fantascop

Вселенная Мира

в выпуске 2018/07/12
article12993.jpg

- Мир феноменально ленив, - молодой бог Аоло распростёрся от границ собственной вселенной до детища своего приятеля Иера. - Представь: разумные, ходящие на двух ногах.
От ментального хохота двух творцов заколыхалась вселенная Иера. Впрочем, она была достаточно крепка, чтобы случайные действия создателя, или просто пролетающего мимо божества не навредили ей.
- Тише, - остерёг Иера. - У меня на ближайшем блике инкубатор, не рвануло бы.
- Кого выводишь?
- Пробная версия световых разумных.
Аоло осторожно отплыл подальше от блика насколько это было возможным. Уютная вселенная Иера была совсем крохотной по божественным меркам и творец очень гордился ею.
- Так что я в этот раз воздержусь от наших опытов, надо за подопечными следить, а не то - отойдут от модели размножения.
- Что за модель?
- Уплотнение разума до критической точки, закукливание, умножение.
- А у Мира-то помнишь законы размножения?
Иера едва удержался, чтобы не рассмеяться.
- Помню-помню. Роды! Надо ж было выдумать такое. Всех тогда насмешил. Что сказать - примитив!
- А законы мироздания вспомни! И почему до сих пор не ограничили рост его вселенной? Ведь даже за своими двуногими не следит, не говоря об остальной органике. Развёл уйму существ, и всё на одной планете! Наделил их чувствами, а кого-то и разумом, и поминай, как звали. Сам занял всю вселенную, ещё и расширения требует.
- Не понимаю, почему старейшины считают его гением. Ты уверен, что хочешь внедряться к нему? Ещё не поздно выбрать другой объект.
- Не стану отступать от принципов: чтобы что-то понять, нужно посмотреть изнутри.
- Сомневаюсь, что ты сможешь там чему-то научиться. Зря потраченное время.
- Ладно, - легонько вздохнул Аоло. - Поглядим, что у него творится.
С этими словами он растворился.


***
Телефон молчал. Уже больше года телефон молчал. Он превратился в будильник и календарь, но передать с детства знакомый голос уже не мог. С тех пор, как не стало мамы, жизнь утратила краски. Они жили вдвоём, и на целом свете не было человека роднее. Отца Ольга не знала, он исчез задолго до её рождения. Мама никогда не говорила о нём, но кое-что девушка выяснила у бабки. Он пропал, едва узнав о беременности. Родители отвернулись от постыдной дочери, и ей пришлось снимать комнату в общежитии. Лишь когда бабка умерла, однокомнатная квартира перешла им в наследство. Мама много работала, чтобы обеспечить жизнь себе и дочери, и девочка редко её видела. Она постоянно ощущала нехватку маминой заботы и тепла, и вспоминать об этом сейчас было ещё тяжелее. Мама хотела, чтобы Ольга стала историком, как мечтала в детстве, но она не желала быть обузой, и потому вместо учёбы в университете выбрала работу продавца в продуктовом магазине. Чтобы маме было легче. Чтобы чаще её видеть.
От матери Ольга унаследовала золотисто-русые кудри, серые глаза и хрупкую фигуру. У неё были мягкие, не особенно выразительные, но вполне приятные черты лица. Как и мама, она была податлива и немного стеснительна, хотя порой становилась решительной и упрямой. Девушка была рада, что похожа на мать, ей не хотелось иметь ничего общего с человеком, которого она вынуждена называть отцом. Отчасти поэтому она перестала изучать историю, с тех пор, как случайно узнала, что ей увлекался и он. Забросив чтение, Ольга предалась оглушительной тоске, по капле вымывающей душу.
Зима выдалась контрастная, жителей города мучили перепады от плюсовой температуры до лютых морозов. Ольга медленно брела с работы, осторожно обходя лужи, которые начинали потихоньку подмерзать.
Особенно остро одиночество чувствуешь в канун Нового года, когда все собираются семьями, дарят подарки, готовят праздничный ужин, суетятся, веселятся или даже злятся на всю эту суматоху. Люди не понимают, что в эти минуты они безмерно счастливы. Им есть о ком заботиться.
Раздумывая о своей бестолковой жизни, она не сразу заметила тоненькую фигурку на обочине тротуара. Лишь подойдя почти вплотную, она обратила внимание, что человечек одет не по сезону: тонкая шапочка, курточка, очень похожая на ветровку. Ольга подошла к нему. Ребёнок лет семи неподвижно стоял и смотрел в небо. Огромные карие глаза, худенькое бледное личико, маленький ротик.
«Инопланетянчик», - подумала она.
- Ты чей?
Ответа не последовало. Малыш стоял неподвижно, не реагируя на окружающих. Он смотрел в небо, но, казалось, не видел его. Ольга посмотрела по сторонам: пустынная улица, лишь изредка по дороге проезжали машины. В голове пронеслась мысль, что вот так и обманывают дурачков: вытягивают деньги, используя детей. Хотя у Ольги с собой не было ни гроша, лишь пакет со скудным набором продуктов.
Она было развернулась в сторону дома, но тут ребёнок начал оседать. В последний момент Ольга неловко подхватила его на руки, пакет с продуктами шмякнулся о землю. «Инопланетец» замерзал. Забыв о предосторожностях, не разбирая дороги, Ольга зашагала домой с ребёнком на руках. Она не могла бросить малыша на промозглой улице, будь он даже мошенником.
Только придя домой и отдышавшись, девушка подумала, что надо бы вызвать скорую помощь. Ольга мало, что знала об оказании первой помощи, но, осмотрев ребёнка и не найдя признаков обморожения, решила никуда не звонить. Ведь врачи непременно поинтересуются, чей ребёнок, а проблем с милицией ей не хотелось.
- Есть хочешь? - участливо спросила она.
- Да, - тихо ответил мальчик.
Ужин был незатейливый: сосиски с макаронами да чай с булочкой. Ольга не утруждала себя приготовлением пищи, для себя одной готовить не хотелось. Но мальчик ел с большим аппетитом, будто бы его давно не кормили.
- Как тебя зовут?
- Вася.
- А где ты живёшь?
- Там, - он махнул рукой в сторону окна.
- А родители твои где?
- Нигде.
- Как так? - опешила Ольга.
- Я из детдома сбежал.
- Почему?
Затаив дыхание, она ждала какой-нибудь ужасающей истории о том, как плохо обращаются в детских домах с несчастными малышами.
- Я мир хотел посмотреть.
Гора с плеч!
- Ну, и как, посмотрел?
- Не успел.
- Не то время ты выбрал. Зима как никак!
- Это да, - задумчиво сказал малец, доедая последний кусок булки. - А можно, я у тебя заночую?
- Конечно, можно. Но завтра домой!
- Я подумаю.
«Подумает он! Ишь, важный какой!»
- Умывайся — и спать.

Она уложила Васю на мамину кровать. Сердце защемило при виде живого человечка, лежащего под таким знакомым, но будто умершим вслед за хозяйкой одеялом. В квартире была только одна комната, поэтому Ольга улеглась тут же на диване. Небогатую обстановку дополняли платяной шкаф, комод и книжная полка. Телевизор она продала, ещё когда собирала на похороны. За окном раздавался идиотский хохот, многократно отражающийся от соседних домов узкого двора и диким лаем влетающий прямо в уши.
«И холода им нипочём!» - с досадой подумала Ольга.
Мальчик испуганно спросил:
- Это что?
- Не бойся, маленький, - ласково успокаивала его девушка, - это всего лишь...
«...гопники», - едва не сорвалось с языка.
- Они не причинят вреда, покричат и разойдутся. Давай, я расскажу тебе сказку. - На секунду она задумалась: какую бы сказку рассказать семилетнему ребёнку?

- Давным-давно в лесной избушке жили-были кот, петух да маленький человечек — Жихарка...
Вася, затаив дыхание, слушал о приключениях малютки Жихарки и про то, как он лису перехитрил, и в конце концов уснул под неугомонные крики и ругань пьяных соседей, считавших ежедневным долгом оповещать ночью всех окружающих о своих любовных неурядицах. Ольге долго не спалось. В полудрёме мерещились привидения, и дальние неведомые миры, и планеты с прозрачными газообразными существами, поющими чудесные неземные песни.

Наутро малыш наотрез отказался возвращаться в детский дом.
- Не пойду! Там гулять не выпускают! Не хочу!
- Что мне с тобой делать? - в отчаянии проговорила она. - Мне на работу пора!
- И я с тобой!
Вася вцепился маленькими ручонками в карман её пальто и уткнулся в него личиком. И тут Ольга подумала, что этого ребёнка, наверное, никто не гладил просто так. Никто не жалел, не утешал, когда малыш спотыкался и падал, никто не радовался его маленьким успехам, не делил его невзгоды. Ольга осторожно дотронулась до его головки, волосики были пушистые, как шёрстка котёнка.
- Ладно, идём, - вздохнула она. Мальчик встрепенулся, поднял на неё глаза. Впервые на его лице появилась улыбка.
Полдня Вася терпеливо сидел в уголке подсобки магазина. В обед он послушно поел вместе с Ольгой, но затем терпение иссякло. Он изъявил желание «побродить». Девушке было некогда с ним спорить, она еле справлялась с потоком покупателей. Однако, к вечеру, когда она уже закрывала магазин, мальчик вернулся, замёрзший и проголодавшийся.
«Надо бы ему одежду потеплее найти, простудится малец», - подумала Ольга. Дома она откопала свои старые зимние ботинки, которые носила в детстве. Её толстый шерстяной свитер с закатанными рукавами сошёл ему за фуфайку. Пригодился и тёплый мамин шарф.
За ужином Ольга сказала, что пора бы ему всё-таки вернуться в детский дом.
- Пойми, тебе учиться надо, и одежда нормальная нужна.
- А ты меня усынови! - неожиданно сказал он.
Ольга опешила:
- Я не могу тебя усыновить.
- Почему?
- Ну... - Она с трудом подбирала слова. - Я мало зарабатываю, на двоих не хватит.
- Я буду тебе помогать.
- Герой! Тебе в школу надо ходить, а не работать.
- Да мне много денег не надо. Я могу почти не есть.
Ольга почувствовала, как лицо начинает полыхать. Ей стало невыразимо стыдно. За то, что невольно вынуждает малыша думать о работе, за то, что вовремя не выучилась и не получила какую-нибудь приличную профессию, и теперь зарабатывает гроши в продуктовом магазине. Но главное, ей было стыдно, что она лжёт. На самом деле, ей не хотелось связывать себя обузой. Кто возьмёт замуж женщину с ребёнком? Да никто. Бездетные и те никому не нужны. А тут не просто малыш, а уже довольно большой ребёнок, в её неполные двадцать три. Что о ней подумает приличный мужчина? Ольга и думать об этом не хотела. Но мысли сами крутились в голове, и, питаемые противоречивыми эмоциями, не давали покоя.
Она долго ворочалась в тщетных попытках уснуть.
Вот тот красивый и стильный мужчина, который покупает у неё хлеб, что он скажет? Его зовут Андрей, у него дорогой одеколон, и модное пальто, и красивая машина. Он где-то рядом живёт, издалека за хлебом ездить не будешь. Пиво никогда не берёт, и кольца на пальце нет. Мечта, а не парень.
Ольга уже не раз придумывала разные нелепые способы познакомиться, но у неё не хватало духу воплотить свои планы в жизнь.
Она перевернулась на другой бок. Что она могла предложить этому красавцу? Внешность не модельная, нормальной работы нет, дорогой одежды нет, родителей тоже нет. Девушка тяжело вздохнула, слёзы медленно начали наполнять глаза. Мама. Она бы дала совет. Подсказала бы правильное решение.
Вася неожиданно сел. Погружённая в свои мысли, Ольга не заметила, как мальчик проснулся. Глаза его странным образом мерцали. Так сверкают глаза кошки в темноте, подпитываемые неведомым источником света.
- Отчего ты не спишь? - Голос звучал в непривычном, недетском тембре.
- Не спится, - всхлипнула Ольга.
- Ты плачешь?
- Да, - неожиданно для себя самой призналась она.
- Почему?
- Мне плохо.
- Как это?
И тут Ольгу словно прорвало:
- Я никому не нужна. Моя жизнь не имеет смысла. Если я завтра попаду под трамвай, никто даже не вспомнит обо мне, - рыдала она. - У всех друзей свои семьи, а я вечно одна. На праздники даже готовить не хочется. Поговорить не с кем, живу, как в берлоге. Всё время одна, медленно схожу с ума. Почему, почему одним всё: богатые и живые родители, бабушки добрые, образование любое, какое захочешь, парни симпатичные, ноги от ушей, а другим ничего? Вообще ничего. Мир ужасно несправедлив!
- Всё не так. Миру просто нет до тебя никакого дела.
Странная смесь ощущений охватила её: она будто онемела, но даже если б язык мог пошевелиться, ему бы нечего было озвучить. В голове царил хаос. Удивительно, вот они мысли, целая вереница, роятся, а ухватить и осознать хотя бы одну никак не получалось.
- Спи, я расскажу тебе о мире. - Голос мальчика звучал спокойно и умиротворённо.
«Мир — это бог. Свои законы у богов. Всякое божество рождается вместе с крошечным кусочком пустоты и на нём начинает строить свою вселенную. В ней творец живёт, он вездесущ внутри неё. Сочиняет законы природы и движения, создаёт материю и существ, учится творить жизнь и разум. Через свои творения он набирает силу, дом его растёт,  и чем талантливее бог, тем удачнее его вселенная, тем лучше в ней живётся создателю.
Мир выдумал людей. В попытках создать совершенное существо он прошёл огромный путь: ваял звёзды и планеты, целые галактики. Затем  живое сущее: простейшие, растения, грибы, животные, всё сложнее и сложнее. Возможно, он устал в процессе, а то и вовсе поленился, но получился странный экземпляр — разумный биоробот в хрупкой оболочке, постоянно нуждающийся в подзарядке в виде еды и сна.
В божественном сообществе Мира считают талантливым чудаком. Никто толком не знает, в чём кроется причина, но общепринято считать сие изобретение Мира одним из самых удивительных и безупречных, какие зарождались в пустоте.»

Наутро Ольга не могла уверенно сказать, было всё наяву, или же приснилось, или  это вовсе первые признаки безумия. Но она отчётливо уяснила: Бог есть, и ему нет до неё никакого дела.


***
Собирая собственные мысли в кучу, она не заметила, что Вася стал молчаливым и хмурым. Он целыми днями шатался по улицам. Вечерами был немногословен и сразу укладывался в кровать.
А через пару дней и вовсе пропал. Не пришёл ночевать. В ожидании Ольга просидела всю ночь на кухне, но где искать потеряшку так и не придумала. Пойти в милицию? И что она скажет? Потерялся неизвестный мальчик. Она даже фамилии его не знала. Воображение услужливо рисовало страшные картинки злоключений и пугало её всё больше.
Какая же она дура! Нужно было сразу его усыновить, тогда бы он не ушёл. Бедный маленький ребёнок, совсем один в этой дурацкой вселенной этого идиота Мира! Зациклилась на своём одиночестве, а про малыша и не подумала.
К утру она твёрдо решила искать самостоятельно. Бродила по улицам, заходила в магазины и закусочные в надежде увидеть знакомый силуэт. К концу короткого дня девушка поняла, что такие поиски ни к чему не приведут. В отчаянии она села на лавку и разрыдалась.
- Простите, у вас всё в порядке?
Ольга подняла глаза и увидела соседа из дома напротив. Невысокий сероглазый парень, в любое время года обутый в одни и те же кроссовки, одетый в одну и ту же куртку при всякой температуре ниже нуля, он всегда казался ей странным. Но сейчас ей очень нужно было хоть с кем-то поговорить.
- А вы не знаете, как можно найти ребёнка?
- Ребёнка?
- Да, у меня ребёнок пропал.
Парень на секунду оторопел. В выражении его лица можно было увидеть смесь огорчения,  сострадания и желания помочь. Впрочем, Ольга сейчас была неспособна анализировать чужие эмоции, она еле справлялась с собственными.
- Надо в милицию обратиться, - неуверенно сказал сосед. - А давно пропал?
- Вчера. Но... - тут она осеклась, - понимаете, он не мой. Он из детдома сбежал, а я его усыновить хотела. А он пропал... Что мне делать? С ним могло случиться всё, что угодно!
Она понимала, что говорит бессвязно и невразумительно, но ничего не могла поделать. Мысли путались, и она была не в состоянии их толково изложить.
- Не плачьте. - Парень сел на скамейку рядом с ней. - Вас как зовут?
- Оля.
- А я Кирилл. Будем знакомы.
Ольга молча кивнула. Настроение было не для знакомств.
- Послушайте. Если ребёнок убежал из детдома, его наверняка искала милиция. И скорее всего нашли и вернули. Вам просто нужно найти этот детдом.
Серые, казалось, ничем не примечательные глаза Кирилла лучились добром, и этот свет давал надежду.

Она уже почти уснула, как вдруг услышала неясный звук со стороны маминой кровати. В детстве она приписывала такие шорохи домовым, но верить в них в её нынешнем возрасте было зазорно. Она лениво обернулась, и спросонья не сразу сообразила, что увидела. На кровати, обхватив ноги тоненькими ручонками и положив голову на коленки, сидел Вася. Точнее сказать, сие маленькое существо, словно сотканное из света, очень походило на мальчика, но определенно это был не он.
- Кто ты?
- Зови меня Аоло, - голос звучал, как самая вдохновенная музыка, а может, Ольге только казалось, что она слышит голос, и слова сами проникали в сознание.
- Это ты говорил со мной о мире?
- Да.
- Ты тоже бог?
- Да.
- И что ты здесь делаешь?
- Изучаю вашу вселенную.
- Что-нибудь понял?
- Теперь я знаю, Мир — великий гений. Он создал не просто разум в бренной оболочке, он наделил его душой. Душа — это частица бога, и каждый из вас, людей, в какой-то мере бог. Вы способны создавать себе подобных, но всякий раз это будет неповторимый образ, и каждый из вас есть маленькая вселенная. И чем больше чувств вы испытываете, тем больше божественного в вас. И боль, и слёзы, и страдания пробуждают невероятный эмоциональный порыв, рождают любовь, и в этой смеси любви плавает Мир. И он не касается людей, ведь каждый из вас вершит свою судьбу сам.
- Ты хочешь сказать, что я сама выбрала судьбу нищей сироты? А Вася, он что, сам себе выбрал такую жизнь?
- Когда окунаешься в чужие вселенные, трудно делать выводы. Можно промахнуться. Поэтому мы придерживаемся основного правила - не вмешиваться. Но я всё же дам тебе совет, как себе подобному. На каждом шагу своей жизни ты вольна выбирать: делать что-то или бездействовать. Чем больше трудностей, тем сильнее закаляется воля. Ощущение счастья не измеряется в материальных ценностях. Теперь подумай, что нужно тебе?
Аоло начал медленно таять. Ольга не задумывалась.
- Где сейчас Вася?
- Ты его найдёшь, - голос звучал откуда-то издалека.
Свет угас, она изо всех сил вглядывалась в темноту, но видение исчезло.
- Не оставляй меня, Аоло, - прошептала Ольга.
И в голове, где-то на задворках сознания закрепилась мысль: «У тебя останется мальчик Вася.»

Утром, когда Ольга вышла из дома, она обнаружила во дворе нового знакомого. Кирилл явно ждал её и, увидев, торопливо зашагал в её сторону.
- Я решил вам помочь и нашёл все Дома малютки в городе. Вот адреса. - Он протянул ей листок со списком. - А вот этот, - он указал на первый адрес, - ближайший. Рекомендую начать с него.

Ольга была благодарна парню. Компьютера у неё не было, равно как и адресной книги, и эта помощь была очень кстати. Кирилл предложил сперва обзвонить все приюты и спросить, не терялся ли у них мальчик по имени Вася. Список был весьма внушительный.
«Больше двадцати», - с тоской подумала Ольга. Она и представить не могла, что в её относительно небольшом городе такое количество сирот.
Некоторые работники Детских домов были не расположены к общению, а кое-где просто не брали трубку, и, в конечном счёте, обзвон списка не дал результатов. Никто не терял мальчика по имени Вася.
- Я тут вот, что подумал, - сказал Кирилл. - Он ведь мог ненастоящее имя назвать. Мы ищем Васю, а он может быть вовсе каким-нибудь Петей.
Ольга вздохнула. Кирилл был прав. А ещё он мог быть вовсе и не сиротой из детдома, а ребёнком, сбежавшим от незадачливых родителей.
- А давайте съездим в те дома, где трубку не взяли, вдруг найдём.
До вечера они успели съездить в два приюта, но Васю так и не нашли. Однако, этого времени оказалось достаточно, чтобы познакомиться. Кирилл оказался приятным человеком, спокойным и жизнерадостным. Он работал системным администратором, увлекался греблей и рыбалкой. Ольге казалось, что они знакомы уже тысячу лет.
С наступлением новой недели поиски затянулись. Кириллу нужно было идти на работу, у Ольги подошла смена. Но эта неделя отличалась от предыдущих разительно. Наконец-то телефон не молчал.
Каждый день они перезванивались, встречались вечером, думали, как найти Васю, и просто болтали обо всём на свете. Постепенно Ольгу покидало гнетущее чувство утраты, вины и опустошения. И сердце наполнялось новым, радостным, светлым. Некоторое время она косилась на когда-то заброшенную ею полку с томами истории и, наконец, решилась почитать. Проглатывая любимые книги, она, пожалуй, впервые в жизни была в гармонии с собой.
Через месяц они уже считались парой. Ольга же начала подумывать, а был ли мальчик Вася? Неужто это всё проделки Аоло? А не было ли это всё плодами её некогда одинокого воображения? Однажды вечером Кирилл сказал:
- Знаешь, я тебе не говорил раньше времени, не хотел расстраивать. У меня в милиции приятель работает. Я попросил его по своим каналам поискать мальчика предположительно по имени Вася, возможно, сбежавшего из Детского дома. Так вот, сегодня он позвонил и сказал, что такой мальчик живёт в приюте одного из пригородов. И фотку мне распечатал. Вот она.

Он протянул ей небольшой листок бумаги. С фотографии огромными карими глазами так знакомо смотрел ставший уже родным ребёнок.

***
А где-то в другой вселенной молодой бог Аоло тщетно выводил разумных с божественной душой.
 

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

Рейтинг: +3 Голосов: 3 141 просмотр
Нравится
Комментарии (4)
Blondefob # 5 июля 2018 в 21:53 +4
Начало напомнило "Игры демиургов" Петра Бормора. Душечка в предвкушении уже потирала лапки. А тут, бац! - история обретения счастья "маленьким человеком", прям как у классиков русской литературы 19 века. Может это и неплохо, но "не моё"
Валентина Полунина # 6 июля 2018 в 12:43 +3
Да, мне уже говорили, что похоже на демиургов, но я не читала sad Благодарю за отзыв smile
Мария Костылева # 10 июля 2018 в 00:44 +3
Хорошая история. Светлая, душевная. Деталька с одеялом как-то особенно зацепила... Про любовь понравилось, в которой Мир плавает...
Плюс v
Валентина Полунина # 10 июля 2018 в 12:24 +1
Спасибо большое! Рада, что понравилось smile
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев