fantascop

Бесценный дар. Глава 28

на личной

29 июня 2015 - Темень Натан
article5052.jpg

Сирена выла. Во дворе грохотало и топало сразу несколько буйных существ. В мотеле на секунду вспыхнул свет. Прямоугольник фасада мигнул белыми квадратиками окошек, и тут же потемнел опять. На площадку лестницы, ведущей из холла наверх, выплыл зыбкий огонёк декоративной свечки, очевидно оставшейся от тортика, и по фальшивому мрамору зашлёпали ноги в тапочках. По другую сторону карикатурной маски, слепленной из огонька свечи, в которой только близкий родственник смог бы угадать лицо администратора, со щелчком выпрыгнул вверх, и  закачался в воздухе синеватый огонёк зажигалки. Ноги нащупали ступеньку, послышалось неуверенное шарканье, свечка заколебалась, её фитилёк наклонился, окутываясь оранжевым пламенем, как коконом.   

Свистнула по ступеньке подошва тапочки, огоньки подлетели кверху, описали двойную огненную дугу и канули в темноту. Поскользнувшийся взвизгнул, и вниз по лестнице скатилось, смачно ударяясь о ступеньки, упитанное тело. На каждом ударе тело издавало крякающий звук и поминало чью-то мать.

 В дверь ломились. Из подсобки, где была комнатушка охранника, затопали босыми пятками, босые ступни простучали по направлению к двери, которая уже ходила ходуном.

— Кончай дверь ломать, *****! — сиплый вопль прервался, босые пятки шаркнули по плиткам фальшивого мрамора, и на пол обрушилось ещё одно тело, и ещё одна матушка заворочалась в постели, непрерывно икая.

— Лёва, где свет!? — отчаянно взвизгнули от подножия лестницы.

Охранник витиевато озвучил догадку о месте нахождения сгинувшего освещения. Администратор ползал по полу, шлёпая ладонями в поисках зажигалки. Дверной засов лязгнул, створка отлетела к стене, и в холл ворвался холодный воздух. Затопало сразу несколько пар ног, и сорванный голос фальцетом принялся взывать в темноту:

— Евстахий! Магистр, вы здесь? Сестра Гонория! Отзовитесь!

— Лёва, да выключи, наконец, сирену! — надрывался администратор.

Сирена взвизгнула в последний раз и смолкла. Стало неестественно тихо. От дивана послышалось кряхтение, и голос администратора просипел:

— Да вот он, ваш дедуля, даже не проснулся. Сопит в две дырки!

— Гонория? — позвал дрожащий тенорок Бенедикта.

— Друзья, не кричите, — отозвался сонный голос. Гонория зашуршала за ширмой, и недовольно пробормотала: — Поспать не дадут.

Администратор истерически засмеялся.

— А что это у вас под лестницей? — спросил кто-то, и все внезапно осознали, что в холле стало светлее. Выявившаяся из полутьмы рука указала дрожащим в оранжевом свете пальцем в угол холла. Там разгорался, подрагивая на стенах, красноватый огонёк.

— Свечка! — ахнул Лёва.

От огонька отделились густые завитки дыма и потянулись к потолку, где, кокетливо замаскированные под розетки, висели датчики пожарной безопасности. 

***

Магистры, чихая и кашляя, выбирались по одному из двери. Последним выполз, цепляясь за косяк и зажмурив опухшие глаза, из которых текли слёзы, Никодим, и рухнул на газон. Сестра Гонория заботливо отирала платочком лицо престарелого Евстахия. Тот пошатывался, моргая со сна припорошенными белёсым порошком веками, и беспокойно озирался.   

— Засунул бы я тебе эту свечку в одно место, — сурово выговаривал охранник Лёва администратору, выводя его за талию с крыльца. Администратор водил руками в воздухе и делал хватательные движения.

Они спустились во двор, Лёва оглянулся, глубоко откашлялся и сплюнул на газон. Администратор бросил поводить руками, сунул ладони в подмышки и затравленно огляделся. К нему уже подступала делегация постояльцев. Постояльцы имели суровый вид людей, готовых биться за компенсацию до конца.

У распахнутых во всю ширину ворот стояли две машины пожарной охраны и фургон скорой помощи. Мощные фонари заливали яростным, неестественно белым светом плитки двора и прямоугольник газона. Медик в зелёном комбинезоне поставил чемоданчик на газон, и принялся осматривать магистра Никодима. Тот продолжал кашлять, истекая слезами.

— Порошок, это порошок, — бубнил рядом с опухшим Никодимом другой член совета. Он хлопал по рубашке, вытрясая остатки противопожарного средства. Мелкий, как пыль, белёсый порошок поднимался густым облаком и оседал обратно.

Из-за угла здания, словно призрак, вышагнул магистр Митрофан. Он был в майке цвета молодой травки, выпачканной на животе чем-то чёрным и маслянистым, и просторных трусах. Поперёк щеки Митрофана тянулась свежая царапина, в волосы набилась сухая трава. 

— Козёл! — прохрипел он, и охранник Лёва встрепенулся:

— Кто козёл?

— Пропал Бяшка, — прохрипел Митрофан, тяжело упав на газон рядом с Гонорией. Та испуганно заморгала, сжимая в ладошке пыльный платочек. — Нет нашего козла. Как сквозь землю провалился.

***

Затрещали придорожные кусты, в колючие ветки проломился, надсадно дыша, Базиль и уткнулся ладонями в бампер. Постоял, мотая головой и отдуваясь. Содрал с головы чёрную мягкую тряпку и отёр лицо.

— Ты, червяк подземный, где пропадал? — из-за машины выметнулся Викентий, ухватил брата по Ордену за бицепс и прошипел: — Мне Альфред за тебя душу вынет и на гвоздь повесит!

Брат Базиль смахнул его ладонь, нагнулся к самому бамперу, глубоко вздохнул, медленно, с шипением выпустил воздух.

— Сам червяк, — сказал вяло, поматывая головой. — Если бы ты знал, что мне пришлось пережить, ты бы обосрался.

— Вот Альфред подъедет, тогда посмотрим, кто усрётся, — ответил Викентий. — Дело хоть сделал?

— Ага, — брат Базиль неожиданно фыркнул. — Сделал. На пять с плюсом.

Он стал смеяться, раскачиваясь над бампером. Брат Викентий глянул на него, и молча полез в машину. Распахнул дверцу, и брат Базиль забрался в салон, продолжая неудержимо хохотать.

***

— А я говорю, не надо нам денег, верните животное, — устало бубнил Никодим.

— А я вам говорю, ваш козёл нам забор помял, — монотонно повторял бледный от пережитого и бессонной ночи администратор.

— Докажите!

— И докажем!

— Вы не обеспечили нам сохранность имущества!

— До вас всё тихо было…

Митрофан взял под локоток администратора, и доверительно пошептал ему на ухо. Администратор в немом изумлении взглянул на магистра. Магистр тихонько поглаживал его по руке и продолжал шептать. Глаза администратора скосились к носу. Помятое лицо расслабилось. Потом он кивнул, Митрофан успокаивающе погладил его в последний раз ладошкой по плечу, отпустил пухлый локоть и удалился.

Никодим брезгливо сморщился и позволил себя увести в фургон подоспевшим Высшим магистром Бенедиктом.

— Поедемте, друзья, — примирительно сказал Бенедикт, удерживая за локоть раскрасневшегося Никодима. — Что нам этот блохастый экземпляр? Купим другого! Неужели в провинции хоть одного козла не найдётся?

Митрофан, утвердившись за рулём, выводил машину со стоянки. В углу салона печально позвякивала открытой дверцей пустая клетка. Рядом с клеткой, сонно помаргивая, сидел престарелый магистр Евстахий. Сестра Гонория посапывала рядом, положив голову на плечо магистра, и причмокивая во сне губами.

— А всё вы, — отвёл душу Никодим, глянув через салон на Бенедикта. — Друзья, давайте здесь заночуем! Вот и заночевали! Половину необходимых для обряда предметов потеряли. — Он бросил взгляд на спящую Гонорию. — Хорошо, хоть сестра на месте.

— И, главное, в целости и сохранности, — сладко пропел Бенедикт. — Козла в провинции найти ещё можно. А вот девственницу…

Высший магистр Никодим поморщился, Высший магистр Бенедикт улыбнулся.

***

На подъездной площадке перед мотелем чернели следы шин, оставленных пожарной охраной. Хмурый работник в комбинезоне с надписью: «мотель «Балдахин» подбирал с газона мусор, оставшийся от постояльцев. В траве блестели остатки ампул от  средств, щедро вколотых магистру Никодиму, и трепетали под ветерком разноцветные обложки шоколадок. По плиткам двора вилась неуловимая белёсая пыль, поднятая утренним ветерком. Фургон с магистрами, пустой клеткой и сестрой Гонорией миновал ворота, степенно развернулся и выбрался на шоссе.

Над краем засеянного кукурузой поля поднималось отдохнувшее за ночь рыжее солнце. Свежий ветерок пронёсся над дорогой, проник в кабину. Митрофан потрогал пальцем царапину на щеке, заклеенную телесного цвета пластырем, и глубоко вдохнул несколько раз, прочищая лёгкие и голову. Подвигался на сиденье и ломким тенорком пропел первые строчки песни про дальнобойщика.

Серое, гладкое шоссе пересекали тени придорожных кустов, над поросшей кудрявой травкой обочиной носились ранние пташки. Солнце оторвало рыжее круглое брюшко от горизонта и поднялось над кукурузным полем.

Митрофан похлопал по кармашку комбинезона, где лежали тёмные очки. Шоссе повернуло почти под прямым углом, в зеркальце заднего вида показалась большая угловатая машина, и пошла сзади, мелькая тёмной точкой на пределе видимости. Митрофан повёл шеей, разминая затекшие позвонки, и окрепшим голосом вывел очередной куплет.

 

Похожие статьи:

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

Рейтинг: +4 Голосов: 4 299 просмотров
Нравится
Комментарии (14)
Темень Натан # 29 июня 2015 в 16:38 +4
Новая глава. Приятного чтения!
Жан Кристобаль Рене # 29 июня 2015 в 16:39 +4
Зачтем, бесценный ты наш автор!! ))
Темень Натан # 29 июня 2015 в 16:42 +4
На здоровье, дружище!!:)
DaraFromChaos # 29 июня 2015 в 16:50 +3
вся эта котОвасия и магистроотравлятельство были затеяны тайными агентами враждебного Ордену ордена - всемогущественной и величественной масоно-живо-коммьюнистик-заговорщицкой организацией под кодовым названием Гринпис.
Целью проведенной операции было спасение козла по кличке Борька от жадных загребущих лап магистров и сестры Гоноре... Гонории, которая, будучи вынуждена блюсти обет безбрачия, впала в тоску и печаль, и втихаря, пока все орденцы спали, решила подбить клинья под козла.
Козел не любил, когда под него подсовывали всякие деревяшки. К тому же, ему была памятна история давнего предка - Критского быка, - ставшего жертвою похоти безумной царственной тетки, поэтому, проблеяв Гонории серенаду "лишь только настанет ночь, приходи под окошко мое...", Борька втихаря накропал донос в Гринпис, пришив сестре Гонории обвинения в зоофилии, провокации к сексуальным сношениям в 50 оттенков весенней травки и педофилии (ибо, надо вам сказать, что Борька был еще молодым козликом, в брачный возраст вошедшим, но официально считался еще несовершеннолетним).
Потому-то сотрудники Гринписа и организовали налет на враждебный Орден, чтобы выручить собрата во (ко)зле

фсё... выдохлась... пошла работать :)))
Кристо, с тебя твой фанфик laugh
Жан Кристобаль Рене # 29 июня 2015 в 16:54 +4
А то! За мну не заржавеет! )))
Жан Кристобаль Рене # 29 июня 2015 в 21:07 +4
-Что за деревня такая! - возмущался отец Никодим. - Ни одного козла, блин, одни петухи!
Вдруг он осекся, заметив дремавшего возле клетки старика Евстахия. Сделав знак остальным, он крадучись двинулся к похрапывающему старперу. Остальные, правильно поняв его маневр, взяли Евстахия в кольцо.
- Мочи козла! - взревела банда.
Однако дед был не лыком шит. Покусав протезами бывших союзников во все мыслимые места, он вырвался на свободу, оставив в руке Никодима лишь разорванные розовые стринги.
Темень Натан # 30 июня 2015 в 12:04 +3
У них там походу переходящие протезы, оставшиеся от жидкого терминатора! Отдайте деду розовые стринги, ему холодно!:)
Темень Натан # 30 июня 2015 в 12:03 +3
Вон откуда история тянется, со времён критского быка Борисея... Гринписа на них нет! Пятьдесят оттенков травки, хехе)) Супер! +++
Константин Чихунов # 12 февраля 2016 в 09:12 +3
Не знаю, как там закончилось со стрингами, но чую, что за козла, однозначно, придётся кому-то ответить.
Плюс автору!
Темень Натан # 12 февраля 2016 в 18:15 +3
Спасибо! Однозначно... сядут все ответят)
DaraFromChaos # 12 февраля 2016 в 18:24 +3
*шепотом*
рояли, рояли листиками прикрой :))))
Темень Натан # 12 февраля 2016 в 18:29 +3
Рояли спрятаны в зарослях лопухов и кокосовых пальм... до времени :)
Ворона # 11 февраля 2017 в 15:24 +2
сорвался всёжки козлик, ета хорошо, утёк от нехороших дядек, как колобок.
То, что взамен эти отморозки у Крисы принялись за одуванчика Евстахия, эт ваще бандитизьм полный! верните стринги , или хотя бы што от них осталось последнюю радость дедульке!
Темень Натан # 11 февраля 2017 в 22:25 +1
Козлику повезло, сорвался... у Кристо вообще... фантазия разыгралась:)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев