1W

Эксперимент не состоится?

в выпуске 2013/05/14
2 мая 2013 -
article537.jpg

В три часа ночи его разбудил телефонный звонок.

— Мистер Шварц, это Маргарет. Скажите, это правда? Завтра все отменяется?

— Что вы, с чего это вдруг? — плохо соображая спросонья, фыркнул Шварц. — Завтра все по плану, начало в десять утра...

— Это точно? — в голосе его ассистентки явно слышалось недоверие. — А как же… То есть, я хочу сказать, не может так случиться, что нам велят отложить эксперимент?

— Мэгги, — бесконечно терпеливым тоном произнес ученый, — если нам до сих пор ничего не запретили и не потребовали отложить, значит, этого уже не произойдет. Откуда у вас вообще такие мысли?

— В интернете пишут, что завтра перед институтом пройдет пикет. Народ туда к восьми утра собирается.

— Вот и отлично, к десяти они уже устанут, проголодаются и разбегутся по домам, — буркнул Шварц. — Читали бы вы поменьше всякой ерунды, Мэгги! Кстати, против чего они вообще протестуют? Сами-то хоть понимают или им просто покричать и плакатами поразмахивать хочется?

— Они боятся, что биополе не удержится в уловителе и распространится на всю страну. Или даже вообще на всю Землю.

— Идиоты, — вздохнул Шварц. Вздохнул без малейшей злобы или огорчения, просто констатируя этот неприятный, но, к сожалению, неопровержимый факт. — Я три месяца потратил, чтобы объяснить, что эксперимент не опасен, я чуть ли не в каждом захудалом колледже речь толкал, что биополе не может ниоткуда вырваться, а если вырвется, то по мере его распространения напряженность поля будет падать! Я в каждой газете статьи публиковал, куча сайтов их потом к себе перепечатала! Тьфу!

— Сэр, — жалобно пискнула в трубке Маргарет, — но ведь про то, что в расчетах может быть ошибка, вы тоже говорили!

— Я говорил, что вероятность ошибки — один к миллиону! Мэг, вы профессор или школьница? Уж вы-то должны понимать, что это означает — ошибка практически невозможна!

— А теоретически? — голос ассистентки стал более спокойным и рассудительным, словно она и правда только сейчас вспомнила, что является профессором физиологии. — Если все-таки наше поле вырвется и не рассеется — это же будет означать, что все население Земли, в один миг лишится страха смерти! Вы представляете, какие у всего этого могут быть последствия?!

"Черт побери, мало я это с президентом и со своими коллегами обсуждал! — выругался про себя ученый. — Теперь и она туда же — единственный человек, который всегда мне доверял! Да еще и вздумала об этом говорить всего за несколько часов до эксперимента!"

— Послушайте, Маргарет, — вновь заговорил он спокойным голосом, стараясь унять свое раздражение. — То, о чем вы думаете, скорее всего, невозможно. Вы же сами много раз все перепроверяли...

— А вдруг это все-таки случится? Что мы тогда будем делать?!

Справиться с раздражением не удалось.

— А ничего особенного нам тогда делать не придется! — вспыхнул Шварц, вскакивая с кровати и начиная расхаживать туда-сюда по спальне. — Современные люди и так ничего не боятся! Героином травятся, дрянь всякую курят, на машинах гоняют так, что только разбегайся! Напридумывали целую кучу способов свернуть себе шею — одних экстремальных видов спорта уже полсотни, наверное, существует! Молодежь вообще чуть что не так — сразу жизнь кончена, пойду таблеток наглотаюсь или из окна выброшусь. Про азиатские страны я вообще молчу, не мне вам рассказывать, на что там люди способны!

— Сэр, не надо на меня кричать, — обиженно отозвался голос на другом конце провода. — Извините меня, но вы не совсем правы. Те, о ком вы говорите, на самом деле тоже боятся смерти — это же инстинкт! Просто они умеют этот страх перебороть. Весь экстрим на том и основан — они удовольствие получают от того, что смогли себя преодолеть.

— Вот и чудно. Тогда, если вдруг биополе распространится, они, может быть, перестанут устраивать все эти гонки, корриды и прыжки с парашютами. Удовольствия-то от риска уже не будет! Глядишь, дольше проживут.

— Сэр, я ведь серьезно с вами говорю, а вы все отшучиваетесь...

— Ладно, Мэгги, не сердитесь на меня. Четвертый час ночи, а нам завтра вставать рано! Если хотите, побеседуем на эту тему после эксперимента.

— Но, может быть, все-таки...

— До свидания. Увидимся завтра в десять, — разговор грозил затянуться до утра, и Шварц решительно выключил телефон. Как ребенок, честное слово, а ведь немолодая уже женщина! Что уж тогда об остальных сотрудниках говорить? Как бы они завтра, вместо того, чтобы работать, к пикетчикам не присоединились — тогда ведь и правда эксперимент может сорваться!

Ученый забрался в кровать и с головой накрылся одеялом. Глупые все-таки у него помощники. Не понимают, как важен завтрашний эксперимент. Важен не только для науки, хотя Нобелевку Шварцу за него наверняка присудят. Важен для всей их страны, самой великой и самой счастливой! Разумеется, он, Шварц, не даст биополю расползаться по всему земному шару — для этого все предусмотрено. А вот своих соотечественников он им обязательно обработает. Понятно, что не сразу всех, понятно, что начнут с добровольцев, а потом постепенно будут привлекать к этому делу все новые группы людей. Но в конце концов через это пройдет большинство жителей Америки, и тогда они станут по-настоящему бесстрашной нацией, и уже никто никогда не сможет им противостоять!

С этими приятными мыслями ученый заснул, и хотя будильник в этот раз пищал как-то особенно противно, утром он бодро вскочил с кровати и начал собираться на свою любимую работу. Было восемь часов, если верить Мэгги у входа в институт уже должны были шуметь протестующие. Пусть шумят, это все, что они могут! Наскоро позавтракав, Шварц вышел из дома и завел машину. До начала эксперимента оставалось совсем немного, и он, впервые за много лет с трудом удерживался, чтобы не превысить скорость.

И хорошо, что не превысил, потому что его машину неожиданно тряхнуло так, будто он въехал колесом в яму или столкнулся с другим автомобилем. Шварц испуганно завертел руль, выравнивая свой транспорт и одновременно заглядывая в зеркала заднего вида — никаких препятствий на дороге не было, других машин поблизости тоже не наблюдалось… В чем же дело?

Машину тряхнуло второй раз, еще сильнее, и ученый, не справляясь с управлением, вылетел на тротуар и врезался в стеклянную витрину какого-то супермаркета. Инстинктивно закрыл руками лицо, но в последний момент успел заметить, как здание, находящееся напротив этого магазина, внезапно сложилось карточным домиком и исчезло в клубах поднявшейся пыли. "А этот-то дом почему, я же не в него врезался?" — отстраненно подумал Шварц и тут только понял, что хотя автомобиль, в котором он ехал, больше не двигается, его по-прежнему продолжает трясти.

"Неужели землетрясение?!" — Шварц выскочил из машины и, забыв про свой солидный возраст и немаленький вес, бросился на середину улицы, подальше от готовых в любую минуту рухнуть домов. Вокруг стоял невообразимый грохот, который, однако, перекрикивали многочисленные человеческие голоса. Они звучали отовсюду — из-под развалин, из дальнего конца улицы и, кажется, даже откуда-то сверху. С трудом осознавая, что происходит, Шварц бросился к только что обрушившемуся на его глазах дому и начал осторожно перебираться через груду каменных плит. Где-то там, под ними, кричали особенно громко, но он не мог определить, где именно и как туда можно пролезть. Но неожиданно к развалинам подбежало несколько человек в форме спасателей, и один из них ринулся мимо ученого в темнеющую между обломками стены щель.

— Помогайте! — крикнул он Шварцу на бегу, и тот, сделав выдох, с трудом протиснулся в щель вслед за ним. Там, среди каменной пыли и разломанной мебели, лежало несколько человек. Полуголая женщина, придавленная куском стены, слабо шевелилась, но уже не кричала и даже не стонала. Спасатель подскочил к ней, Шварц, надеясь хоть чем-то помочь, метнулся за ним, но в следующий момент пол под его ногами снова заходил ходуном, и неимоверная тяжесть обрушилась ему на спину, сбив знаменитого ученого с ног и пригвоздив его к земле.

"А ведь эксперимент теперь действительно не состоится!" — с отчаянием подумал Шварц, в последний раз пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха.

 

Будильник над ухом пищал как-то особенно противно. Шварц стянул с головы одеяло и с трудом перевел дух. Приснится же такой ужас — землетрясение в его родном штате! Да еще в день эксперимента, к которому он готовился столько лет! У ученого даже мелькнула мысль, не является ли этот сон дурным предзнаменованием, но он тут же ее отбросил. Глупости это все, суеверия, просто Мэгги его вчера расстроила своей недоверчивостью!

Усевшись за руль, Шварц все же постарался ехать особенно аккуратно, словно боясь, как бы все, что ему приснилось, не произошло наяву. Однако то место, где он во сне потерял управление автомобилем, ученый проехал без всяких проблем. Бросив быстрый взгляд на нисколько не пострадавший супермаркет, а потом на не менее целый жилой дом напротив, он почувствовал себя значительно лучше и прибавил газу.

Однако когда Шварц свернул на следующую улицу, ему стало ясно, что все-таки в мире что-то пошло не так. Улица была перегорожена полицейскими, и его автомобиль тоже моментально остановили.

— В чем дело? — высунулся ученый в окно, протягивая стражу порядка документы.

— Сэр, немедленно уезжайте, — Шварцу показалось, что в голосе полицейского звучал страх.

— Куда? — не понял ученый. — Я на работу еду, это в той стороне.

— Это невозможно. Вам следует вернуться домой.

— Хорошо, но скажите, хотя бы, что случилось?

— Извините, сэр, я и сам не знаю, но у нас приказ не пропускать в ту сторону транспорт, — полицейский вдруг наклонился к машине и заговорил совсем тихо. — По телевизору передавали, что на нас идет цунами, и нельзя допускать панику. Но, наверное, это все слухи...

— Да нет, не похоже, — пробормотал Шварц, заворожено глядя полицейскому за спину. Там, над домами, в небо медленно поднималась гигантская волна, какие он пару раз видел по телевизору. Она все росла и росла, и Шварцу уже стало казаться, что это будет длиться бесконечно и что она никогда не обрушится вниз, но в конце концов гребень волны начал загибаться, и тогда ученый, поспешно распахнув вторую переднюю дверь, бросился заводить автомобиль.

— В машину! — крикнул он полицейскому, который тоже все это время, не отрываясь, смотрел на волну и что-то шептал, едва заметно шевеля губами. Повторять дважды ему не пришлось — молодой человек обежал вокруг машины, вскочил на переднее сиденье, и машина, рванулась с места, с воем набирая сумасшедшую скорость. Этот вой, впрочем, не мог заглушить поднявшихся вокруг криков и грохота снесенных огромной океанской волной зданий.

Они успели проехать несколько улиц, когда бурлящий потом, наконец, нагнал убегающий от него автомобиль, закрутил его в мощнейшем водовороте и швырнул на дно, еще недавно бывшее тротуаром.

"Ну почему именно сейчас?! — думал Шварц, не слушая крика сидящего рядом полицейского и остановившимися глазами наблюдая, как салон машины медленно наполняется водой. — Хоть бы на один день позже, чтобы я смог эксперимент завершить!"

 

И опять он проснулся от писка будильника и едва удержался, чтобы не разбить этот дурацкий прибор. Несколько минут неподвижно сидел на кровати, вспоминая подробности только что увиденного кошмара. Давно ему ничего подобного не снилось! Как, интересно, он будет сегодня экспериментом руководить в таком состоянии? Шварц поплелся на кухню, завтракать, потом так же медленно потащился в ванную, и уже выходя из дома, понял, что ему совершенно не хочется никуда ехать. Он даже засомневался — не позвонить ли ему в институт и не отложить ли все на пару дней под тем предлогом, что он заболел? В конце концов, это почти правда, чувствует он себя отвратительно! Однако времени до начала эксперимента оставалось совсем мало, и Шварц сообразил, что все сотрудники, наверное, уже приехали на работу и ждут одного его. "Нечего симулировать! — пристыдил он себя. — Ты же так этого ждал! Вот закончишь с экспериментом, получишь свое биополе и можешь болеть сколько угодно!"

Поездка от дома до института прошла вполне спокойно, если не считать того, что Шварц вздрагивал при малейшем толчке, а от каждого встреченного на пути полицейского ждал приказа "разворачиваться и не паниковать". Но ничего страшного с ним так и не случилось, пока он не подъехал к главному входу в институт и не обнаружил перед ним плотную толпу шумных молодых людей. К самому входу их, правда, не пускали все те же полицейские.

— Все еще митингуют? — удивился Шварц, припарковывая машину в стороне от входа и направляясь к толпе. — И как им не лень, честное слово!

Молодежь продолжала что-то неразборчиво вопить в громкоговоритель и размахивать плакатами, на которых были нарисованы какие-то жуткие рожи, очевидно, изображавшие лишенных страха людей. Шварц не слишком уверенно подошел к ним вплотную, готовый к тому, что сейчас кто-нибудь из протестующих его узнает и устроит скандал. К счастью, раньше крикунов его узнала охраняющая вход полиция.

— Мистер Шварц, прошу вас, проходите! — сразу двое стражей порядка бросились к видному ученому, оттесняя митингующих, и повели его в здание института. В толпе тут же поднялся крик — каким-то образом все мгновенно узнали о прибытии главного виновника митинга и теперь стремились, пока он не ушел, высказать ему все, что они думают о его "бесчеловечных делах".

Но сделать это протестующим не удалось. Еще вылезая из автомобиля, Шварц почувствовал, что понимается довольно сильный ветер, а к тому времени, когда он почти дошел до дверей института, воздушная стихия разыгралась не на шутку. Обернувшись на чей-то особенно пронзительный крик, ученый с изумлением увидел, как ветер вырвал у митингующих из рук несколько плакатов, а затем поднял над землей еще одно большое разрисованное полотно вместе с двумя повисшими на нем девушками. А еще через секунду вся толпа, вместе с полицейскими и просто случайно проходившими мимо людьми, кинулась к дверям института в надежде найти спасение от урагана, становившегося все сильнее и сильнее. Прежде, чем Шварца сбили с ног, он успел заметить, что рядом с институтом валятся толстые деревья, а где-то вдалеке по воздуху летят машины и газетные киоски.

Он попытался встать и ухватиться за что-нибудь, и ему это почти удалось, когда очередной порыв ветра снова повалил его на землю и потащил куда-то в сторону. Рядом с ним точно также волочило по земле молодую женщину в размалеванной все теми же перекошенными рожицами футболке. Она, не переставая, кричала, а когда ее начало поднимать в воздух, внезапно замолкла — должно быть, сорвала голос. Шварц схватил ее за ногу, стараясь удержать на земле, но мощный вихрь поднял в воздух их обоих.

"Дома надо было оставаться! — проклинал себя Шварц, видя, что их с девушкой несет прямо на стену одного из институтских корпусов. — Если бы не эксперимент, ни за что бы сегодня на работу не поехал!"

 

Еще не проснувшись окончательно, он схватил с тумбочки пищащий будильник и с наслаждением швырнул его об пол. Потом открыл глаза, выбрался из-под одеяла и начал методично одеваться, стараясь не думать ни о кошмарных снах, ни о предстоящем эксперименте. "Я не сдамся, — повторял он про себя, спускаясь на улицу, заводя машину и подъезжая к институту. — Никакие сны мне не помешают! Я все равно проведу этот чертов эксперимент и избавлю свой народ от страха!"

Перед институтом шел митинг, но Шварц, припарковавшись, двинулся прямо на толпу с таким каменным лицом, что даже самые ярые "защитники человечества от сумасшедших ученых" не рискнули его остановить. А потом и полиция подоспела на помощь, так что до своего рабочего места Шварц добрался без всяких проблем.

— Ну что, все в сборе? — спросил он у Маргарет и только тогда заметил, что его ассистентка выглядит очень бледной и испуганной, да и другие сотрудники тоже. Причем демонстрация на входе вряд ли могла их так напугать, ведь они знали о ней заранее. Нет, похоже, дело было в чем-то другом...

— Сэр, — дрожащим голосом произнесла Маргарет, — нам только что звонили из министерства. Эксперимент откладывается. Нам нужно срочно заняться другой проблемой — уже в нескольких больницах обнаружен какой-то новый вирус. То есть врачи думают, что это вирус, но точно пока не уверены. Люди умирают буквально за несколько часов и, похоже, передается инфекция по воздуху...

— Ясно, — коротко ответил Шварц, неожиданно почувствовав себя совсем старым. — Я все понял. Сдаюсь.

 

… и снова проснулся в своей постели, в пятый и последний раз за это утро. Выключил пищащий будильник, потянулся и, кусая губы, взял в руки телефонную трубку.

— Годы работы скунсу под хвост! — бормотал он, набирая номер. — Столько расчетов, столько опытов! Алло, это вы Маргарет? Да, это я. Послушайте меня, это очень важно. Эксперимент отменяется. Нет, не откладывается, а отменяется совсем. Под мою личную ответственность. Да, в расчетах действительно была ошибка, и сегодня ночью я ее нашел.

"Незачем человечеству расставаться со страхом, — добавил он про себя. — Кажется, это и правда будет хуже любой глобальной катастрофы..."

 

СПб, 2006

Похожие статьи:

РассказыНулевой меридиан

РассказыЧерный свет софитов-7

РассказыВердикт

РассказыИдеальное оружие

РассказыБелочка в моей голове

Рейтинг: +4 Голосов: 4 715 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий