1W

Тьма придет за тобой 2 глава

в выпуске 2015/02/09
11 сентября 2014 - Eva1205(Татьяна Осипова)
article2384.jpg

  Я снова листаю альбом с нашими фотографиями. Теперь это кажется таким старомодным. Раньше я хранил фото в Интернете или  в многочисленных папках своего компьютера. Но, то было раньше, когда я был еще большим ребенком. В те дни я не сразу понял, что моя семья стала жертвой голодного демона и чуть не положил голову на плаху…  Если бы не Мизуко и моя сестра –  Анна. Я закрыл глаза, вспоминая сестру, мне хотелось запомнить ее прежней, когда мы вместе жили в родительском доме и не ведали будущего. В те дни мне казалось, что у нас самая счастливая семья. Мы строили с Анной планы и  не ощущали тени, что легла саваном на наш дом, обращая его в проклятое место. Сначала демон завладел домом, потом сердцем матери, а потом, после моего отъезда, Анну  стало слишком просто соблазнить. Наивная девочка, все еще верящая в любовь и принца на белом коне, которая была еще слишком юной, чтобы понимать в какие игры играет судьба и кто раздает меченые карты. 
         Я вынул из альбома фотографию, где мы с Мизуко были такими счастливыми, улыбались, я помнил то время, когда она носила под сердцем Морису  и верила, что для нас все плохое  осталось далеко позади.
      Мориса – она стала совсем взрослой и так похожа на Мизуко, только карий цвет и европейский разрез глаз, совсем не так, как у Мизуко, которая была японкой.  Я закрыл альбом и посмотрел на чемоданы, стоявшие у двери. Сегодня мы должны отправиться в Пан – Райго. Пальмы, теплая вода средиземного моря, я закрыл глаза, впервые за многие годы, ощутив прилив счастья. Возможно, там моей девочке  станет легче, и эти кошмары перестанут преследовать, словно стая голодных волков. 
         Все началось в Гарлемдолле, когда ей исполнилось десять. Именно тогда я понял, что он вернулся. Моя дочка не спала ночами, она просыпалась  мокрая от пота и  разговаривала сама с собой.  Наутро, все забывалось, но я понимал, что так долго не может продолжаться. Недолго думая, я собрал вещи и отправился с ней в Рейнол, где без труда устроился на работу, так как безупречно знал не только немецкий, английский, но и  итальянский. Мориса понемногу приходила в себя, и вскоре я определил ее в частную школу, находившеюся на окраине города, до той поры, пока кошмары не вернулись снова. 
         Я помню этот день, когда нашел Мо в окровавленной пижаме, сжавшейся в комок, ее губы что-то шептали бессвязное, и мне казалось она сходит с ума. Потом она пришла в себя, но в ней как будто что-то сломалось. Как в пластиковой кукле, умевшей, раньше, говорить, а теперь лишь бессвязно плакать. Обычная девочка восприняла бы это известие совершенно по иному, но Мо не была  обычной девочкой. Я видел, как она меняется, как замыкается в себе, через год я понял, что кошмары вернулись. Об этом я узнал со страниц ее дневника, который стал  ее слушателем, ее исповедником. Я не понимал, почему она не рассказала мне о мучивших ее страхах, и  с  болью переживал это.
         « … порой мне кажется, что я нахожусь в мертвом теле, это не мое, чужое тело, которое мешает мне стать той, кто может летать. Иногда я хочу подняться на самую высокую крышу Рэйнола и, раскинув руки, полететь… нет, не в низ, а вдаль, словно птица.  Я больше не боюсь снов, я привыкла к тому, что вижу во сне. Иногда моя серая жизнь  мне кажется каким-то сном, а яркие видения реальностью. Темноволосая женщина расчесывает мои волосы. А этот огромный дом, он так прекрасен, я знаю ее имя, но сейчас не могу вспомнить. И еще другая девушка с рыжими волосами рассказывает мне удивительные истории. Странно лишь то, что я не могу выйти из этого дома. Когда я в этом сне, то все происходит по правилам этого мира, в этом доме я гость и в тоже время пленник. Мне хорошо и тепло с этими людьми, я чувствую их заботу и думаю о папе, который так несчастен. Мне кажется, когда он смотрит на меня, то вспоминает свою жену… мою маму и где-то в глубине души, винит меня за ее смерть. Я боюсь ранить его, поэтому ничего не говорю ему.
         Но есть и другой мир, который привлекает и отталкивает одновременно.  Там пахнет роскошью и страстью. Запретной страстью, которая больше пугает меня. Я не вхожу в просторный зал, где пируют странные существа и из больших кубков пьют жидкость, похожую на кровь. Нет. Это не вино, я уверена, что  в такие пасти может попадать только кровь.  Я выхожу по каменной лестнице на крышу и, оглядываясь, вижу бескрайние заснеженные просторы. Холод? Нет, его не чувствует кожа. Возможно потому, что мне это только снится.  Раскидываю руки и вижу, как они обрастают перьями, я ощущаю каждое перо, что вырастает на моей коже. Они блестят и переливаются в свете огней, которые освещают ночь. Девять лун на темных небесах. Девять башен, которые я вижу вдали. Красивый готический мир,  пугающий покой и тихий шепот падающего снега. Я закрываю глаза и взлетаю вверх, вдыхая полной грудью запах леса и снега.  Пролетая от одной башни к другой, я заглядываю в окна, рассматриваю их древних хозяев  и их слуг. Некоторые так прекрасны, а  образы других пугают и вызывают отвращение.  Лишь когда я просыпаюсь, то задумываюсь над тем, что же со мной происходит. Фантазия это или настоящий полет в другой мир…»
Я захлопываю дневник и понимаю, что демоны не оставят ее в покое. Как уберечь Мо, если отец Ганкель, которому я доверял,  остался далеко, в Гарлемдолле, и мне предстоит самому разгребать все то, что скопилось в душе моей маленькой девочки, которая скоро, очень скоро станет совсем взрослой.
 Я, недолго думая, открываю ноутбук и захожу на сайт, чтобы заказать авиабилеты. Лихорадочно соображаю, роюсь в лабиринтах памяти, стараясь выудить ниточку, за которую можно уцепиться.  Мне тридцать семь и за плечами много опыта работы  программистом. Программисты нужны всегда. Везде. Я улыбаюсь, благодаря  судьбу за то, что в Булеше  живет и работает мой однокурсник  Иржи  Шипка. Я вспоминаю годы учебы, на какой-то момент, мутная пелена стирает весь негатив, накопившийся во мне за долгие годы. У меня есть его почта, и я решительно набираю электронный адрес.
         Теперь, спустя три года я не могу найти себе места. Мо восемнадцать, столько же,   как и моей  сестре Анне,  переступившей  грань, забывшей, что за все в этой жизни приходится платить. Она  была неопытной домашней девочкой. Боже, я закрываю глаза и не могу избавиться от навязчивых воспоминаний. Как сейчас мне не хватало доктора Крисса, который, возможно помог разобраться в происходящем… Мо. Я взглянул на часы. Она должна была позвонить, но телефон упрямо хранил молчание. Уроки закончились час назад. Суровая реальность вновь залепила мне пощечину и я, боясь не услышать голоса дочери, набрал ее номер. 
         – Да папа,- она ответила почти сразу.
         – Ты едешь домой?
          – Нет, пап, я в парке с Атэни.  Мне необходимо поговорить с ней. Ты же знаешь, она моя подруга и… я хочу побыть с ней… перед тем, как уеду… мы уедем из города.
         –  Я волнуюсь, Мо.
         – Я знаю,- ее голос ровный и спокойный, напомнил мне Мизуко, которая часто оставалась сдержанной в нужных ситуациях. Возможно, именно эта  невозмутимость спасла ее жизнь в тот день, когда погибла Анна.
         – Пап… ты не слушаешь меня? – Мо немного раздражена, я чувствую это, понимая, что она не хочет уезжать.
         – Да, милая.
         – Как только поеду домой, позвоню.
         –  Я не доверяю этой Атэни.
        –  Брось, ты, говоришь бред, папа,- тон Мо становится похожим на удар плеткой,- я понимаю… Я, все прекрасно понимаю, но я уже не маленькая девочка… мне необходимо поговорить с Атэни.
         – Хорошо,- сдаюсь я,- только прошу, будь осторожна.
Она отключает телефон, и в моем сердце начинают прорастать ростки страха. Я выпиваю, успокоительные таблетки и пытаюсь настроиться. Необходимо сделать много дел. Главное – ничего не упустить. Я записываю все в блокнот, с некоторых пор. Эти таблетки убивают мою память. Наверное, когда-нибудь, я стану настоящим параноиком, если еще не стал им.
    Посмотрев на часы,  набираю номер Иржи, страхи уходят, как всегда, когда я принимаю эти, чертовы, таблетки. 
Я живу воспоминаниями и бегу от прошлого, опасаюсь встретить призраков минувшего  в настоящем и ужасаюсь своего будущего, нашего будущего с Мо, ведь она единственная, кто еще заставляет меня бороться.
         Через час я уже не узнаю своего голоса, этот чужой бодрый Оливер с улыбкой болтает о всяких пустяках со Иржи. Я лгу ему о новом назначении в Пан-Райго, лгу о колледже, где будет учиться  Мориса, верю, в собственную ложь и понимаю, что это  успокаивает.
      Медленно протекает время, я смотрю на жирную стрелку, которая неторопливо ползет в шести часам и бросаю вопросительные взгляды на телефон. Потом, отыскав старую записную книжку, нахожу номер доктора Крисса и, все еще колеблюсь, нажать кнопку вызова или нет.
          – Оливер,- доктор Крисс немного помолчав, улыбается в трубку, я чувствую это и, включив камеру, улыбаюсь ему в ответ.
         – А вы совсем не изменились, док.
         – Ты тоже, — доктор Крисс не умеет лгать, у него это получается плохо, особенно в тот момент, когда этого очень хочется.
         – Я вспоминал вас и вот… решил позвонить.
         – Как там Мизуко, как девочка?
         – Доктор Крисс, Мизуко умерла… как  только родилась Мориса,  у нее открылось кровотечение и врачи, как ни старались не смогли спасти ее.
         – Боже…  Прости, Оливер, я не знал,- вздохнул доктор Крисс,- а девочка, с ней все в порядке?
         – Мизуко хотела назвать ее Мориса, док. Она… она даже не увидела ее, находясь в бессознательном состоянии. Она стала совсем взрослая. Мориса.
         – Прошло столько лет, Оливер,- доктор Крисс откинулся на спинку кресла,-  мне всегда было не понятно, почему ты исчез, но… я догадываюсь, почему ты позвонил мне.
         – Я хотел забыть. Я верил в то, что все закончилось… Даже когда умерла Мизуко, я надеялся, что  Мориса заполнит образовавшуюся пустоту в моем сердце. Я пытался убежать, меняя города и страны, но в итоге топтался на месте…
         – Возвращайся в Гарлемдолл,- доктор Крисс приблизился к объективу камеры,- по крайней мере, у тебя здесь есть друзья.
         – Но, я уже заказал билеты до Пан-Райго,  я попытаюсь еще раз…спасибо док, я не могу  снова вернуться…
         – Успокойся Оливер, мне не нравится твое нынешнее состояние, когда ты показывался врачу?
         – Причем тут это?
         – Что ты принимаешь? Я же вижу, Олли, что ты на антидепрессантах. Это может быть очень опасно. Господи, если что,  я могу сам прилететь, чтобы помочь тебе, Оливер…
Я отключил телефон, все еще слыша  голос доктора Крисса.  Зачем я втягиваю в это дерьмо этого человека. Идиот. Тебе мало смертей. Гарлемдолл. Речи не может быть о возвращении. Это равносильно, закопать себя заживо в колодце с трупами. Эти воспоминания, квартира Мизуко, дом, где жила Анна, я не смогу увидеть это снова.
 

Похожие статьи:

РассказыБездна Возрожденная

РассказыКлевый клев

РассказыАнюта

РассказыМы будем вас ждать (Стандартная вариация) [18+]

РассказыКрогг

Рейтинг: +1 Голосов: 1 570 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий