fantascop

Когда благодарят жертвы

в выпуске 2013/07/18
8 июля 2013 -
article702.jpg

Когда благодарят жертвы

--С чего начать? Не знаю. Вообще, начало — самая сложная, самая дурацкая часть рассказа! Терпеть не могу писать начало! — Николай отхлебнул из фляги с коньяком и, откинувшись в кресле, уставился в потолок. Писатель не знал, что делать. Обычно ему очень легко работалось здесь — в его маленьком кабинете при издательстве, но сегодня что-то мешало. Слова в его голове настойчиво не выстраивались во фразы. Если же писателю удавалось вылепить сносное предложение, на бумаге оно оказывалось пошлым, до ужаса банальным, а иногда и вовсе косноязычным. Да и вдохновение не посчитало нужным осчастливить Николая сегодня своим присутствием. Работа не шла.

--Попробуем по-другому – он встал из-за стола, подошел к зеркалу на стене и стал тщательно всматриваться в свое отражение. Он был из тех писателей, что наделяют каждого своего героя какой-либо чертой присущей автору.

– Итак, что мы имеем – бормотал Николай, продолжая крутиться перед зеркалом – Мужчина 36-ти лет, среднего роста, с темными волосами, плотный. Овальное лицо, длинный заостренный нос, небольшие усики, хитрые карие глаза. В общем, вид интеллигентный. И кому он может принадлежать? Профессор? Врач? Журналист? – он задумался на пару секунд, но потом скорчил недовольную мину – Все было. Все не то!

Холодный порыв ветра ворвался в комнату, прошелестел по столу и скрылся в щели приоткрытой двери. Проклиная про себя осень, Николай закрыл окно и принялся собирать сброшенные ветром предметы. Белый лист с еще не существующим рассказом. Отрывной календарик, на котором значился «октябрь». Взглянув на часы, писатель оторвал страницу – уже двадцать минут как ноябрь. Изысканная настольная лампа – подарок жены. Надо будет купить лампочку, эта треснула. Статуэтка премии «Кровавое перо 2010» — лучшему автору в жанре «ужасы». Когда все вещи заняли свои законные места, Николай снова опустился в кресло и сделал еще один глоток из фляги.

«Почему у меня ничего не получается? Ведь раньше всё было совсем по-другому. Слова выстраивались как узор в калейдоскопе. Сами! Я лишь переносил их на бумагу. А теперь что? Вот уже месяц бьюсь как рыба об лед и не написал ни строчки. Полный абзац – еще один глоток из фляги – Мне нужно вдохновение. А где его взять? – писатель обвел кабинет взглядом и, не найдя ничего интересного, остановился на двери – Пойти что ли пошататься по издательству?»

Словно отвечая на его вопрос, дверь чуть двинулась под напором сквозняка.

-Вот только не надо этих избитых приемов – буркнул он, сам не зная, к кому обращается.

* * *

Здание издательства «Спираль» отличалось неординарностью архитектуры. Внутренние стены и перегородки, куполообразная крыша, двери и даже парадная лестница на втором этаже были из стекла (вообще, тот, кто проектировал здание, был неравнодушен к стеклу). По одной версии это было сделано для того, чтобы директор издательства мог наблюдать за работой всех сотрудников.
Днем в этих кабинетах и коридорах кипела работа – всюду сновали люди, со всех сторон гремели голоса. Но сейчас, ночью все изменилось. Сквозь купол простирается белый лунный свет. Мягкий, глубокий мрак лежит на этажах. Тишина, прерываемая звуком шагов. Лунные блики на стеклянных стенах. Прогуливаться здесь в подобное время суток было действительно жутковато.

-Дурацкая затея – ворчал Николай, обводя этаж настороженным взглядом. Он уже двадцать минут нагуливал вдохновение, но идея гениальной книги его так и не осенила. Только фляга стала быстрее пустеть.

-А тут что? – писатель остановился около большого стола накрытого огромным куском ткани – Поглядим.

Лёгким движением он откинул завесу. На столе лежала картина.

-Так вот ты какой, подарок Антоновский – с полотна на писателя взирали герои, или вернее злодеи, его романов. Маньяк по кличке Кровавый Пьеро, Великий Жрец со своей безумною паствой, Лесная Тварь и даже Печальный Призрак – здесь были все. И все они улыбались.

Сквозняк-беспризорник хлопнул незапертым окном в конце коридора, и Николай подпрыгнул от неожиданности. Поняв в чем дело, литератор громко матерно отчитал и несчастную оконную створку, и полумрак окружающей обстановки, и креативного планировщика здания, не забыв помянуть всех его ближайших родственников. На душе сразу полегчало, страх рассеялся. К тому же нецензурная тирада напомнила Николаю об одном человеке, который сейчас тоже был в издательстве.

* * *

-Привет, Семён. Что показывают?

-Да, хрень одну – ответил охранник – Сегодня Хелуин, вот и крутят ужасы по всем каналам. Кстати, это вам – Семён указал на стопку писем на краю стола – Новая порция.

Николай осторожно просмотрел корреспонденцию. Три письма из Воронежа, одно откуда-то из Калужской области и два из США. И на всех в графе «кому» значился «Темный Автор». Николай подумал, что лишний мистицизм не помешает, когда публиковал свой первый роман ужасов десять лет назад. Теперь он был всемирно известен, крайне популярен и больше не нуждался в нем, но фанаты упорно продолжали величать его ТА.

-Пожалуй, я оставлю её до завтра – сказал писатель, возвращая стопку на стол. Он еще слишком хорошо помнил, как в одном письме из штатов нашел отрезанный мизинец.

-Это что за хрен? – сказал охранник.

Николай обернулся и увидел, как в парадную дверь издательства вошел человек. По внешнему виду писатель сразу понял, кто это. Перепутать было сложно. Грязно-серая смирительная рубашка с непомерно длинными рукавами, всклокоченные волосы, колпак набекрень, жутковатый черно-белый грим – образ Кровавого Пьеро был воспроизведён в точности. Именно таким Николай представлял себе маньяка, именно таким он вышел из-под его пера. Даже удивительно как этот парень сумел состряпать такой точный костюм.
Незнакомец меж тем заметил писателя.

-Тёмный Автор – широко улыбнулся он и, разведя руки, словно хотел обнять своего кумира, двинулся к Николаю. Быть может писатель и пообщался бы с ним, но не сегодня. Уже поздно, он устал, да и встреча с поклонниками его творчества по ночам может быть небезопасно. Николай, молча, повернулся к Семёну и виновато улыбнулся.

-Ща сделаем – бросил охранник, поднимаясь из-за стола – Послушай… э… парень – Семён не спеша двинулся навстречу незваному гостю – Николай Васильевич… тьфу ты! В смысле Тёмный Автор сегодня не принимает. В конце ноября будет встреча с фанатами, тогда заскакивай. А сегодня никак. Алё, парень! – охранник подошёл почти вплотную, но «клоун» продолжал шагать, не замечая его – Слышишь!? – Семён схватил посетителя за плечо и хорошенько встряхнул. Пьеро перевёл невидящий взгляд на охранника. Улыбка пропала; теперь на лице была обида. Парень вдруг вскинул вверх левую руку. Потом ещё. И ещё. Его движения были неуклюжи, неестественны как у марионетки. Закончив свой замысловатый «танец», незнакомец двинулся дальше. Семён больше не стал его останавливать. Вместо этого охранник сделал шаг, пошатнулся и рухнул на пол. Из страшной раны на шее хлестала кровь.

Николай несчетное количество раз видел подобные сцены в кино. Что там кино! Он сам неоднократно описывал их в своих романах. Но участвовать в них он был не готов.

Писатель хотел закричать, но не смог – горло сдавило. «Как же? Так не может быть… всё это...» Он сидел, не шевелясь, и смотрел в стекленеющие глаза мертвеца. «Но… нет… он не… я». Что-то скрипнуло под ногой маньяка, и Николай очнулся. Кровавый фанат всё ещё шагал к нему. Вот тут-то писатель и заорал во всё горло. Не прекращая кричать, Николай сорвался с места, пулей пересёк холл и скрылся за дверью лестницы.

Такое поведение обидело Пьеро. Он к Автору со всей душой, а тот бежать! По-детски надув губы, маньяк уселся па пол посреди холла. Через пять минут в издательство вошёл высокий мужчина в чёрном костюме. Увидев труп, он громко вздохнул.

-Так, Петя, это ещё что!? – спросил он, пнув тело охранника.

-Помеха – буркнул клоун.

-И Автор всё видел?

Клоун кивнул.

-Где он сейчас?

-Убежал. Наверх.

-Ладно, не дуйся – смягчился мужчина – Но больше так не делай. И прибери тут.

* * *

На третьем этаже в одной из немногих непрозрачных комнат (а именно в туалете) Николай судорожно обдумывал ситуацию. Он уже пришёл к выводу, что всё это не может быть розыгрышем, что Семён действительно мёртв и что дела плохи. Ещё он решил, что нужно сделать. Прокрасться в кабинет, вызвать полицию и отсидеться. Всё просто!

Аккуратно приоткрыв дверь, писатель выглянул в коридор. Никого. Ну да, тот псих медленно ходит. Он не успел бы за Николаем. А может и не собирался успевать?

* * *

Проскользнув в свой кабинет как можно тише, Николай сразу бросился к столу. К телефону. Чёрт, провод оборван. Теперь что? Мобильник! Где он? Здесь нет. Здесь тоже. Куда я мог его деть!?

-Если вы ищете телефон, то не стоит – раздался за спиной голос – Я его выбросил.

Николай резко обернулся, при этом схватив со стола нож для бумаг.

-Кто вы?

В кресле напротив писателя сидел пожилой мужчина в белом халате.

-Вы и сами прекрасно знаете, кто я – спокойно ответил он, протирая краем халата пенсне.

-Что? Я спросил, кто ты!? – вскрикнул Николай, но вспомнив о маньяке, понизил голос – И какого хрена ты тут делаешь!?

-Неужели вы не узнаёте своё творение? – мужчина убрал очки в карман и поднялся с кресла.

«Ещё один псих на мою голову. Сегодня что день открытых дверей?».
Мужчина меж тем вальяжно двинулся к столу.

-Стой на месте!

-Или что? Убьёте меня? Вы уже сделали это в четырнадцатой главе. Повторяться вам не к лицу.

-Не подходи!

-Я вовсе не собирался – мягко ответил старик, останавливаясь напротив зеркала – Взгляните сюда, Автор.

Писатель бросил быстрый взгляд на отражение и не смог оторваться. Из рамы на него смотрел… он сам. Николай в зеркале был одет, как и незнакомец в белый халат, стоял в такой же позе и также снисходительно улыбался.

-Что за чертовщина – выдохнул писатель.

-И я, и тот безумец внизу – герои ваших книг. Вы дали нам образ, сознание и даже душу – произнёс старик – Вы это мы, а мы это вы. По крайней мере, часть вас.

-Бред.

-Да, мы лишь плод вашего воображения, но и этого достаточно. Вы создали нас… на бумаге. Самайн дал нам плоть. И теперь мы хотим вас отблагодарить.

-Спасибо, не стоит – бросил Николай и, прикрываясь ножом, осторожно прошёл к двери – Пожалуй, я тебя запру. Думаю, ты не станешь возражать.

* * *

Пьеро оценивающе окинул взглядом каморку. Три раза он пытался запихнуть тело охранника в кладовку, и каждый раз оно вываливалось наружу. «Ну, вот что делать с этим неваляшкой. Быть может – Пьеро задумчиво почесал подбородок – Сначала выбросить швабры и вёдра?»

Всё внимание клоуна было направлено на решение задачи, поэтому он даже не заметил, как одна неуклюжая фигура спустилась по лестнице и вышла на улицу.

«Точно! Хлам долой!»

* * *

Первым делом Николай оглянулся по сторонам. Пустая улица, тёмные окна, полная тишина. «Что, все вымерли что ли!? Хотя к чёрту, тут недалеко». Уже на пороге районного УВД писатель услышал шаги.

-Тёмный Автор! Стойте!

Николай быстро нырнул внутрь, захлопнул дверь и задвинул увесистый металлический засов, так удачно подвернувшийся под руку.

-Наконец-то! Мы вас заждались – послышалось за спиной.

И тут всё потемнело.

* * *

Первое что он увидел, придя в сознание, было лицо старого врача. Того самого, которого он запер в кабинете. Опомнившись, Николай вскрикнул и отшатнулся.

-Не стоит так пугаться – сказал врач, тем не менее, отходя подальше – Он очнулся.

Просторная комната была заполнена людьми. Он их знал. Глупо было отпираться. Это его персонажи. Простые люди, несчастные герои его романов. Вон группкой стоят жертвы Кровавого Пьеро, а это печальные жители Ицкой деревни, Ваня – маленький экстрасенс из таёжной деревни и многие другие. И всё они ему улыбались.

Оглушительный удар сотряс закрытую дверь.

-А там кто? – мягко спросил Николай. Страх пропал; на душе было спокойно и легко.

-Там другие ваши детища – ответил кто-то крайне брезгливо. Через зарешеченное окно писатель видел Пьеро и каннибала в чёрном костюме. Они махали руками и что-то кричали.

-А что они хотят? Убить меня? – спросил автор.

-Они? Нет.

-В смысле?

Никто не ответил. Писатель перевёл взгляд на окружающих его персонажей. Они как-то изменились. Глаза стали холодными, а улыбки плотоядными.

-А чего хотите вы? – полюбопытствовал автор.

-Мы всего лишь хотим отблагодарить своего создателя – ответил врач, доставая из кармана халата скальпель.

«Сейчас я должен испугаться» — подумал Николай. Но, ни страха, ни других эмоций не было. Внутри была лишь пустота.

-А я уж думал, будет happy end – сказал он обступающим его персонажам.

-Happy end не в вашем стиле – сказал кто-то.

А ведь, правда. Ни в одном его романе не было счастливого конца. Всегда лишь просто...

конец.

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыВенчание в Эйлен Донан

РассказыСтрашно, аж жуть!

РассказыДоктор Пауз

РассказыОднажды в Америке

Рейтинг: +1 Голосов: 1 621 просмотр
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий