fantascop



(пусть полежит тут, пока остальное в процессе)

Автор
Опубликовано: 289 дней назад (4 декабря 2018)
Редактировалось: 2 раза — последний 4 декабря 2018
+1
Голосов: 3
Сразу говорю: ничего не вычитано. Поэтому и лежит тут, ибо у самой на доскональную вычитку что-то нет сил, прошу помощи.
В главе еще будет сцена дальше и еще три эпизода, так что это не конечная версия.
[cut=читать далее]
 
Глава 3. Крайний случай
 
С самого утра день не задался. Сейчас, когда пробило почти полночь, Алекс как никогда чувствовал всё свое бессилие перед обстоятельствами, сидя в машине вместе с Генри на въезде у перекрестка Вест-Ван-Бурен-стрит и Соуз-Расин-авеню. 
— У нас нет выбора, Алекс. 
Эта фраза на весь день стала мантрой напарника. Он ошибался, считая, что она действует на детектива должным образом: если Кин надолго замолкал, прекращая искать доводы против, то в его душе возмущение только росло. 
Четвертые сутки расследование не двигалось с мертвой точки. Четвертые сутки ни одной зацепки. Четвертые сутки шеф Джонс ждала отчет от детективов, но отчитываться было не о чем. Подливало масла в огонь еще и то, что у коллег по участку дела складывались куда лучше. 
— У нас действительно нет выбора. Из-за дождя на камерах видеонаблюдения ничего не разобрать, да еще и жертва была в сером. Такси она не заказывала ни туда, ни обратно. Никаких банковских платежей в тот день. И после занятий оставшееся время до вечера она провела в университетском кафетерии за книгой, - этот краткий пересказ и без того известных детективу Кину фактов только еще больше раздражал его, но Генри делал вид, что ничего не замечает. – Алекс, взгляни правде в глаза: мы в тупике. 
— А я говорил… 
— Дело не в этом. Тривиальными методами это убийство не раскрыть. Посмотри на них. 
Весь перекресток, полный туристов и любителей острых ощущений, гудел, словно улей. Но полицейский явно имел в виду хозяев этого странного и весьма неудобного с точки зрения Алекса места. Их глаза, как и у клиентов, горели в эйфории. Продавцы сенситивных наркотиков точно так же получали удовольствие от варварских развлечений, как и те, кто в них участвовал. Ареал своим разнообразием предлагаемых «аттракционов» никого не оставлял равнодушным. Кто-то отправлялся в адреналиновое отравление в воспламеняемом костюме и, выполняя условие пари, укрощал панику, маскируя ее танцем под убойные басы. Кто-то тут же рядом на заброшенной стоянке, модифицированной в утилизатор, испытывал нервы на прочность в тисках прессуемой агрегатом колымаги. Каждые три минуты толпа зевак на эстакаде над железнодорожными путями то радостно вопила, то умолкала – в зависимости от того, выдерживал до конца или нет псевдосамоубийца на рельсах. Были дурные игры и попроще, но все – приправленные наркотиками в таком количестве, что многие напрочь забывали о связной речи и о том, что они люди. То и дело вспыхивающие пламенные гейзеры и неоновая светомузыка завершали образ Ареала, как адского котла. 
— У этих людей нет страхов. Они живут настоящим временем, - Генри говорил с придыханием, и Алексу было не по себе от такого восторга. – Эти люди играются со злым роком и смертью, не задумываясь о своей хрупкой жизни. Знаешь, почему? Потому что после таких рискованных поступков словно рождаешься заново, счастье – чувствовать себя живым. Таких ощущений не получишь на работе или на семейном отдыхе. Все эти люди – боги, познавшие бренность бытия. И только один из них понял, как добиться того же эффекта без смертельных трюков. И он – эмпат. 
Торжественность собственной речи шокировала Генри, будто он узрел чудо наяву, не меньше. Он с благоговением разглядывал обитателей Ареала, так что Алекс отбросил всё дружелюбие. 
— Чушь собачья! 
Но на напарника это не подействовало. 
— А если это правда, хоть отчасти? Если еще взять во внимание речь шефа Джонс на пресс-конференции, а именно – момент про развитие человечества и эмпатов в частности… 
— Вон твоя правда, - детектив Кин кивнул на скачущих в первобытном танце в кольце огненных гейзеров юношей, раздевающихся на ходу и не отстающих от девиц, боди-арт которых был слишком реалистичным – будто настоящие суккубы и демоницы дразнили и доводили грешников до болезненного возбуждения. – Если и есть боги у человечества, то это явно не сами люди. Сколько бы религиозники ни говорили о божественном происхождении, внутри у нас одни лишь демоны, которые нами же и управляют. Люди считают, что ночью никто не заметит грехов. Вот только в неоне внутренние демоны становятся явными. Разнузданные. Не знающие пределов. Ты видишь среди этого сброда хоть одного человека? Я – нет. Это марионетки, и нити – в руках самых низких желаний. Способность их удовлетворить – отнюдь не дар. Ну, если только дьявольский. 
Генри фыркнул: 
— Ты сам говоришь как религиозник. 
— Уж извини. Не моя вина, что проповедники зрят в корень. 
— Это всё – лишь оправдание и отрицание своей сути. 
На это Алекс не нашел, что ответить. 
— Во всяком случае, - добавил Генри, - если мы ничего не выясним, сможем развеяться. 
Кин возвел очи горе и запрокинул голову на подголовник. 
— Да-да, Алекс! Ты выглядишь не удовлетворенным. 
— Что?!.. 
— Я серьезно. Можешь положиться на меня – Джейн ничего не узнает, как и Эшли. 
Ухмыляясь, напарник отстегнул галстук, небрежно закинул его в бардачок и вышел из машины. Судя по тому, что молодой человек не стал застегивать куртку, жар Ареала действительно стремился к адскому. 
Резкая смена темы немного сбила раздраженность Алекса. Но что бы там ни говорил Генри, он не собирался совсем махнуть рукой на предосторожность. 
Кин вытащил из пристегнутой кобуры пистолет, проверил, заряжен ли он. Раз Генри не взял с собой вообще ничего из оружия, детектив решил вооружиться за двоих. 
— Алекс, - упрек в голосе эмпата чувствовался даже сквозь стекло. 
— Ладно, ладно! 
Пистолет перекочевал в бардачок вместе с галстуком детектива. Тем не менее, когда молодой человек отошел на пару шагов, вновь залюбовавшись дикостью наркопритона, Алекс успел проверить второе оружие – револьвер, прихватив за одно несколько кассет с транк-пулями. 
«Совсем беспомощным я туда не пойду». 
Хоть и не до конца застегнутая, куртка отлично скрывала кобуру – Алекс был в этом уверен, он всегда выбирал одежду из практичности. Несмотря на некоторый опыт работы вместе с Генри Причардом, уверенности рядом с ним детектив не испытывал. И дело вовсе не в странностях эмпата, а в его профессиональных качествах. 
Если довольно жесткое зрелище еще кого-то могло и не пронять, то оглушающая какофония Ареала справлялась с этим с лихвой. «Кислота» резала и пронзала мозг насквозь. Алексу пришлось какое-то время адаптироваться к шуму. Спрятав ключи от автомобиля, мужчина стоял на месте, перебарывая в себе желание съежиться, чтобы хоть как-то защититься от яда, всеми силами пытающегося отравить разум. 
На плечо легла рука напарника. 
— Ты в порядке? Готов? 
Тяжесть револьвера придавала больше спокойствия, чем ладонь Генри. 
— А ты как думаешь? 
Эмпат, казалось, чувствовал себя в своей стихии. Любопытный взгляд ловил каждый всплеск эмоций, каждую вспышку агрессии или радости, чем-то напоминая Алексу страсть шопоголика на распродаже. 
С офисной высотки над всем перекрестком разнесся пронзительный крик. Алекс невольно задержал дыхание, глядя на то, как падает человек, раскинувший руки в стороны. Трос затормозил экстремала примерно в пяти метрах от асфальтовой поверхности, и крик сменился истерическим хохотом. Несколько тысяч зрителей аккомпанировали отчаянному смельчаку аплодисментами и безумными воплями одобрения. Алекс выдохнул, процедив ругательства сквозь зубы. 
— Расслабься, - произнес Генри, направившись к толпе на эстакаде. – Представь, будто ты должен внедриться. 
Детектив почувствовал, как с виска катится капля пота. 
«Нас не должно здесь быть…» 
Видимо, Ареал и эмпат слишком сильно надавили на чутье, так что мужчина проглядел, когда к нему подкрался один из местных. Только его убийственное дыхание обратило на себя внимание детектива. 
— Полиции здесь делать нечего. 
Алекс отшатнулся, рефлекторно потянувшись к оружию. Впервые он видел такого высокого бездомного. 
Несмотря на то, что в речи звучала вполне разумная мысль, ни рост, ни всклокоченные волосы и борода, ни истрепанная одежда доверия не внушали. 
— Уходите, пока вас не засекли, - продолжал наступать бродяга. – У них есть свое прикрытие. Встрянете во что-нибудь – не выберетесь. 
— Да кто ты такой?.. 
— Просто наш питомчик. 
За парку бедолаги зацепились три багра и оттащили его в сторону от мужчины. 
«Персонал» Ареала ничем не отличался от обычных туристов. Сложно было сказать, откуда взялись багры, как их прятали, но управлялись с ними ареальцы не хуже китобоев. 
Второй раз за короткое время детектив подавил желание схватить револьвер. 
Слова о питомце принадлежали одному из аниматоров-заводил. От мерцающих зелено-кислотных полосок на гангстерском костюме и шляпе в глазах зарябило: будто только сам аниматор был объемный, а всё остальное в этой реальности – плоским, и вольно-невольно зрением завладел эффект «рыбьего глаза». Алекс не мог сосредоточить взгляд на чем-то одном: мелькающей белой неоновой трости, светящихся штиблетах или же на глазах заводилы Ареала, в которые были вставлены фосфоресцирующие линзы. 
— Не обращайте внимания на нашу дворнягу. Лучше скажите, чего вы желаете? 
Елейный голос должен был бы очаровывать, но по коже вместо этого побежали мурашки. 
«Вергилий или Мефистофель? Даже знать не хочу…» 
Заводила подошел ближе, всячески вращая трость. Еще одним раздражителем для детектива больше. 
Проводив взглядом бездомного, Алекс невнятно ответил: 
— Да я только осмотреться, поинтересоваться ценами… 
Ряженый гангстер приобнял его за плечи. 
— Конечно-конечно! Могу я предложить вам экскурсию по нашему невероятному Ареалу? 
Рядом послышался голос Генри: 
— Да, экскурсия – то, что нужно! После нее он точно решится хоть на что-нибудь. 
Алекс не видел выражения лица аниматора, но сам постарался показать напарнику, что с молодого человека причитается. 
Искуситель тут же уловил мысль Генри, начав кружиться и пританцовывать под музыку вокруг клиентов. 
— О, поверьте, вы не уйдете отсюда ни с чем!.. 
— Нужно потянуть время, - шепнул эмпат. – Мне кажется, я почувствовал кого-то знакомого. 
— Кого? 
Ответить эмпату не дали – на Алекса налетели девушки, так что он чуть ли не позабыл, зачем вся эта авантюра. Боди-арт в виде тигриного окраса поначалу сбил с толку, и мужчина едва смог оторвать взгляд от пирсинга на сосках. Тяжелый аромат духов, щедро разбавленных усиленными феромонами так, что бросало в озноб, вскружил голову. Жар разгоряченных тел – явно эффект афродизиаков. Высвобождаясь из чувственных объятий, Алекс последовал за проводником, лишь бы подальше от ловких рук, пока они не нащупали под курткой портупею. Интерес девушек перешел на Причарда. У парня всегда не было отбоя от них и без всяких возбудителей. 
Был ли заводила эмпатом, что так быстро понял потаенные желания детектива, или же это всё было чистым совпадением – сразу не определить. Но Генри нужно время, так что Алекс теперь обязан отвлекать на себя внимание. Час, два, три – сколько потребуется, но и забывать о главной цели нельзя. 
— О, мистер предпочитает более острые ощущения? – аниматор сменил поведение, никакого кривляния. – Тогда начнем с маленьких шалостей. 
Справа по скользкому ограждению без какой-либо страховки шагала женщина, и по внешнему виду не скажешь, что она гимнастка или канатоходец. Чуть дальше, слева, пьяная компания игралась с ядовитыми гадами. 
Заводила, внимательно следя за реакцией клиента, вел его дальше. Путь шел через лестницу под эстакаду. Риск игрищ повышался. 
Очередь дошла до излюбленной армейской забавы, так хорошо знакомой детективу, некогда отслужившему в армии. 
Люди, обступившие стол, молчали, лишь изредка кто-то повышал ставку или изъявлял желание сменить игрока. Кровь, стекающая со стола, хлюпала под ногами, собираясь в трещинах бетона. Ритмичный стук ножа, постепенно перерастающий в чечетку, периодически пропадал в шумном потоке поездов. 
— Игра в ножички? Это шутка? 
— Мистеру знакома эта игра? – гангстер мгновенно оживился. – Должно быть, вы испытывали в ней удачу и раньше? Хотите вспомнить, каково это?.. 
— Нет-нет, я… 
Подыгрывать такому натиску претило внутреннему чутью. Генри был неподалеку, не отпуская от себя девиц. 
«Хорошую маскировку себе нашел, засранец». 
— Нет, эта штука уже не действует на меня. Вся эта дрянь – не то. У вас есть что-нибудь… экзотическое? 
Смех и удивление аниматора явно были искренними, но вместо него ответила другая заводила, дама червей, будто прямиком из бурлеска. 
— Экзотическое? Это по моей части, симпатяга. 
Вынув изо рта мундштук, она обдала Алекса облаком густого дыма. Реальность потекла, словно воск. На какое-то время воздух стал тягучим, заполняя легкие подобно меду в сотах. Потом мужчина пришел в себя, резко вдохнув, и мир показался вдвойне унылым, чем был до сладкого эфира. 
Червовая дама таинственно улыбалась. Не менее таинственно скалился и гангстер. 
— Нет, это всё – тоже не то, - хрипло произнес Кин, надеясь, что Генри улавливает каждое слово. – Я слышал, самый классный эффект достигается с помощью эмпатии. Я бы хотел испробовать. У вас есть эмпаты, от которых сносит башню? 
Аниматоры переглянулись. Бравада клиента явно их не убедила.
Красная леди обошла Алекса, раздувая призрачную завесу наркотика. 
— Откуда такие слухи, милый? 
— Да по всему Гриктауну об этом говорят. А у вас первосортный товар, где же еще искать такого мастера? 
За дымом угадывались силуэты, но, чтобы их увидеть, нужно было разогнать пелену, но один небольшой вдох мог вновь усугубить. Странно, но неон и фосфоресцирующие глаза гангстера были видны. 
В разум Алекса начали закрадываться сомнения, что идти вот так ва-банк с вопросами не стоило. 
— Гриктаун, говоришь, дорогуша? 
— Похоже, мистер имеет в виду торговца счастьем. 
— Именно. Того самого, что подрывает наш авторитет. 
Голоса ареальцев смешались в одну резонирующую вибрацию. Музыка затихла. Среди искусственного эха смутно различался гомон толпы, но он был не таким, как до этого момента. В очередной раз рука детектива дрогнула, потянувшись к револьверу. 
— Такие мастера гуляют сами по себе. 
— У таких, как мы, нет возможности дотянуться до них. 
— Они отравляют суть эмпатии. И суть раскрепощения и освобождения от душевных тягот. 
Казалось, Алекс стоит один посреди бутафорского тумана на сцене, и на него смотрят тысячи жадных до зрелищ зрителей. 
Нервы на пределе. 
— Они пользуются славой Ареала. 
— Они – наши соперники! 
— И тот, кто смеет ставить нас рядом с ними… 
— Тот, кто знает об убийствах в Гриктауне… 
—… может быть только полицейским. 
«Откуда они так много знают?» - единственный осмысленный вопрос, которым задался Алекс перед тем, как начался хаос. 
С оглушающей волной мимо пролетел товарняк, унося за собой облако дурмана. Одновременно Генри оттолкнул детектива в сторону, заслонив собой. 
— Алекс! Берегись! 
Выстрел дал начало всеобщей панике. При виде оружия народ бросился прочь. Здесь, под эстакадой, случайные рикошеты мало кого могли задеть, но путь отступления был только один – по той лестнице, открытой для обзора. 
Приняв на себя вес раненого, Алекс оттащил напарника за бетонную опору. Генри в тщетной попытке вдохнуть поглубже задыхался. Сквозь куртку с правой стороны груди проглядывала белая рубашка, темнеющая на глазах.
Комментарии (2)
PeaceBr0 # 4 декабря 2018 в 22:28 +2
Начну с того, что я случайно промахнулся и поставил минус.( Я определённо хочу ещё. Мне понравилась атмосфера, в неё можно окунуться. Сюжет пока ещё только закручивается, но все выглядит очень многообещающем. Ждемс продолжения.)
Amateur # 4 декабря 2018 в 22:42 +2
да ничо, это ж блог ^__^

я пытаюсь, из последних сил прям.
и уже вижу ошибки...
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев