fantascop

Джон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 8

в выпуске 2015/01/15
23 ноября 2014 - DaraFromChaos
article2897.jpg

Глава 8. Галактические мистерии митраизма

Митраизм был религией мистерий, которая поднялась в I в до н.э. и в течение четырех столетий распространилась по Европе, Северной Африке, Британским островам и части Западной Азии. Это была государственная религия Римской Империи до тех пор, пока она не проиграла христианству в конце IV в., когда все «ереси» были осуждены. В подземных святилищах честолюбивые ищущие тайн проходили через семь ступеней инициации, соотносящихся с семью планетарными сферами. Центральный алтарь митраизма изображал сцену убиения быка, именуемую таврохтонией, которая была обычно окружена по краям зодиакальными знаками, факелоносцами и иными символами. Только путем изучения многих аналогичных сцен ученые смогли понять эзотерическую астрономию в таврохтонии и идентифицировать центральную фигуру, Митру. Было также обнаружено место происхождения митраизма, как астрономико–религиозной доктрины.

Ученые, изучающие митраизм, все еще идут тем неверным путем, который был начат более 70 лет назад. Поначалу исследованиям был дан неплохой старт, когда в 1869 г. немецкий ученый К.Б. Старк предположил, что фигуры на таврохтонии были изображены, чтобы символически рассказать историю о звездах и созвездиях. К сожалению, французский ученый Франц Кумон в 1890-х гг. категорически отверг этот тезис, и взамен предложил просто историческое обоснование идеологии митраизма, исходя из иранских мифов. Как свидетельство нежелания академиков принять нечто иное, положение Кумона доминировало до 1970-х гг., а затем астрономический контекст митраизма уже не мог более быть отрицаем. На первом международном конгрессе по митраизму в 1973 г., Роджер Бэк вернулся к теории Старка, показав, как фигуры таврохтонии представляют созвездия, лежащие между Антаресом и Альдебараном – главными звездами в Скорпионе и Тельце. Последовательность созвездий на небесном экваторе такова: от Малого Пса (собаки), затем Гидра (змея), Кратер (чаша), Ворон (ворон), и, наконец, Скорпион (скорпион). Есть и иные астрономические символы в таврохтонии. Например, голова быка находится справа вверху в Тельце, всегда присутствующий скорпион – внизу слева созвездия Скорпиона, а рана на плечах быка виднеется там, где расположены Плеяды. Конечно, символика митраизма могла, таким образом, быть расположена по оси Галактического Центра – Галактического Антицентра; однако доказательств этого факта не было представлено.

Роджер Бэк, Джон Хиннелз и Роберт Гордон прояснили астрономический контекст митраистской таврохтонии в 1970-х и 1980-х гг. и объяснили многие варианты символики митраизма. Прежде, чем мы бросим более близкий взгляд на типичную сцену таврохтонии из митраистского святилища в Лондоне, нам нужно понять, где появился митраизм и как его учение включает в себя восхождение и нисхождение душ через небесные врата.

Дэвид Уланси в «Происхождении мистерий митраизма» показал, как митраизм развивался в результате открытия явления прецессии. В 128 г. до н.э. греческий астроном Гиппарх написал заметку о движении весенней точки, и таким образом доказал, что сфера звезд, полагаемая извечно неподвижной, на самом деле медленно перемещалась. Поздние греческие авторы допускали, что информация была известна и более древним вавилонянам и египтянам, но Гиппарх однозначно ввел ее в греческий мир даже без телескопа. Интересно отметить, что он соединил наблюдения за звездами над своей собственной звездой с записанными данными, которые велись всего 170 лет. «Открытие» основывалось только на этих данных, причем небольшой сдвиг из-за прецессии составлял только 2,5 град. (оборот примерно 5 полных лун). Это помогает нам понять, как относительно легко заметить прецессию, и мы можем представить, что так же несложно было и ольмекам, и наблюдателям небес Исапы, которые рассчитывали позиции звезд и времена восхода как минимум в течение на тысячи лет.

Эффект открытия прецессии в греческом мире был драматическим. В 67 г. до н.э. Плутарх писал, что ритуалы митраизма практиковались пиратами Киликии, и Уланси показывает, что открытие прецессии и происхождение митраизма напрямую связаны. Фигура Митры является заимствованной из персидского культа, и впервые возникает в городе Тарсусе, столице провинции Киликия в юго-восточной Турции. В эллинистические и римские времена Тарсус был домом наиболее интеллектуального общества, известного как стоики. Стоик Аратос из Солы (315-240 гг. до н.э.) наиболее прославился своей астрономической поэмой «Феномены». Страбон, Цицерон, Афенодор и Зенон также были стоиками или испытывали их влияние, но наиболее влияющим философом – стоиком был Посидоний (135-50 гг. до н.э.) Стоическая философия характеризуется астрономическим знанием и верой в «космическую симпатию», через которую все в универсуме соединяется. Еще до Гиппарха был рассчитан Великий Год времен, и существовала вера в разрушение мира в великом пожаре (экпиросис), и следующее за ним возрождение (палигенезис) в новом цикле. Продолжительность Великого Года, предложенная разными авторами, указывает на знания о явлении прецессии, наблюдаемого в небесных тенях.

В Тарсусе интеллектуальное общество стоиков также проявляло активность в местной политике. Посидоний был вообще философом – королем, и его идеи появляются в работах Цицерона и Сенеки. Всесторонне образованный, как до него — Пифагор, он изучил астрологические доктрины стоиков все без исключения, и даже построил планетарий, механическую модель космоса с семью планетами и небесными сферами. Всецело преданный своим интересам, он являлся доминирующей интеллектуальной фигурой своей эпохи; кроме того, Посидоний был, видимо, первым представителем митраизма в высшем обществе. Он был лидером стоической школы, когда Плутарх сообщал о митраистских ритуалах в 67 г. до н.э. Значимо, что киликийские пираты, которые практиковали церемонии митраизма, именно в это время пришли из Тарсуса. Составив флотилию из 20000 отважных моряков, они прекрасно знали, как проводить навигацию по звездам, и в их душах уже сеяли семена митраизма. Позднее, нечто подобное произошло и с римлянами, в их внешних анклавах по всему Средиземноморью. Согласно Уланси, это – история о том, как митраизм пришел из Тарсуса благодаря открытию прецессии.

Ученые вполне могли реконструировать систему митраизма путем изучения символизма во многих митраистских святилищах, часто хорошо сохранившихся, в подземных залах или природных пещерах. А историческая информация и доктрина митраизма описывалась в работах Порфирия, правда, достаточно скудно. В его «De antro nymharum» («Пещера нимф») Порфирий повествует, что митраистские пещеры символизируют космос. Для доктрины о двух вратах в космической пещере, через которые души восходят и нисходят, он взял выдержки из нео-пифагорейских философов Нумения и Хроноса. Верили, что души нисходят в своем проявлении (генезис) через врата в Раке и восходят к трансцендентальному королевству (апогенезис) через врата в Козероге.

Доктрина небесных врат важна для понимания митраизма. Заметим, однако, что Порфирий помещает врата, как и все греческие писатели после него, в Раке и Козероге; и это была позиция оси солнцестояния в его дни. Макробий пояснял, что врата видимы восходящими к солнцу (перед Солнцем) во время солнцестояний, и этот процесс требует их перенесения в Стрельца и Близнецов. Основная ось отражена в митраистских таврохтониях как расположенная между Скорпионом и Тельцом, то есть сдвинута на один знак. Как же мы объясним этот факт? Первое, что следует прояснить, это то, что небесное положение врат определяется – согласно Макробию – через перекресток Млечного Пути и эклиптики. Итак, точка перекрестка расположена возле кончика стрелы Стрельца, но тот момент, что хвост Скорпиона делает петлю так же низко, позволяет и Скорпиону стать возможным кандидатом. Северные врата, согласно всем наблюдениям и целям (и особенно в контексте наблюдения звезд невооруженным глазом), расположены на кончике Стрельца и Скорпиона. Также знаково, что на другой стороне оси Телец содержит наиболее важный индикатор других врат — Плеяды. Как уже обсуждалось ранее, Плеяды не четко противоположны Галактическому Центру – северным вратам, который помещает их глубже в созвездие Тельца, а не на кончике Тельца – Близнецов. Таким образом, ситуация проясняется. Именно поэтому митраисты и выбрали для кодировки оси Галактический Центр – Галактический Антицентр символизм Скорпиона – Тельца, а Митра буквально пролетает горизонт, соединяя оба звена.

Митра также идентифицируется с равноденствием – но не с одним, а с обоими, причем предполагается, что он сам есть ось равноденствий. Уланси полагает, что Митра представляет Персея, так как он оказывается над телом Тельца, и, таким образом, представляет эпоху, в которую равноденствие происходило в Тельце (4400 – 2200 гг. до н.э.). Это заключение верно, так как и таврохтония также отражает прежний галактический альянс, когда равноденствия находились в альянсе с галактикой. Этот век закончился в 2200 г. до н.э., и сцена убийства быка, таким образом, значила конец Золотого Века, описанного в «Мельнице Гамлета». В комплексе астрономико–религиозного символизма митраизма, нам теперь ясны следующие позиции:

— врата, через которые души совершают восхождение и нисхождение, расположены в Скорпионе и Тельце, на оси Галактического Центра – Галактического Антицентра (которая также идентифицирована путем нахождения перекрещивающихся точек Млечного Пути и Зодиака).

— Митра – это Персей, но и нечто большее, чем ось равноденствий: он протяжен на небе от горизонта до горизонта, объединяя два противоположных созвездия.

— митраизм имел отношение к концу вызванного прецессией предыдущего галактического альянса, и таким образом, мог также иметь отношение к продвижению вперед — к следующему альянсу.

Последний пункт приводит нас к весьма интересному заключению. Так как митраисты показывали врата восходящими к солнцу в свою эпоху, возможно, они полагали, что живут на рассвете грядущей эпохи альянса. Конечно, это приводит к заключению о существовании «двойного стандарта» при расчетах, производимых теми, кто постиг систему альянсов; и изменение его даты для удовлетворения своих нужд, но подобная рациональность никогда не была редкостью в высших кругах любых религий. Тайное учение митраизма могло относиться к концу предыдущего Золотого Века, давным-давно, и предстоящей заре. Ступени митраистских инициаций давали ищущим пройти через семь планетарных сфер к месту Отца (Сатурна), ассоциировавшегося с Козерогом. Над седьмым уровнем секретные учения открывали восьмой «дом», где размещалось Гиперкосмическое Солнце, доступное через небесные врата, которые появлялись, когда Солнце находилось в Козероге.

Привлечение этой интерпретации вполне обоснованно, но не стоит забегать вперед. Давайте бросим взгляд на типичную таврохтонию и посмотрим, как были зашифрованы галактические мистерии митраизма. На рис. 8.2 обратите внимание на весь зодиакальный круг, типичный для сцены таврохтонии. Центральная сцена — это, конечно, убиение быка, символизирующее конец Эры Тельца, но дальше мы найдем более интересную информацию.

Бык, несомненно, символизирует Тельца; его голова поднята к Тельцу на окружающем зодиакальном круге. Ось бык – Митра скошена на угол в 2 град. Фигуры зверей, слева направо в нижней части, это — змея, скорпион, собака. Согласно Уланси, они отражают Гидру, Скорпиона и Малого Пса – созвездия, лежащие вдоль небесного экватора. Собака, возможно, более специфически отражает самую яркую звезду в Малом Псе, Сириус — Звезду Пса. Роджер Бэк предлагает альтернативу Гидре. В изучении Зодиака в храмах митраизма в Понце, Бэк заметил, что змея растягивается с одной стороны неба на другую, от Козерога к Раку. Он предположил, что змея является лунным драконом, чье тело, как и тело Митры тянется от одной стороны Зодиака к другой. Как мы уже обсуждали раньше, южная точка змеи (хвост) возвышается в Стрельце, но Солнце в Козероге восходит на восточном горизонте.

Это может иметь множество значений для каждой фигуры сцены. Например, факелоносцы слева и справа ассоциировались с равноденствиями, но они часто показаны одетыми в эмблемы Скорпиона и Тельца. Их факелы символизируют свет, или огонь души, и один поднял свой факел вверх, в то время как другой опустил, что может иметь отношение к двум вратам — восхождения и нисхождения на двух сторонах таврохтонического Зодиака. Также эта четко противопоставленная символика может быть интерпретирована как равноденствия в Тельце – Скорпионе в альянсе с небесными вратами.

В сценах таврохтонии Митра всегда наносит удар быку по плечам, сразу под шеей. Кровь и иногда зерна пшеницы летят из раны, а змея и собака энергично ее лакают. Это мотив символизирует восхождение души и проявление сил рождения и роста. Кинжал равнозначен мечу, который Персей использует, чтобы отрубить голову Медузы. Понять, что бык – это Телец, мы можем, рассмотрев созвездие поближе, и получив представление о том, что было изображено.

Как Уланси отмечает, Плеяды расположены именно там, где кинжал втыкается в тело быка. Что же это означает? Первое: это идентифицирует Плеяды, как знаковый полюс в митраистской таврохтонии, ассоциирующийся с вратами Тельца, которые посылают душу для ее проявления (генезиза). Мы уже описывали, что Плеяды являются главной маркировкой Галактического Антицентра. Собака в таврохтонии представляет Сириус, и он близок к тому месту, где расположены Плеяды. Значимо, что Сириус находится на том же меридиане, что и Галактический Антицентр, и проходит через южный меридиан в то же время, что и Галактический Антицентр, хотя и несколько ниже по высоте. Кроме того, змея пьет кровь, и голова лунной змеи (Раху) возвышается в 3 град. Близнецов – это также служит указателем на Галактический Антицентр.

Другое действие в таврохтонии происходит, что не удивительно, на противоположной стороне неба, где пересекаются нога Митры, хвост змеи и скорпион. Как и змея из точек лунной орбиты, Митра концептуально простирается от горизонта до горизонта; он – Персей на одной стороне неба, но его ноги четко размещены противоположно к Персею: в созвездии Змееносца. Ученые митраизма, насколько мне известно, не предполагали связи между этими изображениями. Посмотрев поближе на группировку астрологических символов в нижней части таврохтонии, мы обнаруживаем, где именно нога Змееносца расположена на небе. Такая интерпретация кажется не только возможной, но однозначной.

Четкие данные о существовании Галактического Центра в символизме митраизма – это факт, так как в таврохтонии нога Митры (как Змееносца) сходится со стрелой Стрельца и жалом Скорпиона на внешнем зодиакальном круге. Хвост змеи способствует такому прочтению символов, а южная лунная точка возвышается в Галактическом Центре (3 град. Стрельца). Присутствие Плеяд в Галактическом Антицентре означает врата генезиса в Галактическом Центре, причем врата апогенезиса — это место, где души пребывают в космической пещере для встречи с Гиперкосмическим Солнцем. Митраизм фундаментально разработал концепцию о прохождении души через галактические врата, которые открыты во время эпох галактического альянса. Насколько я знаю, подобная интерпретация открывает новую перспективу в понимании галактических параметров митраизма.

Неудивительно, что митраизм, как государственная религия римской империи в течение нескольких веков, содержал инициационное знание, которое включало врата Галактического Центра – Галактического Антицентра. Конечно, религия, которая заменила митраизм, христианство, имеет свои собственные закодированные отсылки к солнцестояще – галактическому альянсу, наиболее заметному в Откровении, но эта тема лежит за переделами нашей книги.

После гибели Золотого Века – убийства быка, и выхода из эры Тельца, люди опустились в более глубинное проявление себя, или, можно сказать, в более глубокий материализм. Митра почитался как высшее божество или демиург, который поворачивает колесо прецессии; и это была важная «секретная» информация, бывшая не более чем оболочкой для другого галактического альянса. Греческие стоики Тарсуса, которые завещали потомкам мистерии митраизма, могли несколько «подрегулировать» расчеты, чтобы создать впечатление, что это была именно их эра, дающая опыт для следующего галактического альянса – не того, который происходит при пересечении оси равноденствий с галактическими вратами, но при пересечении с осью солнцестояний. Это было выполнено путем «подгонки» одного знака и наблюдения созвездия, восходящего к солнцу в момент солнцестояния. Новая эпоха равноденствий в Рыбах, родившаяся из раннехристианской закваски и астрономически просчитанная, чтобы начаться около I в. н.э., была, возможно, также «подрегулирована» ранними христианскими гностиками, чтобы стать эпохой нового альянса, сравнимого с Золотым Веком в Тельце, который окончился, когда Митра разместился в центре Плеяд. Мы знаем, что солнцестояще – галактический альянс точно не произойдет до 2000 гг. н.э., но кто, две тысячи лет назад, мог спорить с драматическим инициационным откровением, что галактические врата поднимутся сразу перед декабрьским солнцем в момент солнцестояния? Таким образом, должно было создаться впечатление, что предполагаемый восход Эры Рыб был знаковым. Сцены таврохтонии не отражают символизм Рыб, так как они сфокусированы, напротив, на символизме солнцестояний и созвездиях, ассоциированных с галактическими вратами – Тельцом и Скорпионом.

Митраистские сцены таврохтонии зашифровывали двойной процесс человеческой духовности – инкарнация (проявление / генезис) и трансцендентность (инволюция или сублимация / апогенезис). Этот процесс происходит, в соответствии с астрологией стоиков и эллинов, в небесных вратах в Козероге и Раке. Обновленное описание этих врат дано Порфирием и Макробием, а также авестийским «Великим Бундахишном»: врата должны пониматься в двойном смысле — в годичном сезонном цикле как совпадающие с солнцестояниямиони суть солнцестояния; а в небесном Зодиаке они находятся в ранних Близнецах (или позднем Тельце) и раннем Стрельце (или позднем Скорпионе). Первые — это врата в ранний генезис и инкарнацию генезисе и инкарнации; вторые — врата вне «пещеры» проявление космоса.

Мы можем продолжать разбирать комплексный символизм митраистских мистерий, но мы уже открыли достаточно новой информации. Следует остановиться на достигнутом, и задуматься о словах Эрнеста Ренана об удачах в истории и участи западной цивилизации: «Если бы христианство остановилось при своем рождении из-за какой-либо смертельной болезни, мир пришел бы к митраизму».

 

Похожие статьи:

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Введение. Глава 1.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 3.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 4.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 2.

ОбзорыВОРОН Эдгара Аллана По

Рейтинг: +1 Голосов: 1 567 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий