fantascop

Пять погибших обезьян. Глава вторая

в выпуске 2013/07/11
14 апреля 2013 -
article473.jpg

 

Пять операционных столов корабельной биолаборатории приняли на себя груз в виде безжизненных человекоподобных тел. На каждом из них теперь располагалось по одному трупу шимпанзе, накрытому белой простынёй.

Мария Гаспарин с широко распахнутыми глазами смотрела за тем, как два андроида укладывали прямо перед ней последнего покойника, ее любимца Философа. Нижняя часть лица женщины была плотно закрыта белым респиратором, но Йорген был уверен, что ее губы сейчас отчаянно дрожат. По крайней мере, глаза его коллеги были заметно влажными.

— Что скажешь? – проговорил негромко мужчина, чтобы звуком своего голоса вывести даму из оцепенения.

Выражения лица Мари стало более осмысленным:

— Причину смерти остальных пока назвать не могу, — вымолвила она, — но вот смерть Философа явно носит насильственный характер.

— Допустим, — кивнул головой Йорген, — тогда кто убийца? Я так полагаю, что среди мертвецов его нет. Или ты все-таки подозреваешь кого-то из этих обезьян?

— В смысле, — удивилась женщина.

— Ну тебе не приходило в голову, что от того гравитационного поля, в которое мы угодили, шимпанзе могли сойти с ума и в приступе безумия поубивать друг друга?

— Теоретически, да, — холодно ответила Мари. – Но тогда среди обезьян должен был остаться один выживший, тот, который убил всех остальных. Кроме того, на их телах обязательно присутствовали бы явные следы насилия. Рваные раны, например, или вырванные клочья шерсти, может быть ссадины, в конце концов, у кого-то должны быть следы крови на пальцах или зубах, свидетельствующие о схватке. В данном же случае, ничего подобного я не наблюдаю.

— И что из этого следует? – развел руками Йорген.

— А то, что они друг друга не трогали. Если бы записи видеокамер были в порядке, можно было бы все нормально посмотреть. Но…

— … Но они, к сожалению, уничтожены, и нам придётся узнать всю правду дедуктивным методом, — закончил мысль собеседник. – И в этом случае повторяю вопрос: «Кто убийца?»

В глазах Мари начали разгораться огоньки раздражения:

— Не знаю, капитан. Может ты в курсе? Ты же болтался в зверинце, когда мы попали в это поле. Что ты там видел?

Мужчина спокойно отнёсся к тону собеседницы и не проявил ни малейшего чувства обиды:

— Я видел только то, о чём тебе рассказал, — спокойно ответил он. — Мне тоже жалко наших обезьянок и я не меньше твоего хочу разобраться в этом деле. Поэтому повторяю тебе, что мне довелось только слышать странные звуки в наушниках и крики зверей. Визуально я не наблюдал ничего необычного.

Мари виновато покосилась на Йоргена и извиняющимся голосом произнесла:

— Я понимаю, Йори, просто у меня не укладывается в голове, что же здесь произошло. Я никогда и нигде про подобное не слышала. Хоть где-нибудь на каком-нибудь корабле бывало ли такое, чтобы из-за внешнего магнитного или гравитационного поля внутри корабля сходили с ума люди или животные? Или случалось такое, чтобы кому-нибудь полностью провернули башку вокруг своей оси? Ты когда-нибудь про такое читал?

Йорген отрицательно покачала головой:

— Не доводилось.

Женщина тут же повторила вопрос головному компьютеру:

— Мамочка, а в твоих архивах есть упоминания о подобных ситуациях?

— Нет, — с каким-то неприятным тембром голоса отозвалась она.

— Что, неужели до нас никто в аномальную гравитацию не попадал?

— Я имею данные о ста сорока семи случаях столкновений с источниками гравитации, — возразила Мама, — но ни в одном из них даже приблизительно не случалось такого, как у нас.

— Стоп, — взмахнул рукой Йорген, — давайте мы сначала с обезьянами всё-таки разберёмся.

Он внимательно поглядел на свою коллегу:

— Ты сможешь определить причину их смерти?

Мария, являвшаяся штатным корабельным медиком, быстро приобрела уверенный в себе вид:

— Конечно смогу. Сейчас я их буду сканировать «Био-наноглазом», а потом проведу вскрытие у каждого.

— Отлично. Ты не станешь возражать, если я буду смотреть на тебя из-за стекла? А то здесь внутри противный запах.

— Хорошо, но далеко не уходи, а то мне страшновато.

Йорген ободряюще улыбнулся и вышел из биолаборатории. Тонкие прозрачные двери практически бесшумно пропустили человека, и он с удовольствием оказался в уютной комнате. Обернувшись назад, он поглядел на лабораторию извне. Все ее стенки от пола до потолка были сделаны из такого же прочного пластика, как и окна камер со зверями. Этот пластик был настолько прозрачен, что если бы Йорген достоверно не знал, что здесь имеется преграда, он бы мог стукнуться в неё лбом. Теперь, оказавшись за пределами лаборатории, он смотрел на Мари сбоку. Женщина в данный момент располагалась к нему правой стороной и пальцем левой руки указывала одному из андроидов на труп Философа.

— Мама, — громко произнёс мужчина. — Выведи-ка мне информацию о состоянии «Зелёного луча».

— Слушаюсь, капитан.

Йорген сел на комфортное вращающееся кресло и повернулся на нём таким образом, чтобы постоянно видеть перед собой Мари.

— Вот запрашиваемые данные, — сказала Мама.

И перед лицом мужчины, на расстоянии сантиметров сорока, возникло голографическое миниатюрное изображение их космического корабля, а рядом с ним столбцы с необходимой информацией. Йорген пробежался глазами по стандартной последовательности слов, весящих перед ним в воздухе.

«Зелёный луч» — космический грузовой транспорт смешанного класса C и D, серии 117 QJ. Серия 117 QJ – предназначена для перевозки живых биологических грузов на дальние и сверхдальние расстояния. Максимальная длина транспорта – 12 554 метра. Максимальная ширина  – 1 843 метра. Максимальная высота – 628 метров. Внутренний полезный объём – 2 837 900 354 кубических метров.

Экипаж транспорта:

— два человека;

— шесть гуманоидных роботов – типа андроид и гиноид;

— десять боевых роботов – типа бестиоид, прототипа «собака»;

— двести двадцать четыре робота промышленного типа, многофункционального применения.

Цель дальнего рейса «Зелёного луча» — транспортировка на планету RQZQ-2328-YTER живого груза, в виде наиболее распространённых биологических видов планеты Земля, в количестве 3 899 особей, для помещения их в планетарный зоопарк…»

Потерев пальцами переносицу, Йорген повернул голову направо, затем, не увидев нужного – налево. Но и тут предмета своего поиска он не нашёл.

— Мама, где Третья? – спросил человек про одну из гиноидов.

— На кухне.

— О, прекрасно, пусть она приготовит мне кофе, гамбургер и овощной салат.

— Два кофе, два гамбургера и два салата, — тут же из лаборатории вставила свою реплику Мари, поскольку прекрасно слышала переговоры Йоргена и Мамы в своих электронных «ушках».

— Будет сделано, капитан.

— И пусть она также принесёт нам таблетки против мышечной усталости и подавляющие сон, — добавил мужчина.

— Какие вам нужны препараты? – уточнила Мама, будучи очень дотошной в подобных вещах.

— «Анти-аоксипропион», — ответила за Йоргена Мари. – А против сна, ну, пусть будет «Деморфей».

— Слушаюсь, — сказала Мама.

Мари и Йорген посмотрели через стекло друг на друга и оба заулыбались. Затем женщина вновь сосредоточилась на осмотре погибших, а мужчина вернулся к техническим данным.

Перед его глазами цифра за цифрой и буква за буквой проносились сведения об устройстве систем жизнеобеспечения корабля. Здесь были и температура внутри «Зеленого луча», и скорость обмена воздуха в его отдельных отсеках, и пределы искусственной гравитации, и сила давления, и скорость тока в электрических сетях, и даже характеристики воды, подаваемой по сложной системе водопроводов в камеры животных. Информация лавинообразным потоком протекала перед напряжённым взором капитана корабля, но ничего такого, что выходило бы за допустимые пределы, Йоргену не попадалось.

— Повреждения поверхности корабля я не наблюдаю, — задумчиво проговорил мужчина. – Мама, а ты сама что-нибудь здесь видишь?

— Нет, капитан. Я могу подтвердить, что оболочка нашего транспорта в целостности.

— То есть мы столкнулись с чистым гравитационным полем без всяких там метеоритов, так?

— Да, капитан.

— Тогда почему на корабле погас свет, когда я был около нашего зверинца?

— После проведённой диагностики систем «Зелёного луча», повреждений электрических сетей не обнаружено, — ответила Мама.

Йорген кивнул головой:

— Не спорю, что сейчас всё в порядке, но почему тогда свет погас? Что стало причиной перебоев электроснабжения?

— Не могу сказать, капитан.

— Но это странно, согласись. Я могу понять, если свет начинает гаснуть, когда внешнее поле тебя уже основательно захватило. Тогда на двигатель идёт стопроцентная нагрузка, и он уже не в состоянии справится с бесперебойной подачей энергии. Но тут свет погас до того, как мы вошли в это поле. Кстати, Мама, каким образом ты проспала такую сильную гравитацию? Ты же должна была сканировать окружающее пространство и обязана была почувствовать такое сильное воздействие, разве не так?

— Так точно, капитан. Но данное поле не было постоянным. Оно видимо носит переменный характер. Я не могу определить, что было источником подобной аномалии, но могу сказать, что эта гравитация, если так можно выразиться «включилась» непосредственно рядом с «Зелёным лучом», в момент нашего прохождения мимо его эпицентра.

Брови Йоргена удивленно взметнулись вверх:

— Что значит «включилось»? Как в лампочке с детектором движения?

— Вероятно, да.

— Ладно, а что с камерами в клетках со зверями?

— Почти вся видеоинформация в сохранности, кроме камер с белками, обезьянами и  волками.

Мужчина тяжело вздохнул:

— Мне и так это уже известно. Я хотел бы знать, что видно на других видеокамерах. Есть ли на них следы чьего-то проникновения или там чего-то необычного?

— Анализ видеозаписей бы произведён по принципу поиска аномальной активности в камерах животных, — ответила стервозным голосом Мама. — Подобной активности ни в одной из камер не зафиксировано. Я могу проанализировать данные по какому-нибудь другому критерию, если вы желаете, капитан.

Йорген прищурил глаза, мысленно прикидывая различные варианты дальнейших действий, после чего отрицательно помотал головой:

— Лучше покажи мне запись видеокамер в клетке с тиграми.

— Есть.

— И ещё, — мужчина пытался как можно тщательнее подбирать слова. — Ты можешь проанализировать аудиозапись наших переговоров в момент попадания в это аномальное поле?

— Слушаюсь, капитан. По какому принципу проводить проверку?

Мужчина нахмурился и искоса поглядел на свою коллегу за стеклом, будучи уверен, что она слушает каждое слово.

— Я хочу, чтобы ты проверила запись на предмет попадания в эфир посторонних шумов. Не шипение или треск, а иные звуки.

Мари напряжённо замерла над телом Философа.

— Скажем, мне нужны данные о том, не находился ли на нашей частоте кто-то посторонний.

— Вы имеете в виду других людей? – полюбопытствовала Мама.

— Не обязательно. Может там была и не речь людей. И вообще это не голоса как таковые. Но мне необходимо удостовериться, поэтому проверяй.

— Хорошо.

Мари, стоявшая будто каменная, отмерла и продолжила производить какие-то манипуляции с телом мёртвого шимпанзе. Йорген же тем временем начал просматривать видеозапись из камеры с уссурийскими тиграми.

Началом записи мужчина взял ту минуту, когда он проходил мимо тигриной камеры в сторону волков и обезьян. На ускоренном просмотре Йорген увидел сам себя со стороны. Вот он проходит мимо стереоизображения тигра, безуспешно пытаясь рассмотреть живых обитателей камеры. Сами тигры в это время лежат между ёлками. Самец развалился на боку и, по-видимому, крепко спит, а вот самка бодрствует, вылизывая себе передние лапы. Затем Йорген уходит за пределы обзора видеокамер и его какое-то время не видно. На тиграх его отсутствие никак не сказалось, они продолжают заниматься своими делами – один спит, другой наводит чистоту. Но вскоре безмятежность хищников сменяется неожиданным волнением, причиной которого становится выключенное освещение. Как только свет погас, запись перешла в режим инфракрасного излучения.

Тут Йорген перевёл воспроизведение в нормальное состояние и принялся наблюдать за произошедшими событиями в реальном времени.

Как только освещение отключилось, тигры на мониторе сразу же преобразились. Самец быстро проснулся и начал внимательно всматриваться в пространство между ёлками, затем повернул голову в сторону окна камеры и уставился на происходящее за пределами его владений. Тигрица же, наоборот, замерла в неподвижности и как-то странно прижалась носом к передним лапам. Вслед за этим за окном камеры пронеслась фигура Йоргена. Какое-то время оба хищника продолжали лежать, видимо не очень проявляя беспокойство, но потом они почему-то одновременно ощетинились, смотря куда-то перед собой. Оба тигра повернулись к объективу камеры так, что теперь наблюдатель не мог видеть их морды. В данный момент Йоргену представлялась возможность детально разглядеть полосатые спины этих красивых хищников, а также их затылки с постоянно двигающимися ушами.

«Что заставляет их так нервничать? – подумал про себя мужчина. – Неужели выключенный свет? Быть такого не может. Они половину своей жизни проводят в темноте, охотясь на свою добычу или же ожидая её в длительной засаде. А тут на пару минут потемнело, и у них уже паника. Значит причина испуга не освещение. Тогда что? Или кто? Или где?».

Тигры же на видео выглядели отнюдь не теми уверенными в себе охотниками, какими они были на Земле. Они чего-то сильно боялись. Первые секунды и даже минуты они явно смотрели в сторону окна своей камеры на волю, видимо желая удрать куда-нибудь подальше. Но затем оба зверя внезапно повернули головы назад, словно увидев кого-то у себя за спиной, и на их мордах появился дикий оскал.

Йорген, предчувствуя нечто любопытное, тут же подался вперёд, чтобы поближе рассмотреть изображение.

Проблема заключалась в том, что видеокамера, запись которой сейчас просматривал мужчина, была расположена под потолком у дальней стены тигриного помещения. Её объектив смотрел на пластиковое окно, то есть в точно противоположном направлении от дальней стены. И поэтому как раз-таки изображения самой задней стены на записи не имелось.

А жаль. Ведь именно она и стала объектом волнения для хищников. Оба тигра озверело смотрели на эту стену, причем их взгляды сосредоточились на чём-то, что находилось прямо под видеокамерой. Создавалось впечатление, будто уссурийские охотники рычат почти точно в сам объектив. Но звериной ярости в этот миг у них не было. Шерсть на спинах тигров вздыбилась, их уши начали прижиматься к головам, а сами они стали медленно пятиться назад, прочь от дальней стены своего помещения. Они даже не обращали внимания на то, что позади них росли ёлки. Тигры продирались через их колючие иголки, не сводя глаз с кого-то или чего-то, расположившегося у задней стены их владений. Затем оба зверя синхронно начали перемещать свои взоры вдоль задней стены, будто наблюдая за кем-то, кто двигался по их территории в сторону волчьей камеры. При этом тигры продолжали своё отступление, переводя взгляды все дальше и дальше в угол.

Сейчас Йоргену остро захотелось самому засунуть свою голову в голограмму и посмотреть на то, что же именно так тревожило тигриную пару. Но это была всего лишь запись, и ему приходилось мириться с её несовершенством.

А тигры, рыча и шипя, буквально отползали от источника своего беспокойства к пластиковому окну своей камеры и вжались в угол, диаметрально противоположный тому, на который они сейчас глядели. В таком положении они находились довольно долго, может быть около минуты. А затем на записи Йорген снова увидел себя со стороны.

Вот он появляется за окном и осторожно наклоняется к морде самца, который оказался к нему ближе. Вот тигрица высовывается из-за его головы и смотрит на человека. И вот Йорген идёт дальше, к камере волков…  Словом, ничего такого, что могло бы пролить свет полной определённости с одной стороны, но с другой – довольно любопытная запись с точки зрения того, как вели себя в тот момент звери. Пусть сами видеокамеры ничего и не зафиксировали, но то, что животные что-то или кого-то наблюдали, можно было сказать наверняка.

«Чёрт возьми, кого вы увидели? – раздражённо подумал мужчина. – Почему вы – короли своих владений – испугались кого-то или чего-то, как какие-нибудь трусливые кролики. Вы же не ведаете страха, вы же сами его наводите на окружающих, что же, в таком случае, могло напугать вас?»

— Пора обедать, капитан, — прозвучал сзади высокий весёлый голос.

От неожиданности мужчина чуть не сделался заикой. Повернув кресло вокруг своей оси, Йорген увидел перед собой гиноида по имени Третья.

— Тьфу ты, дура, — выдохнул капитан. – Я же тебе приказывал не говорить громко, когда ты подходишь ко мне сзади!

— Простите, капитан, — кокетливо извинилась электронная служанка. – Не могла удержаться от искушения.

Внешность Третьей была смоделирована под женщину-азиатку. В ее технических характеристиках так и значилось — прототип – «японка». Поэтому, когда она улыбалась или заразительно хохотала, её и без того не широкие глаза превращались в узенькие щёлочки. Как раз такие, какими они сделались сейчас. Кроме того, в её поведенческую программу была заложена смешливость, женская игривость и определённое непослушание, что делало её крайне похожей на настоящего человека.

— Какое ещё искушение? – возмутился мужчина, но уже менее агрессивным тоном.

— Ой, — пискнула гиноид, — ты так серьёзно здесь сидел, смотрел на эту голограмму и был такой задумчивый-презадумчивый, что я решила тебя немного развлечь.

Третья негромко, но продолжительно засмеялась:

— Капитан, видел бы ты себя со стороны. У тебя такие широкие глаза. Хи-хи-хи. И выражение лица глупое.

— А-а, — обречённо махнул рукой Йорген, — что с тебя, бестолковая, взять.

— Возьмите, например, еду, — без тени обиды отреагировала Третья.

— Хорошая мысль, Йори, — в тон роботу сказала Мари. – К тому же вид у тебя действительно идиотский.

Мужчина тут же перевёл взгляд в сторону лаборатории. Его коллега уже отошла от стола с телом Философа и, находясь около трупа Дианы, смотрела поверх её простыни на Йоргена.

— Я думаю, — продолжила женщина, — что хорошая еда нам не повредит.

Капитан улыбнулся:

— Ну, доктор на этом корабле у нас ты, поэтому здесь я, пожалуй, тебе подчинюсь.

Мари немного театрально поклонилась собеседнику и принялась давать двум помощникам-андроидам указания, призывающие их временно прекратить работу.

Прямо к тому креслу, в котором сидел Йорген, Третья быстро и аккуратно подвинула круглый столик и начала расставлять на нём тарелки с пищей. Мужчина сразу же подтянул к себе большую кружку с кофе и жадно сделал несколько глотков.

— А у тебя руки чистые, капитан? – поинтересовалась Третья.

— Разумеется, — искренне ответил Йорген и откусил от гамбургера солидный кусок.

Двери лаборатории распахнулись, давая возможность выйти оттуда двум андроидам, при этом изнутри стали слышны громкие шипящие звуки льющейся воды. Даже не поднимая головы, мужчина мог с уверенностью сказать, что это его коллега тщательно вымывает руки антибактериальным мылом. Мари был поклонницей культа личной гигиены, что нередко становилось для Йоргена поводом для насмешек. Но только не в данном случае. Сейчас мужчина был не против, даже если бы его коллега зубы на всякий случай почистила. Мало ли чего от таких странных покойников можно подхватить.

— Приятного аппетита, капитан, — едва ли не хором сказали андроиды, проходя мимо его стола.

— …сибо, ре…та, и вам того же, — промычал Йорген с набитым ртом.

— Очень не вежливо так разговаривать, капитан, — тут же влезла со своим мнением Третья. – Сперва, вы должны были прожевать свою еду, а уж потом что-либо отвечать.

— Послушай, подруга, — вполне отчетливо смог вымолвить мужчина, — иди-ка ты со своими советами, пока я тебе голову не оторвал.

— Это не советы, а правила хорошего тона, — ни сколько не испугалась гиноид, и её глаза снова стали очень узкими.

— А ну брысь отсюда! – раздался сбоку властный и даже несколько жёсткий голос Мари.

Она порой была очень жестокой по отношению к андроидам и поэтому, стоило ей появиться в дверях лаборатории, как веселье Третьей словно ветром сдуло. Сейчас, когда женщина оказалось без респиратора, стало заметно, насколько у неё красивое лицо. Однако ее внешняя притягательность не могла подействовать успокаивающе на электронную служанку. Глаза гиноида стали по размерам почти как у представителей европейских народов.

— Ты чего сюда припёрлась, заигрывать с ним, что ли? – продолжила тем же тоном Мари, приближаясь к столу.

— Простите, госпожа, — испуганно извинилась Третья. – Я вам еду принесла и лекарства.

— Еду вижу, — согласилась женщина и замерла рядом со столом, — а где таблетки?

Гиноид искренне заволновалась и со своей тележки немедленно взяла упаковки необходимых препаратов.

— Вот, возьмите, госпожа.

Мари высокомерно поглядела на протянутые ей лекарства, но даже не пошелохнулась:

— Ты ничего не забыла, красотка? — раздражённым голосом поинтересовалась она у служанки, вгоняя ту в полнейший столбняк. – Или есть я, по-твоему, стоя буду?

Йорген неодобрительно покосился на свою коллегу. Ему не нравилось, когда люди издеваются над роботами, а особенно человекоподобными. И уже тем более ему приходилась не по душе эта черта в Мари.  В подобные моменты она выглядела зарвавшейся, капризной и бесчеловечной рабовладелицей времён Римской империи. Поэтому, дабы прекратить эти унижения для Третьей, мужчина негромко произнёс:

— Подай ей кресло.

— Ой, простите, я забылась, — всхлипнула гиноид и побежала выполнять приказание.

— Долго же до тебя доходит, — бросила ей в спину Мари.

Брови Йоргена практически сошлись над переносицей, и он не менее, чем у женщины, властным и нетерпящим возражений голосом пророкотал:

— Отставить болтовню за столом.

Эти слова одёрнули его коллегу, и она вновь приобрела свой обычный дружелюбный вид:

— Приятного аппетита, Йори, — сказала она, после чего с удовольствием приземлилась в предоставленное ей кресло.

Третья подобострастно замерла подле своей хозяйки, похоже, ожидая от неё еще каких-нибудь надменных указаний.

Не обращая внимания на робота, Йорген кивнул головой в сторону лаборатории:

— Какие у тебя результаты?

Мари с трудом проглотила кусок своего гамбургера и неопределённо пожала плечами:

— Могу сказать, что Философ умер не от перелома шейных позвонков. Судя по данным сканирования, смерть наступила от удушья, а уже потом ему свернули шею.

— Что за нелепица? – удивился мужчина.

— Получается, действительно, не очень логично, но за точность результатов могу поручиться.

— А другие?

— Диану постигла та же участь. Удушение. Насчёт других трёх пока не знаю. Но думается, что и с ними произошло то же самое. На данный момент, с уверенностью можно лишь констатировать, что они мертвы.

— Крайне любопытно, — буркнул себе под нос Йорген и бросил взгляд на лабораторию.

Пять обезьяньих тел в рядок лежали на столах под белыми простынями. Белые цвета столов, а также безупречно белоснежный глянец пола и потолка лаборатории создавали какую-то мрачную холодную гармонию. Отсюда казалось, что за стеклом виднеется безжизненный пейзаж Антарктиды, немного подожди и снег пойдёт.

— Что приуныл? – напомнила о себе Мари.

— Грустно, — вздохнул мужчина. — Не думал, что именно в моём рейсе может случиться такая чертовщина. Восемьдесят пять лет уже летаю и всегда без особых происшествий.

— Ничего себе, — восхитилась женщина. – Выходит я еще не родилась, а ты уже путешествовал по Вселенной.

Йорген внимательно посмотрел на Мари:

— А сколько тебе?

— Восемьдесят один год.

— Молодая еще совсем.

Женщина неожиданно засмеялась:

— Йори, представь себе, что в двадцатом веке люди редко до семидесяти доживали.

— Ну и что?

— А то, что в те времена тебя бы приняли максимум за двадцатипятилетнего парня. А мне бы дали, ну может, года двадцать два. Никто бы в жизни не поверил, что тебе больше сотни, а мне — восемьдесят. Мы это по медицине проходили в университете.

Мужчина грустно улыбнулся:

— Как же хорошо, что мы с тобой не в двадцатом веке.

Пока Мари все глубже вгрызалась в гамбургер, Йорген периферическим зрением уловил что-то непонятное справа от себя.

Повернув голову направо, мужчина неспешно прошёлся глазами по окружающему пространству, затем скользнул взглядом по прозрачным стенкам лаборатории и, наконец, еще раз окинул взором тела обезьян. Все вроде бы было в порядке. Но внутри него, отчего-то стало потихоньку зарождаться беспокойство.

— А что ты нарыл среди видеозаписей? – поинтересовалась женщина, прильнув к тарелке с салатом.

Нехотя отведя глаза от лаборатории, Йорген показал пальцем на застывшую в воздухе голограмму:

— Я просматривал запись из камеры тигров, и мне кажется, тебе там будет на что взглянуть.

— Ну, давай доем и посмотрю, — уверенно сказала коллега.

Не понимая, что же именно его так гложет, Йорген громко позвал головной компьютер:

— Мама, ты что-нибудь нашла?

Почему-то мужчина был уверен, что Мама даст отрицательный ответ. Но вопреки его ожиданию, она чётко произнесла:

— Да, капитан.

При этих словах Мари тут же прекратила жевать.

— В ходе обработки аудиозаписи, я пришла к заключению, что на нашей внутренней корабельной частоте присутствовало пять источников звука. Первый источник – это вы, капитан, второй – госпожа Мария Гаспарин, третий – я, четвёртый и пятый источники мне неизвестны, но это были не шумы и не звуковые искажения. Это были чьи-то голоса.

Мужчине сделалось не по себе:

— Они были человеческие?

— Не могу утверждать, капитан. Но девяносто восемь процентов из ста, что это не голоса людей.

— А чьи?

— Моих данных не достаточно, чтобы я могла утверждать.

— Допустим, а откуда они попали в наш эфир?

Мама растерялась:

— Пожалуйста, уточните вопрос.

— Откуда шёл звук? Мне сейчас всё равно, кто был источником, я хочу знать, где этот источник находился.

— Судя по мощности, оба источника находились внутри нашего корабля.

Мари растерянно посмотрела на Йоргена, но тот, не замечая её волнения, продолжал допрос:

— Находились или до сих пор находятся?

— Не могу сказать определённо, капитан. На данный момент инородных звуковых источников на нашей частоте не присутствует.

В то время как мужчина начал понемногу переваривать полученную информацию, женщина не удержалась от вопроса:

— Йори, на нашем корабле присутствует кто-то посторонний?

— Не думаю. Но все равно странно это.

— Как к нам мог кто-то проникнуть? – не унималась коллега.

— Мари, — отрывисто произнёс мужчина, не желавший сейчас пускаться в долгие объяснения, — посмотри лучше запись с тиграми, может тебе станет немного яснее.

Справа от себя краем глаза Йорген снова выхватил что-то непонятное. Он не мог объяснить себе почему, но это что-то его крайне сильно беспокоило.

Повернув свое кресло прямо к лаборатории, мужчина начал детально проходить взглядом по внутренней обстановке этого помещения, пытаясь определить причину своей настороженности. За пластиковыми перегородками лаборатории произошло какое-то незначительное изменение. Но какое? Столы как столы, оставались такими же, как и прежде белыми и в том положении, в каком им полагалось находиться. Пол такой же зеркально-глянцевый, как и раньше, был похож на лёд хоккейного стадиона. Потолок ни на йоту не изменился, но это и не удивительно, с чего бы ему изменяться? Медицинское оборудование всё так же располагалось вдоль прозрачных стен, сверкая своей идеальной чистотой. Всё находилось на своих местах. И тем не менее, что-то тут было лишним.

— С какого момента мне смотреть? – спросила обиженным тоном Мари.

— Что? – оторопело переспросил Йорген, его мысли в данный момент были далеко от своей коллеги.

— Запись с тиграми, — пояснила женщина. – С какого момента мне ее смотреть?

— А-а, — до мужчины дошло, о чём идёт речь. – Начни с того, как на корабле погас свет.

«Что тут могло измениться? – вернулся к своей навязчивой идее Йорген. – Я бы не обратил внимания на какую-нибудь ерунду. Может мой мозг начал давать сбои?»

Не поворачиваясь к столу, мужчина просто протянул к нему руку и смахнул с него таблетки против сна и мышечной усталости. Забросив в рот горсть этих приятных на вкус лекарственных средств, он поморгал глазами. Препараты должны были полностью подействовать через пару минут, но уже сейчас он начал испытывать приятное тепло и возрастающую бодрость.

«Итак, что в лаборатории изменилось? – в очередной раз задался вопросом Йорген».

Ответ на загадку пришёл к человеку крайне неожиданно. Обезьянья лапа!

Испод белой простыни, на фоне белого стола и такого же блестяще белого пола, высунулась чёрная обезьянья лапа. Вернее паукообразная кисть. Её чёрный цвет вступал в полную дисгармонию с белым, преобладающем в этом помещении цветом. И именно этот контраст ухватил усталый мозг человека.

Видимо, выходя из лаборатории, Мари зацепила краешек простыни на четвёртом по счёту столе, и слегка сдвинула её с трупа шимпанзе, обнажив при этом правую лапу мёртвого примата.

Странно, что Мари сама этого не заметила. Она была крайне педантична в подобных делах и всегда тщательно закрывала за собой образцы, взятые на анализ. Очень тщательно. А тут не накрыла часть обезьяньего тела.

«Интересно, а почему я сразу не обратил на эту лапу внимания, — в ускоренном темпе принялся рассуждать мужчина, на котором заметно сказывалось влияние лекарств. – Почему мой мозг отметил появление этой лапы, как произошедшее изменение? Она, по логике, торчала там уже минут пять-семь. Отчего я заметил ее только сейчас? И почему меня это насторожило?»

Прикрыв глаза, Йорген стал прислушиваться к окружающим звукам. Слева от него время от времени раздавалось постукивание вилкой по тарелке и забавный хруст– это Мари ела свой салат; чуть поодаль слышался лёгкий шелест одежды – это Третья тихонько переминалась с ноги на ногу, прислуживая обедающим людям; также невдалеке звучало убаюкивающее жужжание – это гудел проектор голографа, демонстрирующего запись видеокамеры в тигриной клетке. Все звуки были вполне штатными и ничего необычного к ним не примешивалось.

Плавно подняв веки, мужчина более свежим взглядом посмотрел на лабораторию и едва не обомлел. Лапа, которая выглядывала испод простыни, теперь была оголена намного больше. Если несколько секунд назад хорошо виднелась только кисть, то сейчас стало полностью видно ещё и запястье.

«Что за бред? Почему у этой дохлой мартышки высовывается лапа? – лихорадочно стал соображать Йорген».

Первым логическим объяснением могло быть то, что с трупа просто съезжает на пол простыня. Но как раз-таки положение простыни, по ощущениям Йоргена, оставалось неизменным. Все складочки и шероховатости на поверхности белой материи продолжали существовать в том виде, в каком их запомнил мужчина. Да и к тому же простыня может съехать только в том случае, если она лежит на теле неравномерно и один из её краёв заметно перевешивает другой.

Вторым объяснением могло стать то, что трупное окоченение у приматов начало проходить, и опускающаяся лапа была следствием ослабления спазма мышц.

Йорген покосился на свою коллегу. Мари увлечённо просматривала видеозапись и, судя по ее виду, женщина была напряжена. Затем мужчина глянул на гиноида. Третья, перехватив взор капитана, тайком от Мари ему улыбнулась.

«Так ладно, эти дуры пока ничего не замечают, — подумал раздраженно Йорген. – Может сразу их озадачить? Или мне просто мерещится?»

Правая лапа шимпанзе теперь была видна чуть выше локтя и продолжала медленно высовываться на поверхность.

Лапа мёртвой обезьяны двигалась. Именно её движение и стало причиной беспокойства для мозга Йоргена. Именно поэтому, еще несколько минут назад, он ее не заметил. Потому, что ее там попросту не было. Несколько минут назад конечность обезьяны покоилась под простынёй, а вот сейчас она все больше и больше показывалась испод накрывающей её материи, приводя человека в состояние первобытного ужаса.

— Мама, — дрогнувшим голосом позвал Йорген.

Мари, удивлённая таким необычным для капитана тоном, повернула к нему голову.

— Слушаю, капитан, — отозвалась Мама.

— Заблокируй двери лаборатории.

— Выполняю.

Женщина, не понимая, что происходит, перевела взгляд с перепуганного Йоргена на стенки лаборатории, но все равно не смогла себе ничего объяснить.

— Йори, что такое?

Мужчина тяжело разлепил мгновенно пересохшие губы:

— Ты уверена, что все обезьяны мертвы?

Для медика подобный вопрос звучал идиотски:

— Уверена процентов на семьсот. И перестань пялиться на столы как придурок.

Однако её слова не возымели никакого действия. Йорген по-прежнему завороженно созерцал медленное движение обезьяньей лапы.

— Четвёртый стол, Мари, — проговорил мужчина. – Обрати на него внимание.

Женщина повернулась в кресле лицом к лаборатории и проследила в указанном направлении:

— И что я должна понять?

— У обезьяны лапа двигается, — пояснил мужчина и встал со своего места.

Покрытая густой шерстью правая конечность шимпанзе теперь была открыта до самого плеча.

Мари озадаченно уставилась на неё и с сомнением проговорила:

— Может быть, я её не до конца простынёй накрыла?

Йорген упёрся лбом в прозрачную стенку лаборатории и с широко раскрытыми глазами продолжил наблюдать за движениями лапы.

— Мама, ты двери закрыла? – спросил он.

— Так точно, капитан.

Мари поднялась со своего места и медленно подошла к Йоргену.

Теперь кроме очевидного жутковатого перемещения передней лапы, на столе под простынёй в районе задних конечностей, что-то ощутимо дёрнулось. Складки материи слегка приподнялись, а затем вернулись в исходное положение.

— Ты это видела? – охрипшим голосом спросил мужчина.

Женщина только кивнула головой, находясь в состоянии оцепенения.

Кисть обезьяньей лапы с трудом повернулась, а затем словно в замедленной съёмке её пальцы, сперва, широко разжались, а потом, наоборот, тягуче неспешно собрались в кулак. Жути к подобной картине добавляла полнейшая тишина, сопровождающая все эти противоестественные действия.

По телу, лежащему на столе, прошла волна движения. Как будто старый, плохо работающий механизм, пытался вновь начать свою работу. Простыня скрывала, что именно происходило с трупом, просто её края то поднимались, то опадали, повинуясь воздействиям снизу.

— Что это? – спросил Йорген.

Женщина была ошарашена и не могла внятно ответить даже на то, как её зовут. Она просто будто под гипнозом смотрела внутрь лаборатории.

Движения мертвеца становились все заметнее и быстрее. Складки на простыне постоянно меняли своё направление, а кисть лапы то сжималась, то разжималась, явно говоря о том, что это не простые научно-объяснимые рефлексы. Здесь перед двумя людьми разворачивался страшный спектакль, чего-то проходящего за гранью здравого смысла.

Погибшая обезьяна шевелилась. Вопреки всем представлениям о законах природы, медицины и всего того, что ранее считалось незыблемым. Она, будучи неживой, делала то, что мёртвые делать не должны и не могут. Она двигалась.

Неожиданно, под покровом материи, её тело изогнулось дугой, а затем прямо с простынёй труп шимпанзе резко поднялся на столе и замер в сидячем положении.

Йорген и Мари с белыми от ужаса лицами отпрянули от прозрачных стен биолаборатории. Им обоим сейчас остро захотелось проснуться и понять, что это всего лишь неприятное сновидение. Но пробуждение не приходило. Вместо него на них нахлынула новая волна страха.

Простыня, в точности повторяя рельеф обезьяньей морды, начала изгибаясь соскальзывать с головы сидящего существа.

Люди и мёртвое животное в этот момент находились ровно друг напротив друга. Поэтому им представилось воочию наблюдать слепой безжизненный взгляд ожившего шимпанзе и его перекошенную физиономию.

Дикий уродливый оскал примата выглядел тем более неприятно, что губы и лицевые мышцы шимпанзе находились в беспрестанном движении. Казалось, что обезьяна над чем-то всё время смеётся.

— Что это за хреновина? – наконец выдавила из себя Мари, добавив при этом длинный список ругательств.

— Ты же сказала, что он мёртв! — воскликнул Йорген.

— Да он тысячу раз мёртв, твою мать! И он, и другие. Они все подохли! Ручаюсь тебе головой.

Однако действия шимпанзе говорили строго об обратном. Сидя на столе, примат начал одновременно двумя передними лапами бить по поверхности своего ложа, будто капризный ребёнок, желающий привлечь к себе внимание родителей. И определённое внимание он, похоже, привлёк. Но не человеческое, а внимание своих сородичей.

По бокам от ожившей обезьяны, на соседних столах в такт его движениям под простынями начали шевелиться еще два покойника. А через некоторое время к этой троице присоединились оставшиеся двое, начав извиваться на своих местах.

Мари и Йорген, не осознавая собственных действий, начали пятиться прочь от стен лаборатории. Ни мужчина, ни женщина не могли найти слов, чтобы как-то привести себя в чувство. Их испуганные глаза в этот момент были самыми красноречивыми частями человеческого организма. В которых отражалась мрачная картина того, во что было сложно поверить. Но верить было необходимо. Потому что со всей очевидностью нужно было это признать.

Погибшие обезьяны ожили.

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

Рейтинг: +2 Голосов: 2 1083 просмотра
Нравится
Комментарии (3)
Finn T # 11 июля 2013 в 23:07 +3
Ух ты, жуть какая zlo Прямо триллер получился shock
0 # 11 июля 2013 в 23:23 +2
Это и есть триллер, shock только мистико-детективный laugh
Merely N # 17 декабря 2013 в 02:32 0
Отлично! Сюжет интригует пока что.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев