение пальца Ая, - значит, север… примерно там будет, - она указала направление, - его нужно определять от середины… этой вот кучи… лишайниковой. Понятно?
           - Не очень.
           - И что тебе не понятно? - почти с раздражением произнесла Ая. Ей казалось, что определить северное направление – это плёвое дело, а её подруга не может этого понять.
           - Почему север именно там.
           - Потому что лишайники… растут на северной стороне.
           - Только на северной?
           - Да.
           - А-а-а, - задумалась Еня, - но я все равно… не поняла. Они же растут не в одном месте. Значит, не только на северной. Как тогда можно… точно определить… куда нам идти?
           - А нам точно и не надо, - парировала Ая, - мы должны определить примерное направление.
           - Как же мы… попадем тогда … куда нам надо? – недоумевала Еня.
           - Очень просто. Сейчас мы пойдем туда, - Ая показала рукой, - во-он видишь… там стоят две сосны. Когда мы до них дойдем… осмотрим их стволы… и по лишайникам определим… куда двигаться дальше. Так и будем идти… и иногда осматривать деревья.
           - А если мы отклонимся в сторону… влево или вправо?
           - Не отклонимся… сильно не отклонимся. Потому что слева низина. А за ней болото. Нам туда не надо. А справа… справа, я и не знаю что. Но баба Поля велела идти в северном направлении… по сосновому лесу. Вот значит, по нему мы и пойдем.
           Ха! Да и вообще… ручей-то мы никак не обойдем! Всяко в него упремся.
           - Получается… мы можем идти… прямо по тропинке. Ну, вот по этой. По правой, - предложила Еня.
           - Нет. Она все равно куда-нибудь свернет.  Да и потом… мало ли кто встретиться может… на тропинке-то на этой. Охотники какие-нибудь… или лесорубы… черные.
           Нет. По тропинке нельзя, - уверенно возразила Ая. Однако, подумав несколько секунд, все же согласилась,  -  хотя-я-я… мы можем пойти и по ней… пока она не свернула. По тропинке завсегда… легче идти.

           И подружки бодро отправились в путь.
           По дороге Еня рассказала Ае о компасе, который видела у папы.
           Это такой приборчик, который позволяет определять различные стороны света. В том числе и север. И указывает он точное направление. А не примерное, как лишаи-лишайники. Поэтому он лучше лишайников. Гораздо лучше. Да и вообще, он красивенький такой. Кругленький, с прозрачным циферблатом и светящейся в темноте стрелкой. И стрелка компаса всегда указывает на север. Как бы ты не встал или куда бы не повернул циферблат. Стрелка компаса покачается-покачается, потом успокоится и обязательно укажет на север. Обязательно укажет. А еще на компасе есть специальные обозначения. Деления разные и цифры. Ну, почти как на часах. Только на часах цифры позволяют определять точное время. А компас позволяет определять точное направление. Ну, куда идти надо. Или где и что находится. А еще у компаса есть ремешок и его можно, как часы, закрепить на руке. Чтобы случайно не потерять в лесу.
           Вот какой замечательный приборчик есть у Ениного папы.
           А лишайники? Они ломкие и мохнатые. Как маленькие мочалки. И называются, будто болезнь, какая-то.

           Солнце давно перевалило дневной экватор и, путаясь в густых ветвях низинного подлеска, медленно сваливалось в болотные топи. Некогда озорные его лучи еще растерянно озирались по сторонам, но были уже обречены. 
           В лесу начинает темнеть намного раньше, чем вне его. И легкий сумрак осеннего вечера уже шел по пятам уходящего дня.
           А ручья всё еще не было.

           Ая и Еня продолжали шагать по узенькой тропинке, то, идя рядом, то, передвигаясь друг за другом. И сейчас впереди шла Ая. Еня уже изрядно устала, и разговаривать ей не хотелось. Совсем не хотелось. Она молча семенила за Аей, надеясь, что вот-вот и появится овраг, по которому они спустятся к Огненному Ручью. И перейдут его по Калиновому Мосту. А там найдут Тысячелетнюю Ель и тогда остановятся на отдых. Долгожданный отдых. А пока нужно было терпеть. И Еня терпела.
           А может, ей просто очень хотелось быстрее добраться до волшебных муравьев, чтобы взять у них силы. И помочь папе.
           Вдруг Ая, что-то приметив, резко остановилась и негромко вскрикнула:
           - Ой!
           Но было уже поздно. Из-за деревьев, растущих рядом с узенькой тропинкой, появились чумазые создания. Только сейчас Еня заметила прыгающее желто-оранжевое пламя костра, расположенного чуть впереди на полянке прямо за соснами. До этого же она покорно плелась за Аей, глядя в основном только под ноги: коварная усталость притупила бдительность и погасила интерес к окружающему миру.
           Ая, дрожа от волнения, шепнула Ене:
           - Всё… пропали. Говорила же я… надо было уйти… с тропинки.
           Чумазые создания вмиг окружили Еню и Аю. Они вели себя вызывающе, усмехались и дымили курительными трубочками из сухого болотного камыша. Среди них выделялся долговязый тип, длинный и тощий, с вытянутым бледно-землистым лицом, обильно измазанным черной сажей.
           - Ну, чё-ё-ё… девчо-о-онки… хэл-л-лоу бэби, - протрещал долговязый, - я – Уга-Лёшка… а это, - он кивнул в сторону остальных, - мои друганы-головёшки… гы-ы-ы-ы… похохочем, что ли… вместе?
           - Гы-ы-ы-ы, - довольно заржали друганы-головёшки, поддерживая своего вожака.
           - А может… вме-есте… посиди-и-им… погре-е-емся… у костеро-о-очка, - выпуская облако ядовито-сизого дыма, нагло проговорил Уга-Лёшка и, прокашлявшись, добавил, - посиди-и-им…  поку-у-урим.
           - Ага!.. Чтобы потом самой в уголёк превратиться?! – возразила Ая.
           - А что… нам нужна боевая… огневая подруга… гы-ы-ы-ы, - не унимался Уга-Лёшка.
           - Гы-ы-ы-ы… тр-р-р-реск… гы-гы-гы… тр-р-р-реск, тр-р-р-реск, - дружно потрескивали, выплескивая клубы едкого дыма, его друганы-головёшки.
           - Ишь… чего захотели! Фигушки вам, - отчаянно возразила Ая.
           - А мы вас сейчас… курить… научим, - долговязый Уга-Лёшка протянул длинные корявые пальцы в сторону Аи и Ени.
           - Убери свои… щупальца… противные. А то и тебе достанется, - вмешалась в разговор Еня.
           - Ой-ё-ё-ё-ёй… можно поду-умать, - самодовольно усмехнулся Уга-Лёшка, - и как это будет выглядеть?
           - Я сейчас… кричать буду!
           - И кто тебя услышит-то?.. В Лесу-Тайга звук далеко не летает.
           - И что… неужели… ты ничего не боишься?! – расстроено воскликнула Еня, - дылда противная.
           - Нич-чего и никого! – надменно ответила «противная дылда» Уга-Лёшка.
           - Воды он боится, - шепнула Ая.
           - Воды?! – удивленно переспросила Еня.
           - Да… как смерти, - уверенно подтвердила Ая.
           - Ха! – вдруг осенило Еню, - значит, вводы-то ты боишься!
           - Д-да н-н-ничего я н-небоюсь, - неожиданно начал заикаться Уга-Лёшка, резко отдернув пальцы-щупальца от Аи и Ени, - п-подумаешь… в-вода… к-кака-ято.
           Друганы-головёшки замерли, предчувствуя неприятную для них развязку. Долговязый Уга-Лёшка также застыл в нерешительности.
           Еня быстро расстегнула застежку-молнию на левом кармане и извлекла оттуда берестяной туесок:
           - А вот мы сейчас и проверим!.. Боишься ты воды или нет.
           Долговязый, глядя заворожено на берестяной туесок в Ениных руках, медленно сделал шаг назад. Друганы-головёшки испуганно отпрянули в разные стороны.
           - Ч-ч-что это… у т-тебя? – продолжая пятиться, неуверенно поинтересовался Уга-Лёшка.
           - Как что? Вода! Полная емкость, - решительно напирала Еня и, похлопывая по оттопыренному правому карману, победно произнесла, - у меня еще одна есть!
           - Д-да ладно… я же п-пошутил.
           - Зато я не шучу!.. Нисколечко не шучу, - подтвердила свои намерения Еня, - а ну, убирайся отсюда!.. И друганов своих… вонючих… забирай!
           - Да! Уходи! И забирай! – грозно крикнула, поддерживая подругу, осмелевшая Ая.

           Бесстрашная Еня решительно надвигалась на Уга-Лёшку, который начал неожиданно резко отступать. Еня ускорила шаг, и вот уже вся чумазая компания быстро, почти бегом удалилась, исчезнув за деревьями в густой таежной чащобе.
           Еще несколько минут, переводя дыхание и сдерживая волнение, подруги стояли на тропинке, не решаясь заговорить и сдвинуться с места. Первой прервала молчание Ая:
           - Ну-у-у, ты даешь… а я даже не ожидала… что нам удастся… избежать неприятностей.
           - Д-да я… и сама… не ожидала, - согласилась с ней Еня, - пойдем на полянку… отдохнем немного… посидим у костра.
           - Только недолго. Нам идти надо.
           И Ая неохотно последовала за Еней: очень уж она опасалась открытого огня. Однако после напряженного столкновения с Уга-Лёшкой ей тоже захотелось временного покоя.
           Еня буквально рухнула рядом с костром. Девочка легла на спину и вытянула уставшие от долгого пути ноги. Ая расположилась намного дальше от открытого огня. Она села у ближайшей сосны, прислонившись к ней спиной, и прикрыла глаза.
           - Ты что спать собралась? - спросила Еня.
           - Нет, - ответила Ая, и пояснила, - мне так… лучше отдыхается.
           - А-а-а, тогда понятно. А я… если сейчас глаза закрою… так сразу и засну… наверное.
           - Нет! Спать не надо. Ни в коем случае, - предостерегла подругу Ая, - Скоро темнеть будет. А нам еще идти… неизвестно сколько. И что мы потом… в темноте… делать-то будем? На ощупь что ли… передвигаться?
           - Ну, может… мы медленно идем?
           - И ничего не медленно. Я всегда так хожу.
           - Да-а-а… вообще-то и не медленно. Для меня… даже и быстро. Я так уста-а-ала… просто жуть какая-то, - согласилась с подругой Еня.
           - Я тоже.
           - А сколько мы времени потеряли. Из-за этих… головёшек-уголёшек.
           - Да что время, - возразила Ая, - сами чуть не пропали. Хорошо ещё, что все так закончилось.
           - Да-а-а, - подтвердила Еня, - а ты говорила, что в Лесу-Тайга вы все – сродственники. Как же так?!
           - Все не все… я же говорила… что в Лесу-Тайга… нехорошки разные встречаются… ну… эти… как их… ху-ли…, - Ая задумалась, вспоминая трудное название «нехороших нехорошек».
           - Хулиганы, - напомнила ей Еня.
           - Ну, да… ху-ли-ха-ны… вот. Лес-Тайга – она большая.
           Еня понимающе вздохнула и поворошила веткой догорающие в костре угольки. Ая приоткрыла глаза и, наблюдая за подругой, испуганно предупредила:
           - Не трогай огонь! Опасно это… он злым бывает.
           - А мы его кормить не будем… тогда он похудеет… и умрет.
           - Как это… кормить не будем?
           - Ну-у-у… это если дрова… не подкладывать. Он же их кушает. Вот. И если его не кормить, то он будет худеть и уменьшаться. И совсем исчезнет… ну, умрет, значит… от голода.
           Вот видишь, огонь уже уменьшается… и угольки догорают. А новой еды… дров там… да веток разных… мы ему и не дадим.
           Вообще-то огонь лучше водой заливать… можно еще землей забрасывать… так мне папа говорил. Но где сейчас воду-то эту самую найти? Это мы только Уга-Лёшку… обманули… а огонь так не обманешь… ему настоящую воду надо. Да и землей как забрасывать? У нас же нет… лопаты никакой.
           А еще меня папа учил… что если разгрести угольки… ну, отделить их друг от друга… то они быстро потухнут и остынут. И огня не будет… совсем… вот.
           Видишь, его уже и нет почти… только дым один… остался кое-где. Сейчас мы еще чуть-чуть посидим… и дальше пойдем.
           И Еня продолжила сосредоточенно разгребать угольки и головёшки.

 

Похожие статьи:

СтатьиКостры душ.

РассказыНа костре

РассказыПриключения на турбазе "Олений рог" - 10

Рейтинг: +6 Голосов: 6 385 просмотров
Нравится
Комментарии (5)
Александр Стешенко # 5 марта 2015 в 18:11 +3
Ну, вот... как-то так... любую силу можно хитростью-смекалкой победить...
Анна Гале # 26 декабря 2016 в 17:48 +2
И тут +!
Александр Стешенко # 26 декабря 2016 в 18:03 +1
Ура, товарищи!!! dance love
Сергей Филипский # 10 июля 2017 в 15:09 +2
Пока интересно. v
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев