fantascop

Двойной кошмар. Главы 9 и 10

в выпуске 2016/04/13
4 сентября 2015 - Темень Натан
article5865.jpg

Глава 9

 

— Ну и где он, этот перелаз? – зло спросил глюк.

Они стояли у поваленной сосны. И так уже еле различимая тропинка здесь ныряла под ствол, и пропадала в траве.

Ромка почесал зудевшую под блохастой шкурой спину. Обед под кисленькое винцо закончился внезапно и отрезвил собравшегося вздремнуть на травке, сонного Ромку.

***

Он уже клевал носом, уютно пригревшись рядом с костром, где догорали остатки голубиных потрохов, и струился к небу сизый дымок, когда дядька Толстопуп ткнул его твёрдым пальцем в бок и весело сказал: «Эй, парень! Пора идти!» «Куда?» – пробормотал Роман, с трудом разлепив глаза.

Дядька Белоглаз с достоинством ответил: «Не бойтесь, мы вам путь укажем. Всё как есть обрисуем, до последнего поворота».

А  Толстопуп поддакнул: «Мы, небось, не дикари какие. В городе бывали, людей повидали!»

Тут же у костра, на клочке земли, присыпанном золой и приглаженном ладонью, дядька принялся чертить план местности. Ромка сонно таращился в эту импровизированную карту, глядя, как Белоглаз выводит на золе прутиком линии с кружками.

«А как дойдёте до перелаза», - бубнил в бороду дядька, - «так сворачивайте по тропке, что к сосняку ведёт. Она одна такая, не пропустите. Там будет старый пень, так вы его обойдите, и прямо от того пня держите солнце над левым ухом, и так идите. А там уже и до горки недалеко…»

Шкуру вместе с трофейной набедренной повязкой пришлось-таки взять, и Ромка под наблюдением дядьки обернулся линялой тряпкой, которую Кубышка успела отстирать в ручье. Шкуру Толстопуп набросил Ромке на плечи, своими руками любовно закрепил кожаными завязками, и отступил с довольным видом: «Орёл!»

Глюку тоже досталась повязка, сандалии и шкура бурой козы. Напоследок дядька, пригладив ладонью бурые клочки шерсти, и выковыряв оттуда пару репьёв, махнул рукой и сказал с хмельной удалью: «Эх, чего там! Отдам, как есть отдам!» - и потащил парней за ручей. Там, в роще лиственных деревьев, росло деревце с прихотливо перекрученным стволом и корявыми ветками, обвязанное поперёк чёрной шерстяной ниткой. 

«Для себя растил» - сообщил дядька, оглядывая деревце. Потом перехватил поудобней принесённый с собой топор, и ловко срубил деревце у основания. Сноровисто отделил ветки, и гордо продемонстрировал результат.

В крепкой пятерне дядьки красовалась узловатая, с утолщением наверху, дубинка. Из утолщения, похожего на здоровенный кулак, торчали намертво вросшие, словно вылезшие когти, осколки заострённых камней. 

«Пригладишь по руке, отполируешь, и будет дубинка хоть куда» - гордо сказал Толстопуп, вручая оружие глюку. Глюк повертел дубинку в руке, с лёгким испугом разглядывая каменные шипы. «Хорошая вещь, убойная, не сомневайся» - с законной гордостью за своё изделие сказал Толстопуп, неправильно истолковав заминку.

«Спасибо, дядя Толстопуп» - вежливо сказал наконец двойник, а дядька ловко прикрепил к рукоятке дубины кожаную петельку для руки. «Потом другую поставишь, получше» - добродушно сказал он, - «кожа-то от крови быстро дубеет», и Ромка увидел, как глюк побледнел, глядя на каменные шипы.

***

— Ты ещё спроси, что это такое – перелаз! – так же зло ответил Ромка своему двойнику.  

Солнце потихоньку поднималось, обещая наступление полуденного пекла. Навязанная дядькой Толстопупом шкура давила плечи. А уж воняло от неё так, что мухи радостно летели за Ромкой от самого костра.

— Ты же у нас умный, - язвительно сказал двойник, яростно скребясь под шкурой. – Тебе и карты в руки.

— Раз уж мы об этом заговорили, сам-то ты кто такой? – спросил Ромка, оглядывая с ног до головы чешущего подмышками глюка. – Давай, колись уже.

— Как это кто, - проворчал глюк, вытащив руку из-под шкуры и пристально разглядывая у себя под ногтями. – Роман Маркович Сильверстов, к вашим услугам. А ты кто?

Ромка задохнулся, хватая ртом воздух и не находя слов.

— Да это я – Роман! Сильверстов! – закричал он, размахивая руками под носом у нахального глюка. – Я! Понятно?

— Понятно, - сварливо ответил глюк, отступив на шаг и морщась от звуковой волны. – Ты только не нервничай. Нервные клетки не восстанавливаются.

— Пошёл ты! – Ромка в ярости отвернулся и уставился невидящим взглядом на ближайшую сосну.

Мало того, что этот тип похож на Ромку как две капли воды, так он ещё и его имя присвоил! Единственное, что у него осталось в этом безумном мире…

— Если ты – Роман Сильверстов, тогда как зовут твоих родителей? – спросил он с тайной надеждой. – А адрес у тебя какой? Быстро отвечай!

— Слушай, лапоть, - мирно ответил двойник. – Не суетись. Ты как сюда попал, помнишь?

— Не помню… - Ромка задумался. Он честно попытался вспомнить, но в глазах стояла только огненная вспышка, ударившая в пятачок озера. А дальше был только бред. Бред помрачённого сознания.

— А я помню, - хмуро сказал двойник. Он повертел перед глазами подаренной дядькой Толстопупом дубиной, и тихо сказал: - Может, это бред помрачённого сознания, но я помню, как меня на атомы размазало. И как земля под нами крутилась, а ты плыл надо мной в таком зеркальном пузыре…

— Заткнись! – крикнул Роман, сжав голову руками и зажмурившись. – Это бред! Не было этого, не было!

— Не было, не было, - ласково проворковал вдруг двойник. Ромка открыл глаза. Глюк улыбался, глядя ему за спину, и он повернулся посмотреть, что там такое.

Там стояла запыхавшаяся Кубышка.

Женщина робко улыбнулась. Глюк глянул на Ромку, сделав страшные глаза. Тот моргнул. Что бы ни было, не стоит вмешивать в это дело посторонних. Это их с двойником дело. Можно сказать, семейное.

— Что тебе нужно, красавица? – спросил глюк, и женщина шагнула ближе. Оглядела их обоих и повернулась к Ромке:

— Я хотела дать вам кое-что на прощанье.

Глаза двойника заблестели, он придвинулся ближе, и попытался взять даму за талию:

— Кое-что?

Игнорируя глюка, Кубышка развязала узелок, что был у неё в руке и аккуратно разложила на траве тряпицу. В тряпице оказался крохотный кувшинчик. Она подняла кувшинчик, ловко вытащила затычку, налила из узкого горлышка себе в ладонь и побрызгала Ромке на голову.

— Что это? – Ромка помотал головой. С чёлки на нос ему капнула белая жидкость. Он скосил глаза. Молоко.

Кубышка в это время уже окропляла волосы глюка. Глюк ухмылялся во весь рот, наклонившись пониже, к едва прикрытым платьем прелестям женщины. Ладонь его воровато скользнула под подол.

— Не лезь! – сквозь зубы бросил ему Ромка.

— А ты что, сам поверил, что это наша кормилица? – ухмыльнулся двойник, оглаживая Кубышку.

—  Всё равно не лезь! Репликант блохастый!

—  От репликанта слышу!

Кубышка спокойно вытащила руку парня из-под платья и оправила подол.

—  Я знаю, что у моей госпожи был мужчина, - сказала она с достоинством, и они умолкли. – Она говорила, что её посетил бог. Когда она родила двойню, её отец запер свою дочь, а детей отдал моему мужу, чтобы тот бросил их в реку. Мой муж отнёс детей к реке, а я покормила их грудью. Они были голодные, а мой ребёнок умер.

Кубышка обвела их глазами, и Ромка увидел, что она плачет.

— Муж не решился бросить детей в воду. Я кормила их. А потом пришли люди хозяина, и мужу пришлось унести детей. Он положил их в корыто и отнёс к реке, чтобы спрятать в кустах. Была весна, река разлилась, и корыто унесло водой. Не знаю, может быть, то были вы.

— А что же твой муж, ведь он поверил, что это мы? – спросил глюк.

— Мой муж поверил, потому что хотел верить. Он до сих пор не может себе простить, что оставил вас на верную смерть у реки.

Кубышка отёрла лицо ладонью, положила кувшинчик, и подняла с платка две шерстяные нитки. Ромка покорно позволил повязать себе на запястье шерстяной браслет. Пусть делает что хочет. Это просто детские шалости по сравнению с тем, что он только что услышал от своей копии. То, что копией мог оказаться он сам, Роман не хотел даже думать.

— Удачи вам, - тихо сказала женщина. - Да пребудет с вами благословение Великой Матери.

Кубышка подняла с земли платок, свернула узелком и ушла по тропинке обратно.

— Ёлки зелёные, - сказал Ромкин двойник. -  Как думаешь, тут ещё два таких дурака по лесу бродят, или мы одни такие?

 

Глава 10

 

— Вот он, этот пень! – Двойник мотнул головой. На круглой проплешине меж сосёнок торчал огрызок древесного ствола.

Пень был тёмный, гладкий, кора его давно отвалилась и истлела, а годовые кольца забились землёй.

— Старый пень есть, осталось только найти горку, - отдуваясь, сказал Ромка. Солнце пекло даже здесь, под деревьями. Кожа под вонючей шкурой немилосердно зудела, но скинуть её он не решался.

Они потеряли тропинку, которая незаметно сошла на нет, и теперь тащились по лесу, изнемогая от жары. Вода в привешенном к поясу Ромки кувшинчике давно кончилась.

—  А вечером полезут волки, - легкомысленно заметил двойник. – Им всё равно, кого жрать. Городских или местных.

— Заткнись. – Ромка невольно прибавил шагу.

Они обогнули пень и пересекли крохотную полянку. Здесь сосны росли редко, и из земли кое-где торчали куски серых камней, прикрытые спутанной травой.

— Глянь, здесь были люди!

Двойник ткнул пальцем и Ромка увидел тряпочку, привязанную к ветке низенькой сосны.

— Тряпка свежая, видно недавно висит, - оценил он, подёргав ленточку ткани, повязанную узлом на ветке.

— Вон ещё одна!

Они торопливо двинулись вдоль отмеченной кусочками ткани, едва различимой в траве дорожке. Дорожка сделала несколько поворотов, обогнула большой валун, поодаль от которого торчали камни поменьше, и пропала в каменистой почве.

Деревья кончились, сменились редкими кустами, и они вышли под выцветшее от полуденного жара небо.

Впереди, за куском голого каменистого пространства виднелась полоса ядовито-зелёной травы и высокого, в рост человека, камыша. Солнце сияло, отражаясь в пятачке круглого озерца. В крохотное озеро впадал полускрытый камышом ручей.

— Идиллия, - хрипло пробормотал глюк и пошлёпал к озерцу. Упал на колени в прибрежную гальку и макнул голову в воду.

Ромка опустился рядом с ним на гладкие, окатанные водой камни и последовал его примеру. Берег озера и дно были густо покрыт серыми, округлыми голышами, и вода стояла в каменной чаше, как кусок хрусталя.

Ромка снял сандалии, зашёл в воду и глубоко вздохнул, чувствуя, как ледяная влага у дна охлаждает горящие ступни. Отвязал от пояса кувшинчик и набрал воды. Двойник рядом жадно хлюпал, с волос его текло, он отдувался и блаженно вздыхал.

— Аа-а-аа!!!

Ромка увидел нависшую над головой, изломанную в разбегающихся кругах воды громадную тень. Рёв дикого зверя ударил в уши. Ни увернуться, ни отскочить он уже не успевал.

Он сделал то единственное, что мог сделать – упал лицом в воду и погрузился как можно глубже, зарывшись пальцами в каменистое дно. Что-то с шумом ударилось о водную поверхность, его закачало и едва не выбросило наверх. Ромка, царапая пальцами о дно, отполз в сторону и выскочил на поверхность.

Выбравшись из облепившей тело, сделавшейся неподъёмной козьей шкуры, он рванулся к берегу. Звериный вой звенел в ушах, вода плескалась и бурлила. Ромка оглянулся и увидел горбатый, массивный силуэт с неимоверно длинными руками.

Руки взметнулись вверх и опустились, взметнув столб воды. Чудище с плеском, разбрызгивая воду, ступило в глубину, его чёрный, горбатый силуэт вдруг пошатнулся, и огромная масса туловища обрушилась в озеро.

Мелькнули в воздухе кривые, чёрные ноги. Тугой стеклянной короной взметнулась вверх волна, с шумом полетели брызги. Мелькнул и пропал между взметнувшихся тучей капель тощий силуэт глюка. В воде ворочалось, рыча и размахивая руками, страшное, горбатое звероподобное существо.

Отчаянно вскрикнул такой знакомый, Ромкин голос. Силуэт двойника опять мелькнул и пропал в туче брызг. Роман подобрал на берегу камень побольше и кинулся воду. Размахнулся и с силой запустил камень в мохнатую, чёрную тушу. 

Звероподобное существо дёрнулось, брыкнуло кривой ногой. Его огромное тело качнулось, взметнув волну, а из воды показалась голова Ромкиного двойника. Тот, цепляясь за клочья чёрной шкуры, поднялся над водой и судорожно закашлялся, тяжело дыша и отплёвываясь. Волосы облепили ему лицо, руки тряслись, цепляясь за чёрные лохмы качающейся в воде туши.

Ромка кинулся за другим камнем, вернулся, и шмякнул булыжником по мохнатому горбу.

— Стой, -  надрывно кашляя, просипел глюк, - хватит!

Двойник откашлялся, сплюнул в воду, оттолкнулся от туши и побрёл к берегу. Ромка пнул существо пяткой. Туша вяло качнулась.

— Оно что, сдохло?

— Сдохло, - не оборачиваясь, буркнул глюк, валясь на гальку. Он лёг на спину и закрыл глаза. У запястья правой руки, натянув кожаный ремешок, сплетённый дядькой Толстопупом, лежала шипастая дубинка.

— Это ты его? – не веря, спросил Ромка. Он опять пнул тушу ногой. Тело больше не шевелилось.

Двойник сел и поднял руку с повисшей дубинкой. Поперёк его запястья наливался багровый рубец.

— Вот ведь дрянь. Когда эта тварь на нас из леса выскочила да на тебя бросилась, я только и успел дубиной махнуть.

Глюк закашлялся и отёр мокрое лицо ладонью. Оглядел опухающее на глазах запястье:

— Никогда никого не бей палкой плашмя, студент. Я его стукнул, а эта дура отлетела и мне прямо в лоб. Ладно, не шипом, а рукояткой попало. Сейчас бы я тоже тут плавал, кверху брюхом.

— А это…  этот отчего плавает? – недоверчиво спросил Ромка, косясь на горбящуюся над водой тушу.

— Хорошие дядька петли для дубинок делает, вот  почему. Я рукой махнул, так дубинка птичкой вокруг облетела, - хмуро ответил глюк, не глядя на Ромку. – Как цеп, понял? А тут эта тварь мне прямо в лицо своим рылом сунулась…

Роман кивнул. Он понял. Дубинкой его махать никто никогда не учил. А вот цеп и прочие экзотические виды оружия ему были хорошо знакомы.

— Чёрт, - сказал двойник, бледнея и сглатывая. - И чего этот урод ко мне полез? Висок подставил. Шипы ведь…

Он согнулся, и его стошнило на гальку. 

Ромка сходил к озеру и выловил из воды свою намокшую одёжку. С мокрой, потяжелевшей шкуры ручьями текла вода, и он разложил одежду просыхать на берегу.  С неё тут же заструились ручейки, впитываясь в гальку.

Глюк поднялся на ноги, сходил к воде и умылся. Потом они вместе вытащили на берег тушу убитого существа. Туша на берегу оказалась неподъёмной, и они выволокли её из воды только по пояс, оставив ноги мокнуть в озере.

Тело перевернули. Шлёпнула о камни тяжёлая мёртвая рука, и на Ромку глянули полузакрытые, тёмные, почти без белков глаза. Низкий лоб в продольных, глубоких морщинах, сросшиеся брови, редкая бородёнка, и оскаленные в последней гримасе зубы. У этого подобия человека была шишковатая голова, поросшая не то бурым волосом, не то шерстью, и тяжёлая челюсть с неправильным прикусом. Туловище его было не мохнатым, а просто обёрнутым в шкуру животного, перевязанную ремешками на боках и груди.

Грудь его, круглая и объёмистая, словно бочка, была перетянута ремнём с пряжкой в виде головы льва. На ремне болталась кожаная фляжка и какой-то вытянутый предмет в меховом футляре.

— И что нам теперь с ним делать? – спросил сам себя Ромка, оглядывая тело.

Солнце стояло прямо над головой, и ощутимо припекало макушку. Если оставить труп у воды, экологическая катастрофа в отдельно взятом озере обеспечена.

— Засунь его в пластиковый пакетик для мусора, - огрызнулся глюк. Он посмотрел в лицо звероподобного человека, скользнул взглядом по ране на виске, и позеленел. Нагнулся над водой и стал плескать себе в лицо.

— Да благословят вас боги, дети мои, - проскрипел голос над головой Ромки. Тот вздрогнул и поднял голову.

На берегу, в двух шагах от убитого ими человека, стоял тощий дед в банной простынке и слезящимися старческими глазами смотрел на труп. 

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +4 Голосов: 4 191 просмотр
Нравится
Комментарии (9)
Темень Натан # 4 сентября 2015 в 17:00 +4
Продолжение приключений попаданца. Приятного чтения!
Жан Кристобаль Рене # 4 сентября 2015 в 17:04 +4
Я знаю, что я буду читать вечером!!! Твой и Рысев романы)))))))))))
Темень Натан # 4 сентября 2015 в 17:05 +3
На здоровье, дружище!!
Жан Кристобаль Рене # 5 сентября 2015 в 09:53 +3
Мутант, конечно, зачетный!) Пока, правда, ничего не понять.) Ждемс!
Темень Натан # 5 сентября 2015 в 17:55 +3
Спасибо, Кристо)) Мутант просто зверь! Типо человек-зверь)
То ли ещё будет, и драчки и бредовые глюки. Но прояснение наступит... со временем) Продолжение следует!
Константин Чихунов # 10 апреля 2016 в 21:25 +2
Интересный мир вырисовывается. Собирается по крупицам.
Темень Натан # 11 апреля 2016 в 10:39 +1
Мир на самом деле интересный, хотелось бы изобразить его пошире, но тогда бы роман получился толще))
Анна Гале # 18 февраля 2017 в 08:48 +1
+!
Темень Натан # 18 февраля 2017 в 19:25 +1
Спасибо!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев