fantascop

Как говорил Джо...

в выпуске 2012/12/27
25 декабря 2012 - С. Васильев
article53.jpg

  Так и знала, что зря этой хренью занималась! А всё Джо! Дескать, каждая порядочная девушка должна выращивать цветы. Ну, и где те цветы?! Этот урод свою опору аккурат посреди моей теплицы поставил. И ладно бы извинился, когда вылез. Нет! Так, не глядя по сторонам, ко мне и почапал. С приветствием, должно быть. Порядочные гости завсегда сначала здороваются. По крайней мере, Джо мне это чуть ли не каждую неделю твердил. Как воскресенье, так правила хорошего тона и талдычил. Туда не ходи, этак не смотри, про то самое не говори. А ручки надо сложенными держать, и разговаривать, взор потупив.
   Я всё этому гостю и высказала. Исключительно по правилам хорошего тона. Если кратко пересказать, то сводилось всё к одному посылу: "А пошел бы ты на!.." Жаль, что он сразу не послушался. Стоял, глазами хлопал и думал. Может, и не думал, а в себя приходил. Кто его знает – гость всё-таки. А о чем гостям думать положено, про то Джо ничего не говорил. Гостям всё больше полагалось чего-то делать. Ну, там, цветы хозяйке дома вручить, или подарок какой. Мне, то есть. Порядочным девушкам всегда цветы дарят. Вот тут у Джо и противоречие: если цветы мне должны дарить, то зачем их еще и выращивать?
   По всему, гость невежливым оказался. Наверно, никто ему про правила не говорил. Или некогда ему было. Потому что он поморгал, поморгал да как спросит:
   – Ты кто?!
   – Тебе-то что? Живу я здесь, ясно? – и для понятливости каблук в землю впечатала.
   – Тут никого быть не должно! – он так головой замотал, что она у него, наверно, чуть не оторвалась.
   – Это тебе кто сказал?
   – Это всем известно!
   Ну, вот, дожили! Всем, видишь ли, известно. Кому это, "всем"? И где эти "все" находятся?
   – А мне – нет! Я же – здесь.
   Он задумался. Поскреб пятерней по прозрачному шлему, который так и не снял, и вернулся к первому вопросу:
   – А ты – кто?
   Заклинило. Судя по всему, он так и будет повторять свое "тыкто?", пока я ему в лоб не дам, чтоб заткнулся и прекратил занудствовать. Лучше ответить. Только этот его вопрос весьма напрягал. Вот как объяснить кто ты такая? Назвать имя? Рассказать, чем занимаешься? Или чего еще? Пришлось начать с самого простого – с имени.
   – Вероника меня зовут.
   – А меня – Глеб Семенович.
   Очень информативно. Очень. И главное – он же абсолютно не помнил про мою теплицу, от которой вообще ничего не осталось. А претензии предъявлял. И я уже почти почувствовала себя виноватой. Джо что говорил? Что лучшая оборона – это нападение. Прямо, мой случай. И повод имеется.
   – Уважаемый Глеб Семенович! По какому праву вы вторглись на частную территорию и разрушили находящееся здесь строение? Между прочим, построенное лично мной! А? – я даже сама удивилась, как всё ему высказала. Не ожидала от себя такого. Думала, когда прилетит кто-нибудь, двух слов связать не смогу. Ан, нет, гляди-ка! Как по написанному шпарила! Вся робость и скромность, которым меня Джо учил, испарились. Или я заранее подготовилась?
   Если честно, так я вообще-то кого другого ждала. Людей в форме. А что вместо них какой-то штатский явился – не моя проблема. Или теперь моя? Может, этот Глеб Семенович всех военных похуже будет. Какие у него цели-то? Не спросила.
   И, в общем, правильно сделала: Глеб сам всё рассказал. Про то, что он извиняется. Что экспедиция, разумеется, компенсирует мои утраты и потери. И даже предоставит мне новое место жительства, если, конечно, я не соглашусь проживать рядом с ними.
   Тут пришлось его прервать.
   – С какого-такого вы мне в соседи напрашиваетесь? Мое это место. Да и планета тоже моя.
   Глеб аж напыжился от важности. Хотя в скафандре это не очень заметно было.
   – Милая девочка! Я – официальный представитель компании "Коллегиум", занимающейся колонизацией данной планеты. В данный момент провожу предварительную рекогносцировку на местности. Исследовательские роботы уже подтвердили возможность высадки и проживания людей. Так что мой спуск вниз – всего лишь формальность. Через сутки, после моего подтверждения, начнется массовая посадка кораблей. Вот так.
   Нашел девочку, а! После таких слов его вообще нельзя за человека считать. За представителя компании – можно. А за человека – нет. Мне о таком Джо не один раз рассказывал. Что вот явится подобный заморыш на планету, скажет веское слово, предъявит бумаги и всё! В смысле, начнутся у меня проблемы. Еще хорошо, что он прямо тут высадился, черт с ней, с теплицей. Не нашли б они меня, основали бы колонию с противоположной стороны шарика – тогда полные кранты.
   Джо про колонизацию не умалчивал. Это у него любимая тема была – про то, какие есть виды, подвиды и особые случаи высадки людей и их закрепления на чужой территории. Да стоит возвести стационарное сооружение там, где никакой цивилизации в пределах видимости нет, всё это пространство сразу твоим становится. Если иных документов нет. А где у меня документы? Отсутствуют. Только хибара моя, да обломки корабля. Ну, и Джо еще.
   – Вы бы, гражданин, со спуском поосторожнее. Я могу и иск вам влепить. Если уж собираетесь планету колонизировать, так может, с местными жителями сначала договоритесь?
   Мой вопрос его сразу вдохновил. Наверно, решил, что встретил собрата-юриста.
   – Мы специально решили поближе к вам высадиться, чтобы избежать возможных проблем. Чтобы договориться. На условиях, которые будут устраивать обе договаривающиеся стороны. Как я понимаю, вы обладаете нужными полномочиями?
   Ого! И про "милую девочку" уже не упоминает. И вопросы свои забыл про то, кто я такая. Выкручивается. Никого они здесь встретить не предполагали. И проблем не ждали. Обнаружили корпус корабля масс-детектором, вот и сели: мало ли чем можно поживиться.
   – Обладаю, – мрачно сказала я. – Еще как. А вы?
   – Тоже! – просиял Глеб. – Заверяю вас! Разрешите предъявить полномочия?
   Тут я поняла, что вот так на улице разговаривать слегка неудобно. Конечно, ретранслятор у него мощный, но договоры удобнее за столом подписывать. Если, конечно, ему будет что предъявить.
   – Пойдем! – дернула я подбородком в сторону хибары и пошла. И оглядываться не стала. Знала, что пойдет. Не обманулась.
   Глеб на посадочную капсулу обернулся, а потом как привязанный за мной поплелся. Но не дошли. Разговорчивый представитель оказался. Не успели ему в компании как следует объяснить, что любую речь надо заранее готовить и лишней информации никому не поставлять.
   – Вы здесь постоянно живете?
   – Да!
   – Я вижу, вы без скафандра…
   – А то!
   – Значит, никакой угрозы для человека здесь действительно нет?
   – Для меня – нет. Для вас – наоборот, – приходилось поворачиваться на ходу и чуть ли не останавливаться. Кому охота в свежую нору подсвинка провалиться? Неделю отмываться придется.
   – Почему?!
   Тут уж на эту дурость пришлось встать и лицом к нему повернуться.
   – Да потому что я тут двенадцать лет живу! Иммунитет выработался! Симбиоз! Понимаешь?!
   Конечно, он ничего не понял и опять начал блеять про миссию, про колонизацию, про тысячи человек, которые тут вскоре расселятся и начнут новую прекрасную жизнь. Им обещали…
   – А вы в курсе, что данная планета признана биологически опасной?
   – Была признана, – усмехнулся Глеб. – Не далее, как два месяца назад запрет сняли.
   – С чего бы?!
   Глеб пожал плечами:
   – Появились современные иммобилизирующие средства, подавляющие местную биосферу. Так что препятствий для колонизации нет.
   – Ах, нет?! – возмутилась я. – Значит, будут!
   Захотелось плюнуть и уйти с гордо поднятой головой, а напоследок хлопнуть дверью. Ну, я так и сделала. Благо, мой домик у меня за спиной находился.
   А этот снаружи остался. В скафандре. Хотя, и внутри я бы Глебу не посоветовала снимать средства защиты. Всё ж, герметизации у меня нет. Что на улице, то и дома. Я окошко распахнула, локти на подоконник поставила, присела и на него взглянула.
   Маялся он. Ножкой по земле шаркал, листьями прелыми шуршал. Не решался в дом без приглашения войти. Потом вокруг бродить принялся, участок осматривал. Ну, тут мне стыдиться нечего: всё ухожено и прибрано. Прямо таки идеальный дом одинокой девушки.
   Наконец, Глебу надоело по участку кружить. Подошел, встал под окном, создал на лице страдальческое выражение и протянул:
   – Вероника! Давай по-хорошему, а? Мне ж по-любому сигнал посылать придется. Потому что если не пошлю, тут целая бригада высадится, даже если все показатели моей физиологии в порядке будут. А если не будут – еще хуже. Ты ж понимаешь?
   Ну, я поняла. У них же стандартная процедура. Вот они ее и отрабатывают. Джо мне крепко в голову вбил – что и как будет, когда колонизаторы высадятся.
   – Ладно, заходи. Только ноги вытирай – не наубираешься потом за тобой.
   Глеб вошел. На потолок посмотрел и голову в плечи втянул. Мне-то привычно, а ему беспокойно. Но я ж специально все эти отверстия в крыше проделала – на летний период. Да и весна скоро.
   – Это у меня вентиляция такая. Дождей не бывает, птички на голову не гадят, – объяснила кое-как. – Нет здесь птичек. И не было.
   Глеб сразу новой информацией заинтересовался и оживился. К столу присел. Электронный лист на столешницу кинул и давай на нем в таблице пометки делать. С моих слов. Конечно, удобнее, когда тебе всё рассказывают. Не надо био-лабораторию развертывать. Экономия сил и времени получается. Исследователь тогда благодарным становится и уже почти на всё готовый. А если ему кое-что чуть иначе осветить, так он и выводы немного другие сделает. Которые мне выгоднее.
   Заполнил он свою таблицу. И сразу наверх ее отправил, на орбиту. Не иначе, чтоб отличиться. Там ее, конечно, проверят. Но. Это займет некоторое время. Которого, надеюсь, мне хватит. Глеб, как главную часть работы сделал, сразу расслабился. По сторонам стал смотреть: на мой быт и обстановку. Потом во второе окно выглянул, которое на задний двор выходило. И сразу у него вопросы появились.
   – Это что?
   – Где? Ах, это! Памятник. Неужели, не ясно?
   Глеб прищурился. С такого расстояния надписей не разобрать. Но он, наверно, увеличение на шлеме настроил, прочитал.
   – Ясно… Подожди! Ведь это же твое имя на нем?
   – Мое, – тут уж настала моя очередь плечами пожимать. Ну, не объяснять же в чем прикол.
   – Каким образом?! – Глеб совсем ошалел.
   – Не привидение я, успокойся. Шутка это. Местная.
   – Ты уверена?
   – Угу. Хочешь, одну запись покажу? Сразу всё поймешь.
   Он согласился. Пришлось включать.
   Не любила эту запись. Смотрела иногда, а всё равно не любила. Потому что каждый раз плакала. Себя жалела. Ну, не совсем, конечно, себя, а ту шестилетнюю девочку, которая рассказывала. А теперь девочка выросла. И желает показать всем этим дядям военным кузькину мать.
   Поверила им. Любой бы поверил, не только ребенок. Думала, меня заберут. Не забрали. Джо оставили, а сами улетели. Когда я проснулась, сначала ничего не поняла. Думала, что они спрятались. Искала. И не нашла никого. Кроме Джо.
   Он мне потом долго сказки рассказывал – целых три года, – что они вот-вот вернутся. Врал. Когда догадалась, не знала, что с ним и делать. Вот тогда Джо и показал запись. Он много всяких записей показывал – из архива, наверно. И маму, и папу, и Землю. Почти всему верила.
   И когда поняла, что они сделали, – не простила. Сначала хотела, чтоб им всем было так же плохо, как и мне. Ведь, кроме Джо, никого вокруг не было. Он, конечно, обо мне заботился. Объяснял. Советовал. Играл со мной. Учил. Разговаривал. Объемные картинки показывал. Не давал забывать, кто я есть и почему тут оказалась. Защищал первое время.
   Но ведь это совсем разное. Когда живешь в обществе и когда – одна. Чувствуется. Никто не задает глупых вопросов. Не ищет твоего внимания. Не раздражается из-за того, что ты его игнорируешь. Никого нет. А Джо? Он всё понимал. И не лез, когда не надо.
   – Что тебе, Глеб?
   Он чуть словом не подавился.
   – Я думал, что-то случилось. Ты совершенно на меня внимания не обращаешь.
   – На тебя не обратишь. Не привыкла я в обществе, понятно? О своем думала.
   – Да?! И чем ты тут занимаешься? Чем вообще можно тут заниматься? Развлечений никаких. Глобальной Сети нет.
   – Живу, Глеб. Или ты предлагаешь мне копыта отбросить?
   – Фу, что за сленг у тебя! Кто тебя воспитывал?
   – Когда никто. А когда – Джо.
   – А! Ты всё-таки не одна здесь!
   – Отвали, Глеб, – настроение у меня испортилось.
   Но он будто не понял намека. Начал расспрашивать, что я, да как. И как я сумела без всяких контактов выжить и человеческий облик не потерять. И, может, в таком случае, ему лучше с Джо поговорить.
   – Не лучше. Недоступен Джо, ясно?
   – Как знаешь… Может, прогуляемся, пока наверху решение принимают?
   Я не нашла, что сказать. Раньше мне как-то даже мысль не приходила, что тут прогуливаться можно. Как представила, что мы рядышком идем – Глеб в чистеньком скафандре, да я в перешитом грязном комбинезоне, – меня смех разобрал. Ну, и согласилась. Любопытно стало, как сие действо проходит.
   – Куда гулять пойдем? На бульвар, али на набережную? – и тут же поняла, что шуток Глеб не понимает. Или у меня шутки не смешные. Местные, так сказать.
   – А тут и набережная имеется?
   – Разумеется, нет! Ты с орбиты где-нибудь водные пространства видел?
   – С орбиты я ничего не видел! – обиделся Глеб. – Что, у меня дел других нет, чтобы на планету смотреть?! Это картографам надо и литологам. А я – профессионал первичной рекогносцировки! Мое дело – участок застолбить. Наметить места высадки. Понятно?!
   – Чего ж непонятного? Ты не кипятись. Расслабься. Тут везде гулять можно. Пока весна не наступила.
   – А что весной?
   – Весной всё просыпается. Вылезают растения, бегают животные. Жизнь кипит, знай уворачивайся.
   Глеб не стал комментировать. Это он правильно сделал. Пока нашу весну вживую не увидишь, на собственной шкуре не почувствуешь – не поймешь. Кстати, совсем недолго ждать. И чтоб ожидание сократить, прогуляемся-ка мы до того пригорка.
   Показала направление, куда пойдем, Глеб поклон обозначил, подал руку, и я его руку приняла. Представила, что одета в длинное белое платье, нитяные перчатки до локтей, а в руках у меня зонтик от солнца. Голову задрала повыше и этакой павой рядом с Глебом пошла, на его руку опираясь.
Много в меня, оказывается, Джо всякой чепухи вбил. Теперь пригодилась. Выходит, и не чепуха то была вовсе. Предвидел он, что ли? Пришлось всё вспоминать и на практике использовать. Причем так, чтобы это естественным казалось. Мужчины на такое клюют и всякие глупости делают. А порядочным девушкам, главное, успеть этим воспользоваться. К собственной выгоде. Только мужчинам про это знать не обязательно. Их лучше в неведении держать о своих планах.
   О чем может болтать мужчина на прогулке с девушкой? О всякой всячине, лишь бы ее развлечь. А девушка должна поддакивать, хихикать и разговор в нужное русло направлять. Слишком умной, какая ты есть, показывать себя не надо. Но и полной дурой – тоже. Мужчины на таких только вначале клюют, потому что чистая физиология действует. А умных они просто боятся. Девушки обычно эту стратегию опытным путем находят. Джо говорил, что для этого специальные места созданы, есть где поучиться. А у меня? В полном-то одиночестве? Только теория, которую надо на практике применить, чтобы лицом в грязь не залезть.
   Но удалось. Я даже за временем следить перестала, так мы с Глебом разговорились. Приятно было. Показала себя. Выставила в лучшем свете.
Проняло Глеба, даже на "вы" перешел:
   – Извините, что не могу вручить вам подобающий случаю букет. Не подготовился.
   – Да здесь и цветов-то нет. Опылять некому.
   – Да? И чем же вы свое жилище украшаете?
   – Не украшаю я его.
   Глеб на меня оценивающе глаза скосил, покивал и выдал:
   – Вы – лучшее украшение этой планеты!
   Я сразу и не сообразила – серьезно он или так, прикалывается. Потом вспомнила, что это "комплимент" называется. Ну, когда приличной девушке хотят что-нибудь приятное сказать. И, кстати, у него получилось. В груди тепло стало, губы сами собой в улыбке растянулись, и я брякнула:
   – Жаль только, не долго вам на это украшение любоваться.
   – Почему недолго? – Глеб даже остановился от удивления.
   – Вас ждут другие планеты. Более приспособленные для людей. И для тебя.
   Не предполагала, что мимические мышцы могут быть столь подвижными. Только что Глеб сиял от удовольствия, а тут будто подменили его: нахмурился, глаза сузил, губы поджал и заговорил прерывающимся голосом:
   – Что ты имеешь в виду?
   Пришлось растолковывать:
   – Улетай, Глеб. Нечего вам тут делать.
   – Как это? Я думал, мы обо всем договорились…
   – Нет, Глеб. Не договорились. Мое это место.
   – Хорошо, твое. Мы в другом полушарии высадимся. На тебе наше присутствие никак не скажется.
   – Сейчас, может, и нет. А после?
   – О чем ты вообще? Ты прекрасно знаешь, какова моя миссия. Подготовка к массовой высадке колонистов. Они ж не просто так сюда летели, чтобы увидеть с орбиты красоты планеты. Им жизненное пространство обещали.
   – Твои проблемы, Глеб, – очарование прогулкой куда-то испарилось, и я обнаружила, что стою на самом краю старой подсвинковой норы. – Решай их сам. Но не за мой счет. Ясно? А теперь иди-ка в свой корабль и отправляйся назад. На орбиту.
   – Да не могу я! Ты что, не понимаешь?! Существуют инструкции, правила, законы! Мы высадимся, хочешь ты того или нет!
   – Ах, законы… По каким таким законам разрешается высаживаться на территории, принадлежащей частному лицу?! По каким законам разрешается отнимать у этого лица его недвижимую собственность?! По каким законам можно не считаться с неотделимыми правами частного лица?!
   Глеб ухватил мое плечо своей лапой в перчатке, сдавил и прошипел:
   – По таким… Когда этого лица не существует! Нет тебя! Ты – ноль!
   Он повернулся и пошел к кораблю.
   А я – в другую сторону. В глазах у меня щипало, по лицу текло, я всхлипывала, утирала нос рукавом, совсем не как приличная девушка, и бормотала всю дорогу, пока к хибаре топала:
   – Я тебе покажу, кого из нас не существует… Покажу…
   Чего собиралась показать, я придумала не сразу. А когда придумала, даже испугалась. Своих мыслей, главным образом.

  Оружия-то у меня отродясь не водилось. Зачем ребенку оружие? Защитить себя он при любом раскладе не сможет, только если случайно. Еще большая вероятность, что он первым от своего же оружия и пострадает. Так что я только на Джо надеялась. Он всегда заранее предупреждал, когда и от чего прятаться. И где. Так что придется что-нибудь самой придумывать. Или нет? А ведь действительно! У меня же огромная база данных! И там есть абсолютно всё. Достаточно Джо уговорить.
   Я пошла и связалась с ним.
   Джо сразу откликнулся:
   – Вероника? Здравствуй. Что желаешь?
   – Привет, Джо. Мне нужна информация.
   – Задай критерий отбора.
   – Ты можешь нормально говорить?
   – Могу. А ты – нормально спрашивать? Так что тебе показать?
   – Все виды оружия.
   Видимо, Джо по-быстрому просмотрел данные с камер наблюдения и отозвался:
   – Ах, вот как. Колонисты. И ты собралась им воспрепятствовать? Хватит ли сил и решимости? А умения?
   Умеет Джо по больному бить. Сомнения пробуждать.
   – Не лезь, Джо! Данные дай и всё!
   – Ты не станешь убивать…
   – Еще как стану! Ты же сам учил меня!
   – Я учил другому…
   – Дай данные!
   Джо помолчал и ответил:
   – Выбирай.
   Я и предположить не могла, что есть столько способов отнятия жизни. Чем угодно. Множеством способов. Мгновенно и в мучениях. Я отбрасывала те, что не могла осуществить, даже не вникая. С использованием огнестрельного оружия и холодного, ядов и токсинов, деформации сознания и психосоматического воздействия. Ничего такого у меня не имелось. Ну, не дубинкой же Глеба по шлему охаживать. Во-первых, он не подпустил бы, а во-вторых, шлем так просто не пробить. Значит, сначала надо шлем с него стащить. А для этого его пленить.
   Тут мне как раз статья и попалась – о способах ловли диких животных. Про ямы с кольями на дне, про капканы да про веревочные ловушки. Что-что, а веревки у меня имелись. В достаточном количестве. Я внимательно информацию изучила, сделала поправку на местные условия и принялась раскидывать сети, надеясь, что Глебу глубоко плевать, чем я занимаюсь.
   Так и оказалось. Может, он за мной и следил, но какой цивилизованный человек будет обращать внимание на культовые обряды диких аборигенов, перемазанных грязью и припорошенных прошлогодней листвой? По крайней мере, я сама так свои действия воспринимала. Наползалась, критически осмотрела, чего соорудила, и осталась довольна. Ну, и позвала будущую жертву.
   – Глеб! Выходи. Поговорим.
   Он вышел. Сделал несколько шагов ко мне и попал в ловушку. Петля захлестнулась вокруг его ноги, дернула, и Глеб вознесся вверх ногами, нелепо болтаясь и пытаясь достать руками землю. Я тут же обмотала его веревкой, выдрала из пальцев перчаток все инструменты и поволокла в дом. На случай, если с орбиты следят. У меня, хоть и дырявая, а всё же крыша, от чужого глаза защищает. Да и сидеть удобнее не на земле, а на стуле.
Доволокла Глеба, на стул взгромоздила и перед ним уселась – отдохнуть. На разговор настроиться. Тяжелый он. Глеб, понятное дело. Да и разговор не из легких.
   – Что ты собираешься сделать? – хрипло спросил Глеб, едва очутился в сидячем положении.
   – А ты что предпочитаешь? Знаешь, есть варианты…
   – Ты вообще ничего не понимаешь?! Или прикидываешься?! Да стоит тебе хоть пальцем меня тронуть, на орбите тут же об этом узнают. И сравняют твою развалюху с поверхностью. Одним ударом.
   – Это ты не в курсе. Я сниму с тебя шлем и подожду. Не знаю, сколько ты проживешь. Но это будет совершенно естественная смерть. Никто ничего не заподозрит. Вы же не собирались тут в скафандрах жить? Вот ты и попробовал. И ничего с тобой не случилось. А то, что тебя убьет, станет тобой. Понимаешь?
   Глеб смотрел на меня, разинув рот и распахнув глаза, и чего-то хрипел.
   — И не смей называть мой дом развалюхой! Я сама его строила! – мне очень сильно хотелось треснуть Глеба по лицу, чтоб оставить красный отпечаток ладони. Но для этого надо было снять с него шлем. А к этому я еще не была готова. Оказывается, Джо понимал меня лучше, чем я сама. Он вообще редко ошибался. И мне вдруг захотелось его удивить.
   Между тем, Глеб очухался, смог сформулировать мысли и даже их высказать:
   – Человек не может убивать человека.
   – А я? Я – могу? Могу?! Если нет, значит я человек. И, следовательно, вы обязаны немедленно улететь отсюда. А если остаетесь, значит, я не человек. И значит, могу убивать!
   Да, в логике мне не откажешь. Глеб аж посерел от моих слов.
   – Я доложу начальству. О новых проблемах.
   – Давай-давай! Докладывай!
   Вот не знаю, зачем это сказала. Глеб будто только и ждал моего разрешения. Включил связь подбородком и забубнил. Обо мне, о ситуации в данный момент и об общей. О том, как из всего этого им лучше выкарабкиваться. Предлагал про него забыть и бить прямой наводкой по пеленгу. А наверху не соглашались. Дескать, нечего ценные кадры на атомы распылять, они меня и так захватят. Ну, может, они и не успеют быстро высадиться, тогда у Глеба будет шанс погибнуть героем, как он и собирался.
   — Пусть поторопятся, пока тут еще полная темнота, — влезла я с советом, а Глеб его автоматически повторил.
   Ну, на орбите не такие дураки, чтобы врага слушаться. Да и Глебу некуда спешить, пусть отдыхает. На этой ноте сеанс связи и закончился.
   Вот теперь Глеб окончательно со своей задачей справился. И стал совершенно ненужным. Более того – мешающим. Я подошла к нему, встала за спиной, чтоб не видеть выражения его глаз, и положила ладони на крепления шлема. Оставалось сделать одно движение. Последнее. Раз решила, надо делать.
   Джо так и сказал:
   — Смелее, девочка! Всегда делай то, что хочешь. Не отступай от задуманного. Будь сильной.
   Провокатор хренов!
  
   Не сумела Глеба убить. Пожалела.
   Да и смысла не было. Всё равно команду пришлют. А как с ними справляться? Одна надежда, что высаживаться начнут, когда солнце взойдет.
   Так и получилось. К самому восходу подгадали.
   Вышли из корабля человек десять. Все разные, непохожие. Даже кожа на лицах разного оттенка была – от совсем белой до темно-коричневой. И у каждого оружие в руках. И, главное, на меня нацелено.
   Что тут скажешь? Да ничего. Либо бежать надо, либо тут же на месте в землю уходить – прятаться. Им же не объяснишь. Небось, Глеб их рассказами напугал. Про меня, такую страшную. Вот они и решили меня вначале прикончить, а потом планетой заняться. Логично. Только мне эта их логика совсем не понравилась. Как-то не захотелось помирать.
   Да, а солнышко-то вставало потихоньку, прямо в лицо мне светило. А эти стояли и медлили. Рассматривали, поди. Не иначе, чтобы узнавать, когда потом в бесплотном виде им являться буду. Ну, и дождались.
   Джо их отвлек на минуту – выглянул, и пока они расстреливали то, что он им показал, я солнечными лучами и напиталась. Так хорошо стало. Сладко и свободно. Я вздохнула и возродилась.
   Выпустила побеги из рук, опутала их всех и на землю положила. Пусть полежат, подумают. Может, поймут, что они ничто перед хозяйкой планеты. Потом подумала и передвинула их с голой земли под навес. Глеба развязала. Щелкнула его по шлему пальцем и сказала:
   – Что, Глеб, понял теперь, чья это планета?
   Он на меня посмотрел и не ответил. Конечно. Он же совсем не привык меня в таком обличье видеть. А я разной бываю. Вот как сейчас. Форменное дерево. С длинными ветками, растущими по всему телу, и с лицом зеленым. Это чтобы от солнца питаться, пока жара не придет. А летом и зимой, чтоб в спячку не впадать, приходится кухонный конвертер настраивать и человеческую пищу употреблять. Так и жила. Все двенадцать лет. Ждала.
  Людей ждала.
 
  Мы сидели с Глебом на крыльце, смотрели на зеленое безумие просыпающейся земли и болтали о всякой ерунде. Например, о том, как я тут сумела выжить. О планете, о ее биоценозе, обо всем, что интересно. Глеб всё удивлялся, откуда я это могу знать, если даже они не в курсе.
   – Это всё мне Джо рассказал. Хочешь познакомиться с ним?
   – Давай, – Глеб был уже на всё согласный.
   — Джо! Выходи! Познакомься с Глебом.
   Конечно, сам Джо не мог выйти: он всё же стационарный обучающий комплекс. Но тележку прислал. Тележка манипулятор Глебу протянула, и они церемонно пожали друг другу руки. Или правильнее "конечности" говорить? Познакомились, в общем.
   Я выпустила побег, ухватила подсвинка и развернула его в другую сторону. Ему всё равно, куда бежать, а мне потом крыльцо ремонтировать. Глеб скептически посмотрел и сказал со вздохом:
   – И всё же ты не человек, Вероника. Действительно не человек.
   – Нет, Глеб. Это просто весна наступила.
 

Похожие статьи:

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: 0 Голосов: 0 648 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий