1W

Сквозь облака

в выпуске 2013/02/18
article231.jpg

 

 

 

 

Лиен долго рассматривал чертеж, водил пальцами по пульту. Наконец, изрек:

— Вундервафля.

— Что? — не поняла Зи.

Кто-то из корабельной команды попытался объяснить:

— Это от немецкого «вундервафф» — чудо-оружие. Обычно так называют всякие… фантастические проекты… нереальные.

— Но это не оружие, — все равно не понимала Зи. — Это… транспортное средство.

Объяснявший тяжело вздохнул. Что с нее возьмешь, с Зи, она же не от мира сего, раз до сих пор обстреливает Генобру пулями. Как будто не ясно: ни один материал не Генобре не выдержит. То, что сама атмосфера из разогретой смеси кислот, еще полбеды, в верхние слои вполне можно делать вылазки на аппаратах со специальным покрытием, если быстро. Но ниже — облака, жидкие капельки сложнейшего состава, причем тоже горячие — вот в них лучше не соваться и ничего ценного не совать. Подавляющее большинство известных человечеству материалов съедаются облаками сразу и молча. А оставшееся незначительное меньшинство вообще взрываются, порой очень красиво. Чего только не перепробовали на Генобре, от новейших сортов керамики до ископаемой древесины, от простой платины до совершенно заумного радуреалита — есть такое вещество с пятьюдесятью двумя символами в химической формуле. Просто брали экспериментальный материал, делали из него пулю, стреляли с орбиты по Генобре и любовались, как пуля растворяется или взрывается, а потом записывали результат. Пока один фонд не решил поиздеваться над учеными и не назначил щедрый приз за чашку жидкости из океана Генобры. Если, конечно, под слоем облаков действительно океан, ведь никто там не был лично и ни один аппарат не спускался. По теориям и снимкам в разных диапазонах — океан, вроде бы. Но если вместо океана окажется твердь, фонд заплатит за камушек. Или за любое другое доказательство, что таки донырнули и таки вынырнули.

Тут уже взялись всерьез, было расстреляно раз в двадцать больше разных пуль. И ничего.

Сейчас стрельба почти утихла, только Зи еще проверяет какие-то сплавы. Пользы от стрельбы нет и не предвидится, но и вреда немного, зато есть на орбитальной станции «Ирдана» лишний химик-материаловед.

Сосредоточились на другом — строили корабли со специальной защитой. Сперва нацепили на челнок с мощными двигателями двадцатиметровой толщины броню из керамики, которую генобрианские облака разъедали медленнее всего. И отправили чудо техники без особой надежды, что вернется — все равно бы оно потом не взлетело, но достичь поверхности уже было бы что-то. Не достигло, бесславно растворилось еще в верхних слоях облаков. Пробовали спускаться медленно, а туман вокруг замораживать, и выяснилось, что замороженный туман тоже неплохо разъедает. Попытались замораживать быстрее и сильнее — туман от охлаждения начал реагировать сам с собой, рвануло на полпланеты, до сих пор страшно вспоминать. Хотя было и пострашнее — когда таранили Генобру астероидом, думали, что ей такое даром не пройдет, хотя бы что-то случится. Может быть, облака рассеются, может быть перестанут быть такими едкими (мечты, мечты), может быть, вынесет взрывом в космос заветную кружку жидкости из генобрианского океана. Астероид очень громко и красиво взорвался, куски все также бесславно растворились. Опять не вышло.

Сегодня еще один проект принесли — ту самую вундервафлю.

— И как же оно работает? — спросил Лиен.

Чейнз, автор проекта, начал объяснять:

— При торможении мы будем разгонять туман реактивными струями перегретого водорода…

— Но ведь пробовали уже! — перебил Лиен. — Когда спускали старую ракету.

— Тогда струи били только вперед по ходу, остальная часть ракеты была не защищена. Мы же как бы оденем корабль в пламя со всех сторон. Далее, когда корабль достигнет поверхности, горячие струи водорода будут заменены на холодные струи метана. Генобрианский туман должен реагировать с метаном очень интенсивно, тем самым часть тумана нейтрализуется, другая часть унесется струями.

— Должен реагировать?! — возмутился Лиен.

— Туман с чем угодно реагирует.

Лиен вопросительно уставился на Зи. Та не поняла, чего он хочет, пришлось спрашивать вслух:

— Метан в тумане не взорвется?

Зи два раза моргнула и ответила:

— Не знаю. Метан не проверяли. Хотя проверяли другие углеводороды — парафин, полиэтилен.

— Ну и?..

— Их разъедает.

— Да-а?! Надо же! Меня интересует, взрывались они, или нет!

Зи принялась возиться с наладонником. И нашла:

— Оказывается, на Генобру сбрасывали баллоны с метаном.

— Ну и?!.

— Баллоны взрываются. А метан не взрывается.

Лиен тяжело вздохнул:

— Давайте попробуем вундервафлю.

 

Постройка вундервафли задержалась на лишних несколько недель по непонятным причинам. А когда построили, оказалось, что вундервафля плохо летает даже в космосе — вдруг начинает крутиться вокруг самых причудливых осей. Чего-то там подкрутили в соплах, и вундервафлю начало дико трясти. Подкрутили еще чего-то, и полетела относительно ровно, однако расчет показал, что теперь часть генобрианского тумана нейтрализуется, часть унесет струями, а часть доберется-таки до вундервафли. Нацепили дополнительные сопла, пришлось увеличить метановый танк — перестала работать теплоизоляция, метан в танке перегрелся, и вундервафлю чудом не разнесло в мелкое крошево. Лиен потребовал, чтобы научники с инженерами предусмотрели все — и те принесли список необходимых улучшений, да такой длинный, что, будь он бумажным, в него можно было бы спокойно завернуть вундервафлю. А может и Генобру — смотря каким шрифтом печатать. Вундервафля получалась дороже приза.

Лиен, Чейнз и еще двое инженеров уныло рассматривал середину списка, когда впорхнула радостная Зи:

— Получилось! Он прозрачный!

— Кто прозрачный?

— Защитный слой.

— На чем?

— На генобрите.

— А что это?

— Это сплав титана, алюминия и магния.

— Так… хорошо, от чего этот слой защищает?

— От генобрианского тумана! От чего же еще?!

Лиен медленно встал.

— Но алюминий, магний и титан даже на воздухе окисляются при тех температурах! — возмутился Чейнз. — А уж на Генобре!..

— Окисляются, — согласилась Зи. — И получается защитный слой.

— А его почему не разъедает, этот слой?!

— А почему пепел не горит? Конечно, защитный слой должен быть плотный, чтобы туман не попал к основному металлу, но я подобрала такой состав сплава, чтобы плотный был. Сплав очень интенсивно реагирует с туманом, от этого нагревается, часть защитного слоя плавится и он становится плотным. Только он получался непрозрачным.

— А прозрачность-то зачем?!

— Для иллюминаторов.

Лиен почувствовал головокружение. Пробормотал:

— Генобрит. И давно он у тебя… есть?

— Н-не помню, — протянула Зи.

— Но почему ты до сих пор молчала?! — взорвался один из инженеров. — Давно бы уже приз взяли!

Зи два раза моргнула и спросила:

— Какой приз?

Все начали беспомощно переглядываться.

Лиен вздохнул и пробормотал:

— И зачем нам теперь вундервафля?

 

По мотивам этой миниатюры написан рассказ, вот ссылка:

Под облаками

Похожие статьи:

РассказыПод облаками

РассказыСекунда

РассказыТехподдержка

РассказыДжин

Рейтинг: +3 Голосов: 3 758 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий