1W

Плечом к плечу, часть 1

в выпуске 2015/01/12
22 августа 2014 - Делла Ликур
article2268.jpg

Очень много времени прошло с тех пор, когда человечество научилось управлять атомной энергетикой. Когда-то трудно было представить момент, в котором нам удастся взять образцы ядра собственной планеты. Считалось весьма дорогостоящей новейшей технологией элементарное бурение под углом, хотя и оно не позволяло проходить глубже 10–15 километров. Сейчас нам уже не кажется проблематичным путешествие к центру Земли. Но этим не удивишь даже школьника. Все только и говорят, что о космосе.

Мы досконально изучили все планеты Солнечной системы, расширили таблицу Менделеева в 16 раз, но нам этого было мало. Менялся мир, но человеческая натура стабильно заплывала жиром и жадностью.

Идея панспермии – заселения других планет – захлестнула мир, в котором правят высокие технологии. И, в конце концов, мы решились на межгалактические путешествия. И мы встретили их… другие цивилизации!

Научились налаживать связь. С некоторыми и по сей день ведем торговлю как материей, так и информацией. А с некоторыми стараемся держать нейтралитет. Мы никогда не будем готовы к войне, но это не значит, что мы не дадим отпор в случае атаки.

Чувствуется, что с каждым новым годом нагрузка многократно возрастает. И ложится она не только на плечи солдат или ученых, но и на детей тоже. Среднестатистический шестиклассник сможет пришить кому бы то ни было новую конечность, а десятиклассник проведет операцию на мозги. И это, действительно, стало обязательной программой.

То, что давали в школах, неоднократно спасало множество жизней. Но то, что давали в университетах, чаще всего убивало.

***

Международный университет военно-космических систем и технологий

Перед началом вступительных экзаменов 

– Дорогие мои абитуриенты, я несказанно опечален смотреть на ваши слабые тощие силуэты, поэтому не ждите от меня длинной речи о том, какой же фантастический вы сделали выбор, решив поступить именно в этот университет. Вы совершили ошибку. Трое из четырех не пройдет сегодняшний вступительный экзамен, но я все равно пожелаю вам удачи. Она обязательно пригодится вам, когда вы будете смотреть в глаза родителей, не оправдав их наивнейшие и безумнейшие надежды. Катитесь из этого зала, если у вас уже трясутся коленки, – именно с такими словами выступил ректор вышеупомянутого университета перед сотнями прибывшими молодыми людьми,  только-только закончившими школу.

– Василий Григорьевич шутит, – тут же подхватила ректорскую речь женщина, незамедлительно поднявшаяся на сцену. Она одарила всех успокаивающей улыбкой, разбавляя нагнетенную атмосферу. – Мы очень рады видеть всех вас, сидящих в этом зале. Сегодня, действительно, очень важный и ответственный день. И я уверена, вы проявите себя должным образом. Глядя на вас, я вижу не просто молодых людей, я вижу решительных, разумных и харизматичных будущих героев! И я надеюсь, что вы станете поколением мужества, поколением чести и справедливости. И сохраните этот мир.

– Достаточно, – оборвал воодушевляющую речь Василий Григорьевич, который прежде даже бровью не повел, и обратился в зал. – Вступительный экзамен покажет предел ваших способностей. Если этот уровень будет недостаточным, никакого второго шанса не представится. По крайней мере, не в этом году. Никто здесь не будет бегать за вами с тряпочкой, чтобы вытирать ваши ротики каждый раз, как испачкаетесь за обедом. Так что соберитесь со своими картонными мыслишками и встаньте уже с кресел, пока они еще не пропитались зловониями страха и пота. Сами же потом будете все здесь отмывать.

Но речь ректора настолько поразила всех присутствующих в зале, что многие не могли и пальцем пошевелить еще несколько мгновений, не то, что выполнить приказ и покинуть зал. На что Василий Григорьевич лишь только фыркнул: «Вы безнадежны!» – и первым скрылся за пределами воцарившегося немого безумия.

***

Широкие коридоры университета были выложены серыми шестигранниками и освещались синевой настенных ламп, создавая особую неземную атмосферу. Нередко встречались живые иллюстрации аккреационных дисков Черных дыр, ускоренного галактического каннибализма, экзопланет.  А если посмотреть выше, на самый верх, то можно увидеть необыкновенно красивые анимации созвездий, известных человеку с незапамятных времен. Но особое внимание уделялось героям Астрореликтовой военной космической флотилии, в числе которых был и сам Василий Григорьевич Дорошенко.

Под его фотографией, помимо всего прочего, было написано:

«Адмирал (2745-2747гг). За особые услуги на Марзолине в ходе гражданской войны награжден Орденами Кузнецова1 Iи IIстепени. Ректор МУ ВоенКСиТ с 2748г.»

Василий Григорьевич на мгновение остановился возле стены почета, но его взгляд так и не коснулся ни единого лика.

– Здравия желаю, адмирал! – громом раздался мужской голос, и из-за угла вышел статный человек в черном обмундировании.

Невозможно было не заметить его желтую татуировку – особый знак отличия марзолинца – в виде перекрестных отрезков на подбородке.

– Астерлак, – фыркнул Василий Григорьевич, подумав, что над ним нагло потешаются. – Неужели черти из ада еще не насытились моим скромным постным мясом с хрустящей корочкой?

Но марзолинец смолчал, ни один мускул не дрогнул на его лице.

Дорошенко с нескрываемой ненавистью смотрел в глаза ярко изумрудного цвета, хотя, в прочем, он на все смотрел с нескрываемой ненавистью…

– Нет, в прошлый раз надо же было додуматься свернуть мою грешную душу клубком и жарить на медленном огне. Даже не помешивали, черти! Что, в этот раз опять не спросите моего мнения по поводу сковородки или сразу в духовку бросите?

Астерлак подошел ближе. Теперь на его лице выражалось сожаление, которое встретилось резким «Да это просто невероятно!».

Василий Григорьевич готов был уйти в любой момент, но все же его останавливало что-то… возможно, надежда, что старый друг, с которым они прошли плечо к плечу всю гражданскую войну, не станет говорить о проблемах вселенского масштаба. И Астерлак молча, засучив рукава, неожиданно, но со всей силой наградил товарища ударом кулака в челюсть. Важно отметить, что отреагировать на движения марзолинца попросту невозможно ввиду их молниеносности.

К тому же, удар был настолько сильным, что выбил несколько зубов. Астерлак замахнулся во второй раз, но не для того, чтобы бить, а для того, чтобы поймать резцы. И он сделал это прежде, чем они коснулись пола.

– Ах шты шукин шын! – прошепелявил ректор, удержавшись за стену от падения.

– Не напрягайся так, – Астерлак схватил его за плечо. – Я все исправлю, как только закончу. И прошу прощения за предоставленные неудобства, адмирал! Ты должен понять меня, ведь иначе бы ты никогда не перестал про своих чертей. А если бы перестал, придумал что-то другое…

– Шаткнищь уже и вштавляй обратно! – потребовал тот, рывком отдернув руку пришельца со своего плеча.

Астерлак был человеком слова, и он действительно смог бы исправить содеянное, да так, что будет даже лучше прежнего. Но еще ему нужно было сообщить кое-что важное, настолько важное, что он пересек миллионы световых лет ради одного короткого разговора.

Парень сбрызнул резцы черной гомогенной смесью, которая мгновенно приобрела трехмерный полимерный каркас, способствующий соединению тканей и заживлению структур. И зубы после такого лечения буквально приросли на место. Правда, сопровождался процесс невыносимой острой болью, которая лишала стойкости и  валила наповал.

Пришелец озирался по сторонам: нет ли кого. Но корпус был пуст. Все собрались в лабораториях – проводить вступительный экзамен.

Григорий Васильевич хотел хорошенько выругаться, но его челюсть уже онемела и, оказавшись парализованной, не выпускала ни единого слова. Тогда Дорошенко взял за плечи своего обидчика и с нескрываемой (теперь уже) яростью пнул его в самое «оно». Именно от такого удара невозможно было увернуться, ведь пальцы взбешенного мужика острием кинжалов вонзились тому в плечи.

– Я нашел того, кто подставил тебя, – будто бы в свое оправдание процедил Астерлак, корчась от боли.

В глазах Василия Григорьевича застыло вопросительное удивление, и он замычал, дескать «говори».

– Я знаю, что произошло с эскадрой, адмирал…

 

Дело было вот в чем. После того, как резня на Марзолине объединенными усилиями людей и здравомыслящих марзолинцев была подавлена, эскадра под командованием адмирала Дорошенко возвращалась домой. Но Солнечной системы достиг только один корабль – стоящий во главе. Остальные исчезли бесследно, растворившись на глазах. Тогда Дорошенко попросили сдать полномочия. Но фактов, подтверждающих его причастность к инциденту, так и не нашли.

 

 

 

  1. Н.Г. Кузнецов – адмирал Флота Советского Союза (один из немногих). 

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +4 Голосов: 4 1011 просмотров
Нравится
Комментарии (5)
Константин Чихунов # 23 августа 2014 в 01:07 +3
Уважаемая, Делла, позвольте высказать своё скромное мнение:
Идея и содержание вашего текста , вполне подходят под рассказ
Минус незначительный, но в тексте он слишком заметен.
Разбивка связной мысли на дробные диалоги в тексте не желателен. Вы бьёте свои здравые и зрелые мысли пополам и ставите точку.
Делла Ликур # 23 августа 2014 в 01:26 +3
Хорошо, поняла, закончу историю и буду аккуратней:)
Григорий Родственников # 23 августа 2014 в 23:10 +3
Очень интригующее начало. Написано ярко, динамично, сочно!
Жду продолжения! И, конечно, жирный плюс.
Делла Ликур # 24 августа 2014 в 21:05 +1
Спасибо!:)
Продолжение готово!! Но только, смею заверить Вас, история еще возьмет новую волну в скором будущем...) Нужно просто вставить промежуточные рассказы, которые к данному прямого отношения не имеют... просто так нужно! v
Катя Гракова # 13 января 2015 в 10:25 0
Начало завлекательное, активное. + и читаем дальше
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев