1W

Щелк-щелк

в выпуске 2013/06/24
25 января 2013 -
article186.jpg

«                      Щелк-щелк

 

Что ты знаешь обо мне?

Что вы все знаете обо мне…

Вы видите меня от силы раз в месяц, когда я прихожу за деньгами, а то и реже, на что мне вообще ваши деньги. На что мне вообще вы все. Сам не знаю, что меня еще удерживает в мире людей, что заставляет делать какие-то репортажи, мотаться по свету туда-сюда…

— Вот здесь… распишитесь, пожалуйста…

Как осторожно ты пододвигаешь мне бланк… Я вижу, ты боишься меня. Вы все меня боитесь, кто больше, кто меньше, потому что – что вы вообще обо мне знаете…

Ставлю закорючку. Как простой смертный. Беру деньги – не считая, прошли времена, когда трясся за каждую копейку, ах, обсчитают, ах, не то дадут, ах… это мы оставим людям…

Как ты смотришь на меня… Даже имени твоего не помню, то ли Дана, то ли Даша… Вижу всполохи в глубине твоего черепа, знаю я эти всполохи, много у кого из девчонок они горят, когда я рядом… Все вижу, все понимаю… только что мне до тебя…

— Андрей… а вы сегодня вечером свободны?

Вздрагиваю. Вот девчонки пошли…

— Да… дела.

Отмахиваюсь – неопределенно, равнодушно, кому какое дело, какие у меня там дела… что вы вообще знаете про мои дела…

— Ой, да у вас всегда дела, такой прямо занятой…

Пожимаю плечами. Да, занятой, это вам не в офисе сидеть, кофе пить… Свет в голове не то Даши, не то Даны, меркнет. Обиделась девочка… ладно, на обиженных воду возят…

Входит редактор, люди бросаются к нему из всех углов, слетаются голодными птицами к протянутой руке, он как будто не видит их, идет ко мне…

— Мое почтение.

Киваю. С меня достаточно просто кивка. Вынимаю фотографии. Как всегда на уровне. Как всегда – уму непостижимые ракурсы, водопады с высоты птичьего полета, горные цепи, пейзажи, завораживающие воображение…

— А это на лунный пейзаж похоже…

— Похоже, — соглашаюсь я.

Не уточняю. На что ему еще быть похожим…

— Ой, Андрей, как вы это все снимали…  — не унимается не то Дана, не то Даша.

Пожимаю плечами. Свои профессиональные секреты никому раскрывать не собираюсь. Редактор бормочет что-то – про отличное качество, про гонорары, про… киваю. Делаю вид, что слушаю.

Что мне до ваших гонораров…

Что мне до вас до всех…

 

Иду – к выходу, в улицу, в снег, в холод, чувствую – все взгляды направлены на меня, даже перестали в картишки резаться, сидят, смотрят… Сидите, смотрите, гадайте, думайте, что вы в моих мыслях прочитаете, ничего, а я в ваших все, что захочу… Улица подхватывает, суетливая аура города наваливается со всех сторон…

На старт… внимание…

— Андрей!

Ч-черт… Оборачиваюсь, ну что тебе, что… не то Даша, не то Дана, спешит, даже шубейку свою не застегнула…

— Андрей… а вы далеко живете?

Пожимаю плечами.

— Да… какая разница…

— А то я бы вас подвезла… у меня джип…

Еле удерживаюсь, чтобы не фыркнуть. Что мне до твоего джипа…

— Оч-чень рад…

— Так пойдемте…

— В другой раз.

— Да вы скажите, куда вам надо… я бы довезла… А то, может, помочь вам чем? Все молчите и молчите… Как будто случилось у вас что…

Поворачиваюсь к ней – подчеркнуто, холодно:

— Все-го хо-ро-ше-го…

 

Ухожу. В снег, в ночь, в холод. Дворами, дворами, переулками. Оглядываюсь. Ч-черт, и здесь люди… как по пятам ходят, ей-богу… Сворачиваю – еще, еще, буквально натыкаюсь на какую-то тетку с необъятными баулами, откуда тебя черт принес… А, плевать я хотел на вас на всех… захожу в раскрытый подъезд, если сейчас кто-нибудь выйдет из двери, я уже не знаю, что с ним сделаю. Расстегиваю куртку… брюки… жду.

Портал открывается медленно, нехотя, буквально выдавливается из пространства. Разденься я донага, он бы, конечно, распахнулся моментально, только пока раздеваться буду, обязательно выскочит какая-нибудь бабища, совсем стыд потеряли, да как таких земля терпит… вас как всех земля терпит, хотел бы я знать…

Вхожу в голубоватый свет – как всегда мелко покалывает в груди, когда-нибудь допокалывается до чего-нибудь нехорошего, но об этом стараюсь не думать. Синие снега, синие сумерки встречают меня – на вершинах Тибета. Это какая гора… не знаю. Это пусть там, внизу, все знают, заковывают в названия, координаты, рекламные проспекты… Они знают – я вижу…

Щелкаю фотоаппаратом – еще, еще, темновато, правда, ничего, проясним снимочки… Это мы тоже умеем. Раздеваюсь – не чувствуя холода, снова делаю шаг – портал перебрасывает меня за километры и километры, на какой-то тропический остров. Опять же – не знаю ни названий, ни координат, да мне все это и не нужно, судить и рядить, это не мое, это они пусть там, мое дело – знать…

 

— Алло, Андрей, это Даша беспокоит, «Мир в фотографиях», вы сегодня не подъедете?

— А в чем дело?

— Да… тут мы на Новый Год все собираемся, елка будет…

— Очень рад.

— Премии всем давать будут, вам начальник в двойном размере обещал.

— Чудесно.

— Так вы придете?

— Сегодня не могу.

— Да что вы так… все в делах, в делах, занятой такой… Нам без вас ску-учно будет…

— Очень жаль. Ничего не могу поделать. Всего хорошего. С наступающим вас…

Выключаю телефон – чтобы не слышать ответных, ой, и вас так же, и творческих успехов, и всего такого… Что мне до вас до всех, смертные вы, простые… Знали бы, с кем имеете дело. Да что вы вообще знаете обо мне. То вы — а то я.

Город шумит далеко внизу, кипит беспокойной аурой, особой, новогодней. В это время и правда как будто сам космос раскрывается навстречу нам, как будто мы своей суетой его притягиваем. И не чувствуем, что притягиваем, теряемся в распродажах, скидках, акциях, звонках, Людочка, ты как, Галочка, ты как, ой, и вас тоже с наступающим, а вы к нам заедете, а мы к вам сегодня вечерком заскочим, а…

Раздеваюсь. Прыгаю – с последнего этажа высотки в синие сумерки, в яркие огни.

Портал раскрывается у самой земли, вот черт, я уже думал, не откроется, расшибусь кровавым месивом об асфальт. Вхожу – в голубоватый свет, падаю на серебристый песок чужой земли под чужой звездой.

Щелк.

Щелк.

Надо нащелкать побольше, пока не зашла звезда. Опять в редакции все будут охать, ахать, вот это снимки, это вы как, компьютерной графикой, или как…

А вот так…

В кармане бренчит телефон, достаю, рассеянно читаю какую-то эсемесочку, стишочки какие-то, пусть Новый Год… принесет… не вижу подписи, знаю – не то Дана, не то Даша, и здесь до меня добралась…

Даша… что мне до этой Даши, куда мне ее… На Тибет, что ли? Или вот сюда, на чужую землю под чужой звездой? Как с такими жить, со смертными, с простыми, встанешь утром, ну все, дорогая, полетел я на Луну. Дорогая… какая она мне дорогая, что мне до нее… когда я мыслю совсем другими масштабами… А как я хотел… кто сюда поднялся, тот, считай, все… Как ножом отрезал себя от людей… от вот этой новогодней суетливой толпы, от Пусть-удачу-новый-год-и-много-счастья-принесет, от премий, выходных, от сейл, сейл, сейл, семьдесят процентов…

Дана…

На что мне ее…

На что мне их всех…

 

— Дю-у-у-ха, сколько лет, сколько зи-им!

Сжимаю зубы, оборачиваюсь, что за черт, опять ни раньше, ни позже. Нате вам, я даже имени его не помню… Илья… Олег… нет, вылетело из головы. Помню парту, за которой он сидел, помню, еще в каком-то классе на него географичка наорала, он глобус в окно выкинул… Больше ничего не помню…

— Да что как неродные-то, не узнал, что ли?

Смотрю на него, холодно, пристально, нет, не понимает парень, что он не в тему…

— Узнал.

— Вот так-то лучше… Ну как живешь-поживаешь?

— Тебе какое дело…

— Да… ничего.

— Не женился?

— Нет. А ты?

— А что так? Слушай, такой жених завидный, и холостой ходит… Не-ет, это надо исправить… Слушай, айда к нам заскочишь, тут к жене сеструха приехала, вот такая девка, тоже одна…

— В другой раз.

— Что, спешишь, что ли? Не, прикинь, у людей новый год, он спешит… Занятой ты наш…На повышение, поди, пошел?

— Да…

— Работаешь-то где?

Сжимаю зубы. Да чтоб тебя…

— Все там же.

— Ага, все там же, я в этот РосГорТранс звонил, мне русским по белому сказали, уволился он сто лет назад… Ой, темнишь ты чегой-то, загадочный ты наш…

Затравленно оглядываюсь. Хоть бы таксюшка какая подъехала, или еще чего, нырнуть туда, исчезнуть, скрыться… Да от такого черта с два скроешься, сел на уши, дышит перегаром, ты на себя-то посмотри, на ногах не держишься, а туда же…

— А то я вообще тут от кого-то слышал, ты того… без работы сидишь, фотки какие-то по журналам каким-то шлешь… Я прямо офигел услышал, думаю, чтобы наш Дюха… да ни в жизнь… не-е, уж не для того золотую медаль на него повесили…

Все переворачивается  внутри. Прыгаю к распахнутому подъезду.

— Всего хорошего.

Захлопываю дверь. Рывками, рывками сбрасываю с себя куртку, расстегиваю ремень…

— Совсем стыд потеряли, алкашня, ну как с ними бороться, не знаю уже…

Смотрю на бабищу, вынырнувшую из какой-то двери, да пошла ты, да пошли вы все. Ныряю в портал, бабища охает, а, пропади ты, сама виновата, не хрен на меня пялиться, в следующий раз еще подумаешь, прежде чем из двери своей вылезать…

Знала бы, с кем дело имеешь…

То алкашня, а то я.

Выхожу – на залитый солнцем пляж, это я где вообще… Странно так, море, солнце, песочек, а людей нет, или это какой-то остров, еще не открытый… Надо же, бывает, оказывается, еще не все люди на земле загадили, еще осталось…

Оглядываюсь. Еще не сразу, не сразу, по какому-то нездешнему сиянию, по лиловым раструбам, усеявшим берег, понимаю – не на земле.

Щелк.

Щелк, щелк… Редактор опять будет кудахтать что-то про компьютерную графику…  Что-то огромное, массивное выбивается из зарослей, бесформенное синее месиво, хищно тянет ко мне ложноножки… Снова распахиваю портал, ухожу, ты уж давай другую добычу себе подыщи…

…не-е, уж не для того золотую медаль на него повесили…

Тихонько посмеиваюсь.

Что ты знаешь про меня.

Что вы все про меня знаете…

Что мне до ваших медалей… и до всего.

Замираю – на очередной крыше очередной высотки, смотрю, как внизу ползают люди, осоловевшие, еще не проснувшиеся после нового года. Что мне до них… то люди… то я….

 

Вот спросите меня, когда это началось – вот не скажу.

Не помню.

Просто началось – и все. Не было никаких ударов молнии, аварий, неземного света откуда-то из ниоткуда, просто однажды почувствовал – могу. Еще сам толком не понял, что могу, когда разделся в спальне, когда первый раз прошел – куда-то в никуда, на какой-то коралловый остров. Еще испугался, что не пройду в портал, не попаду обратно… Да до сих пор боюсь, что когда-нибудь не вернусь назад, потому что до сих пор не знаю – как это происходит…

Просто – происходит, и все…

Было… много, что было, да как это вы увольняетесь, да прекратите, вы устали, вам бы в отпуске отдохнуть, обмозговать все… Вы нашли себе что-то? Нет? Ну, тем более… Дюсик, а ты сегодня приедешь? Дюсик, а что так? Дюсик, а у тебя что, другая женщина появилась? Блин, я так и знала, козлище долбанный, я ему…

Было… Много что было… Вот спросите меня, что было, вот не скажу… и не потому, что не помню, а… как бы это сказать… Тяжело вспоминать, когда все больше удаляешься от людей… все больше перестаешь быть человеком… когда поднимаешься над человечеством.

Как всегда – встречал Новый год в гордом одиночестве, как всегда загадывал что-то, выискать кого-нибудь, вот такого же, как я, черт возьми, не может быть, чтобы совсем таких не было, хотя почему не может, природа тоже не совсем дура, два раза ошибаться не будет…

И все-таки… Как-то живо представляю себе, найду кого-нибудь, паренька какого-нибудь, почему-то представлю себе школьника, он только-только узнал, как ходить через порталы, сам испугался своего дара… Как я его окликну где-нибудь на улице, он еще будет бояться меня, да ты не бойся, пацан, айда в кафешку какую, мороженого хочешь? Я тут за тобой подсмотрел… да не боись… Давай…. Подальше от людей уйдем, поговорим, что нам до них, то люди, а то мы…

Чив-чив-чив-чурр…

Звонят…

Так… какого черта я дверь открыл… вот так вот, на автомате. Зарекся же, сам себе сказал, нет, блин, меня дома, нет, даже свет не зажигал, чтобы не ввалилась какая-нибудь пьяная новогодняя толпа, ой, Дю-у-шка, сколько лет, сколько зим, что добрых людей-то не пускаешь…

Людей… то люди, а то я…

Дана…

— Здравствуйте, Андрей, я тут к вам…

Достала…

Хватаю куртку.

— Я ухожу.

— Да нет… — заходит, бросает у двери необъятную сумку, — я… мы должны быть вместе…

Еще не хватало…

— Да что вы… Слушайте, мне некогда… я занят…

— Да вы всегда заняты, загадочный вы наш…

Это уже слишком. Распахиваю дверь.

— Уходите. Всего хорошего.

— Да постойте, вы меня выслушайте… — хватает меня за руки, — я… я… и вы…

— Девушка, у-хо-ди-те. Всего хорошего. Это уже ни в какие ворота…

— Да что вы… — садится на пол, уткнувшись лицом в ладони, — нет, не умею я объяснять, не умею…

— Да что вы… плачете, что ли… — сажусь рядом с ней, только этого мне не хватало, убит, убит, вот так, белый флаг без единого выстрела…

 

Прощаемся. Пожимаем друг другу руки, как-то сильно официально. А как иначе, она сама сказала, парень у нее есть, через месяцок-другой замуж выйдет.

— Ты… еще придешь?

— Ну конечно, приду, ты как думал. Ты не бойся, мы тебя одного не оставим. Мы своих не бросаем.

Как-то неловко получилось, стоим в дверях… Надо как-то или туда, или сюда, в квартиру обратно вроде как не к месту, проводить ее, что ли… Да она же на джипе на своем, или на чем там…

— И много нас… таких?

— Да до хрена… за миллион перевалило.

Щелкаю языком.

— Нехило… Это как это вы до сих пор от людей свою тайну храните…

— А мы и не храним.

— Да? Что-то я в газетах не видел, чтобы про вас писали.

— Значит, плохо смотрел. А может, не помнишь просто, по всяким там аномальным новостям… бывает же так, читаешь, и только отмахиваешься, а, ерунда, утка… в наше время и ничего засекречивать не надо, хоть все как есть в газетах пиши, люди все равно ни во что не поверят…

Киваю.

— А пространство-время  ты сгибать пробовал?

— Да… как-то нет.

— А ты что делаешь, чтобы вот в конкретную точку попасть, а не куда-нибудь?

— Да… ничего. Не умею. 

— Нау-учим, — снова треплет меня по щеке, — Ну давай… созвонимся.

— Я бы тебя проводил, да ты на джипе на своем…

— Да на каком джипе… — смеется, — а ты и поверил…

Сбрасывает шубейку, платьишко, черт, не ожидал, что там ничего нет. Все переворачивается внутри… Распахивается портал, какой-то особенно яркий, сильный, проглатывает не то Дашу, не то Дану…

Интересно, куда она направилась… Шагаю за ней, черт, не успел, захлопнулся портал, беспомощно падаю на ступеньки подъезда…

 

— Алло? Да-да, слушаю… да, шеф… да… говорила я с ним… Ну шеф, ну что вы со мной как с девчонкой, что у меня, языка нет, объяснить не могу? Да все он понял… Он вообще парень смышленый, все понимает… да ничего он не умеет. Так… Да какой там второй уровень, на первый не тянет. Тянуть и тянуть. Ничего, и не таких учили… Что значит, не надо, шеф, если так людьми будем кидаться, так у нас вообще никого не будет! Ну да. Телефончик у меня его есть если что… Ага… да, иду уже, иду… Да какое там, тут напрямую-то не пройдешь, так и скачу из портала в портал, как дурра… Сейчас, буду, буду…

 

— Ой, Данчик, ты за меня тут не посидишь, я на обед сбегаю, быстренько-быстренько, на минуточку.

— На минуточку. Не больше. Засекаю время.

— Да ну тебя…

— Беги, беги… это… Андрей-то где?

— Это админ-то наш? Да вон он, приперся, слонище такой… Сегодня, прикинь, все печенье в банке выжрал, я ему в следующий раз капкан туда поставлю…

— Да нет… я про этого…

— Про сторожа, что ли? На хрена он тебе.

— Да нет же, про фотографа этого. Ну все ходил тут, фотки свои носил.

— А-а, так все, больше не носит.

— А что так?

— Да так… бросил все, надоело ему, видите ли… говорят, сейчас в менеджеры куда-то устроился…

— Он охренел? Мы же с ним говорили… он же…

— А что охренел, нормальный мужик, что ему без работы-то торчать? Правильно бросил, сейчас, говорят, в банке в каком-то… Ну все, побежала я, там очереди такие, задолбали уже…

8-951-34-34-111

НАБРАННЫЙ ВАМИ НОМЕР НЕ СУЩЕСТВУЕТ…

Телефон сменил, падла…

 

                                                    2012 г.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 1156 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий