1W

Земля Мебиуса

в выпуске 2015/03/02
21 мая 2013 -
article594.jpg

                              

Покалывает в душе. Это я всегда чувствую, когда покалывает в душе, эту боль ни с чем не спутаешь. Врач клятвенно заверил, что через три года пройдет.

Черта с два.

Врач сам никогда никого не терял, раз так говорит.

— М-можно?

В дверную щелку вползает студент, так и хочется прихлопнуть его, как таракана.

— Нужно. На пересдачу?

— Ну…

— Па-адходим, не стесняемся, билет берем, выбираем, не торопимся, все билеты хороши.

Студент тянет билет, кажется, вот-вот хлопнется в обморок.

— Читайте, что написано. Читать-то умеете?

— Ага.

— Ой, какой мальчик умненький.

— Форма… земного шара.

— Ой, какой билет хороший. Прям самый лучший.

Студент молчит. Скалит зубы. Дубина стоеросовая, которого папочка зачем-то запихнул в университет.

— Ну что, мил человек… тут, наверное, издалека начинать надо?

— Ага, — бормочет студент, видно, пытается понять, что значит издалека.

— Итак, до какого века люди не знали, какой формы у нас Земля?

Студент напряженно соображает, что такое век.

— До двадцать первого, — отвечаю сам, — А потом что?

— Ну… а потом узнали.

— И как же они это сделали?

Парень зависает, так и хочется поискать, где у него контрл-альт-делит.

— А потом самолет один… большой такой, с крылышками… на самолете-то летали?

— Ага.

— Во-от, как хорошо… вот полетел самолет из Лондона в Париж прямо по курсу. Где у нас Париж-то находится?

Парень выжимает из себя улыбку.

— Правильно, на своем обычном месте, никуда не делся. И вот полетел наш самолет из Лондона в Париж, а приземлился где? Правильно, в Новой Зеландии. И это за какую-то пару часов… Вот тут люди и спохватились, что Земля-то у них не круглая, как они все века думали… Тут другое что-то…

Другое… Хочется хлопнуть этого студента, как муху. И всех иже с ним. Сегодня три года, как мы с ней расстались. Я не хотел об этом вспоминать. Само вспомнилось.

Оно меня не спросит, хочет оно вспомниться, или нет. Самое дрянное, я только помню, что мы расстались, ее саму уже не помню. Вот поставь меня сейчас перед экзаменом, а ну, скажи, друг сердечный, какой у нее голос был, какие глаза, как ходила, как говорила… Завалю экзамен с треском, и пересдача меня не спасет.

— Вот собрались физики, географы, топологи… в Интернете собрались… Что такое Интернет-то знаете? А-а, у нас же теперь Экстернет есть, на хрена нам И-неты какие-то… тоже верно. Ну вот и додумались, что Земля-то наша не круглая, а какая?

— Ну это… — студент рисует в воздухе какую-то кривулю, понимающе киваю.

— Вот-вот. В форме ленты Мебиуса. Только не трехмерной, а четырехмерной. А там и на обратную сторону хаживать начали. Исследовать. Какие там материки, какие там земли… человеком не тронутые.

Студент кивает.

— Верно, верно профессор говорит, да? Пятерку ему за экзамен, да?

— Ага.

— Вот-вот.

Не могу собраться с мыслями. Она не дает. Она не уходит из памяти. Как она говорила, ты только мой, мой, я тебя никому не отдам…

Чувствую, что начинаю вспоминать ее голос. Смутно, но вспоминаю. И глаза. Рыжие, крапчатые, будто присыпанные звездной пылью. Еще бы не сидел передо мной этот дубинушка, совсем хорошо бы было.

— Ну вот… Географию той стороны я вас спрашивать не буду, а то у вас сейчас короткое замыкание в голове случится. А вы мне скажите, кто туда уплывал… на ту сторону?

— Люди.

— Ой, как хорошо. Правильно, сто очков в вашу пользу, переходим в следующий тур. А какие люди?

— М-м-м-м…

— Правильно, мошенники всякие. У кого совесть нечиста. Кому с его махинациями среди людей ходить было уже небезопасно. Вот так, большие люди с большими деньгами работяг нанимали, чтобы те им виллы строили, и туда.

— Ага.

— Вот видите, как вы хорошо все знаете. А на экзамене чего-то растерялись. Ну ничего, застеснялись, наверное, знаний своих глубоких. Бывает. Вот так получилась, значит, земля обетованная…

— А вы там были?

— А?

— А вы были там?

— А-а… да где мне. Все недосуг…

Вспоминаю. Как она звала меня туда. Как писала, забрасывала письмами, я тебя оттуда заберу, навсегда-навсегда-навсегда, будешь в моем доме жить, высылала какие-то фотографии белокаменного замка на берегу моря… Я отписывался, спасибо-спасибо, как-нибудь… обязательно…

— Декларацию независимости от нас они в каком году подписали?

Парень давится собственной улыбкой. Хочу ответить сам, вспоминаю, что сам не помню года. Ладно, проехали.

Как он некстати… не до него мне. И вообще ни до кого и ни до чего. лезет в голову какая-то мутотень, как увидел ее в первый раз на какой-то страничке в какой-то Сети, не глядя добавил в друзья, как многих и многих. Как только через год предложил встретиться, в ответ получил какую-то неразбериху из смайликов, еще через полгода мимоходом-мимолетом узнал, что она с той стороны.

Ты только мой…

И не верилось, и черта с два, у нее этих только моих там как звезд на небе и еще чуть-чуть.

— Ну хорошо, мил человек, вы мне расскажите, а как она там выглядела, земля эта?

— А не знаю… я там не был.

Довольно киваю. Первый вразумительный ответ за все время.

— А я вам расскажу, так уж и быть. Хоть я там тоже не был. Так вот, мил человек, на земле этой, якобы обетованной, ничегошеньки не было, ничего не росло, земличка голая, и все. Все от нас привозили… райские сады себе разводили, молочные реки, кисельные берега, цветочки аленькие…

Говорю, думаю о своем, как она писала мне, приезжай-приезжай, у меня в саду орхидеи цветут, запах как в раю, я отбрехивался, да-да, вот докторскую долеплю, приеду… Узнавал, сколько стоит билет дотуда, спасибо, до свидания, выключал телефон. Прикидывал, сколько веков мне работать, прежде чем скоплю на билет туда…

— Ну вот, мил человек… а вы мне скажите, нефть у них там была?

— Н-нет.

— Пятерочка вам с плюсом… Верно все, не было. Нет-нет, вы с зачеткой-то не торопитесь, мы не кончили еще. А вы мне теперь скажите, Атлантиду в каком году нашли?

Мил человек смотрит на меня, вижу, он даже не знает, что Атлантиду находили. И что ее теряли. И что она вообще существует, какая-то там Атлантида.

Вспоминаю год сам. Не вспоминается. Помню только, что первый узнал про Атлантиду, первый на своей стороне Земли, когда еще не той стороне Земли не всем было известно, а она уже писала мне, ты бы это видел, тут как в фильме каком-то фантастическом, руины куполов, машины какие-то, они, похоже, летают… летали…

И снова – бросай все, приезжай, приезжай, приезжай…

Я и сам хотел бросить все, и приехать, приехать, приехать. Что-то держало, что-то не отпускало, как всегда какие-то мелочи, добить учебный год, добивать в дурьи студенческие бошки знания, которые им не нужны, долепить докторскую, доцапаться с деканом, довыплатить кредит, до… до… до… А там можно и… и… и…

…а я летала на крылатой машине. Сама. У нас их в массовое производство запустили, полумесяц такой прозрачный, внутри сидишь, им управляешь…

…штука такая, шарик такой как будто с глазком, глазок на камень направишь, шарик сожмешь, камень в пепел рассыпается.

…наши ученые говорят, там вообще можно с пространством-временем что-то делать… Ну, я в этом не понимаю ничего… :)

Наши ученые… ну да, у них были свои ученые, которых они перекупали здесь, только что не на невольничьих рынках. Потому она и звала меня туда, ну я тогда так думал, забрасывала письмами, прилетай-прилетай-прилетай…

Я не прилетал – не прилетал – не прилетал. Пусть она там дальше сидит в своих хоромах со своим богатеньким мужем, сколько у нее таких, как я, с которыми она видится тайно, под покровом ночи, мужу говорит, что была у подруг или в клубе в каком…

— Профессор?

— А?

Прихожу в себя. Да нет, не спал. Да так, замечтался. Бывает. О чем мы, то бишь… ах да. Великое противостояние.

— Что такое великое противостояние, знаете?

Парень оторопело смотрит на меня. Где ему…

— Ну вот, значит, решили сильные мира сего земличку нашу к рукам прибрать… нашу половину землички, да?

— Ага.

— Во-от… чтобы не покупать у нас тут бензин втридорога, а…

— Втридешева.

— Точно, мил человек. Вот, все-то вы знаете. Только сказать стесняетесь. И вот нам ультиматум, в двадцать четыре часа обеспечить беспрепятственное поступление топлива по ту сторону…

В голове грохочет и переливается голос декана:

…ну что, господа, оружие-то  у них посильнее нашего будет, они ж нас в два счета сделают…

— Сделают.

— Ты ненароком не в курсе, как у них там орудия атлантические сделаны?

Я в курсе. Я был в курсе. И ответил:

— Нет.

— Ну, ты подумай, подумай… а то они наше пространство в трубочку свернут. И на кусочки порежут.

 Я думал, думал. Знал, что ничего не придумаю. Потому что знаю, из чего делают оружие атлантов. Потому что не скажу. Потому что там она…

Бросай все, приезжай, денег я тебе вышлю…

Да нет, спасибо, я уж тут…

Не будет завтра никакого тут.

Вот так… как ножом по сердцу. Завтра.

Парень, ты бы хоть жвачку изо рта выволок, и наушники из ушей, да что с тобой говорить, не понимаешь ты, не понимаешь, как это знать, что завтра твоего мира уже не будет, и ничего не будет, и нужно думать про оружие, и придумать, и нельзя думать и придумать, потому что там, там, по ту сторону – она.

Там…

Бросай все, приезжай…

Ладно, хорош, хорош, напускаем на себя умный вид, делаем вид, что принимаем экзамен. Хотя бы делаем вид.

— Ну вот, значит, друг на друга уже по всем статьям нацелились, мир на грани войны… Что у нас дальше-то было?

— В-война?

Хватаюсь за сердце, делаю вид, что вот-вот упаду с кресла.

— Ой ли?

— Не… не было войны.

— Верно, батенька. На твердую четверку вы уже натянули, давайте еще пару вопросиков…

— А мне больше не надо.

— Да как это не надо, уж такой парень умнющий да без пятерки у меня не уйдет. Не было войны. А почему?

Парень давится нервным смешком. Видно, уже думает, как свалить от меня побыстрее в какой-нибудь клуб или куда он там валит…

— По кочану, да? Да по капусте. А войны не было, потому что миры наши разошлись. То ли лента Мебиуса пополам распалась, то ли мир наш перестал быть лентой Мебиуса. Да?

— Ага.

Ага… так бы и наподдал ему хорошенько. Вспоминаю, ее последние письма, как я стоял на пульте, ждал воздушной атаки оттуда, телефон трясся от бесконечных сообщений, приезжай, приезжай, приезжай, жду тебя, не могу без тебя, обещала мне светлый терем с балконом на море…

И последнее сообщение, уже перед самым часом икс, еду к тебе.

И все.

Обрыв связи.

Нет контакта.

Интернет Эксплорер не может отразить эту страницу.

Помню, как ждали нападения откуда-то из ниоткуда, как вдоль и поперек обшаривали земной шар, искали путь на ту сторону, не находили, как где-то месяца через полтора в Википедии переправили статью о Земле, написали, что Земля имеет-таки форму шара.

Этому что здесь надо…

Ах да…

— Давайте зачетку.

Нажимаю пароль, ставлю отлично. Расцвел парень, как майская роза. Интересно, что папочка ему за это купит…

— Чш, чш, куд-да побежали, мил человек?

— А… чего?

— Как чего, а папочка ваш мне ничего не передавал? Конвертика никакого?

— А-а… ага.

Получаю конвертик. Разрываю здесь и сейчас, буквально напарываюсь взглядом на пароль. Ага, все не так просто…

ВВЕДИТЕ ПАРОЛЬ

Ввожу. Жду. Черт возьми, он обещал.

Черт возьми, он же говорил, что знает что-то…

…как попасть на ту сторону…

 

                                                 2013 г.

Рейтинг: +4 Голосов: 4 855 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Казиник Сергей # 21 мая 2013 в 22:12 +2
У меня в одном из рассказов было поле Мебиуса)))))
0 # 22 мая 2013 в 14:33 +2
Где же можно прочитать этот рассказ?
Казиник Сергей # 23 мая 2013 в 01:25 +2
Прочитать? В Фандаго. Он у меня там в конкурсе игрался.))))
А послушать тут можно:
http://kazinik.podfm.ru/fantastica/31/
Павел Пименов # 28 февраля 2015 в 21:10 +3
Это как бы и прелюдия, и заключение "по ту сторону Мёбиуса"
Рад, что всё хорошо стало. :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев