fantascop

Тьма придет за тобой 10 глава

в выпуске 2015/03/19
4 октября 2014 - Eva1205(Татьяна Осипова)
article2496.jpg

 – Доктор Крисс, как вы объясните происходящее,- детектив Майла  Шелкибел медленно расхаживала по гостиной, словно,  хотела измерить шагами площадь   выцветшего от времени ковра.
         – Уважаемая Майла,- улыбнулся доктор Крисс,- вы можете верить или не верить во все то, что я рассказал вам, но то, что скоро решится судьба этого мира – неоспоримый факт. Пророчество существует, как и демон, откроющий двери  Ада. Оливер ни в чем не виноват, он сам  –  жертва. Много лет назад я лечил его и знаю, что произошло в Гарлемдолле восемнадцать лет назад.
         – Мне в отчете тоже написать о потусторонних силах? О конце света?
         – Пишите, что хотите, но девочка останется у меня.
         – Мо должна вернуться в школу…
         – Возможно, завтра ей это не понадобится… как и остальным – идти в школу, на работу. А вам, Майла, расследовать преступления…
         Внезапный звук заставил замолчать Уильяма, он поднял глаза к потолку, слыша, как сотня ног пронеслась из комнаты Соммера на лестницу, ведущую в гостиную.
         – Прячьтесь, идем,- он схватил ее за руку. Слишком грубо, как показалось госпоже Шелкибел.
         – Что вы себе позволяете? – она возмущенно залепила ему пощечину, но  забралась в шкаф, слыша приближающиеся звуки, напугавшие  ее. Уильям забрался вместе с ней в тесный, пропахший пылью шкаф, и они стали свидетелями того, как отец Ганкель изгоняет, из мира сущего в мир преисподней, стаю крылатых демонов. 
         Крылатые демоны похожи на огромных летучих мышей, только с лицами чудовищных существ. Обтянутые серой кожей черепа и горящие, словно угли глаза излучали нечто  ужасное, не поддающееся человеческому объяснению.
        Майла прижала руки ко рту, чтобы не закричать. Вслед за стаей крылатых демонов выскочил пожилой мужчина с всклокоченными волосами, он что-то бормотал на латыни и демоны, повинуясь его слову, остановились, громко хлопая крыльями. Майла видела, как  задвигался ковер, превращаясь на месте образовавшегося пятна в жидкую субстанцию, она вращалась в хаотичном порядке, открывая дверь в иной мир.
         – Это врата Ада, Майла,- тихо проговорил Уильям,- сидите тихо. Сейчас эти твари отправятся восвояси.
         – Боже, неужели все это правда…
         Одна из тварей резко метнулась к шкафу. Дверцы распахнулись,  и госпожа Шелкибел завизжала, поддавшись панике.   Крылатый демон бросился в ее сторону, ударил когтистыми крыльями, исцарапав ей лицо. Соммер продолжил читать заклинание, затягивая невидимую петлю на шее монстра, увлекая в разрыв, ведущий в Ад. Тишина показалась оглушительной. Майла находилась в ступоре и чтобы привести ее в чувства,  Уильям ударил ее по щекам.
         – Пресвятая Богородица,- женщина, покачнувшись, схватилась за локоть Соммера. – С этим нужно покончить.
         – Выпейте воды,- Уильям поднес стакан в ее губам,- теперь вы мне верите?
 Она подняла на него глаза полные слез.
         – Мне необходимо поговорить с Морисой, а потом, я что-нибудь придумаю.
         – Помните, госпожа Шелкибел, сегодня закройте все окна и двери, мы не знаем, чем закончится эта ночь.
         Майла проработала в полиции около двадцати лет и могла признаться себе, что бывали странные случайности и непонятные происшествия, но она никогда не верила в сверхъестественное. Медленно поднимаясь по ступеням, она вошла в комнату Морисы. Девушка сидела на кровати, изучая какую-то книгу. Самая обычная школьница, каких много. Только взгляд ее глаз устремлялся, словно сквозь нее, изучал,  взвешивал – доверять или нет.
         – Здравствуй, Мориса.
        – Присаживайтесь,- улыбнулась девушка,-  я вижу на вас,  чуть было,  не напали крылатые демоны?
         – Да,- Майла отбросила назад длинные волосы. – Мне до сих пор кажется, что я сплю и это похоже на какой-то бред…
         – Понимаю. Хотя, если честно, я с этим сном или бредом, как вы говорите, живу уже лет восемь. Видения, кошмары, а потом и прогулка по аду… я понимаю, в это трудно поверить, мне этого и не нужно. Я просто хочу, чтобы вы позаботились о моем отце.
         – Оливер Фил?
         – Да.  Много лет назад, еще до моего рождения он был одержим… Я уверена, что Иржи стал свидетелем  чего-то такого, о чем не должен был знать. Папа никогда бы не поступил так с ним.  Они были друзьями. А почерк убийцы… мы говорили с доктором Криссом, очень похож на того, кто убивал  людей в Гарлемдолле. Вы можете сделать запрос…
         – Я уже сделала это. Доктор Крисс не раз помогал следствию. Детектив из полиции Гарлемдолла подтвердил его способности находить пропавших людей.
       – Поймите, Майла, сегодня ночью, папе угрожает опасность и не только ему, могут пострадать пациенты клиники, если это нечто снова выйдет на свободу.
         – Что же с ним делать?
         – В клинике есть подвал, куда можно попасть  в обход охраны?
         – Я не знаю точно, Мориса, для этого мне нужно поговорить  с главным врачом.
         – Нет, так мы все только испортим. Отправляйтесь в клинику… вам необходимо  самой все узнать. И если там есть такое место, папу надо перевести туда. Я, доктор Крисс и отец Ганкель отправимся туда после полуночи, чтобы совершить ритуал и навсегда разорвать цепи, что связывают нас…если успеем, конечно. 
         – Что значит, если успеем?
         – Может получиться так, что… что все начнется гораздо раньше.

         Северная часть Булеша. Машина несется сквозь ночь. За рулем Уильям Крисс, Мо напряженно вглядывается в темноту, где ветви деревьев расчерчивают лунный свет. Отец Ганкель, сжимая книгу, перебирает четки. Он верит, что сегодня они закончат, что не удалось завершить  восемнадцать лет назад. 
         Оливер в подвале, прикованный к  креслу ремнями. Детектив Майла смотрит на часы. Оливер, иногда открывает глаза и что-то бессвязно пытается сказать. У него блуждающий взгляд. Майла, по настойчивой просьбе Соммера Ганкеля,  чертит пентаграмму, помещая в ее центр инвалидное кресло Оливера. Она ждет. 
       Время, словно тягучая патока не спешит, выжидает, как демоны, притаившиеся в преисподней. Они знают, что сегодня последний шанс развязать войну и выйти на поверхность, чтобы начать свою кровавую жатву.
         – Смотри, там кто-то на дороге! – воскликнул Соммер.
Пикап взвизгнул тормозами, останавливаясь перед человеком, идущим по разделительной полосе.
         – Не нравится мне это, — Уильям посмотрел на бледного парня, идущего, словно в своем воображаемом мире.
         –  Лучше поскорее убраться отсюда,- соглашается Соммер,- сейчас мы не должны останавливаться.
       Мо посмотрела  в заднее стекло, приложив ладони к запотевшему стеклу. Дни стали короче, и осень накатила осенними дождями, ворохом желтых листьев, которые ветер, грязным покрывалом, разбросал по обочинам.
         – Марк? – Мо непонимающе смотрела на удаляющуюся фигуру,- Марк!  — она опустила стекло и, высунувшись, позвала его по имени.
         – Этот странный тип твой парень? – настороженно спросил Соммер.
         – С ним что-то случилось,- пробормотала Мо,- я сейчас…
Раскрыв дверь автомобиля, она бросилась к Марку, не думая, что теперь перед ней не ее друг, а творение темных сил.
         – Мориса! – Уильям вышел из машины и направился в сторону девушки, он был уверен, что останавливаться нельзя и в том, что встреча с этим парнем не принесет ничего, кроме проблем. – Мо!
         – Марк, что ты здесь делаешь? – Мо провела рукой по его спутанным волосам,- на тебе кровь…ты, ранен?
         – Уходи, — прохрипел он, отталкивая Мо. Она, ничего не понимая, взяла его за руку.
         – Тебя сбила машина? Идем…
         – Мо,- Уильям резко схватил ее за руку и потащил к машине. Лицо Марка стало меняться. Рот, словно, разорвался  напополам, выпуская из чрева, нечто, похожее, то ли на жало, то ли на змею.
         – Марк!
Уильям упал сбитый с ног. Мо, теряя равновесие,  поскользнулась на мокром асфальте и рухнула  назад, больно содрав кожу на ладонях. Не в силах вмешаться, она видела, как скользкая тварь  опутывает шею доктора Крисса.
         – Нет! – ее крик заставил Соммера вернуться в машину, чтобы вытащить дробовик.
Мориса видит, как конвульсивно дергается тело Крисса, запах смерти, его глаза, похожие на стеклянные шарики, что вставляют кукле в пластмассовый череп, они вот-вот выпрыгнут из орбит. Соммер стреляет, Марка отбрасывает назад. Мо чувствует, что ее сейчас вырвет.
         – Мо! Живо в машину! Времени нет!
Одним прыжком то, что раньше было Марком, преодолевает расстояние в десять метров и, набросившись на Соммера Ганкеля, разрывает острыми зубами его шею. Мо боится посмотреть в сторону, где монстр пожирает его тело. Хруст сломанных позвонков и чавканье.  Она видит только дергающиеся ноги в просвет под пикапом.  Ей кажется, что с Ганкелем покончено, теперь настала ее очередь, главное – не думать, что это Марк. Тошнота подкатывает к горлу. Мо быстро запрыгивает в машину и, захлопнув дверь, пытается найти ключи. Как странно, проносится у нее в голове, зачем доктор Крисс их вытащил…
         – Ты не это ищешь? – Мо в ужасе пытается открыть дверь, видя, как Марк, сидящий рядом с ней, вертит на пальце ключи от пикапа.
         – Что с тобой стало? – она не узнала своего голоса, который стал похож на голос хриплой  больной птицы.
         – Я узнал, что такое истина,- улыбнулся Марк окровавленными губами, его раздвоенный язык был настолько отвратительным, что Мо не могла пошевелиться,- ты тоже узнаешь, что такое истина, Мо. Скоро. Очень скоро…
         – Убирайся из машины! – закричала Мо, пытаясь вырвать из его руки ключи. 
         – Мо, что с тобой, он нежно обнял ее. — В какое-то мгновение Мо показалось, что это он, ее прежний Марк.
         – Отпусти меня, я должна ехать,-   он не слушал ее, целуя липкими губами в щеку.  – Пожалуйста… Марк…
        – Ты уже приехала,- как-то грустно улыбнулся он,- мне жаль, что ты не принимаешь меня, нас, все то, ради чего ты жила все эти годы.
         – Когда вы все поймете, что нет никакого предназначения…
       – Ты хочешь, чтобы все поскорее закончилось? – неожиданно спросил он, вставляя ключ в замок зажигания,- поехали, у нас мало времени.
         – Оставь меня…
         Рев двигателя пикапа, заставил ее вцепиться руль. Мо не могла понять, как машина сама завелась и понеслась по пустынному шоссе. Ветер развевал ее волосы. Марк улыбался, ей показалось, что он стал старше, на висках появилась седина, словно ему было далеко за тридцать, а не девятнадцать лет.
         – Тебе не кажется, что мы едем слишком медленно,- он обнял ее за плечи одной рукой. Мо передернуло, когда она увидела кровь на его пальцах. Кровь доктора Крисса и отца Ганкеля, без них ей будет очень сложно. Она не знает заклинаний, она не сможет…  
        Впереди возникла стена, знак дорожные работы пронесся секундой раньше. Тормоза не поддавались. Огонь и скрежет разрывающегося метала, теплые объятия Марка и смех Дейанны. Ни боли, ни страха. 
         Мо открыла глаза. Под ней таял лед, снег падал, словно тополиный пух, воздушный и легкий. Она поднялась на ноги, узнавая это место. 
         Ад – холодный и одинокий. Пустыня из красивого камня, построенная на костях грешников, пыточные и сады удовольствия, где правят суккубы.  Золото и кровь. Тень метнулась по каменным стенам. Тишину нарушило чье-то дыхание. Она обернулась, увидев незнакомца в просторной рубашке  серого цвета и вытертых джинсах. Босые ноги еле касались ледяного покрова. Он улыбался, протягивая к ней руки.
         – Не бойся,-  сказал он, раскрывая  для объятий руки, так похожий на ангела,- я знаю, тебе досталось, девочка. Идем, скоро, все закончится.
         Мо взяла его за руку, не понимая, что может  здесь закончится,  в этом месте, где правит тьма.
         – Тс-с,- он приложил пальцы к губам,- теперь, когда нет препятствий, ты сделаешь сама   правильный выбор.
«Правильный выбор» — где-то она уже это слышала. Ей не помогут святое писание и книга заклинаний экзорциста, подруга, что всегда скрывала свое истинное лицо, Марк, который перешел на сторону древнего зла.
         – Ты права,- незнакомец тепло сжал ее руку,- жизнь такая штука, что тебя предают самые близкие. Атэни завидовала тому, что у тебя есть отец, а ее приемные родители оказались не теми, кого она  видела в них поначалу. Приемный отец однажды изнасиловав ее,  делал это регулярно. Мать,- он усмехнулся,- ну, а мать,  зная обо всем покрывала своего мужа. Тогда Атэни убила их, принеся нам жертву. 
         Марк хотел удовольствий, но стыдился тебе признаться в этом. Он ждал вашей близости, но ты не похожа на других девушек, думал он, оберегая тебя от своих плотских желаний. Суккуб легко добился его расположения, потому, что его плоть жаждала этого.          Уильям и Соммер были слишком самонадеянны,- он рассмеялся,- с помощью своей книжонки и пентаграммы, они думали уничтожить меня? – его глаза сверкнули огнем. – Понимаешь, ваш Бог придумал свои правила для своих овец, считая  вас лишь овцами. Я же дам тебе гораздо большее.
         – Ты прав,- улыбнулась Мо, высвобождая свою руку из его ладони,- наш Бог жестокий Бог, не щадящий своих детей, разрушая войнами и болезнями наши жизни, но он никогда не предавал, не использовал…
         – Откуда ты знаешь, Мо,- он склонил голову на бок, покусывая нижнюю губу,- ты знакома с Богом? 
         – У меня есть право выбора, и я не стану служить тебе…
         – Никогда не говори «никогда», Мо. Посланники Бога внушили вам людям, что дьявол – это зло. Кем можно назвать Бога, любящим отцом? – в его глазах блеснули слезы,- одного сына он проклял, а второго отдал людям на растерзание. Ты считаешь, что Бог, уничтожающий своих детей, способен сделать нечто другое с вами, людьми.
         – Я не хочу об этом думать. Я хочу просто, чтобы нас с папой оставили в покое.
Дьявол ласково сжал руку Мо и, заглянув в ее глаза, опустился перед ней, присев на одно колено. Мо не могла понять, в  ее сознании все запуталось, она не могла верить ему, даже его слезам, что скатились жемчужинами по красивому лицу.
         – Мне очень жаль, Мо, так бывает почти со всеми, кто встал не на тот путь. Идем,  тебя ждет кое-кто.
         Больше он не проронил ни слова. Снег таял под его ногами,  и тишина пугливо плелась вслед за ними. В какое-то мгновение Мо показалось, что она услышала знакомое хлопанье крыльев.  Злой дух  настороженно остановился и посмотрел по сторонам. Пустота. Пустота и одиночество именно это Мо прочитала в его глазах. Его облик был красив и молод, а в глазах читались многие тысячи лет.
         Они вошли в просторный зал, где не было окон, а на стенах висели портреты знаменитостей. Мо удивил этот факт, и она узнала многих на живописных холстах.
         – Эти люди верой и правдой служили мне,- улыбнулся Князь преисподней,  показывая на сотни лиц в золотом обрамлении. – Особо я любил  Генриха восьмого.  Людовик четырнадцатый больше любил себя, жалкий отпрыск французской короны.  А эти бравые ребята Франклин, Рузвельт, Вашингтон… все они моя стая, мое верные подданные.
         – Меня это не удивляет,- усмехнулась Мо, двигаясь дальше. Страх отступил. Потрясение от смерти Ганкеля и Крисса уступили место  безразличию к своей судьбе, девушка пыталась собрать головоломку, которую ей предложит дьявол. А он, несомненно, предложит. Она раскрыла тяжелые двери и увидела отца, который, улыбаясь,  бросился к ней, заключая  в свои объятия.
         – Чтобы вы без меня делали,- улыбнулся Отец Лжи. – Разве ваш Бог дал бы вам возможность проститься.
         – Проститься? – Мо непонимающе посмотрела на дьявола.
        –  Твой отец умер, тут я не приложил ни капли своих сил. Его организм был истощен, как и нервная система…
        – Мо,- она услышала голос Мизуко, которая оказалась так внезапно рядом. Она обняла ее и отца и, казалась, почти настоящей.
         – Прямо, семейная идиллия,- усмехнулась она, отталкивая от себя фантомы,  чувствуя фальшь.  Они неестественным образом вытянули лица, став похожими на изображение Эдварда Мунка с популярной  картины «Крик». А потом, с искаженными гримасами, лопнули,  осыпая пол уродливыми осколками. Мо двинулась вперед, ускоряя свой шаг, открывая, все новые двери, где фантомы пытались выдать себя за ее родителей. Нет, тут дело не в дверях, я иду не тем путем. Мо, резко развернувшись, двинулась назад. Дьявол, задумчиво потерев подбородок, улыбнулся. Мо летела прямо на него и, ударив его по щеке, увидела, как его голова, словно принадлежащая   резиновой кукле, издав характерный звук, отскочила от туловища.
         – Так я и думала, ты не похож на него! – бросила она, оттолкнув резиновую куклу в сторону. Хлопанье крыльев. Мо понеслась на их звук, сбивая на пути выросший, словно из-под земли кустарник плюща. Его тонкие, но прочные, словно проволока, стебли с колючками пытались обвиться вокруг ног Морисы. Немного усилий и она оказалась на усыпанном снегом балконе, внизу горы и девять башен. Девять лун неизменно  наблюдающие за ней, немые стражи Ада.
         Мо закрывает глаза и, раскинув руки, смотрит вдаль.  Она чувствует, как они  начинают обрастать иссиня-черными перьями, превращаясь в крылья. Воспоминания из снов становятся реальностью и, взмахнув крыльями, словно делала это сотню раз, Мо поднимается в фиолетовое небо. 
         Что делать, вопросы, снова одни вопросы, без ответов. Она пролетает мимо древних  башен, заглядывает в окна, где видит Атэни, улыбающуюся, обнимающую своих настоящих родителей, погибших в автокатастрофе. 
         Мо видит Марка в объятиях Дейанны, их страсть и капельки пота, выступившие на лбу ее возлюбленного, к которому еще остались какие-то чувства, послевкусие, остающееся после бокала вина, запах страсти… 
        Она летит прочь.
        Отец Ганкель в одиночестве листает древнюю книгу, его обнаженная спина в кровоподтеках. Мерзкие твари нагревают свои металлические прутья, в жарком огне камина, и ударяют Соммера Ганкеля по спине, снова и снова. Слезы застилают лицо. Я не должна останавливаться, бормочет Мо и летит дальше. 
         Маленький мальчик, так похожий на доктора Крисса, уныло смотрит в окно, в его глазах одиночество, которого хватит на весь мир несбывшихся надежд. За его спиной беременная женщина ругается с мужчиной, но мальчик, кажется, не слышит их, он водит пальцем по запотевшему окну, рисуя какие-то символы, буквы. Мо подлетела к самому стеклу, прижав к нему лицо, ее крылья бьются о каменные выступы. Мальчик не видит ее.  Мо отбрасывает назад и она понимает, что теперь это не маленький Байден Ньюмари, а тот доктор Уильям Крисс, каким она его знала. Она читает по его губам: « Сделай правильный выбор, Мо, сделай правильный выбор!»
     В следующей башне ее отец и Мизуко, они еще молоды и так счастливы, ничто не может разрушить это счастье…. Мо летит, изо всех сил взрывая воздух своими крыльями.  Поток ледяного воздуха несет ее на одну из башен, Мо сопротивляется, но не может справиться с силой ветра.  Огромное окно вот-вот раззявит свою пасть и, разбивая стекло, она оказывается внутри, падая на осколки. Крылья снова становятся руками, порезы от осколков стекла почти не ощущаются, а слабость во всем теле мешает  подняться.
         Их много, они мешают ей дышать. Смех Дейанны заполняет каждую клетку мозга. Десятки рук ласкают тело Мо, не вызывая прилив тепла и не пробуждая страсть. Ей отвратительно это место, наполненное мертвецами.  Она видит их насквозь. Асмодей подносит к ее губам кубок,  наполненный кровью,  и заставляет выпить его до дна. Мо кажется, что она уже не может,  не в силах сопротивляться.  Перед глазами все плывет, сладкая истома начинает заполнять душу, растекаясь от низа живота к самому сердцу.  Она вызывает рвоту, окрасив кровью ноги своих мучителей. В голове становится светлее и Мо понимает, что еще способна сопротивляться.
         – Кто-нибудь! – кричит она, что есть сил,- я знаю, ты здесь, ворон, только ты… только тебя я жду…
         Хлопанье крыльев, словно он ждал ее голоса и мутная пелена перед глазами. Тихий шепот Асмодея об ее предназначении. Дейанна раскладывает карты таро на столе из человеческих костей и просит ослабевшую Морису выбрать карту. Обессиленная девушка переворачивает карты, видя на одной восходящее солнце, а на второй рыцарь в доспехах. 
         – Еще карту! – кричит она.
Мо вытащила  карту с изображением колеса судьбы. Лицо Дейанны  скривила гримаса отвращения, она  схватила Мо за волосы и потащила за собой, через вздрагивающие в экстазе тела суккубов.  Мо все еще пыталась сопротивляться, но силы почти, что покинули ее.  Она уже не чувствовала боль от сломанных ногтей, которыми она пыталась выцарапать себе свободу.  Где-то в самом потаенном уголке ее души, все еще теплилась надежда. Мо думала о вороне, что помог ей выбраться с острова, где мертвецы не могли найти выход к небесам, так же, как она сейчас. Будто бабочка с измятыми крыльями, попавшая в паутину.
         Она услышала шелест и голос, который назвал ее имя.
         – Отпусти ее,  брат!
         – Как ты здесь оказался, засранец с небес? – рассмеялась Дейанна,- здесь твоя власть ничего не стоит…
Мо приоткрыла  опухшие веки и увидела, как на нее падают перья, черные перья ее ворона. Высокий воин в доспехах из темного металла сжал Дейанну за горло. Мо отползла в угол, видя, как он пронзает ее своими руками, словно мечом. Ее душераздирающий вопль разнесся по всем чертогам  владений Ада, собирая армию тьмы. Но никто не решился подойти к нему. Мо видела его красивое, но строгое  лицо, в котором не было и намека на несовершенство.
         – Идем, ты сделала свой выбор, и теперь это место ты сможешь забыть, как кошмарный сон.
Мо поднимается на ноги, прикасаясь к его руке, чувствуя, что силы снова возвращаются к ней.
Аплодисменты раздаются откуда-то сверху. Там на каменном троне сидит дьявол и хлопает, ударяя одной ладонью о другую.
         – Я вижу, ты нашла для себя друзей, девочка, смотри не ошибись с выбором.
         – Она давно сделала свой выбор Люцифер! – уронил Михаил  и, сжав руку Мо, растворился в воздухе, оставив ворох перьев, которые мгновенно превратились в пыль.
         – Проклятые небеса! – взревел Князь Тьмы.
         – Дейанна! – Асмодей склонился над останками дочери, которые начали разлагаться на глазах, превращаясь в тошнотворное буро-зеленое  месиво.
         – Оставь ее,- Люцифер поманил пальцем Асмодея,- на этом я хочу закончить. Еще не время начинать битву, они еще слишком много имеют власти на земле.  Отец,– взвыл падший ангел, обращаясь к небесам,- ты предал меня!!! Но помни, как ты предал меня, так, когда-нибудь, они так, же совершат измену! Они не станут проливать за тебя свою кровь, они скорее выпьют твою!!!
         Его гнев был поистине велик, и самое омерзительное  было то, что он никогда  не сможет стать равным  своему брату Михаилу,   князю войска Господня.   Это ввергало  Люцифера в еще большее отчаяние и гнев. Ад стонал от криков демонов, воплей суккубов и инкубов, дьявольские отродья носились по всем закоулкам преисподней, мучая и без того истерзанные душы грешников, не найдя даже в этом утешения. 
         Все решили карты. Мо сделала свой выбор. Так сложно и так просто, но судьба распорядилась именно так, а не иначе.

Похожие статьи:

РассказыБездна Возрожденная

РассказыКлевый клев

РассказыМы будем вас ждать (Стандартная вариация) [18+]

РассказыАнюта

РассказыКрогг

Рейтинг: 0 Голосов: 0 436 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий