fantascop

Кролики-монстры, или животные похожие на людей

в выпуске 2016/04/15
6 сентября 2015 - Ишков Евгений
article5874.jpg

  Ночь натянула свое покрывало на Рэббитский лес, и луна взметнулась вверх, словно старый небесный наблюдатель. В это время, по ответвлению от главного тракта, который проходил через этот самый лес, двигалась группа паломников, идущая в город Мембилий. Она состояла из четырнадцати человек, включая четырех солдат, которых командование приклеило к  группе, ибо в этой группе паломников находился один очень важный аристократишка. Паломники были обычными людьми, за исключением упомянутого человека, каких можно встретить в городах и деревнях, и их выделяли лишь красные балахоны, в которые все, как один, были одеты. На небе давно было можно увидеть всю величественность Бездны и так как, группа шла с раннего утра практически без продыху, то было решено остановиться на ночлег чуть в сторону от дороги, немного углубляясь в лес.

   И вот костры были разведены, палатки расставлены, а некоторые уже сладко посапывали в блаженном неведении. Кто-то же тихо переговаривался между собой, сидя у костра и жуя вяленое мясо. Исключением не стали и наёмники, расположившиеся чуть поодаль от основной группы. Практически все они уже были в зрелом возрасте, лишь юнец Линман был еще подростком и мало походил на солдата, да и солдатом он не был.

— Надеюсь, ты найдешь обратную дорогу, малыш. — сказал солдат Эйнар, сидя у костра и глядя по сторонам. Он чем-то напоминал палочника, из-за своего длинного и худого тельца. — Всё-таки надо было тебя в твоей деревни оставить, нечего тебе с нами в город тащится.

— Я справлюсь — тихо сказал Линман. Он был обычным подростком с прыщавым лицом, худощавый и жирными волосам, которые выглядели, будто их неделю не мыли. Также в отличие от наёмников, поверх него была одета только льняная рубаха.

— Действительно, Эйнар, что ты к нему пристал? — сказал Тормунд. Тормунд был самым сильным и старшим среди четырех.

— Да так, есть причины — ответил он, а затем хмыкнул и начал медленно жевать мясо, выжидая пока кто-нибудь у него не спросит, что он знает.

— Ладно, можешь уже начинать травить байки, всё равно спать пока еще не хочется — сказал Варди.  Это был самый младший солдат из трех, но он был гораздо старше деревенщины Линмана.

— Почему же сразу байки? Это грустная легенда, основанная на реальных событиях — сказал Эйнар.

— Ну и кто тебе её рассказал? — спросил Тормунд.

— Трактирщик в Мембилии — сказал Эйнар.

— Действительно, очень надежный источник — усмехнулся Варди.

— Ну хотите верьте, хотите нет, но Рэббитский лес называется не просто так.

— А что значит Рэббитский? — подал голос Линман.

— Это на…кхм…западном языке вроде — сказал Эйнар, почесав голову. — Означает “кроличий”.

 —Ну и что тут непонятного? Кроличий потому что много кроликов — сказал Тормунд, отправляя в рот еще один кусок мяса.

 — Ты видел хоть одного?  Я лично нет, но если бы их было здесь много, мы бы давно заметили — сказал Эйнар.

Все трое замолчали, зная, что за весь день не увидели не одного кролика. Даже чтобы поесть, им пришлось ловить рыбу в речке, ибо за целый день им не удалось увидеть, и соответственно, подстрелить не одного ушастого животного.

— Ладно, рассказывай — сказал, вздохнув, Варди.

     Эйнар улыбнулся и начал рассказывать:

— Когда Мембилий был еще маленькой деревушкой и не принадлежал ни одному графству, её проезжал эрл Брюси и его жена Свана, являвшимися властителями близко1 деревне долины. Они были так поражены красотой местных видов, что решили остаться тут на несколько дней, тем более что местные жители были к ним более чем благосклонны. В легенде также говориться, что убедила остаться эрла его супруга, так как в её с Брюси землях ходили слухи о чудодейственной природе Мембилия, которые говорили о том, что его природа наполняет здоровьем все тело, вследствие чего здесь даже люди жили дольше, а так как у пары были проблемы с зачатием наследника, Свана посчитала, что будет не лишним остановиться здесь и проверить эти слухи. Итак, после нескольких ночей любви, в одном из постоялых дворов, парочка отправилась обратно домой, в надежде, что в этот раз им повезет.

  Свана ждала месяц, два, три, но, похоже, даже уединение в столь отдаленном месте от их замка, не смогло помочь им. От отчаяния Брюси и Свана решили еще раз поехать в Мембилий, но уже на этот раз не на несколько дней, а на целых полгода, назначив временным наместником приближенного Брюси.

  И вот снова и снова, они каждую ночь предавались нежности, но даже спустя пять месяцев это не дало никаких результатов. И в одну из таких ночей, после того как все было кончено, а муж спал в кровати, Сване от горя захотелось плакать и чтобы не разбудить своего супруга она решила отправиться в лес, и там остаться одной, наедине со своими мыслями. Зайдя немного в лес и присев на пенек, она стала плакать и молиться своим богам. Плакала и молилась она громко, но она была в лесу, где её никто не мог услышать, и поэтому она не сдерживалась. Но она не была одна, как ей казалось. В это время, прекрасный и высокий юноша с золотыми вьющимися волосами по имени Дюри смотрел за ней из-за деревьев. Дюри наблюдал за звездами, когда увидел незнакомую ему женщину направляющаяся в сторону леса и решил последовать за ней, чтобы предупредить её о том, что не следует одинокой женщине бродить по лесу в ночное время суток.

  Дюри решил выйти из-за деревьев, дабы спросить незнакомку о её несчастье и утешить её. Свана очень испугалась, увидев незнакомого ей человека в такое время и в таком месте, поэтому она спросила: «К-Кто вы?”. Юноша в свою очередь был поражен красотой Сваны, которую было не очень трудно заметить даже при лунном свете пробивающимся сквозь деревья. Он поклонился ей: «Я Дюрри, миледи, сын кузнеца Клеппа”. Затем он ободряюще улыбнулся ей и произнес: «Разве такой красивой даме как вы, пристало быть в таком месте, в столь поздний час?”. Если бы не было так темно, то юноша бы заметил, как у Сваны выступил румянец на щеках. Она ответила ему: « О спасибо, за теплые слова сын кузнеца, я бы не горевала, если бы не моя проблема…”, и рассказала она Дюри все. О том, что она была женой эрла, о том как они много лет и зим пытались зачать ребенка, и о том как они приехали сюда в надежде, что уединение им поможет, и о том как эта надежда не сбылась. После рассказа, Свана снова начала рыдать, на этот раз еще громче и тихонько приговаривая:’’ Х-Хочу ребеночка… чтобы любить его…”. Дюри было безумно жаль эту страдающую женщину и чтобы хоть как-то утешить её, он подошел к ней и обнял её за плечи. Свана перестала плакать, только всхлипывая, встала и, повернувшись к Дюри, посмотрела ему прямо в глаза. Секунда, и вот их языки уже порхают в их ртах, тела жмутся друг к другу, а руки развязывают узлы платья, и стягивают с мужского тела рубаху…

— Слушай, Эйнар, давай без таких подробностей. — сморщившись, сказал Варди. — Не хочу знать, какие извращенные мысли приходят на ум двум пьяным мужикам… да и вообще, ты уверен что в легенде это всё есть?

— Конечно же нет, иначе её бы не знали дети — усмехнулся Эйнар. — Я просто решил разнообразить довольно рутинную любовную историю своими, так сказать, познаниями.

Стейн продолжил:

— И вот её руки уперлись в пень, а ноги раздвинуты…

— Эйнар!

— Хе-хе, ладно, ладно, всё продолжаю. Итак, после сладкой ночи измены, Свана, как ни в чем не бывало, отправилась обратно домой вместе с эрлом. И о чудо! Спустя девять месяцев у них родились два мальчика! (благо, что у эрла цвет волос был похож на цвет волос Дюри). Брюси был сначала очень удивлен, когда спустя три месяца у его жены начал расти живот, но Свана заверила его, что это следствия долгого проживания в Мембилии и он поверил ей. Как вы уже могли догадаться, Свана и Брюси решили не останавливаться на достигнутом и поэтому на следующий год они решили снова поехать туда. И так они ездили в Мембилий на протяжении пяти лет, и каждый раз после поездки у них рождалось по одному ребенку. Естественно, Дюри никуда не делся, и каждый год они вместе со Сваной встречались в том же месте, где они встретились в первый раз.

— Кажется, я уже знаю, чем это всё закончится – проговорил Тормунд.

— Но как я уже говорил — продолжил Эйнар — легенда это грустная, а дыма без огня, как говориться, быть не может. На шестой год поехали не только супруги — эрл взял с собой своего мага, который, как он сам сказал, хотел убедиться в чудодейственности деревни. Маг этот был, уродливым и сильно сгорбившимся существом, отдаленно напоминавшим человека. Лицо его было обезображено язвами и струпьями, и Свану прошибал холодный пот, при одном взгляде на него, и она все время просила Брюси заменить его, но тот отвечал лишь, что он настоящий мастер своего дела и другого такого не найти.

  Настала долгожданная ночь встречи с Дюри, и Свана, как всегда, покинув спящего мужа,  направилась прямиком к лесу. Всё бы ничего, да только не одна Свана не спала в это время. Из окна своей комнаты, за ней наблюдал тот самый маг, которого взял с собой эрл.

Маг, увидев бегущую Свану к лесу, не долго думая, решил отправиться за ней. История умалчивает, чего хотел добиться маг разоблачением измены Сваны, ибо у мага за душой был мешок денег и расположение эрла, но как мне кажется, судя по тому, что мне рассказал дальше трактирщик и, принимая во внимание его внешность, я думаю, что он просто недолюбливал женщин, так как у него с ними явно ничего не клеилось. Во общем маг увидел как встречаются двое любовников и на следующий день рассказал обо всем Брюси. Тот, конечно же, не поверил. Как же могла его миленькая, хорошенькая Свана, обманывать всё это время? Маг предложил обманутому самому проверить это и тот согласился. На следующую ночь, маг уже вместе с Брюси проследили за Сваной. Сам эрл по себе был довольно добрым человеком, но смотря как его жена прелюбодействует с этим проходимцем, у него внутри поднимался поистине великанский гнев. Брюси сделал огромное усилие перед собой, чтобы не выйти к двум любовникам, и не удавить их там обоих на месте. Вернувшись обратно, вместе с магом, в свою комнату Брюси стал расхаживать взад вперед и про себя говорил:”Казнить, повесить, четвертовать…”. Как я уже говорил, маг, судя по всему, был яростным ненавистником женщин и вот что он сказал Брюси:” Они все такие, поверьте мне мой господин, уж я то знаю. И как мне кажется, казни для таких слишком просто, поэтому я вам предложу другой способ наказания”. После этого маг улыбнулся своим ужасным ртом и повел эрла в свою комнату. Там стояло пять клеток накрытых тканью сверху и также рядом стоял стол на котором находилось пять склянок с синей жидкостью. Когда эрл спросил что в клетках, маг только усмехнулся и откинул ткань. В каждой клетке сидело по два, довольно упитанных кролика…

— Только не говори мне что… — начал было Варди, но Эйран прервал его:

— Любовники лежали в объятиях друг друга, и каждый думал о своем. Неожиданно, со стороны кустов послышался звук ломающихся веток. Оба сразу напряглись.” Пойду проверю что там” — сказал Дюри и глубоко вздохнув, встал и направился к кустам. Подойдя, он начал высматривать какое-либо еле заметное движение в темноте, но ничего не увидев, он хотел уже было вернуться обратно, как вдруг в темноте, сначала возникли два красных глаза, а затем в шею Дюри, который не успел понять, что происходит, вцепился кролик, не свойственными ему огромными клыками. Его глаза горели красным пламенем, пока он разрывал шею Дюри, а тот булькал кровью. Свана хотела закричать, но страх парализовал её и она не в силах пошевелиться, тупо уставилась на то, как кролик пожирает её любовника. Сзади послышался шорох, и Свана еле оторвав взгляд от Дюри, посмотрела назад. Четыре пары горящих глаз уставились на неё. Через секунду, над лесом разразился душераздирающий женский крик…

     Над костром повисла тишина. Наконец подал голос Тормунд:

— Кролики-монстры? Ты серьезно? — в его голосе звучало недоверие.

— Как я уже говорил, хотите верьте, хотите нет, но это правда — сказал Эйнар.

— И что, в легенде прям все так было подробно описано? Как маг заметил Свану и как Дюри подходил к тому кусту? — с еще большим недоверием спросил Варди.

Эйнар цокнул языком и сказал:

— Слушайте, может я и нафантазировал кое-что,  но основа истории такая же, как и у трактирщика. Кролики-монстры на самом деле здесь водятся!

— Даже если бы эта история и вправду происходила, в чем я лично сомневаюсь, то это происходило очень давно, а это значит, что даже потомки первоначальной популяции из десяти кроликов вряд ли бы выжили до наших дней. Они бы просто умерли из-за сильной конкуренции среди хищников и были бы раскрыты практически сразу, из-за соседства с людьми, а я не помню, чтоб кто-нибудь из местных жителей, хоть заикался о таких существах, да и я не припомню, чтобы мы встречали здесь, что-нибудь похожее на кролика-монстра — заметил Варди.

— Это потому что они только ночью выходят, поэтому их и никто не видит. Хотя чего я тут распинаюсь…

Эйнар сплюнул и с раздражением сказал:

— Черт с вами, думайте что хотите, а я спать.

И сильно топая от злости, удалился в свою палатку.

— Чего только не придумают трактирщики — сказал Тормунд.

— И не говори, помню мне как-то один рассказывал, что встретил на берегу моря аж сразу пять русалок, которые исполнили все его самые похабные желания…— усмехнулся Варди. Тормунд, еще немного посидев, вслед за Эйнаром ушел к себе в палатку.

Варди заметил, что Линман как-то сильно ушел в себя и, толкнув его в плечо, спросил:

— Эй, чего с тобой? Не уж то байки Эйнара напугали? Да не бойся ты, ничего с тобой не будет, эти легенды всего лишь выдумка.

Линман вдруг сильно затрясло, и он произнес:

— Этот маг… который сделал этих кроликов…

Линман сглотнул.

— У нашей деревни есть легенда, в которой говориться о бессмертном маге, что построил этот город и затем покинул его, так как его предала любимая женщина, изменившая ему с матросом одного из кораблей заходивших в порт. Еще там говорилось о каком-то проклятии жителей посланным этим магом, дабы страдала не только эта женщина, но и её друзья, родные… не помню что это за проклятие, но оно точно какое-то страшное.

— И? Ты думаешь это тот же самый маг что был с эрлом? Слушай, ты начинаешь быть хуже Эйнара.

— Просто Эйнар говорил, что у этого мага были проблемы с женщинами, и я подумал что…

— Не думаю что только у одного мага проблемы с женщинами и вообще, не забивай голову всякой фигней. Давай лучше спать. 

Варди с с Линманом потушили костер и затем разошлись по своим палаткам.

Лежа в палатке Варди всё думал о том, о чём сказал Линман. Местные жители Мембилия и вправду были странные, но это скорее следствие общей изолированности от остального мира и сказать, что на них наложено заклятие,  Варди не мог. С этими мыслями он и уснул.

  Линман всё никак не мог уснуть. Он засыпал всегда на несколько минут, чтобы потом проснутся от очередного кошмара. В один из таких перерывов сна, Линман услышал посторонний звук. Линман повернул голову, и застыл не в силах пошевелиться. Красные горящие глаза смотрели на него.

Над Рэббитским лесом уже светало. Мужчина вместе со своими сыновьями собирали труппы, или то, что от них осталось, и грузили их на повозку. Мужчина и его сыновья были счастливы, они точно знали, что не останутся сегодня голодными.                                      

                                                                Конец.

Похожие статьи:

РассказыОбычное дело

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПотухший костер

Рейтинг: 0 Голосов: 0 479 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
DaraFromChaos # 6 сентября 2015 в 12:57 +1
кролики-монстры - это прекрасно dance

но русский язык надо уважать!!! zlo
Ишков Евгений # 6 сентября 2015 в 13:04 +1
А можете подсказать, что не так?
DaraFromChaos # 6 сентября 2015 в 13:21 +1
со стилем беда бедовая :))))
и таки со знаками, об которые препинаются, тоже
всё не подскажу - мужества не хватит
но вот, смотри, первый абзац

Ночь натянула свое (зачем свое? она еще чье-то могла натянуть? laugh ) покрывало на Рэббитский лес, и луна взметнулась (луна восходит постепенно, а не взметывается в один миг) вверх, словно старый небесный наблюдатель (а что, некий старый небесный наблюдатель взметывается в небо по ночам? имхо: очень не удачное сравнение). В это время, (лишняя запятая) по ответвлению от главного тракта, который проходил через этот (только что было это, и опять - этот) самый (зачем самый?) лес, двигалась группа паломников, идущая в город Мембилий. Она состояла из четырнадцати человек, включая четырех солдат, которых командование приклеило (приклеило? клеем Момент?) к группе (повтор - группа только что была), ибо в этой группе (опять группа) паломников (и паломники только что были) находился (может быть, в эту группу входил) один очень важный аристократишка. Паломники были обычными людьми, за исключением упомянутого человека, каких можно встретить в городах и деревнях (если речь идет о паломниках, тогда эту часть предложения надо перенести к ним, а не ставить после упомянутого человека), и их выделяли (среди кого выделяли? может быть, остальные паломники одевались иначе. но мне, читателю, это неизвестно) лишь красные балахоны, в которые все, как один (зачем как один? лишнее), были одеты. На небе давно было можно увидеть всю величественность Бездны (что можно было увидеть на небе? О_О величественность Бездны? ужасный оборот) и так как (запятые: и, так как - а вот тут запятая не нужна), группа шла с раннего утра практически (лишнее слово) без продыху (по стилю не вписывается. лучше без остановки, без отдыха. без продыха - грубовато), то было решено остановиться на ночлег чуть в сторону (чуть в стороне) от дороги, немного (только что было чуть. теперь немного - ненужный повтор) углубляясь (углубившись) в лес.

дальше примерно та же степень бедствия
я не вредничаю и не цепляюсь :)))) просто озвучиваю мысли и ассоциации, которые возникают у меня = читателя в процессе чтения :)))

ах да, и очень порадовала где-то в середине фраза: "она облокотилась на пень, раздвинула ноги..."
пень - он обычно того-с :)))), занозистый и корявый
я понимаю, в момент страсти можно на все, что угодно облокотиться, но даму жалко :)))) у нее ж спина потом будет болеть :))))
Ишков Евгений # 6 сентября 2015 в 13:23 +1
Ладно, спасибо. Буду исправляться smile
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев