1W

Тропы

в выпуске 2018/07/16
article13045.jpg

Холодный ветер вскружил ворох мокрых листьев и бросил их мне в лицо. Отмахиваясь от жёлтых останков умершего лета, я пристально всматривался в темноту векового леса. До ночи было ещё далеко, но низкие свинцовые тучи и хлеставшие из них струи дождя позволяли видеть не дальше чем на десяток шагов.

— Может, переждём? — с тревогой прошептал Макс.

— Нельзя, — зашипела на него Марина, — время уходит.

— Тихо, Марина права, мы должны идти, — велел я, и группа подчинилась лидеру.

Немногословный Вован только натужно сопел у меня за спиной, но я знал, что когда дело дойдёт до драки, он не подведёт. В бою на двух мечах равные ему встречались нечасто.

Молния сверкнула почти одновременно с оглушительным громовым раскатом. Ослепительная вспышка кинжалом вспорола мрак леса, и в её холодном свете я заметил коренастую фигуру в доспехах и глухом рогатом шлеме, отороченном мехом.

— К бою! — заорал я со всей дури и выхватил клинок.

Рогатый главарь поднял над головой огромный зазубренный топор и прокричал что-то на незнакомом мне языке. Ему ответил хор хриплых голосов, и из-за деревьев показалось не менее десятка вооружённых людей.

Предводитель бандитов бросился на меня, и я принял его топор на щит. Дубовые доски, обитые бронзой, затрещали, но выдержали. Я ответил косым рубящим ударом, противник шутя уклонился от моей атаки.

Обменявшись несколькими безрезультатными выпадами, мы закружили между деревьями, отыскивая слабые места в защите друг друга.

Макс рубился сразу с тремя, его теснили, и только получив чувствительный укол в плечо, здоровяк рассвирепел. Он расколол топором щит одного из своих противников и следующим ударом раскроил ему череп. Теперь уже он наседал на врагов, двое оставшихся в живых бандитов были вынуждены отбиваться изо всех сил.

Вован стремительным ураганом перемещался по полю боя, сея в рядах врага смятение и смерть. Его клинки, тускло мерцавшие в отблесках молний, густо покрылись дымящейся кровью.

Тем временем Марина ловко вскарабкалась на дерево и заняла позицию для стрельбы. Бандит, пытавшийся зайти к Максу со спины, со стоном завалился на пожухшую траву. Стрела с красным оперением легла ему под сердце.

Главарь в рогатом шлеме бился мастерски. Он едва не достал меня выпадом в горло, лишь в самый последний момент я успел уйти с линии атаки, и клинок нападавшего только оцарапал мне щёку.

Тем временем Макс зарубил ещё одного, а Маринина стрела поразила в глаз пытавшегося дотянуться до неё копьём разбойника. Мне наконец-таки удалось поймать главаря шайки на уклонении от ложной атаки, мой меч разрубил ему доспех вместе с грудной клеткой. Кровь веером хлынула из глубокой раны, забрызгивая опавшие листья. Вражеский вожак захрипел, упал лицом вниз, несколько раз судорожно дёрнулся и затих.

Видя смерть своего предводителя, остатки банды кинулись бежать.

— Быстрее, — торопил я свою четвёрку.

Мы помчались через лес. Дождь прекратился. Алый предзакатный луч пробился сквозь густые кроны и лизнул замшелые стволы лесных великанов.

Держась плотной группой, мы выскочили на большую поляну. В её центре тёплым жёлтым светом мерно пульсировала прозрачная полусфера. Не останавливаясь, мы влетели внутрь. Свечение сферы усилилось.

— Мы успели! — радостно воскликнула Марина.

— Поздравляю, уровень пройден! — прозвучал где-то над головами приятный женский голос. — Игра сохранена. Желаете продолжить?

— Выход, — выдохнул я устало и нащупал кнопку разблокировки виртуального шлема.

 

 

— Мы сделали это! — победоносно заявил я, снимая с головы визуализатор. На мониторе компьютера проплывали пейзажи игрового мира, обозреваемые с высоты птичьего полёта. Неподвижной оставалась только надпись с названием игры — «Тропы смерти».

— Народ, как насчёт завтра? — поинтересовался Макс.

— Я вряд ли, — вздохнула Марина. — Предки хотят меня на какое-то мероприятие затащить. Я, конечно, попробую отбодаться, но скорее всего, нет.

— Я тоже пас, — заявил Вован. — Экзамен на носу. Вот сдам физику, тогда и погоняем.

— Понятно, — резюмировал я. — Тогда всем удачи и до связи.

Я отключил скайп и остался один. Перед глазами  маячила заставка «Троп смерти». Это была не единственная игра с эффектом присутствия, созданная разработчиками компьютерных игр, но по атмосферности и реалистичности Тропы оставляли всех своих конкурентов далеко позади. Иной раз, находясь в виртуальном мире, отличить его от реальности было непросто.

Ещё одной замечательной особенностью игры, выгодно отличавшей её от всех подобных, была боевая система «Троп смерти».

Разработчики потрудились на славу. Искусственный интеллект игры подстраивался под каждого игрока индивидуально. Он анализировал движения аватара и дополнял их, придавая им целостность и красоту. Таким образом, после обучения действия игроков в виртуальном мире превращались в сложные комбинации фехтовальных и рукопашных приёмов. Чем дольше геймер тренировался, находясь в игре, тем он становился сильнее и неуязвимей в качестве игрового персонажа.

Больше всего пользователям полюбился режим сетевой игры для четырёх игроков. Стандартная четвёрка обычно комплектовалась лидером, «танком» — тяжелобронированным воином, стрелком и ещё одним бойцом на выбор. Игрокам предлагалось проходить локации различной степени сложности, сражаясь с всевозможными противниками и боссами.

«Тропы смерти» были относительно новой игрой, но быстро набрали популярность и покорили сердца миллионов пользователей. Об игре говорили, писали, спорили и даже устраивали по ней соревнования.

 

Я закрыл игровое меню, выбрался из-за компьютерного стола и, не включая света, прошёл на кухню.

Я люблю полумрак. Сумеречное зрение человека не различает цветов, но этот недостаток с лихвой компенсируется воображением, если оно, конечно, есть. В темноте знакомые предметы видятся по-иному, в их нечётких размытых контурах проявляются новые, невидимые при свете дня черты. Иногда боковым зрением удаётся уловить чьё-то быстрое движение, а если уж и вовсе дать волю фантазии, то в тёмных углах комнаты можно различить осторожных обитателей сумрака.

Я проинспектировал холодильник, его холодное нутро без возражений выдало мне бутерброд с ветчиной и жестянку пива. Щёлкнув ключом, я с удовольствием отхлебнул пенного напитка и несколько минут любовался видом ночного города из окна.

Вернувшись к компу, я вошёл в почту, часть писем отметил, как спам, большинство же безжалостно удалил. Неожиданно одно послание привлекло моё внимание. Открыв содержимое, я понял, что его отправители — представители разработчиков «Троп смерти».

Это было приглашение на закрытый турнир по так полюбившейся мне игре. В письме говорилось, что компания наблюдала за успехами наиболее активных команд и готова выплатить крупное денежное вознаграждение победителю состязаний, где участниками выступят наиболее результативные игроки.

Далее указывался адрес, по которому мне с командой следовало прибыть к назначенному сроку в случае согласия.

Я схватил телефон, собираясь поделиться новостью с друзьями, но взглянув на часы, решил отложить звонки до утра.

Я не испытывал острой нужды в деньгах. Сотрудничая с несколькими компьютерными компаниями в качестве программиста, я имел неплохой доход, работая на дому. Постепенно мне удалось скопить денег на небольшую квартирку в получасе ходьбы от центра города и переехать от родителей. Женат я не был, детей не имел, и ничего в своей жизни менять в ближайшее время не собирался. Но это не означало, что я не нашёл бы применения призовым деньгам.

Вот кто действительно отчаянно нуждался в средствах, так это Макс. У него тяжело болела мать, отчим помогал мало, но пил, как скотина, а сам мой друг, не имея возможности получить хорошее образование, перебивался случайными заработками, хватаясь за всё что придётся.

Вовану тоже деньги пришлись бы кстати. Он работал и учился заочно, в то время как его мать тянула двух младших сестёр в одиночку. Получив выигрыш, мой друг смог бы заплатить за учёбу вперёд и помочь семье.

А кто совершенно не парился о хлебе насущном, так это Марина. Её отец — удачливый предприниматель, сколотил крепкую торговую компанию, считался одним из самых богатых и влиятельных людей города и на содержание единственной и ненаглядной дочери не скупился.

Тем не менее, я не сомневался, что Марина не откажется от участия в соревнованиях. Девчонка азартна, и возможности показать своё мастерство не упустит.

 

Как я и предполагал, мои друзья согласились сразу. К началу соревнований Вован уже должен был сдать свою сессию, а поскольку турнир проходил в выходные дни, то и отпрашиваться с работы никому не пришлось.

Трудности возникли только у Марины, родители держали её в жуткой строгости и могли не отпустить на сомнительное мероприятие. Пришлось подключать Маринину подругу и сочинять легенду о девичнике на даче.

Путь предстоял неблизкий, и выехать следовало рано. Я завёл свой ниссан пятилетку ещё до рассвета. День обещался быть пасмурным, и это было хорошо, многочасовая дорога под палящим солнцем в машине утомительна.

Деревья ещё шуршали зелёной листвой, но август уже дышал осенней прохладой, и холодные туманы стали неотъемлемыми спутниками каждого утра.

Друзья в ожидании меня курили на автобусной остановке. Высокий широкоплечий Макс — бывший борец-вольник — был острижен под ноль, на круглом добродушном лице выделялись выразительные карие глаза и маленький нос картошкой.

Вован не отличался богатырским телосложением, но был жилист и силён физически. Тёмные волосы он подстригал всегда очень коротко, любил отпускать бородку-мексиканку. Цепкие серые глаза внимательно смотрели по сторонам и не упускали ни одной детали.

Я вышел из машины и подошёл к друзьям:

— Привет! А Марина где?

— Здорова, Дэн! Марина должна уже быть здесь, — пожал могучими плечами Макс.

И тут с визгом тормозов возле моего ниссана остановился спортивный двухместный порш. С пасажирской стороны показалась Марина, что-то сказала подруге, сидящей за рулём, и захлопнула двёрку. Дорогая иномарка сорвалась с места и умчалась в предрассветную дымку.

Марина выглядела отменно! Короткая юбочка, чулки в крупную клетку, кросовки, чёрная футболка с изображением черепа. На плече у девушки висела небольшая дорожная сумка. Мы вылупились на неё, как три идиота, а посмотреть было на что.

Марина была красива. Светлые прямые волосы с золотистым отливом струились по плечам, алые пухлые губки изгибались в соблазнительной улыбке, а в зелёных бездонных глазах можно было утонуть.

— Привет, ребята! — помахала она нам рукой. — Ну что, едем?

Марина уселась на переднее сиденье и захлопнула дверь. Макс с Вованом переглянулись и молча полезли назад. Я завёл мотор и направил машину к выезду из города.

            — Марина, а как это тебя твой ухажёр отпустил? — пошутил я.

            — Он последний перед кем я стану отчитываться, — фыркнула девушка.

Дорога заняла около четырёх часов. Следуя указаниям навигатора, я свернул с оживлённого четырёхполосного шоссе и выехал на узкую асфальтовую дорогу без разметки. Машин попадалось мало. Через пять километров я повернул на подъездную грунтовку к большому трёхэтажному дому.

Это был не какой-нибудь новострой, а настоящий старинный особняк, сложенный из чёрно-красного кирпича, с башенками, колоннами у входа и лепниной на фасаде. Здание окружала двухметровая чугунная ограда, увенчаная остроконечными пиками, широкие въездные ворота были гостеприимно распахнуты.

Охранник в чёрной униформе проверил наши документы и вежливо предложил проехать дальше. На просторной парковке во дворе особняка уже разместилось около десяти машин. Ещё один человек в чёрном показал нам свободное место для ниссана и пригласил в дом.

В широком холле с высоченным потолком уже собралась целая толпа. Народ занял кожаные гостевые диваны у стен, а кому там не хватило места, рассаживался на стульях, предусмотрительно расставленных прямо посреди холла.

Публика подобралась разношёрстная и разновозрастная, хотя ни детей, ни откровенно пожилых людей я не заметил. Основная масса приглашённых, как и я с друзьями, находилась в возрасте от двадцати до тридцати лет.

Внутреннее убранство холла не представляло собой ничего особенного: пол паркет, мебель под старину, но явно не антиквариат, несколько картин на стенах, широкая мраморная лестница, ведущая наверх.

Мы погалдели минут двадцать, прежде чем к нам вышел молодой, но лысеющий мужчина в костюме с галстуком и попросил внимания.

— Здравствуйте, дамы и господа! — поприветствовал он нас и обвёл всех холодным взглядом тёмных глаз. Мне сразу не понравился этот взгляд, оценивающий, высокомерный, но комплексы незнакомого человека меня тревожили мало, и я перестал присматриваться к оратору.

— Дамы и господа, — торжественно вещал плешивый, — вы все оказались здесь не случайно. Компания, финансирующая продвижение игры «Тропы смерти», наблюдала через систему обратной связи за успехами наиболее активных и удачливых команд. На средства корпорации было решено провести турнир по этой замечательной игре. Победившая команда получит внушительный денежный приз, а возможно, и предложение о сотрудничестве с компанией.

По холлу прокатился гул возбуждённых голосов.

Затем представитель компании задвинул ёмкую, но пустую речь о перспективах игровой индустрии и скорой кибернизации общества. Уже через пять минут я устал следить за ходом мысли оратора и, утомлённый дорогой, едва не задремал.

— Итак, друзья! — воскликнул представитель компании. — Я вижу, что вам не терпится начать борьбу. Сегодня мы проведём отборочные соревнования и определим финалистов, завтра объявим победителей.

Мы всей толпой поднялись на второй этаж, где располагался огромный зал с большими окнами. На паркетном полу было расставлено несколько десятков столов, что делало помещение очень похожим на школьную столовую.

Под чутким руководством судей, наблюдателей и техников нам присвоили номера участников и рассадили за столы, где уже лежали шлемы визуализации.

Согласно правилам турнира, мы должны были провести несколько боёв на маленьких дуэльных картах. Заработанные очки суммировались и шли в командную копилку. Участники, набравшие минимальное количество баллов, выбывали. Всё просто и предельно ясно.

Когда прозвучал сигнал к началу первого этапа, мы пожелали друг другу удачи и надели шлемы.

 

Наша команда оказалась посреди бескрайней северной равнины, только под ногами был не снег, а лёд. По непонятной причине подошвы обуви не скользили по безупречно гладкой молочно-белой поверхности, а липли к ней. В неестественно синем небе ярко светило, но не грело большое белое солнце.

— Не помню такой локации, — Марина наложила стрелу на тетиву и зябко поёжилась. — Холод собачий.

— Наивно полагать, что на чемпионате станут использовать старые локации, — пробасил Макс из-под глухого шипастого шлема.

— Тихо! — велел я и прислушался.

Где-то бесконечно далеко на просторах ледяной равнины зародился высокий монотонный гул, он начал приближаться, набирать интенсивность, и вскоре превратился в оглушающий рокот. Ледник под ногами дрогнул, с чудовищным треском по нему зазмеилась бездонная трещина.

— В сторону! — закричал я, видя, что разлом ползёт к нам.

Трещина прошла совсем рядом, противоположный край разлома начал быстро подниматься вверх, образуя неприступную отвесную стену. В стене протаяли чёрные  отверстия нор, в следующее мгновенье в одной из них показалась трёхметровая ледяная сороконожка.

Тварь состояла из прозрачного льда, имела десятки цепких лап, пасть, усыпанную множеством изогнутых острых зубов, и один-единственный глаз. Сороконожка встала на задние лапы, издала пронзительный душераздирающий крик и толкнула перед собой серебристое морозное облачко. Мы шарахнулись в стороны от этого странного метательного снаряда, но я оказался менее проворен, чем мои друзья. Упругая волна холодного воздуха обожгла плечо, рука повисла, как плеть, пальцы разжались, и меч со звоном ударился о лёд.

Тварь бросилась на меня, Маринина стрела отскочила от ледяного панциря, не причинив монстру вреда. Сороконожка оказалась совсем рядом, и я ударил краем щита в сверкпющий ледяной глаз.

Издав предсмертный крик, полный тоски и боли, существо раскололось на тысячи мелких осколков и осыпалось на лёд морозным инеем.

Из нор показались новые сороконожки.

— Отходим, — приказал я, но ещё одна стена, выросшая из ледника, преградила нам путь к отступлению. Мы оказались в ледяном коридоре, шириной не более пятидесяти шагов, причём один выход из него тут же завалило обвалом. Таким образом, мы могли двигаться только в одну сторону, и это, очевидно, и был путь к точке сохранения.

Мы побежали между гладких ледяных стен, из которых высовывалось всё больше монстров. Они нападали поодиночке и группами, и нашему маленькому отряду всё чаще приходилось останавливаться для отражения очередной атаки. К счастью, моя рука быстро востановилась, и я снова смог взять в неё меч.

Вскоре мы сообразили, что единственное уязвимое место ледяной сороконожки — её глаз, и дело пошло веселее. Тем не менее, мы быстро уставали, лед, словно магнит, притягивал наши ноги. Отряд катастрофически сбавлял темп.

За плавным изгибом ледяного ущелья показалась знакомая полусфера финиша. Как только мы вошли в её спасительный свет, преследователи оставили нас в покое и начали возвращаться в свои норы.

— Результат сохранён, — прозвучал обезличенный голос где-то в далёкой небесной синеве, — спасибо за игру…

 

Следующее испытание проходило на парящих в пустоте островах, соединённых между собой шаткими подвесными мостиками. Острова были населены гигантскими пауками с человеческими туловищами. Они шустро бегали, стреляли из луков и забрасывали нас целыми тучами стрел. Монстры прятались в небольших, но густых рощах, где заметить их среди деревьев не всегда удавалось сразу. Дело осложнялось тем, что сверху нас периодически атаковали стаи мелких горгулий с длинными бритвенно-острыми когтями.

Сначала нас здорово выручала Марина, расстреливая человекопауков из-за спины тяжелобронированного Макса. Когда у неё кончились стрелы, она пробовала подбирать вражеские, но те оказались слишком короткими и не годились для стрельбы из длинного лука девушки.

Пришлось сменить тактику. С яростными криками мы врывались на каждый очередной остров, сминая вражеские отряды, пока они не успевали опомниться и перегруппироваться для прицельной стрельбы.

Зачищая остров за островом, мы добрались до самого последнего, где нас терпеливо дожидалась полусфера.

 

 

После нескольких предварительных этапов некоторые игроки поднялись со своих мест и угрюмо побрели к выходу. Это были команды, не прошедшие отбор.

После третьего этапа организаторы объявили часовой перерыв. Мы поели в кафе неподалёку и вернулись в особняк. Машин на стоянке поубавилось примерно вдвое.

После обеда команды соревновались друг с другом на выбывание. Кто-то из наших соперников дрался лучше, кто-то хуже, но серьёзных трудностей мы не встретили, и к концу первого дня турнира в строю осталось только четыре команды.

На ночь мы арендовали два номера в ближайшей гостинице, купили пиццу, роллы, пиво и отпраздновали выход в полуфинал, с твёрдым настроем на окончательную победу.

 

В финал мы вышли неожиданно легко, и без долгих разговоров схватились за победу со вторым финалистом.

Финальный бой не заладился с самого начала, генератор случайных комбинаций смоделировал в качестве арены небольшой топкий островок, окружённый со всех сторон бескрайним болотом.

Мы не смогли сразу вычислить место засады вражеского арбалетчика, и прежде чем Вован добрался до него, стрелок подстрелил Макса в плечо и всадил болт Марине в живот.

Обливаясь кровью, девушка упала в грязь с искажённым от боли лицом, и мы ничем не могли ей помочь. В Тропах всё по-настоящему, и боль тоже, если ты, конечно, не слабак и не убрал её в настройках игры. Но подлинные геймеры играют только на максимальном уровне сложности.

Я схватился с лидером соперников. Мне ещё никогда не приходилось драться с таким опытным мастером меча. Получив несколько неопасных ран, я заставил себя успокоиться и сосредоточиться на защите.

Неприятельский «танк» был выше Макса на голову, шире в плечах и бронирован тяжелее, к тому же мой товарищ дрался с арбалетным болтом в плече. Макс отвлёк гиганта на себя и завязал его боем.

Четвёртым аватаром противника был высокий сильный боец, вооружённый двуручным мечом. Он управлялся со своим оружием с такой лёгкостью, что со стороны казалось, будто бы в его руках не тяжёлый клинок, а простая палка. Вован кружил вокруг врага, пытаясь отыскать слабое место в его защите, но пока никак не мог к нему подобраться.

Бой затянулся, я начал уставать. Противник пошёл в атаку и провёл сложнейшую комбинацию разноуровневых ударов. Отбился я с огромным трудом. Вражеский лидер начал наращивать темп, и я понял, что долго не продержусь.

Но удача улыбнулась мне. На выходе из контратаки на одно короткое мгновение противник открылся, и я сумел-таки его достать. Практически выйдя из зоны поражения, на выверте кисти, я дотянулся кончиком меча до его горла.

В глазах, смотрящих на меня через отверстия в забрале шлема, я прочитал удивление и немой протест, но на исход боя повлиять это уже не могло. Лидер соперников выронил меч, схватился за окровавленное горло и завалился в чавкнувшую жижу.

Но бой ещё не закончился: «танк» упорно теснил раненного Макса, боец с двуручником держался уверенно и смело.

Отличился Вован. В совершенно невероятном подкате он добрался до высокого бойца и подрезал ему сухожилия. Мечник закричал, не столько от боли, сколько от осознания своей обречённости, и упал на колени. Теперь его судьба была предрешена.

«Танк» бился отчаянно, но противостоять троим бойцам нашего уровня он, естественно, не мог. В конце концов, мы повалили его и добили.

 

Организаторы поздравили нас с очередной победой, я видел ненавидящие взгляды побеждённых игроков, брошенные нам на прощание, но мне было на них плевать. Мы победили.

—Марина, ты как? — спросил я лучницу.

— Нормально, — отмахнулась она, хотя я видел, что боль ещё не отпустила её до конца. Это была неизбежная расплата за тяжёлое ранение в Тропах.

— Макс, ну ты молодчина, — восхитился Вован. — Такого бугая сдержал.

— Значит, не зря силу прокачивал, — отшутился «танк».

 

В какой-то момент я понял, что оживление в зале стихло. Исчезли куда-то судьи и техники, и только плешивый представитель бочком подбирался к нашему столу.

— Блестящая победа, мои поздравления, — расплылся он в плотоядной улыбке. — И теперь у вас впереди осталось только одно испытание.

— Простите, любезный, эээ… запамятовал, как вас зовут? — я развернулся к нему в кресле.

— Стас, зовите меня просто Стас.

— Уважаемый, Стас. А что, собственно, за хрень здесь происходит? Мы победили в финале? Тогда о каком ещё испытании может идти речь?

— А вы внимательно читали программу состязаний? — Стас сунул мне в лицо какую-то бумагу. — Для получения главного приза компания ставит обязательное условие.

— Да? И какое же?

— Вы должны победить Хранителя — финального босса.

— А если мы откажемся?

— Тогда сумма вашего выигрыша будет меньше в разы, и, естественно, ни о какой работе в компании речи идти уже не может.

— Ну что, братва? — повернулся я к друзьям. — Завалим Хранителя?

— Да, — ответили Макс и Вован в один голос.

— Марина?

— Однозначно, да, и не смотри на меня так, я в полном порядке.

— Решено! — ударил я кулаком по столу. — Побеждаем этого Хранителя и едем домой.

 

Небольшой скалистый остров полностью состоял из чёрного блестящего камня, похожего на антрацит. На тёмном небе не было ни звезд, ни луны. Единственным источником света в этом мире была оранжевая заря, окрасившая ночной небосвод, но понять, рассвет это или закат, было нельзя. Море цвета нефти казалось идеально гладким зеркалом.

И я каким-то шестым чувством понял, что так будет всегда до скончания веков. Никогда в этом мире не выйдет солнце, и лёгкий бриз ни разу не потревожит водную гладь. Мёртвая зловещая тишина будет вечно царить в этом крошечном уголке бесконечной виртуальной вселенной.

— Отличное место для пикника, — заметил Вован.

— Тише, — насторожилась Марина. — Слышите?

С моря донёсся мерный бой барабана, он приближался, и вскоре оранжевый свет зари выхватил из темноты идущую на вёслах галеру.

Корабль приблизился к берегу, гребцы убрали вёсла, и галера, потеряв ход, уткнулась обитым бронзовыми листами носом в берег. Упали сходни, и синекожие солдаты в лёгких кожаных доспехах посыпались на чёрный камень.

— Давай! — Макс подставил руки. Марина, оттолкнувшись ногой от ладоней товарища, стала ему на плечо, и в прыжке дотянулась до удобного для стрельбы скального выступа.

Синекожие были вооружены серповидными мечами. Несмотря на численный перевес, нам удавалось сдерживать натиск врага, пока на борту галеры не развернули корабельную баллисту.

 

Когда на берег полетели двухметровые стрелы, стало совсем туго. Стрелки не заботились о безопасности своих товарищах, выцеливая нас, они нередко попадали по своим. Как ни ловок был Вован, уйти от снаряда баллисты он не смог, длинная стрела пробила его насквозь, убив на месте.

Марина с трудом поменяла позицию и хладнокровно расстреляла расчёт стреломёта. Воспользовавшись ситуацией, мы с Максом опрокинули нападавших и заставили отступить их к кораблю.

И тут на палубе появился он. Выше двух метров ростом, с головы до пят закованный в позолоченные доспехи, с тяжёлым двуручным молотом в руках. Броню покрывали рунические письмена, которые жили своей отдельной жизнью. Символы то шевелились, напоминая невиданных насекомых, то наливались пульсирующим огнём.

Легко, как гимнаст, рыцарь спрыгнул с высокого борта галеры на чёрный камень. Макс сунулся к нему и получил сокрушительный удар молотом в грудь, отбросивший моего товарища на несколько метров.

Я думал, что «танк» не встанет, но Макс нашёл в себе силы подняться и снова пойти в атаку. Хранитель, а это мог быть только он, схватил нападавшего и без видимых усилий забросил его на высокий скальный уступ. Макс тяжело рухнул на камни и больше не двигался.

Пронзительный крик Марины больно резанул по ушам, синекожие подняли её на копья. В моей душе зародилась странная отрешённость и пустота, я поднял меч и атаковал Хранителя.

Я долго кружил вокруг врага. Колол, рубил, резал, попутно уворачиваясь от смертоносного молота, но пробить броню Хранителя не мог. В конце концов, он достал меня своим молотом. Удар смял нагрудник, я тяжело ударился о скалу, и оглушённый сполз вниз. Рыцарь поднял оружие над головой, но ударить не успел. Огромная каменная глыба, упавшая сверху, погребла его под собой. Следом за камнем свалился Макс и остался лежать, широко раскинув руки.

— Макс, дружище, — подполз я к нему. «Танк» был мёртв.

Из-под камня, так удачно сброшенного Максом, торчали только руки и голова врага. Я встал и, шатаясь, подошёл к нему. Почему не останавливается игра? Хранитель жив? Я поднял меч и ударил. Золочёный шлем раскололся неожиданно легко, и я увидел залитое кровью лицо парня, примерно моего возраста.

— Подожди, — попросил он, — я должен рассказать тебе кое-что очень важное.

Чего только не услышишь от жителей виртуального мира. Я ударил ещё раз.

— Поздравляю, Денис, теперь Хранитель ты, — услышал я знакомый голос откуда-то сверху.

— Стас? Что всё это значит? — я отчаянно пытался нащупать кнопку разблокировки шлема и не находил её.

— Не старайся, парень, отсюда тебе уже не выйти, Тропам нужен Хранитель.

— Что происходит?

— Твоё сознание будет скопировано на электронную матрицу, ты станешь новым Хранителем, и будешь оставаться им, пока более достойный игрок не победит тебя и не займёт твоё место.

— Чёртов маньяк, ты думаешь, что это сойдёт тебе с рук? Нас будут искать…

— И найдут. Четыре труппа в машине на дне реки.

— Мои друзья, что будет с ними?

— Их сознание тоже будет копировано, хорошие бойцы всегда нужны в игре. Вот только тебя они уже не узнают при встрече.

— Я не хочу, нет. Выпусти меня отсюда, скотина!

— Успокойся, Денис, очень многие хотели бы оказаться на твоём месте. Или ты мечтал провести остаток своей жалкой жизни, пялясь в монитор компьютера? Подумай, какие перспективы разворачиваются перед тобой. Ты можешь придумывать себе любые развлечения, получать самые немыслимые удовольствия, путешествовать в миллионы виртуальных миров. А всё, что от тебя требуется взамен, только время от времени побеждать конкурентов, осмеливающихся бросить тебе вызов. Разве это не предел мечтаний любого настоящего геймера?

— Мне это точно не нужно.

— Ты ещё просто не вошёл во вкус, тебе понравится, обещаю. Ну, а мне пора, бывай, ещё встретимся.

Первый раз в жизни я не знал, что мне делать. Я стоял и тупо смотрел, как исчезли тела Хранителя и моих друзей. Как воскресали синекожие воины, как они возвращались к галере и низко кланялись, проходя мимо меня.

Когда я остался на берегу совсем один, тоска и отчаяние обрушились на меня штормовой волной. С неожиданной ясностью я осознал, что прежняя жизнь закончилась для меня навсегда. Разум отказывался верить в происходящее, но интуиция подсказывала, что это не сумасшествие.

Я побрёл к галере. Все воины уже заняли свои места у вёсел, и только один человек встречал меня у сходней. Рослый монгол в червлёных серебряных доспехах с двумя мечами за спиной склонил передо мной голову:

— Приветствую тебя, Хранитель. Меня зовут Соум, я служу боцманом на этом корабле. Теперь ты его капитан. Желаешь выйти в море?

— Да, давай уйдём отсюда.

— Куда держим курс, капитан?

— Прямо.

Соум показал мне мою каюту и удалился. Чувствуя, как уходят последние силы, я добрался до узкой койки и провалился в небытие.

Очнулся я под мерные удары вёсел и бой барабана. В кормовые окна заглядывало жёлтое солнце, небо приобрело синий цвет, а море сделалось бирюзовым. Я осмотрел каюту — небольшое помещение для одного человека с минимальным набором всего самого необходимого.

Наверное, нужно было срочно искать выход из этой незавидной ситуации, но я не представлял себе, что можно сделать. А ведь прежний Хранитель хотел мне что-то рассказать, зря я его не выслушал.

Неожиданно мне пришла в голову одна идея, и я принялся обыскивать каюту. Догадка оказалась верной, под плохо закреплённой доской палубного настила я нашёл послание, адресованное мне. Развернув свиток толстой жёлтой бумаги, я с надеждою впился взглядом в ровные строчки знакомых букв.

«Привет, игрок! — писал мой предшественник. — Если ты читаешь это, значит, меня уже нет в живых, а ты стал мной. Прости, что пытался тебя убить, ничего личного.

В прошлой жизни я был геймером, который, поддавшись обману и собственной глупости, стал Хранителем в «Тропах смерти».

Прежде всего, ты должен знать, что виртуальный мир изнутри выглядит совсем не таким, каким он предстаёт перед пользователями. Он намного богаче и полнее, чем задумывался своими создателями.

Никто не знает, почему это происходит, но виртуальность способна сама создавать скрытые от наблюдателей реального мира локации, и порождать существ, наделённых разумом. Только став Хранителем, я увидел суть вещей виртуальной реальности, приобрёл новые знания и открыл для себя иные горизонты.

Я хочу попытаться тебе помочь, но помни, что времени у тебя очень мало. Что происходит? Если коротко, то кому-то в индустрии виртуальных игр нужны сильные игровые персонажи с человеческим сознанием.

Они нашли способ копировать человеческий разум на электронные носители и внедрять его в жителей виртуального мира. Процесс этот долгий, а время в игре идёт намного быстрее, чем в реальности, и значит, надежда на спасение у тебя ещё есть.

Помни, раз ты здесь, то твой разум уже копируют, но пока процесс не закончен, твое тело будет жить, а значит, сохраняется надежда на возвращение. Всё, что тебе нужно, это найти способ вырваться из виртуальности, и он должен существовать. Но торопись, твоё время уходит с каждым мгновением.

Отправляйся в скрытую локацию Шоб, найди Пророка, он поможет тебе.

И последнее. Если вырвешься, не дай негодяям уйти от наказания.

Удачи тебе и прощай»

 

 

Я вызвал боцмана:

— Локация Шоб, знаешь, где это?

— Да, капитан, — ответил Соум.

— Держим курс туда.

— Слушаюсь.

— Как долго идти до места?

— Простите, капитан? — во взгляде боцмана появилось недоумение. Видимо, в этом мире существовали иные понятия о времени и расстоянии.

— Я тороплюсь, мне нужно попасть в Шоб как можно быстрее.

— Вы прибудете туда так быстро, как пожелаете.

— В таком случае я желаю немедленно, — бросил я через плечо и ушёл в каюту, но не успел закрыть за собой дверь, как услышал доносящиеся с палубы крики о приближении земли.

Море приобрело тёмно-синий цвет, небо потемнело, прямо по ходу корабля из воды вырастала огромная четырёхгранная пирамида из базальта. Синекожая команда уверенно гребла к высокому треугольному входу в одной из стен.

Войдя в пирамиду, галера оказалась в просторной полости, освещённой множеством факелов в настенных держателях. Корабль пришвартовался к пирсу, и я спрыгнул на скрипнувшие доски.

Блуждать в темноте не пришлось, в толще базальта был пробит только один коридор. Он вывел меня в живописный грот, густо заросший разноцветными светящимися растениями, между красиво уложенных камней журчал ручей, впадая в маленький пруд.

Свод грота был затянут ажурной паутиной, в центре которой угнездилось шаровидное существо размером с крупный арбуз. Серая кожа едва заметно пульсировала, у странного уродца не было конечностей, но зато он располагал десятками глаз, смотревших во все стороны.

— Здравствуй, Хранитель, — донёсся шёпот из-под свода.

— Здравствуй, Пророк.

— Что привело тебя ко мне?

— Мой предшественник считал, что у меня есть шанс вернуться. Это правда?

— Да. Пока живёт твоё тело.

— Что я должен сделать?

— Выйти к границе и преодолеть барьер.

— Это граница виртуального мира?

— Нет, скорее это формальный переход на новый уровень чувственного восприятия.

— Преодолеть барьер? И всё? Так просто?

— Совсем не просто, страж подвергнет тебя испытанию. Пройдёшь его — получишь свободу.

— Ты знаешь, куда попали мои друзья?

— Все умершие в этом мире попадают в одно место. Там они дожидаются новой реинкарнации.

— И как долго они ждут?

— Все по-разному, кто одно мгновение, а кто и целую вечность.

— Скажи мне, где это?

— Тебе не нужно туда ходить, потеряешь время и останешься здесь навсегда.

— Я не уйду без них.

— Хорошо, я скажу.

 

Море снова изменилось и стало белым, как молоко. Огромное красное солнце роняло багровые лучи на циклопический айсберг, торчащий из воды, повеяло холодом.

Айсберг оказался изрытым густой сетью многоуровневых туннелей с бесчисленными нишами, галереями и залами.

Даже в самом бредовом кошмаре невозможно было вообразить такого большого и жуткого кладбища. Всё, что было связано с погребальными обычаями всех времён и народов, нашло своё отражение в этом месте. Повсюду виднелись гробы, склепы, саркофаги. Покойники сидели в нишах, висели под потолком, смотрели остекленевшими глазами из-под толщи льда. Мертвецы засушенные, забальзамированные, мумифицированные терпеливо ждали своего следующего воплощения.

Я бессильно опустился на ледяной пол. Как в этом царстве мёртвых я буду искать своих друзей?

Мысль пришла в голову внезапно. В игре мы четверо были связаны между собой единой коммуникационной сетью. Возможно, связь сохранилась?

Я закрыл глаза, заставил себя сосредоточиться, и уловил слабый след присутствия близкого человека. Сердце гулко ухнуло в груди, я вскочил, и, как борзая на запах зверя, понёсся вперёд. Мимо многоэтажных нагромождений полуистлевших гробов, мимо мертвецов, таращящих на меня пустые глазницы, мимо мраморных склепов, пока не уткнулся в простую каменную гробницу. Я поддел крышку мечом, сдвинул с места и с трудом сбросил вниз. Внутри лежала Марина, голая и мертвенно-бледная.

Я взял её на руки и начал трясти:

— Марина, Марина, очнись!

Веки лучницы дрогнули, она приоткрыла глаза, сделала длинный сипящий вдох и зашлась в приступе мучительного кашля.

Я сел на чей-то гроб, завернул Марину в плащ и усадил к себе на колени.

— Марина, ты слышишь меня? Ты помнишь меня? — шептал я, прижимая её к себе.

Марина откашлялась, её затрясло, зубы стучали от холода, я смотрел в пустые глаза лучницы и был близок к отчаянию. Но вот бессмысленный взгляд сменился искрой радостного узнавания:

— Денис? Мы что, умерли, и попали в свой персонаьный ад?

— Пока ещё нет, хотя раем это тоже назвать нельзя.

Вслед за Мариной я нашёл и остальных.

 

Уже на борту корабля я рассказал друзьям всё, что узнал и пережил. Вопреки заверениям Стаса, они не забыли меня, хотя и узнали не сразу.

— Значит, нужно пройти границу, и мы спасены? — произнесла Марина, не отводя взгляда от своей кружки с горячим вином.

— Да, — подтвердил я, — если пройдём испытание.

 

Галера уткнулась носом в золотистый песок. Четыре путника сошли на берег. Над горячим солнечным пляжем громко кричали чайки. Со стороны суши возвышались неприступные скалы, уходящие всё дальше от берега и открывающие вход в тёмное ущелье.

Шли недолго. Дорогу преградил каменный исполин пяти метров в высоту. За его спиной мерцала радужная, как стенка мыльного пузыря, преграда, казавшаяся тонкой и хрупкой. А сквозь её зыбкое марево я увидел огромный современный мегаполис с автострадами и аэропортом. Бесконечной вереницей шли машины, бесшумно шёл на посадку самолёт.

— Нам нужно пройти, — крикнул я великану.

— Условие знаешь? — гулко пророкотал каменный гигант.

— Чего ты хочешь?

— Один из вас должен остаться. Добровольно. И тогда все остальные получат свободу.

— Ну, что, тянем жребий? — Вован поднял с земли сухую веточку. — Без Марины, разумеется.

— Это ещё почему?! — возмутилась лучница. — Это что за дискриминация?

— Вы не поняли, — прервал их спор Страж. — Жребий — не значит добровольно.

Я смотрел на город, такой близкий и далёкий одновременно. Больше всего на свете мне хотелось оказаться в своей уютной квартирке с ящиком пива. Закрыться на все замки и долго бродить по сети, общаясь со старыми и новыми друзьями.

— Видно, не судьба, — безжалостно оборвал я свои мысли.

— Что ты сказал? — не понял Макс.

— Я сказал, что остаюсь.

— Нет! — Марина вцепилась в перевязь моего меча. — Должен быть другой выход.

— Времени почти не остаётся, — прогремел каменный Страж.

Мы быстро простились, и мои друзья пошли к границе. Великан прорвал пальцами плёнку и задрал её кверху, как полог палатки. Последним уходил Макс, он оглянулся и помахал мне рукой.

— Ну, а ты чего стал? — пророкотал исполин.

— Как? — опешил я. — А испытание?

— Это и было твоё испытание, и ты прошёл его с честью. Поспеши!

Я разогнался и прыгнул…

 

… — Разряд. Есть пульс!

Я открыл глаза. Белый потолок, крашеные стены, надо мной склонились люди в белых халатах.

 

Сотрудников полиции врачи ко мне допустили только через два дня, и я, наконец, узнал подробности дела.

            Маринкин ухажёр после очередного сеанса связи со своей пассией заподозрил неладное и выяснил её местоположение с помощью телефона. Каково же было его огорчение, когда он обнаружил, что предмет его воздыханий находится не на дачном девишнике, а трётся неизвестно с кем где-то у чёрта на куличках. Оскорблённый в лучших чувствах, этот доморощенный Отелло прыгнул в машину и помчался на разборки.

До особняка он добрался вполне благополучно, но дальше его не пропустили наглухо запертые ворота. Тогда парень прокрался вдоль забора и стал свидетелем того, как неизвестные грузили в фургон наши тела, обмотанные проводами. Малый не растерялся и позвонил в полицию.

Фургон задержали, злоумышленников арестовали, но на этом дело и закончилось. Преступники оказались простыми исполнителями, получившими оплату от третьих лиц, особняк сдавался хозяевами в наём под корпоративы, что пытались с нами сделать, зачем, и главное, кто это организовал, следствие так и не поняло.

Таким образом, благодаря бдительности Маринкиного хахаля и стараниям врачей, мы остались не только живы, но и пошли на поправку. О своих виртуальных кошмарах мы решили никому не рассказывать. Поверить всё равно не поверят, а на карандаш возьмут.

 

Ну, вот и весь сказ. Я выписался из больницы и чувствую себя намного лучше — к себе на четвёртый этаж поднимаюсь всего с двумя остановками. Знаете, что я сделаю, когда поправлюсь окончательно? Найду плешивого ублюдка и вытряхну из него душу. И мне плевать, какие корпорации за ним стоят. Правда, это будет уже совсем другая история.

 

Рейтинг: +8 Голосов: 8 95 просмотров
Нравится
Комментарии (17)
DaraFromChaos # 11 июля 2018 в 20:13 +3
хаарошая такая лит-рпг-шка :))))
и, как всегда у Кости, с хэппи-эндом :))))
dance
Константин Чихунов # 11 июля 2018 в 20:16 +3
Спасибо, Дара! А ты когда прочесть успела?
DaraFromChaos # 11 июля 2018 в 20:20 +3
да вот только что
ты же знаешь, я быстро читаю :))))
Константин Чихунов # 11 июля 2018 в 20:21 +3
Знаю. Мне бы так научиться.
Анна Гале # 11 июля 2018 в 20:20 +3
Так вот как создаются сильные игровые персонажи! Плюс! dance
Константин Чихунов # 11 июля 2018 в 20:22 +3
Спасибо, Аня! Ты тоже на курсы скорочтения ходила?
Анна Гале # 11 июля 2018 в 20:24 +3
Нет, я, в принципе, читаю быстро smile
Константин Чихунов # 11 июля 2018 в 20:30 +2
А вот у меня не получается. К сожалению.
DaraFromChaos # 11 июля 2018 в 20:58 +3
Ань, просила хороших текстов?
вот один уже прилетел :)))
второй... фсе-фсе... я ничо не говорила crazy laugh
Анна Гале # 11 июля 2018 в 21:01 +3
У меня душа уже поёт. love Второй, говоришь? dance
DaraFromChaos # 11 июля 2018 в 21:04 +3
будет сегодня
не знаю, когда :)))))
когда у некоторых руки до портала дойдут laugh
Blondefob # 11 июля 2018 в 21:08 +3
Хорошо, динамично, темп не спадает до самого финала. Однако ж, штампы типа "свинцовых облаков", "замшелых стволов", "пухлых губок" не дают в полной мере проникнуться. И да, Какой у топора, к черту, клинок?
Константин Чихунов # 11 июля 2018 в 22:06 +5
Спасибо за отзыв! Я написал про клинок топора? Не собирался этого делать намеренно. Хотя вопрос спорный, ведь клинок, согласно определению, это металлическая часть холодного оружия. В некоторых классификациях боевых топоров они различаются именно по размеру клинка. Что же касается лезвия, то о нём обычно говорят, когда хотят указать на форму топора, а не на его размер ( прямое, закруглённое).
Штампы это да. Но так уж сложилось, что мало кому удаётся написать объёмное произведение не используя устойчивые сочетания слов. И я не исключение.
Леся Шишкова # 17 июля 2018 в 16:42 +3
Ну, Костя! Ну, порадовал, так порадовал! :))) Как начала читать, так до конца просидела в виртуальной реальности, созданной внутри моего восприятия с помощью этой класнецкой истории и воображения, спровоцированного текстом, стилем, манером. :))) Как всегда ;))) ярко, сочно, мощно и монолитно. Динамично и приключенчески! Знакомый по твоим книгам и рассказам антураж, но с новой интересной историей! Ни разу не играла в подобные игры, а, уж, тем более в командном состязании, но читать в твоем исполнении нравится! ;))) Однозначно хорошее посещение сайта сегодня у меня случилось! :)))
Константин Чихунов # 20 июля 2018 в 19:32 +2
Спасибо, Леся!
Мария Костылева # 19 июля 2018 в 22:55 +4
Очень красочно. И местами очень страшно)
Плюс.
Константин Чихунов # 20 июля 2018 в 19:33 +2
Спасибо, Маша!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев