fantascop

Друг (в соавторстве с Яной Кошкой)

в выпуске 2016/09/05
20 января 2016 - Михаил Загирняк
article7265.jpg

И когда я бросался под пули,

я не знал, что они холостые…

Антон Вартанов

 

Первая встреча длилась мгновение.

Почему-то в толпе Константина приковал взгляд. Чуть больше чем на мгновение будущие друзья встретились глазами. Константин запомнил момент с фотографической точностью.

Молодой человек среднего роста в деловом костюме нашел Константина в толпе, и рот его слегка дернулся.

Позже он сказал, что не знал – улыбнуться или нет.

Дни летели в обычной суете, но в них стал появляться он. Константин выделял его в вечернем потоке людей. Будто соблюдал ежедневный ритуал – найди знакомого незнакомца и мысленно поставь галочку.  

Как-то раз они оказались в спорт-баре за соседними столами. И выяснили, что не являются друг для друга маньяками-преследователями.

Они говорили и молчали вместе. И время утекало как песок сквозь пальцы. Настоящая дружба возможна только в детстве – так думал Константин до судьбоносной встречи.

А теперь долгожданный матч остался в тени. Константина захватил восторг общности: тебя понимают, умеют слушать, ты интересен! Он поддался волшебству общения, и с трепетом открыл душу. А друг понял его. Не снисходительно, не вежливо отмахнулся от чужой души – а именно приобщился в искренности.

Константин чувствовал себя свободным. Наконец-то он встретил того, кто его принимает таким, как есть. И поверил друга в тайны, ожидая, правда, подвоха, отторжения, но все же надеясь на общность. Это как в серфинге балансировать на гребне волны: чувствуешь, что можешь еще, что получится и… теряешь равновесие в шуме воды. Так вот серфинг общения продолжался и не доставлял никаких неудобств. Раздражала только назойливость часов. Время занудно напоминало о расставании. Константин чувствовал себя как золушка на балу: вот-вот волшебство должно было рассеяться и оставить его в серости будней.

Новые друзья общались все чаще. Иногда разговоры затягивались далеко за полночь. Говорили обо всем. Константин заполучил удивительного собеседника, эрудированного по всем вопросам. Казалось, он читает мысли. Константин не успевал задать вопрос, как получал исчерпывающий ответ. До жути исчерпывающий! Как в голове обычного человека помещается столько информации… И чем он заинтересовал этого человека? Константин отмахивался от неудобного вопроса как от надоедливой мухи. Конечно, он помнил себя маленьким, когда все радости и печали разделяли родители. Но разве встречи с ними – это общение? Телефонные звонки по выходным, раз в месяц – в гости. У всех своя жизнь.

Константин не представлял, как жил до встречи с другом. Прошлое выглядело безрадостным и серым. Ничто не прельщало, не вызывало интереса.

Так бывает, когда достигаешь предела роста. Круговерть повторов, как беличье колесо, наступаешь на ступеньки, силишься преодолеть однообразие, а колесо вертится все быстрее и быстрее, жизнь летит вспышками, лихорадочно быстро: работа, девушка, сон, пейнтбол, рыбалка… Дальше нет пути. Дорога окольцовывается. Цели, даже если воспринимать их всерьез, рассыпаются в пыль мещанской суеты. Стремление вперед превращается в карусели, где ты лошадкой бегаешь по кругу. Дни пролетают бессмысленные и бесполезные как щелчки зажигалки без газа – прокручиваются без шанса на огонь страсти и жизни.

Друг любил экстремальные развлечения. И время, проведенное с ним, разительно отличалось от суеты будней. Как-то раз они гуляли по крыше высотки. Прям как малыш и Карлсон.

Друг так и сказал:

– Малыш, со мной не соскучишься!

А Константин, честно говоря, даже на балкон выходить долго привыкал.

Конечно же, на крыше ему стало неуютно. Испугало предчувствие, что у края ноги станут ватными, и он замедленно как во сне упадет в пасть тьмы.

До поры до времени Константина настораживали такие развлечения. Но с каждым разом в голове сильнее утверждалась мысль, что двум смертям не бывать, а одной не миновать. Так говорил друг и добавлял со смехом, что, если суждено утонуть, то не повесишься!

Еще он гонял как сумасшедший на спорт-каре. Гонщик с машиной составляли единое целое. Друг любил на бешеной скорости дрифтовать и уноситься прочь. Мотор ревел, музыка раззадоривала. Он упивался скоростью, пронзал стрелой улицы города, превращая их в свистопляску пятен и искр, размывая дома, прохожих, фонари в калейдоскоп.

Мир размазывался по стеклам, превращался в ослепительную аляповатую юлу, что напоминала арену цирка, и под визг тормозов и рев мотора друг прорывался за пределы арены цирка. Машина неслась прочь сквозь время, а по ту сторону тонированного стекла жизнь замедлялась. И тогда Константин видел, как люди комичны, насколько жизнь похожа на карикатуру со всеми ее ужимками и увертками, гримасами и интригами.

Единственное, что раньше удерживало его от безоглядной погони за экстремальными развлечениями – это любовь. Но после задушевного общения с другом Константин понял, что только обманывал себя. К девушке приходилось приспосабливаться – и жить надуманными проблемами и никчемными разговорами.

Дело даже не в удовлетворении сексуальных потребностей. Просто страшно прослыть изгоем, ведь люди так любят отстраняться от непохожих, необычных. Как это ни смешно, но разговорам с девушкой Константин все чаще предпочитал общение с другом.

Скорость поездок дополняли обстоятельные неторопливые беседы, тягучие и приятные как сгущенное молоко. Гонки выхватывали из будничной пыли, дарили настоящие эмоции, а беседы успокаивали и умиротворяли. Константин сбрасывал с себя оковы проблем и условностей. Ни о чем не думая и ничего не желая,  наслаждался сиюминутностью.

Такое чувство, что воплотился вымышленный друг из детства. Жизнь и дружба с недавнего времени составили единое целое. Константин научился радоваться краскам, запахам, жить в цвете. Будто он поднялся в гору над равниной, объятой туманом. Облачная масса внизу обнажила призрачные образы, что заплелись из мутных нитей, выпучились гримасами серых будней. А Константин  впервые осознал себя отчетливо и ясно.

Как-то раз он решил сесть за руль, разогнать машину. Чтобы как друг, превратиться в наконечник времени, превзойти этот мир. А после вихря уличных огней, за чертой города – найти хорошее место в лесу, сменить скорость на тишину, время на пространство. И побродить, поговорить.

И вот предвкушение сменилось наслаждением. Константин, ободряемый другом, разогнался, и обычный строй вещей размылся.

Колеса бешено вращаются, прорывают обычный круг вещей. Свобода пьянит и кружит голову, хочется кричать и сливаться в резонансе с ревом мотора.  Город плывет за окном, в мельтешении огней, и время не успевает по пятам. Машина – стрела, прорывается за пределы. Позади взрезанная плоть мостовой, беспощадная даль, пыль дней. И мост впереди равен амбициям. Машина взлетает над тротуаром, ломает ограждение и пикирует во тьму реки.

Константин проснулся в кресле напротив экрана. По телеку опять крутили сюжет о выловленной из реки машины, которая на полном ходу порвала ограждение моста как финишную ленточку. Тачка была очень похожа на его собственную.

Пришла смутная догадка, извернулась и ушла. Не успел поймать за хвост. Странное предчувствие. Будто упустил что-то очень важное. Такое уже случалось, только Константин не помнил – когда.

Он ловил себя на мысли, что повторяет слова, как заезженная грампластинка. Забывается мир, и вспоминается только когда он будто выныривает из небытия и замечает, что повторяет одно и то же слово. «Так, так, так, так…» Словно спросонья, когда сны выгорают и забываются, и наяву заканчиваешь  мысль, но не помнишь, к чему все это. Фатальное беспамятство.

До встречи с другом оставалось недолго, и Константин решил развеяться, чтоб прогнать тоскливые мысли. И на площади прямо перед ним развернулось представление. Его бывшая – теперь уже однозначно бывшая! – девушка влюблено пожирала влюбленными глазами мускулистого брюнета. Тот обнимал ее робко, за плечи, но с перспективой спустить руки ниже.

Константин спрятался за углом дома и наблюдал за парочкой. Вот так, поцелуйчики с новым кошельком. Подглядывать было неприятно. Константин сплюнул, и отвернулся. Но через мгновение передумал, вернулся на исходную позицию. На душе было серо. Не противно, не мерзко от того, что обманули, а именно серо. Девушка окончательно ушла в прошлое. Недавно они вроде бы говорили. Ну как говорили – он орал одно, она металась по квартире, не глядя на него, и вопила, что он давно умер. Это было слышать обиднее всего, ведь сейчас, после обретения друга, Константин жил как никогда насыщенно и увлекательна. Бывшие любовники не слышали друг друга. И сейчас она поставила жирную точку в истории их отношений. А когда они по душам общались? Так – привет, пока, что у тебя на работе, как родители, что будешь делать… И все! Набор вопросов и набор ответов как пуговки и петельки – подходили друг к другу. Выполняешь ритуал – и свободен. Вот именно… Свободен!

И все-таки хотелось хлопнуть дверью на прощание – услышать истеричное «прощай!» Поэтому уверенным шагом он пошел навстречу воркующей парочке.

Девушка заметила его и изменилась в лице. Побледнела и осунулась. Новый ухажер игриво обнял ее, она отстранилась.

- Ну солнышко, - сказал брюнет и полез целоваться.

Она вырвалась, оттолкнула мужчину.

Константин понял, что достаточно. Она мучается, переживает. Даже жаль бывшую. В сущности, их отношения давно прекратились. Так зачем приносить страдания девушке? Зачем выяснять и что выяснять?

Константин развернулся и не спеша ушел. Он заставил себя не оборачиваться, хотя почувствовал на спине ее взгляд и понял, что бывшая хочет встретиться глазами.

Гулять больше не хотелось. Вроде бы жизнь разрушилась, но Константин не чувствовал потери. Наоборот – он обрел свободу, проникся наслаждением жизни. А связь с прошлым миром только досаждала.  

Родителям он звонил, даже заглянул как-то раз. Они были настолько расстроены, что не обращали на него внимания. Константин тщетно допытывался, в чем дело. На лице, на походке, на манере разговаривать отца и матери застыла печать горя и обреченности. Решил по крайней мере помочь им материально, раз они не хотят открывать причину. Банкомат не реагировал.

А на работе на него вообще не обращали внимания. Может быть, потому что он давно утратил интерес к так называемым «серьезным и ответственным» заданиям, к суете, беготне, волоките.  

Работа, работа, работа…  Рутина да и только. Толком не вспомнишь, что происходило. Да и стоит ли вспоминать эту нескончаемую серость? Единственное, что настораживало – в собственном кабинете на столе кто-то оставил кружку с недопитым кофе.

Константин решил, что дождется наглеца и сходит с ним к начальнику. Выскочка, который прорыл ход в личный кабинет, не злил Константина. Просто было противно. Он устал от карьеристских игр и сплетен.

Среди начальства обязательно находятся больные синдрома господина. А среди подчиненных – верные угодливые псы-попугаи,  которые лебезят, вылизывают ноги господ, чтоб им кидали косточку побольше, да гладили по головке. По закону жизни первые и вторые находят друг друга. Рано или поздно это должно было случиться и с его рабочим коллективом.

Карьерист не заставил долго ждать.  Ввалился в кабинет, как ни в чем не бывало, и прошел мимо Константина. Невозмутимо сел в кресло и застучал по клавиатуре. Константин встал за его спиной. Молодой сменщик долго держался, потом развернулся, глянул в глаза и снова уткнулся в комп. Выдержка хороша! Хотя этот интриган и не смог спокойно валять дурака.

Константин ворвался в кабинет к шефу. Тот мельком взглянул на него и уткнулся в бумажки. Мол, не до тебя сейчас. Даже не поздоровался. А когда-то назвался другом. Что осталось сделать? Улыбнуться, пожать плечами и уйти.

Нужно прокатиться с ветерком прямо сейчас. Нужно выполоскать из себя чувство уныния и гадливости. В корпоративном гараже машины не оказалось. Константин осознал, что не помнит, как добрался до работы. Да что там – он не знал, что было вчера, сегодня... Обычно люди вспоминают, выключили ли они газ перед уходом, утюг, свет, закрыли ли дверь на замок. Он будто бы перебрался на новый уровень забывчивости. Жизнь была доведена до автоматизма. С того самого сна, когда он вылетел на автомобиле в реку и проснулся перед телевизором, жизнь превратилась в беспамятство.

В пелене дней ясным проблеском остался друг. Как же не хватало его, чтобы излить мучения! Неудержимо сильно захотелось оказаться рядом с другом.

- Ну, наконец-то ты понял! – услышал Константин знакомый голос за спиной.

Он обернулся. Друг возник как из небытия. В той же одежде что тогда, в машине.

- Мы тогда разогнались и вышли из игры, помнишь? Рухнули с моста. Поздравляю, обычно об окончании игры понимают только на собственных похоронах.

Константин дернулся от взгляда, как от ножа. Открыл рот, чтобы ответить. И понял все. Картинка сложилась.

- Да, здесь ты умер, - подтвердил его мысли друг, – Ты это смутно чувствуешь уже несколько дней, просто боишься осознать.

Константин подавлено молчал. Слишком много вопросов роилось в голове. Кто это? Неужели смерть выглядит так современно?

Друг усмехнулся, снова прочитав мысли.

- Ты не оригинален. Да нет, я на самом деле твой друг, иначе… Впрочем, зачем говорить? Настоящая память скоро вернется. А теперь – пора, - закончил он властно.

И Константин подчинился.

На похоронах девушка плакала. Родители, немые от горя…  Друзья, близкие, коллеги по работе скорбели или делали скорбные вид.

Константин с другом стояли за спинами родных и близких. Но отчего же так хотелось придумывать продолжение жизни? Константин перебирал мысленно незаконченные дела будто перелистывал пустые страницы книги, которые так и не успел заполнить: не пообщался толком с родителями, не уделял внимания девушке, не оставил завещания, не закончил перспективный проект… Отрывки из жизни вспыхивали перед глазами как разряды молний, вызывали слабый отголосок в душе. Константин уже свыкся с мыслью, что все происходящее – только игра. Поэтому особо горечи не испытывал. Так бывает, когда видишь на экране компьютера Game Over.

Сожаления прервал друг:

- Ну и как тебе шутка? Понравилась? Если суждено утонуть – то не повесишься! Ты боялся высоты, вот я и устроил фейерверк эмоций. Твоя смерть совпала с пиком упоения скоростью. Какая концентрация чувств и мыслей! Ужас происходящего сковывает до немоты, отчаяние безысходности теснит свобода полета. Люблю смаковать предсмертные судороги мозга. Нет слов, чтобы передать весь спектр ощущений!

Тот, кто был Константином, вспоминал, как по телевизору говорили о свете в конце туннеля и угасающем сознании. Но сознание как раз наоборот прояснялось. Жизнь на Земле отступала как отлив. Блекли и линяли образы людей, дел, развлечений. Годы сжимались до мгновений.  И подступали воспоминания о настоящем доме. Он вспоминал родную планету, вспоминал, как согласился участвовать  в программе духовного совершенствования.

На Земле персонажа игры по имени Константин больше ничто не удерживало. Они с невероятной скоростью переместились в пространстве.

Солнечная система, разработанная галактическим содружеством ученых – хороший тренажер. Каждый имеет право на духовное совершенствование. И при этом никто не хочет обманывать самого себя, получать иллюзию вместо духовного роста. Поэтому каждый сам выбирает уровень сложности. Кому-то жизненные невзгоды и лишения, кому-то – благосклонность судьбы и наследственный капитал.

Забавно – люди внутри игры придумывают игры, и живут в них! Забывают повседневность по ту сторону мониторов. Память о настоящей жизни – нет-нет, да и вспыхнет догадкой, и тут же погаснет, оставив человека с ощущением иллюзорности происходящего. Некоторые участники программы не выдерживают испытаний и выходят из игры самостоятельно, нарушают связь и теряются навечно как испорченные файлы. Люди потом векам наблюдают остатки их проекции – они называют это призраками, полтергейстом. Самоубийцы не могут выйти из программы или вернуться в игру. Как же он был благодарен другу, который вовремя заметил суицидальные настроения и помог избежать вечного плена.

Для себя экс-Константин решил, что еще не готов для участия в таких серьезных программах. Да и нескоро представится шанс – желающих хоть отбавляй, а он истратил свое право реализации на духовный рост. Теперь доказывать ежедневной работой состоятельность желания совершенства.

Друг, конечно, молодец. Изобретательно воплотил его смутные желания уйти из жизни в образ машины, скорости, выхода за пределы времени. Разумеется, он не совпадает во всем волшебным образом, как то произошло на Земле. Такое возможно только в детстве, или в том случае, когда участника программы духовного роста родные и друзья пытаются вытащить из игры до самоубийства. Обычно жизнь для таких участников проекта становится серой и похожей на бег по кругу. Круг, кольцо… Забавно, на протяжении последних дней смутно припоминалось кольцо, он сравнивал жизнь с кольцом. И теперь, благополучно покинув программу, он получил отличительный знак – кольцо, в котором записан весь его путь на Земле. 

Похожие статьи:

РассказыЖелание

РассказыПесочный человек

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

Теги: мистика
Рейтинг: +4 Голосов: 4 636 просмотров
Нравится
Комментарии (12)
Михаил Загирняк # 20 января 2016 в 04:23 +2
озвучен Олегом Шубиным для проекта СВиД
Друг
Александр Стешенко # 20 января 2016 в 11:00 +2
Мой плюс... dance

Рассказ не читал... слушал Олега Шубина. Понравился музыкальный фон... И эффекты... Например, как машина плюхается в воду...

И жизнь по кругу... так ведь от этого нам никуда не деться... Цикличность - свойство окружающего нас мира... а мы его порождение. Кто сказал, что если дни не серые, а горят зажигалками, то нам от этого хорошо? Ведь и эти самые зажигалки повторяются (у кого-то), превращаясь в обычный ежедневный огонь...
Александр Стешенко # 20 января 2016 в 11:14 +2
А, вообще, замечательный рассказ... много разных мыслей навеял... философских... о жизни и смерти...
А чти иного-то ждать... от профессионального философа! v
DaraFromChaos # 20 января 2016 в 11:45 +2
а я (как еще один проф. философ, точнее, философ по образованию) пыталась отстраниться в процессе чтения от мыслей. они не новы и для меня лично - немножко очевидны
но рассказ написан так, что увлекаешься и забываешь об этом v
Александр Стешенко # 20 января 2016 в 11:55 +1
"...пыталась отстраниться в процессе чтения от мыслей. они не новы..."

О жизни и смерти человечество размышляет со времени своего зарождения... не могут быть они свеженькими... crazy
Михаил Загирняк # 20 января 2016 в 21:41 +2
вот кто истинный философ среди нас!
Александр Стешенко # 20 января 2016 в 21:49 +1
"Я ещёёё и вышивааать умею... только неохооота..." hoho
Михаил Загирняк # 20 января 2016 в 21:42 +2
спасибо, Дара,
а мне кажется, что концовка смазана scratch
Михаил Загирняк # 20 января 2016 в 21:40 +2
спасибо, Саш )
Катя Гракова # 17 февраля 2016 в 13:58 +2
Во как! Неожиданный финал! Я думала - и правда психологическая драма. Не, драма драмой, рассказ действительно сопереживательный - особенно после упоминания о кружке на столе, - но всё-таки в финале ждёшь скорее просто смерть, чем испытание. А с испытанием хорошо, однако! Только вот мне тоже показалось, что финал наступил слишком быстро - пара абзацев и усё.
Плюс!
Михаил Загирняк # 23 февраля 2016 в 00:28 +1
спасибо, Катя v
Чертова Елена # 5 сентября 2016 в 15:07 0
Здорово написано! love
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев