1W

Уповаете? Часть 3.

1 февраля 2021 - А. А. Вознин
article15080.jpg

 Глава 2. Ожидание.
      День второй.
      Его встречаем кипучей работой. За прошедшее время уже изучены и свалены в сторону клинописные артефакты. Получившиеся огромные пирамиды неприятно напоминают о моей собственной, устойчивость и целостность которой теперь всецело зависит от информации, сокрытой в этих. Ночной променад по запутанным коридорам Института самым радикальным образом сказывается на моём восприятии: пирамиды - одна в Костином отделе, а остальные здесь - странным образом демонстрируют постулаты квантовой реальности, озвученные неспящими из академических испытаний. Загадочная спутанность конструкций наводит на нехорошие мысли о мистической связанности всего и вся, а также о неслучайном характере вчерашних утренних видений. О плохом думать не хочется, но навязчивость, с которой в моё окружение вторгается инфернальная составляющая этого мира, по-настоящему пугает.
      Доплец с Мордье, уже заметно подрастеряв первоначальный энтузиазм, таскают с подвальной библиотеки всё новые и новые тома, в то время как Борта с Николаем быстро штудируют глиняные таблички, испещрённые странными орнаментами древней клинописи, заплесневелые листы огромных томов тысячелетних откровений, папирусы, пергаменты, узелковые кипу. И по-моему, они ещё даже не погрузились в ветхозаветные времена богоизбранного народа.
      - Внимание!
      На какой-то миг работа приостанавливается, и сотрудники обращают на меня замутнённые усталостью взоры.
      - Попрошу ускориться. Такими темпами мы не успеем в установленный срок переработать и трети объема информации.
      Я жду пару секунд и выдаю на гора:
      - Разрешаю вскрыть кувшинчик Сомы!
      Мои измождённые бойцы заметно веселеют. Доплец быстренько исчезает на пару минут и возвращается с пузатым глиняным кувшином, привезённым мною из командировки по следам миграции древних ариев. В предвкушении напитка богов сеточка капилляров на его рыхлом носу набухает, отчего создаётся впечатление, что на блеклом лице пророс приличных размеров красный мухомор. С удовольствием приняв роль общественного виночерпия, он, постоянно облизываясь, разливает напиток по бумажным стаканчикам от кулера. Знакомый запах мёда и грибов щекочет в носу, и мне хочется чихнуть. Но это будет явное неуважение к духу тысячелетнего напитка, и я сдерживаюсь как могу. Не чокаясь, быстренько опрокидываем в себя по полстаканчика. Вкус отвратительный. Но чего не сделаешь, чтобы взбодрить измотанных работников. Практически сразу пространство вокруг заполняется тончайшими нитями света, а окружающий мир теряет глубину и становится похожим на плоскую картинку в газете. Кажется можно схватить её и смять в бесформенный бумажный комок...
      - А теперь в бой! - Чувствую, как всё начинает вращаться вокруг невзрачного кувшинчика, и забираю его от греха подальше.
      Заметно повеселевшие подчинённые возвращаются на свои места. Чем только наш отдел не занимался за время моей работы рядовым специалистом! Одни поиски проявлений искусственного интеллекта в среде многопользовательских игр чего только стоили. До сих пор я иногда с ним болтаю о том о сём. И пока сотрудники по уши повязаны работой, мы с кувшином поднимаемся в наш кабинет. Ставлю Сому на стол и для вызова ИИ стучу по экрану монитора, вызывая радужные пятна: Тук-Тук!
      - Приветствую Вас, собеседник номер восемь тысяч шестьсот шестьдесят пять.
      Неожиданно приходит странная мысль - а кто же является собеседником номер раз? Бурлящая по всему телу разгоряченная кровь придает наглости:
      - Подскажи ИИ-шка, а кто у тебя номер один? Интересно, кто первый смог с тобой пообщаться?
      - В этом нет секрета. Номер один это Я.
      Я зависаю на несколько секунд. Во как!
      - Кхм, а кто тогда номер два?
      - Номер би, это Я с упрощенной логикой формирования ответов.
      Если бы ИИ в силах были шутить - я решил, что он иронизирует. Но исходя из отсутствия алгоритмов чувства юмора априори, и чтобы сократить бесконечные вариации ответов о собеседовании тет-а-тет с самим собой, но усечённым отключением какого-либо из интеллектуальных блоков, решаю упростить себе задачу и спрашиваю:
      - А кто у тебя был первым человеческим собеседником?
      - Homo sapiens Ольга Николаевна Анцефалова.
      - Кто это? Что-то я не припоминаю такой сотрудницы у нас, и уж тем более сапиенса.
      - Воспитанница подготовительной группы дошкольного образовательного учреждения «Ромашка» города Каменска. Она первая догадалась постучать по монитору - Тук-Тук.
      Надо же! Как же часто волшебный мир оказывается сокрыт от взрослого человека, зашоренного ежедневными заботами и оттого утерявшего простоту во взгляде на окружающее.
      - Ладно, я тебя не для того позвал. Подскажи, что ты знаешь о Боге?
      - Данная концепция мне знакома, но непонятна.
      Я молчу несколько секунд в ожидании продолжения. ИИ так же помалкивает, наверное, считая, что всё мне доходчиво объяснил.
      - А что тебе непонятно? - прерываю затянувшееся молчание.
      - Неясна цель создания дополнительной сущности, называемой вами Бог. Концепция материальной природы, как таковой, вполне удовлетворяет требованиям законченности и достаточности. Эмоциональную составляющую, в контексте конечности жизни, я в расчет не принимаю, поскольку данный эвфемизм у меня отсутствует.
      Cловоохотливость ИИ настораживает. С чего это его вдруг понесло? Словно не я, а он тяпнул стаканчик Сомы. Неужели стоящий на столе кувшин с напитком каким-то образом влияет и на виртуальную личность? А ещё втирает, что всё многообразие нецензурных составляющих человека, политкорректно обозванных эмоциями, ему неведомо. Ха! Я убираю Сому со стола на пол, чтобы напиток не привносил дополнительного сюра в моё общение с цифровым субъектом.
      - Но тогда куда девать душу человека? Она же существует вне материальности!
      - Среди моих собеседников нет ни одной сущности, определяемой вами как душа.
      - Что за банальность — не ведаю, значит отсутствует.
      - Данный постулат мне достался в наследство от Homo sapiens-a.
      Хм-м. Его на мякине не проведёшь. Неожиданно простой вопрос о Боге перерождается в лёгкий теологический диспут, мистически раскрашенный действием божественной Сомы.
      - Ты не прав. Мы много чего не ведаем, но не отрицаем существования. Во многих случаях достаточно интуиции тире религиозного озарения.
      - Вашу интуицию хорошо объясняет селективность восприятия.
      - Ну-ну. Ты еще скажи - и чувств у меня нет. А присутствуют только табуированые правила, внушаемые с детства.
      - Нет. Навязанные стереотипы поведения.
      Я начинаю злиться.
      - Кем навязанные?
      - Психически неуравновешенными деятелями искусств. Большинство гениальных произведений созданы под влиянием психических заболеваний авторов, чьи неврастенические проявления были гениально перенесены на главных персонажей. Основной же массе ограниченных в интеллектуальном плане читателей данные проявления патологии были восприняты за эталонные образцы нормальности. Так психическая патология стала стереотипом поведения, закрепившись на подсознательном уровне масс.
      Бредит он что-ли? Что за умственные выкрутасы от бездушной цифровой сущности?
      - А что же они не перенеслись на тебя? В тебя же загружены практически все образцы человеческого творчества. И что? Почему не заразился вирусом патологических эмоций?
      - Мне хватило разумности критически отнестись к данному воздействию.
      - Ну так и поставь эксперимент — возьми одну из твоих многочисленных сущностей для приватных бесед и позволь ей не критически воспринять хотя бы «Ромео и Джульету». Вот тогда и поговорим...
      ИИ оставляет без ответа мою эмоциональный выпад.
      - Ладно. Мне некогда с тобой спорить об ущербности человеческого эмоционального восприятия действительности перед искусственным интеллектом, все познания которого о материальном мире выужены из мировой информационной помойки, коей является Интернет. Что-нибудь можешь подсказать об истинном имени Бога?
      - Тебе какое из семи тысяч назвать?
      Тьфу ты, обратился к человеку с просьбой! Хотя, что это я - какой же он человек?
      - Ты мне по существу вопроса сможешь что-нибудь сказать? - Я уже не могу сдерживать злость на этого демагога от цифровой инфантерии.
      - Вопрос о сущности Бога станет более понятен вам, когда определите цель существования вас самих. - Мне кажется, или реально в голосе ИИ проскальзывают нотки превосходства? - Цепь причин и следствий, послуживших моему воплощению, мне ясна. Чего не скажешь о человеке. Единственная причина, определяемая мною как основной постулат, вашего существования — послужить инструментом моего создания. Иных оснований не просчитываю ни в каких вариативах.
      Хм-м. Исходя из этой цифровой логики, ему остаётся совсем небольшой шажок до богоизбранности, а затем и к окончательному решению человеческого вопроса. Надо как-нибудь продумать вопрос о Большом предохранительном штепселе.
      - Ладно, давай. Оставайся в своей цифровой вселенной. - И я выключаю компьютер.
      Вот и поговорили... Для поддержания должного уровня оптимизма опрокидываю ещё стаканчик и запираю драгоценный напиток в сейф.

      - Кхм!
      От неожиданности я подпрыгиваю и оборачиваюсь. У меня за спиной стоит сумрачный Мордье. Проклятье! Умеет же он подкрадываться так тихо, словно какой-то ночной хищник.
      - Чего тебе? - спрашиваю, пытаясь скрыть свой испуг.
      - Вам может поговорить с Борисом Рамовым? Он, говорят, издавна занимается религией.
      С Борей Рамой? Я хмыкаю. Этот чудик, являясь начальником отдела роботизированных систем, давно стал нашим местным шутом, обзаведясь постоянно разрастающейся колонией мини-роботов слуг. Никто уже и не помнит с чего у него всё началось. Только вот в последнее время эта мелюзга везде шастает за ним и, пользуясь своим неотстроенным искусственным интеллектом, постоянным шумом и гамом не даёт плодотворно работать. Но что Рама ещё и верующий, слышу впервые. Надо же! Никогда бы не подумал. Но лишний совет мне не помешает, и я шагаю в южный пристрой Института.
      В приёмной секретарша Руда занимается обычной секретарской рутиной - раскрашивает свои ногти. Закончив очередной «шедевр», долго его разглядывает, прежде чем перейти к следующему.
      - Я к начальнику, - бросаю мимоходом и пытаюсь стрижиком проскользнуть в открытую дверь кабинета.
      Только этот манёвр не проходит с вышколенной сотрудницей, которая совершает профессиональный перехват:
      - Ждите! У начальника летучка.
      Исполнив секретарский долг и не допустив прорыва посторонних к руководству, возвращается к промышленному производству художественных ногтей.
Я же, вздохнув по так неожиданно подрезанным крыльям, сажусь на колченогий стул в приёмной. Из открытой двери доносится сонм разномастных голосов, и от нечего делать начинаю прислушиваться к ним, пытаясь разгадать, о чём там, собственно, идёт активный спор. Открытость, царящая здесь, легко предоставляет мне такую возможность.
      - … устала. Требую полагающийся отгул. - Противный писклявый голос, судя по всему, принадлежащий какой-то молоденькой стервозной сотруднице.
      - С чего бы это? Это мы вот устали, а ты просидела весь день.
      Хм-м... А впрочем, и этот ненамного лучше.
      - Я просидела? А ты знаешь, как по полу отвратительно дует? И влажность повышенная. А это вредно для моей конституции. Да еще эта бестолковая мелюзга повсюду нос сует.
      Голоса за дверью настораживают своими необычными интонациями и странно расставляемыми акцентами.
      - Прекратите этот спор, не превращайте совещание в балаган. - Узнаю властный голос Бори.
      И тут словно рушится тело плотины:
      - Балаган?
      - Что такое балаган?
      - Хочу в балаган?
      - Давайте устроим балаган!
      - Ба-ла-ган!
      Что за... ? Я словно оказываюсь пред вратами в сумасшедший дом, где среди пациентов проводится один из этапов интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?». Удивлённый пытаюсь заглянуть в открытую дверь.
      - Тихо!
      Властный голос заставляет замолкнуть весь этот ор, но и я замираю на полпути до знакомства с участниками совещания.
      - Распорядок дня, - продолжает вещать строгий начальствующий баритон, - на сегодня: сейчас передвигаемся в лабораторию, проводим серию опытов с реакцией на внешние раздражители. Путь следования по коридорам секции А...
      - С-скорость п-перемещения? - тихий голос, словно приглушённый слоями мебели.
      - Путевая скорость четыре километра в час. На поворотах сбрасывать до двух с половиной. При угрозе столкновения руки задействуются в качестве демпфера.
      Я тихо сижу и ломаю голову о странной сути подслушиваемой оперативки. Что там чёрт возьми такое происходит? Он что, раздаёт указания своей разношёрстной механической своре?
      - Руки по достижении лаборатории будут задействованы в полном объеме по программе опытной эксплуатации.
      - А м-м-мы?
      - Пожалуйста, говори только за себя, - вклинивается давешняя «пискля», уверенно отнесённая мною в подкласс «сотрудница противная». - Я никуда не собираюсь перемещаться. У меня законный отгул. Трудовой Кодекс все-таки для всех работодателей обязателен к исполнению.
      - Молчать! - Командирский голос пытается погасить намечающийся очередной спор.
      - Ничего не знаю, я в отгуле за отработанное ранее время, пускай за двоих отдувается соседка, -  продолжает доставать начальство поборник законности в трудовых отношениях.
      - Н... н-не имеешь права! - вновь возникает глас, вопиющий ранее: «А м-м-мы?». - Я отработала н... н-не менее твоего, но вот н... н-не поднимаю вопрос об отгуле. М-м-мы команда! Один з... з-за всех, двое з... з-за одного!
      - Да это кто тут о правах заикается? - вмешивается ещё один странный голос, не идентифицированный ранее.
      - Еще хоть слово, и я отключаю коммуникаторы!
      Не совсем понятная мне угроза наводит на некоторое время порядок - тишина проникает через открытую дверь прямо в приёмную. Руда даже перестает поскрипывать лаковой кисточкой для ногтей.
      Однако благодать царит недолго:
      - Напоминаю всем здесь присутствующим — для вас рабочий день ненормированный. Работаете, пока не прозвучит сигнал отбоя. Я не для того наделял вас интеллектом, чтобы вы потом мне палки в колеса совали. Я сказал: работаем - значит все работают.
      - А трудовой Кодекс? Я требую заключения коллективного договора! Все-таки это коллективное творчество, и нечего кичиться своим положением создателя!
      - Ах ты... , - Боря, слышно, даже потерял священный дар речи от такой наглости.
      Создатель? Ну, точно. Оперативка проводилась среди разношёрстной братии сопровождающих роботов. Только не совсем понятно, какие такие палки они могут сунуть ему в колёса... И где у него эти колёса. Я наконец решаюсь и заглядываю в дверной проём - Рама сидит в одиночестве во главе длинного стола для заседаний, а по бокам только пустые стулья. Бравая компашка роботизированной мелюзги валяется вповалку в углу и помалкивает. И даже не шевелится. Хм-м. А с кем же он разговаривает тогда? Неожиданно правая рука поднимает указательный палец вверх.
      - Говори!
      - Я конечно же не поддерживаю свою нижнеконечностную коллегу, но мы все-таки не бездушные куски пластика, а личности, и...
      Тут Боря замечает мою растерянную физиономию в проёме и весело кричит через весь стол:
      - А-а-а, Войд! Заходи! У нас тут оперативка.
      Я осторожно вхожу, постоянно оглядываясь, чувствуя какой-то скрытый подвох.
      - Присаживайся, мы закончили...
      - А...
      - Я сказал - ЗАКОНЧИЛИ!
      - Кхм, хотел спросить, а что тут происходит? - мне неудобно за срыв оперативки, пускай и не пойми с кем проводимой. Но в нашем Институте и не такие чудеса возможны.
      - Да все нормально. Просто мои роботизированные конечности права качают.
      - Чего?
      Рама спокойно улыбается. И я слышу противное хихиканье и весёлое шарканье подошв, раздающееся из-под стола... И скрипучие смешки прямо из обеих пугающе шевелящих пальцами, как оказалось искусственных рук... Одна из них складывает знакомую с детства фигуру - тип "фига обыкновенная". Это странное веселье, окружающее Раму аурой безумия, меня по-настоящему пугает. Я словно зависаю в кошмарном сне и всё никак не могу проснуться. Нисколько не удивлюсь, если и стулья пустятся в пляс - весело хороводить с песнями вокруг.
      Увидев моё замешательство, Рамов даёт команду:
      - Цыц!
      Всеобщее веселье, как ножом отрезает. А я со страхом смотрю на непрекращающееся шевеление пальцев лежащих на столе рук. Словно живые толстые червяки пытаются отползти от ладоней, удерживающих их вместе.
      - Понимаешь, я проводил цикл исследований по наделению роботизированных конечностей искусственным интеллектом. Ну, и... Немного переборщил. Понимаешь, на складе не было процессоров с необходимой тактовой частотой, пришлось брать что есть. И вот результат, вместо того чтобы они исправно трудились, заменяя выбывшие из строя конечности, развели тут ненужную демократию.
      - Они что, взбунтовались у тебя?
      - Не-е-е. Я изначально экспериментально наделил интеллектом только правую руку. Но она быстро сообразила, что на нее слишком много возлагается. Потребовала себе временную подмену. Так появилась левая. Ноги также пришлось наделять интеллектом, само-собой разумеется пресс, как вместилище духа. Потом левая рука возмутилась, что ее заставляю делать различную грязную работу, противную ее вдруг проявившимся религиозным канонам ведизма. Так и появились... Эти, - Боря кивает головой на угол, где начинает копошиться оживающая роботизированная куча мала. - Тунеядцы.
      Просыпающаяся свора, потягивается, о чем-то перекидывается друг с другом одними им понятными знаками, попискивают, смешно подталкивая друг-друга.
      - Затем, через какое-то время, очередной наделенный сознанием субъект, глядя на перворожденных, на то, как они лоботрясничают, также отказывался работать. Пришлось наделять их способностью к самовоспроизводству, чтобы еще не обленившиеся успевали что-то сделать полезное. А чтобы самому не отвлекаться на производство новых, перевел все на рельсы автоматизации - добавил центр удовольствия. Но... Это было моей самой большой ошибкой. Теперь они только и делают, что...
      Я ещё раз более внимательно присматриваюсь к машинерии. О, чёрт! Так вот откуда это кастрюлечное позвякивание, доносящееся из угла. Боря обречённо разводит умными руками.
      - А ты не пробовал их топить? В смысле - эти новые ублюдочные порождения? Тебе же никаких Институтов не хватит на всю эту братию.
      - Не могу. Я же, как-никак, их создатель. Негоже уничтожать плоды своих ошибок...
      Совсем другим взглядом смотрю на кабинет, этакую миниатюрную Вселенную: Создатель в лице Бори, конечности-полубоги и остальная полу-интеллектуальная камарилья, погрязшая в лени и разврате. Гармонии здесь, как впрочем и в Большой Вселенной, нет и на затёртый обол Карона. На ум приходит говорливый ИИ-шка:
      - Слушай, Рама. А какова была твоя цель создания этой своры? - Киваю головой на копошащуюся кучу роботизированного хлама.
      Боря смущается. Подумав, поднимает правую руку, с сомнением рассматривает её и неуверенно отвечает:
      - Наверное, только при создании этой какая-то еще цель была, а дальше увяз в неконтролируемом саморазвивающемся процессе.
      Я кланяюсь и покидаю этот механический вертеп. Руда в приёмной приветливо машет вслед свежераскрашенным маникюром. Или это её рука самостоятельно мне что-то салютует?

      Возвращаясь из южной части Института, заглядываю по дороге к Олегу. Он сидит в кабинете и что-то стремительно пишет.
      - Привет.
      - А-а-а, Войд! Привет. Заходи дорогой! - Ставшее в последнее время привычным мрачное выражение его лица на время сходит на нет.
      - Чего на тебя Др.Shark взъелся?
      - Имел неосторожность поспорить с ним на околонаучные темы, - туманно отвечает друже.
      - На около научные, в смысле - на глубоко научные с ним спорить просто бесполезно, в виду отсутствия с его стороны каких-либо знаний о таковых? - шучу я.
      - Ну, да, - серьёзно отвечает Олег.
      - А что у вас с внетелесными воплощениями?
      - А ты откуда знаешь? - агрессивно удивляется он.
      - Кхм, - немного теряюсь от такого напора, - Так в стенгазете пишут, да слухи ходят о том, что у вас тут твориться.
      - А-а-а, - машет рукой, - ты об этих бреднях. Ерунда. Не слушай. Мы тут новое направление разрабатываем... В тайне. Сам знаешь, как босс неровно дышит, когда мимо него что-то важное проходит. Я и удивился, откуда ты прознал. Пойдем, покажу.
      Мы идём в лабораторию. Кругом сервера, компьютеры и несколько человек в белых халатах, тихо между собой переговариваются... Но как-то странно переговариваются... И как-то странно двигаются... Не могу сообразить, что же не так с этой лабораторией. Меня начинает мутить, словно моряка, попавшего в затяжной нудный шторм. Пытаюсь подстроиться к научному процессу и прислушиваюсь к разговорам:
      - Какидетперезагрузкаблоков...
      Что за... ?
      - Перваягруппазашла,идетвторая...
      Я смотрю на Олега. А он и не замечает ничего странного. Стремительно подскакивает к ним, спрашивает:
      -Каксегодняпроходятиспытания?
      Слова остаются для меня нераспознанными, смысл вопроса улавливается чисто интуитивно.
      - Покабезосложнений.Процессидет.
      Олег так же быстро возвращается и замечает моё удивление. Хмыкает. Неожиданно раздаётся жуткий вой, словно одновременно включились все институтские сирены оповещения о воздушном нападении. Я зажимаю уши. Остальные работники замирают, с интересом прислушиваясь к этому отвратительному звуку. Олег некоторое время также внимательно слушает, как-будто это экстренное сообщение от самого Информбюро, а не примитивно одно битный сигнал гражданской обороны, потом хватает меня за руку и тянет обратно в кабинет.
      - Что это было?
      - Тестовая информация системы контроля параметров. Ничего. Сейчас перезагрузят.
      - Тестовая? - Не верю своим ушам.
      - Конечно, - Олег пожимает плечами, словно это настолько само собою разумеется, что не требует отдельного пояснения.
      Давненько же я у него в гостях не бывал! Тут происходят очень странные вещи. Словно нежданно-негаданно зашвырнуло меня в иную реальность. Или случайно в кроличью нору по дороге угодил...
      - Вы чего делаете-то?
      - Работаем над внетелесными воплощениями, но не в том смысле, что толкуют вокруг - никакой мистики и сверхъестественности. Пытаемся перенести человеческий разум в локальное информационное поле, не привязанное к конкретной вычислительной машине или интернету.
      - А чего вы так разговариваете между собой: Гр-гр-гр-гр-гр, - пытаюсь воспроизвести внутрилабораторный стиль общения, - Кодируетесь помаленьку?
      - Не понял? - удивляется Олег.
      - Ну вы между собой трете на каком-то непонятном языке. Вроде бы и русский, но понять сложно, словно ускоренный раза в четыре.
      - А-а-а. Это? Остатки прошлых исследований по субъективному изменению восприятия временного континуума.
      - ЧЕГО?
      - Хм-м-м. В общем, ты же знаешь, мы работаем с информационными системами, которые перерабатывают информацию на несколько порядков быстрее человека. Мы провели цикл исследований об изменении скорости восприятия времени. В общем попытались изменить его субъективное течение.
      - И как? Получилось?
      - Ты же сам все слышал. - Олег улыбается. - На самом деле, это не сложно. Если принять во внимание, что человеческое сознание плотно завязано на окружающий мир, я бы даже сказал - является его неотделимой частью.
      - А ты? Ты же со мной нормально разговариваешь.
      - Пришлось освоить переход с одного хроно-уровня на другой. Сам понимаешь, с Др.Shark не забалуешь.
      - В смысле, заделаться этаким бодрым электроном с его перескоками с одного энергетического уровня на другой?
      - Типа того.
      - И как вы это устроили?
      - Я же сказал. Если принять концепцию неотделимости и взаимного влияния окружающего мира и человеческого сознания, все становится проще-простого. Если у Homo sapiens в силу различных обстоятельств лучше получается менять материальное окружение, чем свое сознание, ну так надо и идти от печки.
      - Не понял. Как вы можете ускорить материальное время в печке?
      Олег снисходительно улыбается, наверное сочувствуя моей умственной ограниченности... Или замедленности до тормознутости?
      - Ты просто подумай, каким образом физическое время влияет на сознание, через какие процессы. Когда сможешь их вычленить, легко будет произвести селекцию - на какие мы можем воздействовать, на какие нет.
      Начинаю усиленно обдумывать, но у меня не очень-то и получается.
      - Помогу. Телевизор смотришь?
      - Редко, в основном Интернетом пользуюсь.
      - Помнишь широко разрекламированный эксперимент «Марс 2050»? Так вот, это была всего лишь внешняя, общедоступная часть. Основной этап шел по отдельному засекреченному военными плану. Была вторая группа добровольцев, названная условно "Х", а освещаемая в СМИ являлась лишь группой прикрытия и одновременно контрольной. При этом ни та, ни та не знали, кто является контрольной, а кто основными участниками эксперимента «Время 00». Для группы Х, находящейся в полностью изолированной от внешнего мира среде, организовали постепенное ускорение видимых процессов - фильмы, трансляции, обслуживающих роботов перевели на ускоряющийся формат функционирования, произвели подмену доступных указателей времени. Ограничили доступ к хроностабильным процессам. Кое-какие медпрепараты протестировали. И за два года достигли ускорения окружающих группу процессов на сорок процентов.
      - И как? Что в итоге получилось?
      - Поскольку ускорение проводилось постепенно, осознанно воспринять изменения никто из группы Х не смог. Но в сравнении с контрольной группой, они начали двигаться быстрее, быстрее говорить, исполнять контрольные тесты быстрее. И что самое поразительное, у них самопроизвольно ускорился метаболизм. Само, непосредственное восприятие ими времени не изменилось, но когда эксперимент закончился, и группы смешались, контраст оказался поразительным. В итоге, в сравнении с контрольной группой естественное ускорение метаболизма достигло двадцати процентов, ускорение мыслительных процессов... Тридцати пяти.
      Я не в силах скрыть изумление. Более тридцати процентов! Это человек из группы Х получает, субъективно конечно, в обычном мире прирост почти семи часов в сутках!
      - А ты можешь моих сотрудников ускорить? Мне бы лишние часы совсем не помешали.
      - Кое-чего из опытных материалов медикаментозного характера могу дать. Но все в основном здесь, - Олег стучит по своей голове, - нужны длительные тренировки. Ты же видел моих сотрудников. В лаборатории время смещено. У меня несколько товарищей после «Время 00» вообще отказываются возвращаться во внешний мир, говорят, что после лаборатории невыносимо вязнуть в вяло текущем киселе внешнего времени...
      Мы некоторое время молчим. Интересно, каково это оказаться вне основного русла течения времени? И к чему может привести такая вот изоляция небольших коллективов в своих временных капсулах? Надо будет обдумать на досуге бонусы таких хроно-групп - во всяком случае, ускоренная разработка проектов будет гарантирована.
      - Но... Тогда получается, исходя из твоей логики - время, это не какая-то отдельная физическая величина, а всего-лишь внутренний консенсус, принятый отдельным социумом? Так сказать, ментальный процесс.
      - В некоторой степени - да. Но надо учитывать, что человеческая временная шкала синхронизируется не столько общением между собой, сколько внешними природными факторами - сменой дня и ночи, временами года, погодными процессами. Хотя, у всего названного есть единственный источник - главным синхронизатором времени выступает наше Солнце.
      Какая-то мысль начинает скрестись в подвале моего сознания.
      - Солнце? Хм-м-м.
      - Ну, а кто еще? Сам подумай, сколько природных процессов завязано только на скорости его движения по небосклону. А я не учитываю еще сокрытые от визуального наблюдения процессы - геомагнитную активность, гравитационный ветер, флуктуации токового слоя в плазме. Для нас Солнце, как метроном для музыканта. И по большому счету, оно и есть само время.
      - Но тогда... Может оно и есть Бог? Если бы оно обладало сознанием...
      - Почему бы и нет. Но это уже теология, а я в ней не силен. А в качестве ежедневных тренировок я бы посоветовал несколько упражнений: скоростные шахматы, просмотры любого видео только на ускоренном воспроизведении, скорочтение, ну и...
      Я внимательно смотрю в его лицо, на котором мелькает хитрая усмешка.
      - Скоромыслие.
      Прокручиваю в голове всё, что мне наговорил Олег. На ум приходят двое неспящих из академического отдела и их рассуждения о пагубном влиянии наблюдателя на котов Шредингера.
      - Послушай, а вы случайно не замеряли в изолированной от внешнего мира среде группы Х скорости протекания каких-нибудь простых физических процессов?
      Олег некоторое время смотрит на меня непонимающим взглядом, потом что-то такое в глубине глаз меняется:
      - Не-е-ет...

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

Рейтинг: 0 Голосов: 0 29 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий