fantascop

Артишок-1.

в выпуске 2017/04/20
12 марта 2017 - Андрей Рябоконь
article10600.jpg

Социальная фантастика

*****************************  

 

 Артишоки среди звёзд  

 

***************************** 

 

 

Артишоки снова пищат,

или
На планете пищавших артишоков

 

(из цикла «Космические рассказы»)


"Алекс Леннокс    *    Alex Lennox"

(«перевод С английского»  –  Р.А.)

 

в качестве Предлога и Повода, Эпиграфа и Настроения:

"...миловидная Клава в широких джинсах и расшитой большими цветами

куртке навыпуск смущённо зарделась, когда Стендаль похвалил пищу -

телятину в кляре, АРТИШОКИ, малиновый мусс, протёртый луковый суп и

другие неприхотливые достижения домашней кулинарии..."

...(К.Булычёв, "Сильнее зубра и слона") 

 

 

…Хотите грустную испанскую притчу? Извольте.
Молодая женщина, зайдя к своему соседу, глубокому старику, берёт в руки…
Что вы подумали? Берёт с каминной полки фотографию в рамке, где старику всего 18-20 лет.
«Кто этот красивый юноша?» - восклицает она.
«Один мой знакомый. Он умер», - уводя взгляд в сторону, отвечает старик.
Она слишком дорога ему, чтобы сказать правду… Трепетное отношение к ближнему твоему исключает… многое исключает.
И, быть может, человек лишается почти всего.
Но не может иначе.

То, что приключилось на далёкой планете, затерянной в ледяных просторах космоса – имеет смысл, строго противоположно направленный. Или, если хотите, противоположную мораль. Как вам угодно.  

 

 

Инопланетная флора всегда манила к себе, притягивала своими формами. Тем более, когда пышные, неземные формы великой флоры плавно перетекали в иные - фаунистические.
Заранее пролистав прежние отчёты о флоре и фауне, я понял, что малоисследованная природа недавно открытой планетки, ожидающей нашу вахту, весьма любопытна. Грань между флорой и фауной – зыбка и призрачна. Чего стоят одни только пищащие «плоды», вырастающие на двухметровых зелёных стеблях, «плоды», которые отпочковываются при созревании, а затем, извиваясь округлым телом сытого червя, зарываются в красноватую почву для спаривания и укоренения?!  
Более типичная фауна, «по ту сторону» зыбкой грани, выглядела намного приятнее. По крайней мере, на плёнках. Видеозаписи при подготовке к столь длительной экспедиции просматривались многократно.
Мохнатые метровые «шмели», напоминавшие полосатых чау-чау с тонким тёмно-синим языком, тяжело летали над инопланетными лугами, зависая возле ярких цветов. «Шмели», быстро взмахивая всеми шестью прозрачными перепончатыми крылышками, являвшимися выростами спинных сегментов, пили нектар из цветов или сок, сочившийся из пазух листовых побегов. Причём листья сжимались, напоминая земную мимозу, явно опасаясь испытать стресс или повреждения, когда «шмели» теряли равновесие и заваливались на бок.  


Впрочем, судя по записям, «летающие собаки» – слово «шмели» всем больше нравилось, и впоследствии закрепилось за этими представителями фауны) редко падали на землю. Возможно, их там поджидали «змеи».
Сами «змеи», на мой взгляд, были почти безобидны. Впрочем, скоро мы узнали больше и о тех, и о других.
Гигантские «осы» лакомились пищавшими и дёргающимися «червяками», хватая их на лету. Ловко поворачивая голову, «осы» мимоходом надкусывали сбоку черешок, который, подобно пуповине, взращивал червячка-плодик. А всеми четырьмя лапами тут же срывали очередной обречённый, часто недозрелый, плод.
Флегматичные «стрекозы» размером с человека – если учитывать размах крыльев в полёте – являлись, видимо, вершиной местной трофической пирамиды, самыми крупными хищниками.
Много раз на плёнках было зафиксировано, как «стрекозы», спокойно зависая высоко над зарослями, внезапно с умопомрачительной скоростью пикировали вниз, издавая звук, подобный тому, что вызывали, разрывая воздух, пикирующие бомбардировщики – конечно, с поправкой на размеры. Жутковато и восхитительно. Движения очаровательных хищниц напоминали грацией и непредсказуемостью разве что кошачьи.
Выхватывая ползущую по красноватому субстрату толстую «змею», или поймав зазевавшуюся «осу», гигантские «стрекозы» исчезали из зоны действия камеры, взмывали в лазурное или кроваво-красное небо – в зависимости от того, каков набор небесных светил составлялся на небосклоне.
Но было множество и других дел, связанных с подготовкой экспедиции – помимо просмотра плёнок.
И вот тут начались проблемы.  

 

Из восьми человек, требовавшихся согласно утверждённому плану на вахту по контракту в самый глухой кут Галактики, с трудом удалось наскрести семь. А сроки, мягко говоря, поджимали.
Завтра утром – вылет.
Брать людей негде. Все возможности испробованы. Конечно, я на грани нервного срыва. Это ведь не база где-то под боком, на Луне или Венере. Тем более, империя оплату назначает нашему брату, мягко говоря, весьма среднюю.
А кто захочет за гроши лететь к чёрту на кулички, да ещё не просто отсиживать задницу на дежурствах, а пахать?.. Вкалывать, в самом прямом смысле этого слова. Молодёжь не уговорить, у них ответ готов – дураков нет. У них, мол, перспективы. Роста. Карьера, знаете ли. Как же, до рейхсканцлера дослужатся... Держи карман шире.
Впрочем, не всем же во власть рваться – многие мечтают до командира межгалактического крейсера дорасти. А в действующей армии, или в геологоразведке – это как жизнь сложится. Инспекторами многие хотят. Да чтоб с широкими полномочиями.
Поскольку молодёжь «бастовала», пришлось сформировать команду из пенсионеров. Антонио Челлини, седой неповоротливый толстяк с хитрой улыбочкой. Ральф Кранц, чистокровный ариец из рабочих, абсолютно без чувства юмора. Александра Ломакина, крепкая пожилая женщина с умеренным чувством юмора. Кузьмич – уникальная личность, острый на язык, плюс мастер на все руки, без него нам пришлось бы совсем туго. Магдалина Иуди – ну и фамилия, к ней тридцать сребреников сами собой напрашиваются – вертлявая старушонка (с итальянской отметкой в паспорте – говорили, в её предках был сам Муссолини) с воровато бегающими глазками и явно извращённым чувством. И не только юмора, как позже оказалось. Ну, и другие фрау и херры... По ходу дела, если потребуется, углубим знакомство.
Все – пенсионеры. Кроме одного. То есть меня. Отправляемого в длительную командировку в качестве руководителя «пенсионной команды». Официально – в качестве заведующего интродукционно-производственным отделом Галактического Научного Центра Лекарственных Средств. Сокращённо – ГНЦЛС. Надо сказать, элитного научного учреждения империи.
Семь человек со скрипом набрали. Именно, со скрипом. Все скрипели. Шучу, шучу. Но радости особой, действительно, не изображали. Люди многоопытные, на жизнь трезво смотрят – когда не пьют.  


Итак, семеро – есть. «Семеро смелых». Завтра – в путь, а что делать с восьмым, где брать?  


Высокое начальство предложило – спасибо Сергею Ивановичу, заместителю Генерального директора, вовек не забуду – начальство по секрету предложило мне оформить на работу деда, мужа вертлявой Магдалины. И дед, и бабка работали раньше на Венере, кажется. Такая, знаете, прямо Венерическая… Венерианская семейка. Видел я того деда – можно индейскую кличку давать – Хитрый Глаз. Медкомиссию он не прошёл бы, поскольку и ходит еле-еле, на ладан дышит, а старушенция, вылитая Шапокляк, вроде бы изъявила желание работать за двоих. То есть, двойную норму выполнять.  


Зря я на эту удочку клюнул. Но это уже потом стало ясно.  


И, главное, ведь что-то чувствовал, смутно. Стараясь задавить внутри кислый привкус дискомфорта.
Всё же стараешься видеть лучшее в людях. Замечать, так сказать, прежде всего положительные моменты.
Иначе ведь, согласитесь, совсем тоскливо жить в пределах любой звёздной системы – и в пределах, и за пределами. Но даже при взгляде на её внешность – внешность бабульки, имею в виду – ощущение дискомфорта усиливалось. Лобастая такая, но лоб, хоть и выпуклый, но низкий. Как у павианихи (длинный любопытный нос усугублял сходство) или неандертальца. И вообще, головешка малюсенькая – учитывая даже её мелкий рост и ненормально повышенную вертлявость.
При первом знакомстве, когда я проводил собеседование, то высказал лёгкое сомнение – мол, сможет ли она «тянуть лямку», образно говоря? На что старушенция, хитро бегая глазками, заявила, «цицирую» почти дословно: «годы это не беда, я душою молода!..»
Читал я в одной старой сказке – своих детей убаюкивая вечерами, давно это было, дети выросли – так вот, листая потрёпанный сборник земных сказок, прочёл как-то: душа, оказывается, если по сказке, цвет имеет. У одних более тёмный, у других более светлый. Синий, розовый или багрово-красный, зелёный, оранжевый или золотистый. У некоторых одарённых личностей, гениев, душа как правило светлая и всеми красками радуги искрится, подобно радуге. Рядом с таким человеком испытываешь ощущение счастья.
У других душа тёмная, почти чёрная.
И, что характерно, если такой человек возле светлого рядом появляется, его чёрная душа – субстанция вполне материальная, но эфирная, прозрачнее воздуха, за пределы физического тела выходящая – светлую словно перекрывает. Будто внутрь забирается, чтобы там, где светло, потоптаться и всё изгадить. Причём, тёмная личность, от такого акта в процессе общения с носителем светлой души, испытывает прямо-таки экстаз, извращённое наслаждение!
А вы говорите, энергетический вампиризм!.. Согласитесь, в старой сказке покруче будет.
У этой лобастой Магдалины с интеллектом неандертальца, похоже, душа была не просто чёрная, а прямо-таки антрацитовая!
Одна моя знакомая, неистовая – или истая, как правильно сказать? – собачница, сказала на днях, имея в виду свою злобную собачонку редкой породы, так и норовившую грызнуть исподтишка за пятку или за икры: она не просто сука, она – РЕДКАЯ сука!.. С ударением на всём слове «редкая». С таким, знаете ли, страстным нажимом.
Полностью согласен - определение достаточно исчерпывающее. Попадаются изредка такие редкие суки. Лучше бы они попадались ещё реже.

Но вернёмся к нашим баранам. К паршивой овце, я хотел сказать. И ко всему злосчастному полёту в захолустные уголки Галактической империи.  


Собственно, сам полёт, как принято говорить, прошёл нормально.  


Нырнув по графику в гиперпространство, погружённые предварительно в безопасное для нашей органической субстанции состояние, мы вынырнули в указанном дальнем секторе – те звёзды из Солнечной системы даже в сильный микроскоп рассмотреть почти невозможно. Ориентировочно – скажу. Смотрите в самую серёдку Млечного Пути – планетка наша где-то там. За подробностями – к навигаторам. Биологи в астрономии плохо разбираются. Боюсь наврать в терминах.
В общем, доставили нас на орбиту. Перелетели на планетку в челноке, все девять человек (восемь пенсионеров-контрактников и ваш покорный слуга, их начальник, стало быть) вместе с грузом. Помещения там были заготовлены, уже эксплуатировались пару лет назад. Правда, пылища невероятная. Почти сутки вычищали, вылизывали, порядок наводили.
Антонио с Василь Кузьмичём щели в пластиковом куполе залатали. Снаружи состав атмосферы хоть и близкий к нашей, но – не наш. И без скафандра выход за пределы купола, по инструкции, запрещён. Другое дело, когда часто мотаешься за «артишоками», эти постоянные переодевания раздражают и мои пенсионеры частенько инструкцию «забывали».
Работа у нас в четыре смены, без перерывов, по два человека в смене; я больше в лаборатории, спецконтроль за качеством колючек, поэтому «девятый» - почти в круглосуточном режиме.
Восемь контрактников, девятый – начальник, всё правильно. Согласно штатному расписанию, утверждённому в имперской канцелярии. А, значит, ни малейшего нарушения быть не должно. Заполнение «трудовыми резервами» - стопроцентное. Иначе – репрессии.
Конечно, изматывает подобный ритм. Недосыпания, переживания – за качество работы. Но если можно передоверить, если смена вполне надёжная – то, бывает, и высыпался.  

 

Через неделю всё более-менее наладилось, нервотрёпка организационная улеглась, даже технологию усовершенствовали – пару рационализаторских предложений внедрил в производство.
Сам предложил, сам и утвердил. Предварительно рацпредложения своими же руками испробовав. Сбор колючего пищащего продукта, в первую очередь. Зараза, как противно они пищат, пока их со «стеблей» секатором срезаешь…
Одним словом, трудовой процесс облегчён, люди довольны. Опять же, авторитет руководителя возрос. Согласитесь, одно дело подчиняться начальнику, да ещё биологу, да ещё бывшему военному биологу – да и ещё самому молодому среди всех присутствующих – подчиняться по инструкции… и совсем другое дело, из уважения вполне искреннего, так сказать, по зову сердца.
Есть разница? Вот то-то и оно.
Появилась возможность без спешки следить за всей технологической цепочкой, брак свели к нулю. А что это значит? А это значит – экономия сил, здоровая моральная обстановка в коллективе. Если что делается без напряжения, спокойно, без ежеминутного «преодоления себя», без душевного надрыва – то и для дела полезнее, и для самих людей.
Хотя старушенция та, Магдалина-Шапокляк (между собой уже Шапоклячкой стали называть, ну и характерец, ну и рожа…) потом на всех перекрёстках визжала, что она за дело душой болеет. И этим своим бесчестным визгом всех нас задела.
Антонио ей внятно и разумно ответил, что раз она одна такая… душою больная, то… В общем, послал её. Далеко. К душевнобольным. И ещё кое-куда. Ведьма к тому времени всем уже до чёртиков надоела. Пятно, ёлки-палки – на здоровом теле коллектива... А что поделать? Как говорится в одной древнеславянской пословице – в большой семье не без урода. Читал раньше труды историков – так оказывается, в те далёкие времена, ещё до третье мировой, семьи были большими, два-три (а то и четыре!.. Фантастика!..) полноценных ребёнка у родительской пары! Наверное, это сказки. Сейчас славян мало осталось, традиция передачи устного фольклора истощилась, предания старины, если и доходят до нас, далёких потомков славного древнеславянского этноса, то в сильно усечённой, видоизменённой форме.
Прошу прощения, отвлёкся. Вернёмся к работе.
Нарушение технологии – дело опасное. Если кто «настучит» - хана. Даже если без потерь для качества. Ну а если с прямым ущербом для продукта на выходе, перед транспортировкой – всё, можно под трибунал загреметь. А там и пожизненное злоключение. Потом подробнее расскажу, чем отличается от заключения. Если время останется.  


План поставок – тоже дело серьёзное. Отвечает руководитель – с него с первого голову снимут. Фигурально выражаясь.
ГНЦЛС кучей контрактов связан с фармацевтическими фабриками «по всему белому свету».
Деньги, даже какие-то жалкие десять марок, например – всё равно, в электронном виде. Но для дальних объектов, тем более «внутренних», то есть собственных подразделений Галактического Центра, делается послабление. Учитывая «пожелания трудящихся» - а точнее, отрицательное отношение пенсионеров к этим карточкам с чипами.
То есть, пенсию им начисляют в отделе социального обеспечения имперской канцелярии («со-бес-им», сокращённо, ударение на второй слог) по-прежнему в электронном виде, а зарплату передают – или я сам летаю, если попутный транспорт случайно подвернётся – с интендантом крейсера межгалактического патруля. Они вроде эсэсовцев или гестапо, их никто не контролирует, таможня не досматривает, заявлять в декларации никто и никогда не собирается.
Хорошо устроились ребята. Все, как на подбор – бритые, мордатые, в чёрной униформе с красно-оранжевыми повязками над правым локтем – оранжевый круг с чёрной молнией на общем красном фоне.  


Это про них анекдот есть: врезавшись на патрульном катере при низком вираже в дерево сорта «тополь», сержант… пардон, эсэсовец Вульф получил черепно-мозговые травмы, несовместимые с жизнью. После составления протокола о происшествии партайгеноссе Вульф отбыл пешком в ближайшую казарму для принятия пищи.
Вот так!
А у Шапокляк нашей, оказывается, племянник в тех эсэсовских патрулях раньше служил! А в последнее время – представителем СС на межгалактическом крейсере, что у нас частенько показывался, на орбите зависая. Мать честная, устраиваются же люди…
Когда мы узнали про её родственно-эсэсовские связи, многое сразу ясно стало. И то, что в её документах не было штампов медкомиссии, а отдел кадров допустил и её и «эфирного» мужа (отдыхающего далеко отсюда - в тридцати миллионах миль, повторенных ещё тридцать миллионов раз) к работе. Допуск был самый настоящий, самый серьёзный – не подкопаешься. Шпиёнка, блин - деды наши бурчали. Вот подсунули уважаемые начальнички славного работничка…
Сперва она вроде на работу выходила и даже два-три раза план выполнила, но потом как-то охладела к общему делу, ради которого мы все здесь колошматились.
И – началось. То у неё нога заболит, то колено подвернулось. То в боку колет. Ёлки-палки, если ты такая больная – какого чёрта было сюда через пол-Галактики переться?! Явная «несостыковка», согласитесь.
Потом, когда народ начал уже вслух возмущаться, она вылезает с новыми условиями. Мол, пусть вторую зарплату начальство распределяет между другими сменами, она не в состоянии, знаете ли.
Поговорил с людьми, запросил Центр – везде «пошли навстречу», хоть и со скрипом. Тем более, к нам ещё не должны были корабль присылать.
А я, опять же , думаю – ничего себе, нам уже условия ставят, нам уже на шею садятся...  

 

******************************* 

 

(продолжение следует...) 

Похожие статьи:

РассказыАртишок-2.

РассказыАртишок-3.

СтатьиИскусственная Луна

РассказыПесочный человек

Рассказы"Генезис"

Рейтинг: 0 Голосов: 0 72 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий