fantascop

Играя с Судьбой. Глава вторая

в выпуске 2017/01/16
15 декабря 2016 - Алекс Дмитревски
article9989.jpg

С неба сыпал мелкий снег, искрившийся в свете фонарей. Он падал на мерзлый бетон и белыми тонкими струйками поземки утекал вдаль. Холодный ветер бросал в лицо колючие льдинки, заставляя задыхаться от стужи, и смешивал тонкий аромат морозной свежести с запахами отработанного горючего, смазок, озона – обычными запахами порта.

На Лидари было четыре космопорта: один пассажирский, два торговых, и закрытый для посторонних учебный порт Академии, где появление нового техника уже было событием.

Последний учебный год, из порта академии, я, можно сказать, и не выходил вовсе – бывал там по три раза в неделю, успел перезнакомиться со всем обслуживающим персоналом, изучить каждый закуток. Но здесь, в большом порту, все было непривычным и новым.

Наверное, поэтому я уставился на разномастную толпу, вытекавшую из дверей залитого ярким светом здания порта, ни на что больше не обращая внимания.

Неожиданно Арвид дернул меня за рукав, развернув к себе лицом.

– Вот что, рыжий, – выдохнул он, – катись перекрашиваться. Потом можешь посидеть в кафе. Встретимся у терминала через полтора часа. Если меня не будет, не жди. Поднимешься к начпорта, он тебе скажет, что делать дальше. Выполняй!

Я удивленно вытаращился на торговца. Дали небесные! С чего вдруг такая спешка? И что значит – «не жди»? Да и как я в кафе посижу — у меня же денег нет!

– У меня нет ни наличных, ни карточки, – выдавил я. – Как платить?

– Покажешь контракт, скажешь, чтобы обслужили за мой счет, – торопливо буркнул торговец. – Все, давай, парень! Не тормози!

От тычка Эль-Эмрана я влетел в толпу и тотчас оказался в плотной массе людей; на меня натыкались, толкали плечами, пытались оттереть в сторону с дороги, и за несколько мгновений я успел услышать с десяток бранных замечаний о своем исключительном уме и поразительной ловкости. Какой-то мужчина, поскользнувшись, двинул меня локтем в бок так, что я чуть не упал, еще кто-то прошелся по ботинкам. Едва удержавшись на ногах и наконец сообразив, что пытаюсь идти против потока, я развернулся и стал потихонечку продвигаться к краю, выбираясь из толпы.

Кое-как вырвавшись из толчеи, я оправил сбившуюся одежду, закинул чудом оставшуюся при мне сумку с вещами за плечо и осмотрелся по сторонам, пытаясь выцепить взглядом рослую фигуру Арвида. Но мой работодатель исчез, словно сквозь землю провалился. Хотя, пока я выбирался из людского потока, мне казалось, что похожий на Эль-Эмрана человек быстро шагал вдоль корпуса технических служб. Но теперь там никого не было, и только пара патлатых парней неподалеку, совершенно так же, как я, заинтересованно оглядывались вокруг.

Народ потихоньку растекся в разные стороны. Большинство людей ушло к остановкам общественного транспорта. Единицы – к припаркованным невдалеке флаерам.

Я внезапно почувствовал, как лицо обожгла вспышка стыда, и ни ветер, ни снежная пыль были не в состоянии остудить запылавших щек. Меня, идиота, угораздило спросить о деньгах, хоть я еще и дня на торговца не проработал! И с опозданием дошло, что Арвид был если не испуган, то напряжен, когда отдавал эти странные распоряжения.

Поежившись, я развернулся и зашагал к зданию космопорта, надеясь, что через полтора часа встречу Эль-Эмрана у терминала.

В главном зале ожидания сновали люди. Кто-то спешил по своим делам, кто-то, скучая, разглядывал обстановку, и хоть, по сути, никому не было до меня дела, многие провожали меня заинтересованными взглядами. Вряд ли взгляды притягивала форма выпускника Академии; подумаешь, эка невидаль – только покинувший казарму курсант, скорее виной чужого интереса была яркая, как костер, шевелюра.

Вспомнив, как насмешливо разглядывал меня Арвид в первый момент знакомства, я призадумался. Для Эль-Эмрана могло оказаться жизненно важным не выделяться из толпы, не привлекать внимания, оставаться как можно более неприметным. А Каэнни, зная это, решил подшутить над обратившимся к нему за помощью торговцем. С Холеры станется.

В Академии я был единственным рыжим на курсе. И, насколько я знал, и на Лидари, и на Раст-эн-Хейм, и на прочих планетах Торгового Союза рыжий – превосходная примета: таких, как я, огненных, по пальцам пересчитать можно. Блондинов и брюнетов в изобилии, шатенов тоже хватает, но рыжих практически нет. Даже у потомков эмигрантов с планет, где подобный оттенок волос не являлся редкостью, рыжина из поколения в поколение встречалась все реже, и в третьем-четвертом исчезала совсем. Так что неудивительно, что на меня пялятся.

Я презрительно усмехнулся в ответ на еще один слишком пристальный взгляд, отвернулся и решил найти закуток поспокойнее, если получится: несмотря на поздний вечер, порт гудел как растревоженный улей.

Противно заурчало в желудке. С самого обеда у меня крошки во рту не было: ужин я пропустил из-за вызова Холеры, а за всю дорогу до порта от волнения ни разу не вспомнил о еде. А теперь мне захотелось есть, желательно в каком-нибудь тихом уголке, чтобы обдумать происходящее и немного успокоиться.

Кафе я нашел быстро – по аромату свежесваренного кофе, перебивавшему все остальные запахи. Зайдя внутрь, огляделся: почти все места заняты, свободных стульев маловато. Самым подходящим мне показалось место за столиком, занятым миниатюрной девушкой, видимо, как и я, пытавшейся укрыться от людских взглядов: самый дальний от входа уголок, да еще так удачно прикрытый выступом стены, что я не сразу его разглядел.

– Разрешите? – приблизившись, обратился я к ней и, заметив легкий кивок, уселся за столик.

Задвинув сумку под стул, я снова посмотрел на соседку и уже не смог отвести от нее глаз. В Академии нас, конечно, учили, что невежливо пристально разглядывать незнакомых, особенно женщин, но я ничего не мог с собой поделать. Едва ли ее можно было назвать красавицей: у признанных красавиц Торгового Союза – артисток, танцовщиц, певиц, портреты которых однокашники нередко хранили в тумбочках, – была нежная светлая кожа, у незнакомки же она была оттенка кофе, щедро разбавленного молоком. А еще я никогда не видел таких неправдоподобно огромных глаз, и их необычный ярко-зеленый цвет заворожил меня.

Заметив мой интерес, девушка с укоризной улыбнулась одними губами, но промолчала. Только тогда я разглядел тонкие, едва заметные морщинки в уголках глаз, говорящие о том, что соседка по столику не так юна, как мне показалось издали. Я хотел было извиниться, но не успел – словно из-под земли вырос официант и с ожиданием уставился на меня:

– Что будем заказывать, молодой человек?

Я торопливо достал из нагрудного кармана контракт:

– За счет работодателя, – произнес я, смутившись. – Кофе и горячие булочки.

– Что-нибудь еще?

Несмотря на голод, я отрицательно покачал головой. Официант кивнул, занося заказ в блокнот. Женщина устало вздохнула, посмотрела на часы и, перехватив взгляд официанта, добавила:

– Еще кофе.

У неё был приятный голос, но странный выговор, которого прежде мне слышать не доводилось. Видимо, она была не из местных.

Ожидая заказ, я откинулся на спинку стула и принялся разглядывать интерьеры кафе, пытаясь быть вежливым. Но как я ни старался, мой взгляд словно магнитом притягивало к незнакомке. За те несколько минут, что официант нес заказ, я успел разглядеть её тонкие запястья, аккуратные пальцы с коротко подпиленными ногтями, правильные черты лица, густые черные волосы под полупрозрачным шелковым платком.

– Вы работаете на Эль-Эмрана? – решив прервать молчание, неожиданно спросила незнакомка и улыбнулась, заставив меня вновь смутиться.

– Еще не успел поработать, мадам, – испытывая странную неловкость, осторожно ответил я. – Мы только сегодня подписали контракт.

Она не стала выспрашивать подробностей, кивнула и снова стиснула пальцами чашку. Заговорив со мною, женщина словно разрушила стену условностей, и мой страх показаться невоспитанным дерзким мальчишкой прошел. Поймав ее обеспокоенный взгляд и улыбнувшись ей в ответ, я неожиданно понял, что женщина только старалась казаться спокойной; она попыталась улыбнуться снова, но уголки ее губ задрожали, мимолетная улыбка погасла, не успев появиться.

– А вы знакомы с Арвидом? – спросил я, пытаясь понять, не связано ли ее волнение с неожиданным исчезновением торговца.

– Мы договорились о встрече, – ответила незнакомка и хотела добавить что-то ещё, но, заметив приближающегося официанта, замолчала и опустила взгляд.

В повисшей неловкой тишине, с дежурной улыбкой, словно приклеенной к лицу, официант взял со стола почти не тронутую чашку с остывшим кофе и поставил перед моей соседкой другую – с дымящимся крепким напитком. Следом и я получил свой заказ: кофе и булочки, политые глазурью. Вновь напомнил о себе желудок, заставив жадно впиться в сдобу зубами. Булочки были выше всяких похвал, они просто таяли во рту, впрочем, и кофе был на удивление хорош: крепок и вкусен. В Академии нас такими лакомствами не баловали, там пища была сбалансированной, питательной и полезной, но вкусной – далеко не всегда.

– Вы не могли бы подсказать, где я смогу найти Арвида? – вновь обратилась женщина ко мне, стоило официанту удалиться.

Я едва не поперхнулся булочкой от неожиданности, не предполагая, что женщина продолжит свои расспросы. Но, прожевав, ответил:

– Я не знаю, где Арвид, – произнес, чувствуя, как снова начинаю краснеть, то ли из-за того, что не могу ей помочь, то ли из-за того, что набиваю желудок за счет торговца, не отработав на него и получаса. – Он втолкнул меня в толпу, а сам куда-то исчез.

Женщина кисло усмехнулась, качнула головой и, достав из кармана куртки горсть мелочи, положила ее на стол. Оставив нетронутым кофе, она поспешила к выходу.

У меня вдруг испортился аппетит, кофе стал горчить, булочки показались приторно-сладкими, и я ощутил, что по помещению гуляют стылые сквозняки. Мне все больше и больше не нравилось всё, происходящее вокруг меня в этот вечер, начиная с визита к Холере.

Внезапно пришла мысль, что я сдуру влип в какую-то дурно пахнущую историю, из которой еще нужно будет суметь выпутаться. И когда выпутаюсь, вряд ли стану продолжать работу на Эль-Эмрана – слишком он тёмный тип.

Хватит рассиживаться, пора переходить ко второму пункту моей скудной программы. Поиску парикмахерской и избавлению от рыжей шевелюры.

Данное заведение нашлось на цокольном этаже. Мне повезло – в отличии от набитого посетителями кафе, в парикмахерской не было ни одного клиента, и меньше чем через полчаса я рассматривал свое отражение в зеркале.

Никогда раньше не думал, что, всего лишь изменив цвет волос, можно добиться поразительного результата. Лицо в отражении было другим: серьезней и старше, а самое главное – теперь я не выделялся на фоне толпы. Из зазеркалья на меня смотрел обычный шатен: типичный лидариец, каких на планете миллионы.

Подмигнув отражению, я посмотрел на часы и заторопился к пассажирскому терминалу, надеясь, что Арвид уже ждет меня в условленном месте. Даже думать не хотелось, что я буду делать, если его там не окажется.

У терминала я очутился точно в назначенный срок, но Арвида не было. Приметив местечко на возвышении, откуда хорошо просматривался весь зал, я потихонечку выбрался из толчеи и, поднявшись туда, стал внимательно разглядывать снующий народ, пытаясь высмотреть в толпе рослую фигуру торговца, и надеясь, что происходящее было лишь затянувшейся скверной шуткой или проверкой.

– Лигийскую гадину поймали? – проговорил кто-то раздраженно по ту сторону широкой колонны – у меня за спиной.

Не знаю почему, но эта реплика заставила меня насторожиться, и, вместо того, чтобы благоразумно уйти, я замер и навострил уши.

– Вывернулась, зараза. Вовремя заметила наших ребят и успела смыться.

– С объектом еще парнишку видели, – вступил в разговор третий. – Приметный типчик, огненно-рыжий. Кстати, парнишка тот в кафе как раз к интересующей нас дамочке подсел. Ребята официантов потрясли, и те подтвердили, что мальчик работает на Эль-Эмрана.

Я прикусил губу, продолжая вслушиваться в разговор, чувствуя, как холодеет все внутри. Если уши меня не подвели, я действительно вляпался в какую-то неприглядную историю. И поздно было рассуждать, нравится она мне или нет. Из передряги нужно было выпутываться.

– У Арвида с собой камушка не было, бабу вы упустили, – вновь донесся до меня голос первого, он говорил, выцеживая слова сквозь зубы, и в этом голосе я слышал ничем не прикрытую ненависть. – Если парня провороните – Анамгимар с вас шкуру снимет, имейте в виду!

Вжавшись в колонну, я проводил взглядом прошедшего мимо меня стремительным шагом светловолосого, неброско одетого крепыша, сопровождаемого парой патлатых парней. Показалось, что тех самых, что я видел полтора часа назад – на площади перед космопортом. И хоть меня не заметили, я решил не испытывать судьбу. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, я, стараясь не выделяться, пошел к выходу из зала. Арвид приказывал заглянуть к начпорта? Вот этим, пожалуй, я и займусь.

Дали небесные! Если бы я знал заранее, что благодаря знакомству с торговцем влипну в подобную заварушку, то предпочел бы остаться в Академии – желторотиков инструктировать, дисциплину поддерживать. Но сейчас назад пути нет. Да и возможность добраться назад одному через полконтинента с преследователями на хвосте мне казалась сомнительной. А еще стыдно было бросать Арвида в беде. Так же стыдно, как и набивать пузо за его счет.

Добравшись до выхода из зала, я оглянулся, то ли все же надеясь найти Арвида, то ли убедиться, что блондинистый крепыш и парочка его длинноволосых сообщников не идут за мной следом. Арвида не было видно, впрочем, как и его преследователей, зато я чуть не налетел на незнакомку из кафе. И это была удача. Подумалось, что она-то способна объяснить мне, что происходит. Да и не хотел я, чтобы эта женщина встретилась с зловещей троицей.

Вспомнилось ядовитое обвинение, брошенное крепышом: «Лигийская гадина».

Лигийцев не любили, и было за что. Не раз и не два случалось, что наши конкуренты в Галактике вышибали Гильдии с перспективных планет спорных территорий, нисколько не считаясь с интересами Торгового Союза. В стычках со спецслужбами Лиги, а в особенности со Стратегами, даже столь мощная Гильдия, как Иллнуанари, не раз получала по зубам. К счастью, по каким-то причинам Лига никогда не угрожала войной территориям, исконно принадлежавшим Торговому Союзу.

Но из-за этих конфликтов даже лигийцы-мужчины в наших мирах были гостями редкими, экзотическими, что уж говорить о женщинах? Особенно настолько красивых женщинах…

Вздохнув, я посмотрел на незнакомку, подхватил под локоть и потянул за собой. Лигийская гадина? Сейчас мне было все равно, окажись она хоть резидентом Стратегической Разведки: мне казалось, что вдвоем у нас все же имелся шанс выбраться из ловушки. Сомнительно, что те трое искала меня, чтобы конфетами накормить.

– Мадам, – прошептал я, увлекая женщину за собой, – не знаю, кто и зачем вас ищет, но вам лучше развернуться и пойти со мной.

Надо отдать ей должное – незнакомка даже не вздрогнула. Только чуть шире распахнулись огромные глаза. Посмотрев мне в лицо, она удивленно выдохнула:

– Это ты, рыжик?

– У рыжика имя есть, – огрызнулся я. – Зовите меня Рокше.

– А где Арвид?

– Не в курсе, мадам. На назначенную встречу он не пришел. Велел, если опоздает, подняться к начпорта. Думаете, стоит?

– Как вариант, – вздохнула незнакомка. – Комендант обязан быть в курсе всего, что творится на подконтрольной ему территории.

Мягко высвободив руку, она пошла вперед. От стремительности движений платок соскользнул с волос, женщина, не останавливаясь, стянула его и машинально намотала на ладонь. А я вновь огляделся – хотел убедиться, что преследователи не висят у нас на хвосте; я бы не опечалился, если неизвестный мне Анамгимар снял шкуры со всей троицы преследователей, но наши – свою и ее, мне бы хотелось сберечь.

В кабинет начпорта мы ворвались вместе, заставив вздрогнуть хозяина помещения.

Сухопарый, чем-то схожий с богомолом человечек с укоризной посмотрел на мою спутницу.

– Опять вы, – пробурчал он. – Мадам Арима, ну что вы от меня хотите? Что вам еще надо? Дали небесные, и когда же я от вас избавлюсь? От вас одни неприятности…

Его губы дрогнули и поджались, а женщина вцепилась в тонкий платок так, что побелели костяшки ее пальцев

– Господин Госье, – произнесла она вежливо, задрожавшим от волнения голосом, – я сожалею, что мое появление приводит вас в отчаяние. Но обстоятельства таковы, что для того, чтобы покинуть порт, мне нужна ваша помощь.

– Какая на этот раз, Фориэ? – желчно спросил мужчина.

Женщина вздохнула, а я достал из кармана контракт, шагнул вперед, оставив ее за своей спиной, интуитивно чувствуя, что говорить с моей спутницей по делу начпорта если и будет, то предварительно вдоволь поиздевавшись.

– Господин Госье, – обратился я к нему. – Полтора часа назад я расстался со своим работодателем Арвидом Эль-Эмрана. В назначенное время и указанном месте, я его не застал. Зато своими ушами слышал, что этой женщине, Арвиду и мне угрожает опасность. И вы обязаны сообщить мне, не происходило ли в последние полтора часа на территории порта каких-либо событий, объясняющих исчезновение господина Эль-Эмрана.

Начпорта кисло скривился.

– В медблоке ваш Арвид, – выплюнул он. – Проникающее в живот. Если не добьют, а за это поручиться не могу, жить будет.

Кажется, я едва не бросился на чиновника. Точнее, этого не дала сделать Фори – вцепившись в мои плечи и до боли стиснув их тонкими пальцами.

– Благодарю за ценную информацию, господин Госье, – произнесла она упавшим голосом. – Мы вам признательны.

– И что же делать? – спросил я, чувствуя, как в который раз за этот сумасшедший день меня начинает трясти от волнения.

– Что делать? – Госье вскочил из кресла, обогнул стол, и, выхватив контракт, зашипел сквозь стиснутые зубы. – Разорвать контракт, залечь на дно и не высовывать носа, если жизнь дорога. Понятно? Или еще не раз пожалеете, что связались с этим чокнутым Арвидом…

Я отрицательно покачал головой. Умом, конечно же, я понимал, что к рекомендациям стоит прислушаться, но развернуться и уйти, бросив торговца, я не мог, несмотря на доводы рассудка.

– Мне это не подходит, – обрезал я тираду начпорта.

– Да-а? – чиновник хмыкнул и сунул контракт мне назад в руки. Внимательно посмотрел на меня, на Фори, пожевал тонкими губами.

– Тогда, «господин навигатор», если сможешь, забирай Арвида из медблока, тащи его на яхту – она стоит в синем секторе, полностью подготовленная к вылету, и несись отсюда так, будто за тобой шайтан гонится. Единственное, чем могу помочь – диспетчера организуют зеленый коридор. Втихую. В эфир не выходишь, инструкций не запрашиваешь, в расчетах полагаешься только на себя. Куда сиганешь – меня не волнует. Я вас не видел, знать не знаю, ничего вам не советовал. Головорезов Анамгимара попробую попридержать, но не факт, что получится. Такой вариант подходит?

Я кивнул, сглотнув комок, вставший в горле, посмотрел на свою спутницу.

– Вы со мной, мадам? – спросил охрипшим от волнения голосом.

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: +6 Голосов: 6 773 просмотра
Нравится
Комментарии (10)
Алекс Дмитревски # 15 декабря 2016 в 15:10 +1
Дорогие мои читатели!
К сожалению, из-за того, что "свет с Венеры отразился от верхних слоёв атмосферы и вызвал взрыв болотного газа", первоначальный вариант главы со всеми вашими комментариями ушёл в небытие. Но я постарался все ваши замечания учесть в тексте (и, надеюсь, налепил не так уж и много новых ошибок).
Если вас не затруднит помочь мне их выловить за неделю (до 22 декабря), то редактор меня не съест :)
Вячеслав Lexx Тимонин # 15 декабря 2016 в 22:14 +2
Весчь!!!
Amateur # 20 декабря 2016 в 14:43 +2
можно мне немножко сказать?)
мне кажется, очень много "я" - почти каждое предложение. может, попробовать заменить безличными? или, например, в описании мест не обязательно говорить, что это увидел ГГ - и так понятно, что он и никто другой сменил локацию. от первого лица вообще, мне кажется, тяжело писать. мое восхищение живому языку)
некоторые фразы немного нехорошо звучат:
"тонкий аромат морозной свежести" - только чувствуешь этот тонкий аромат, как морозная свежесть начинает покалывать в носу smile
"лицо обожгла вспышка стыда"
"поперхнулся булочкой" - может, будет лучше "подавился"?
"стылые сквозняки"
еще есть повтор: "... следом... преследовать..."
все почему-то кисло ухмыляются, и больше никак))
про шкуры: "...наши - мою и ее..."
потом Рокше чуть не столкнулся с той женщиной, и она что-то никак не прореагировала - просто постояла и подождала, пока он вздохнет и потащит ее за локоть. очень странная реакция))
если не права, извини. только объясни, чтоб мне от своих ошибок тоже избавиться smile
Алекс Дмитревски # 20 декабря 2016 в 15:32 +2
Спасибо за отзыв :)

Насчёт "я-яканья" мне уже говорили, и я думаю над этим - но пока совсем без него обойтись не удаётся - вместо текста получается поток сознания, который не цепляет внимание читающего.
То же и с описанием мест. Ведь, по сути, это герой рассказывает, что с ним было, а не камера висит за плечом героя и бесстрастно регистрирует всё происходящее в режиме реального времени ;)
Возможно, я не совсем прав, но пока что мне это кажется так ;)

Немного не понял. что не так с "морозной свежестью"? Чай, герой не полдозы Тайда нюхает :)

А со вспышкой стыда что не так? Бывает же, когда стыд накатывает резко, как пощёчина, а не заливает всё лицо медленно, но неотвратимо.

С "поперхнулся/подавился" - подавился, это когда булочка крупным куском застряла в глотке и ты задыхаешься. Это происходит, когда её пытаешься поскорее проглотить; например, чтобы ответить. А поперхнулся - это когда резко вдохнул и крошки от булочки оцарапали горло, но дыхание свободно, только кашель дерет горло. Вроде по описанию ясно, что герой в первую очередь удивился, а уже потом решил, что отвечать joke

Про сквозняки тоже не совсем понял smile

"следом-преследовать-преследователи" - отчасти, быть может, и повтор, но в то же время (невольный) намёк на чувство погони.

ухмылку я нашёл только в первой главе и она не была кислой joke А Фори кисло усмехнулась (и начпорта кисло скривился) потому, что ситуация такая... кислая. А Арвид кисло скривился (в первой главе) был тоже не рад тому, что ему навязывают этого мальчика. Да ещё и рыжего. Да и всего три кислых гримасы на две главы - не так уж и много, я думаю :)

про шкуры тоже не совсем понял. Ведь как ещё показать, что парень отнёс Фори в свои сторонники, выделил "мы" и "они"? Расписывать кучкой фраз? Или намекнуть пусть чуть корявым, но одним словом?

Про столкновение: представь себя на месте Фори. Ты на нервах, ждёшь Арвида, чуешь, что что-то идёт не так... и тут сталкиваешься с кем-то смутно знакомым. И это не дает тебе просто буркнуть "извините" и пойти дальше. Ты стоишь и пытаешься вспомнить - кто это? Тем более, что судя по лицу, незнакомец тебя узнал. По крайней мере пару-тройку секунд ты слегка тормозишь. А за это время в голове незнакомца вся эта вышенаписанная тирада пролетает. В особо тяжелых случаях бывает, что в голове героя тирад на пару страниц некрупным шрифтом проносится - и это между двумя ударами в поединке ;)

Надеюсь, объяснил? ;)

Но над замечаниями (которые понял) - подумаю :)
Amateur # 20 декабря 2016 в 16:04 +2
про "я" - наверно, это надо мэтров спрашивать, что с этим делать)
про "морозную" я просто не могу представить тонкий аромат мороза laugh извини, наверно, это мои тараканы) вот только что пришла с улицы, а у нас сегодня -33, дык у меня пальцы стали сардельками, хоть и были в варежках)
мне кажется, "стылый" больше подходит к предметам - к камню, например. просто если брать самый простой синоним "холодный", то это и так сквозняк. может, я просто не встречала теплых сквозняков))
про шкуры - у тебя там написана "своя". может, лучше было бы "мою и ее"?
про столкновение: я понимаю Фори, но она куда-то "вывалилась" из этого момента, ну мне так показалось. пожалуй, я снова перечитаю этот момент. может, я что-то недопонимаю)
Алекс Дмитревски # 20 декабря 2016 в 16:16 +1
Просто для тебя "мороз" - это когда уже -20-30 C°
А вдруг для героя мороз - уже в -5 C°?
Amateur # 20 декабря 2016 в 16:53 +1
дык ему же все равно холодно, или он такой северянин, что ему любой мороз - тонкий аромат?)
ну ладно, тоже припишу это к специфике рыжих smile
Алекс Дмитревски # 20 декабря 2016 в 16:59 +1
Скорее - он только что вылез из тёплого транспорта и у него ещё не успели сопли в носу замёрзнуть smile Ну и душа поёт от восторга - что тоже придаёт окраску вдыхаемому воздуху, да :)
Amateur # 20 декабря 2016 в 16:07 +2
и еще про вспышку стыда - обожгла, по-моему, слишком сильно сказано, как будто у него ожог третьей степени на лице.
а вообще мне понравился ГГ) надеюсь, он заматереет в ближайшем будущем)
Алекс Дмитревски # 20 декабря 2016 в 16:26 +1
Специфика рыжих - у них кожа тоньше и ощущения острее :)

А рыжику да, приключений отсыпано немало smile Но взросление - штука не быстрая, за одну ночь не получится smile Так что матереть ему предстоит доооолго :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев