1W

История в море - часть II.

в выпуске 2013/11/28
11 октября 2013 - Леся Шишкова
article1017.jpg

Глава VIII

 

Она сидела в кресле, которое было специально для нее извлечено на палубу. Лицо приобрело приятный розовый оттенок, свидетельствующий о том, что состояние ее здоровья идет на поправку.

Магда – так она себя назвала. Магда Николсон.

Казалось, что в ее тонких пальцах бликует солнце, помещающееся в маленькую женскую руку.  Она поднесла хрустальный фужер к губам и сделала последний глоток красного вина.

— Док сказал, что Вам значительно лучше, — капитан Дарси почти неслышно появился за ее спиной и, взяв бутылку со столика, наполнил пустой бокал.

— Я всенепременно отблагодарю Вас, капитан, — она кивнула ему в знак благодарности, — мой отец в состоянии оплатить любую сумму, назначенную Вами за мое спасение.

— Так уж любую? – он снисходительно улыбнулся девушке.

Она с великодушным безразличием пожала плечами и сделала очередной глоток.

— Я причиняю Вам крайнее неудобство, — она прервала затянувшееся молчание, — к тому же мистер Хэлиган недоволен моим присутствием на шхуне.

— Мистер Хэлиган всего лишь наемный работник, — лицо капитана Дарси стало серьезным, — недовольные на моем корабле долго не задерживаются.

— Неужели Вы отправляете бунтарей за борт в открытом море? – тонкие брови девушки нахмурились, придав ее миловидному лицу озабоченное выражение.

— Отправляю за борт, — улыбнулся капитан, — в ближайшем порту и с туго набитыми карманами.

— Но я думала, что нахожусь на пиратской шхуне…

— Продолжайте так думать, Магда, — капитан развернулся и направился в сторону трюма, — романтические мысли и мечты просто обязаны будоражить умы таких юных особ, как Вы.

* * *

— Думаю, что о ее физическом здоровье можно не беспокоиться, — покачал головой Паттерсон, — меня несколько волнует состояние ее психики.

— И что с ней, доктор? – капитан внимательно слушал бортового медика.

— Двенадцать часов сна после успокоительных настоев неспособны привести в равновесие душевное состояние юной девушки, — Паттерсон задумчиво почесал кончик носа, — мисс Николсон побывала в аду, но у меня складывается впечатление, что ее это нисколько не волнует.

— Но Вы помните в каком состоянии мы перетащили ее на шхуну? – капитан испытующе посмотрел на медика.

— Именно сей факт вызывает у меня сомнения, — доктор пожал плечами, — в любом случае, мы через пару-тройку дней будем на месте и я смогу освободить свою голову от этих мыслей.

 

Глава IX

 

— Ты с ума сошел? — Марина ворвалась в личный кабинет Ивана Николаевича Черногрядского словно фурия, — как ты мог так поступить со мной.

— Ирочка, принесите нам пару чашечек кофе, — Иван Николаевич извиняющееся улыбнулся секретарше.

Марина схватила с его стола первую попавшуюся папку с документами и плюхнулась в мягкое кожанное кресло для посетителей, обмахивая ею разгоряченное лицо.

— Ты можешь представить мое состояние, когда я обнаружила твой побег, — она сверлила его своими злыми глазами, — я столько всего передумала за это время.

— У тебя было предостаточно времени, чтобы подумать, — согласно кивнул Иван Николаевич, — и когда ты вернулась? Вчера вечером, как и планировалось?

— А что мне оставалось делать? – Марина обиженно надула аккуратно подкрашенные губы, — ты меня бросил в Доминикане и хотел, чтобы я тут же поменяла билеты и мчалась вслед за тобой?

— Боже упаси, — Иван Николаевич поднял руки в притворном ужасе, — к чему такие жертвы, Марина.

— Я бы хотела услышать причины твоего поведения, — женщина ожидающе замолчала.

В дверь осторожно постучали и она вздрогнула, чуть не выронив папку.

Ирочка с серьезным и слегка недовольным видом поставила небольшой поднос на столик. Босс впервые обратился к ней с просьбой сделать кофе. Он старался не смешивать обязанности своих подчиненных. В его коллективе числился человек, отвечающий за кофе, в том числе и за кофе машины.

— Благодарю Вас, Ирина, — Иван Николаевич кивнул в сторону удаляющейся секретарше.

Марина недовольно швырнула папку на столик и взяла ухоженными руками чашку кофе.

— Думаю, что причины моего поведения интересуют тебя не столь сильно, — тон Ивана Николаевича стал серьезным и деловым, — больше всего тебя интересует контракт между нашими предприятиями.

По сузившимся зрачкам девушки ему стало понятно, что его слова попали точно в цель. Она постаралась скрыть свое волнение и, сделав небольшой глоток из чашки, аккуратно поставила ее на блюдце.

— Если ты откроешь папку, с которой так пренебрежительно обошлась, — Черногррядский кивнул на стол, — то, я полагаю, все вопросы прояснятся.

Марина молниеносно цапнула папку и, открыв, тут же пробежалась взглядом по немилосердным строчкам.

— Ты об этом еще пожалеешь, — со злостью прошипела она и тут же вскочила на ноги, — ублюдок.

— Ты еще скажи калека, инвалид, увечный, — Иван Николаевич снисходительно улыбался.

Она замерла на несколько секунд, а потом резко развернулась и за два шага преодолела расстояние до выхода.

Резкий хлопок закрывшейся двери резанул слух хозяина кабинета и он недовольно поморщился.

— У Вас все в порядке? — Ирочка осторожно заглядывала в кабинет шефа,

— Да, да, — Иван Николаевич улыбнулся, — все как нельзя лучше. Я только что успешно избежал аферы, в которую меня пытались втянуть.

— Вам что-нибудь нужно? – пухлое лицо маленькой женщины приняло обыденное и деловое выражение.

— Нет, нет, — махнул головой Черногрядский, — а впрочем… Вызовите ко мне начальника службы безопасности.

 

Глава X

 

— Этот штиль был нам вовсе никчему, — одноглазый Джо почесал увесистой пятерней волосатую грудь, — по мне бы, чтобы ты вернулся в свою каюту и не занимал место в моей.

— В тебе погиб джентльмен и остался один мужланистый пират, — недовольно буркнул Дэвид и перевернулся на другой бок, пряча глаза от назойливого солнечного луча, так и норовившего пробраться сквозь сомкнутые ресницы.

За дверью каюты прогрохотали шаги и тут же раздался грубый стук по деревянной преграде.

— Эй, — хрипло гаркнул Джо, — кто там долбит со страшной силой?

Дверь распахнулась и на пороге появился разъяренный квартирмейстер.

— Что-то случилось, мистер Хэлиган? – капитан лениво развернулся в его сторону.

— Эти зажравшиеся рабы не хотят работать, — в горле Хэлигана клокотала ярость, вырываясь наружу с пеной слюны.

— Каковы причины? – капитан уже сел в постели, понимая, что без его вмешательства разборки в команде не обойдутся.

— Они не желают выходить из своего кубрика и твердят про какого-то носферату, — разъяренный квартирмейстер рубанул ребром ладони воздух.

— М-да, Кэп, — одноглазый Джо уже натягивал просмоленные штаны, — кажись дело серьезное.

Капитан Дэвид Дарси, облаченный в бриджи, жилет и зеленый камзол, с повязанным на шее платком того же цвета, постучался в каюту судового медика.

— Я могу засвидетельствовать, — вид у доктора Паттерсона был озадаченным, — что без видимой причины большинство из негритянских рабов явились жертвой странной болезни. Все говорит о том, что каждый из них потерял достаточное количество крови, но ни ран, ни порезов не было обнаружено на их телах.

— Это может быть какая-то инфекция, подхваченная на той злополучной яхте? – капитан был озадачен не меньше мистера Паттерсона.

— Я сомневаюсь, что это была инфекция, — покачал головой доктор.

— Неужели Вы склоняетесь к версии с носферату? – воскликнул капитан.

— Я человек науки, как Вы знаете, — Паттерсон взглянул в глаза капитану, — но нынешние обстоятельства заставляют меня несколько сомневаться в ложном восприятии этой болезни необразованными дикарями.

— Вы склонны предполагать, что причина в Магде Никол…

Буквально на полуслове его прервал истошный крик, раздавшийся с палубы.

Несмотря на свою деревянную ногу, капитан Дарси оказался проворнее доктора и первым появился на месте происшествия.

Хэлиган лежал на деревянном настиле палубы, а под ним растекалась лужа вязкой темной крови.

Мистер Паттерсон растолкал сгрудившихся вокруг пострадавшего матросов и, сдвинув в сторону мастера по парусам и корабельного плотника, сурово воззрился на боцмана.

— Итак, Джо, — почему-то доктор не смотрел на кровяное пятно с каждой секундой становившееся больше, — объясните что тут произошло.

— Мы разбирали рангоут, — одноглазый Джо убрал повязку и потер пустую глазницу, — мистер Хэлиган наблюдал за нашими действиями и тут эта деревяшка пронзила его насквозь.

— Мне кажется, что сейчас не время разбираться в том, что произошло, — в голосе капитана сквозило ледяное презрение, — приступайте к своим непосредственным обязанностям, мистер Паттерсон.

— Его нужно немедленно отнести в мою каюту, — судовой медик суетливо замахал руками, — именно там я смогу провести операцию.

Матросы засучили рукава и бросились к раненому, который стонал и плакал от боли.

— Нет, — резко воскликнул доктор, — только не вынимать этот кол, даже не прикасаться к нему.

Один из матросов густо покраснел и спрятал руки за спину.

Капитан направился было за процессией, но тут его окликнул этот самый матрос.

— Капитан, — матрос не знал с чего начать и нервно кусал губы и отводил глаза, — мне кажется, я знаю кто это сделал.

Левая бровь Дарси удивленно поползла верхи он молча ждал продолжения.

— И кто же? – капитан нарушил затянувшееся молчание.

— Это она, — матрос говорил с трудом, словно, что-то мешалось в горле, — это была женщина с того корабля.

— Ты уверен? – он хмуро смотрел на молодого человека, пять минут назад, отчитанного доктором.

— Нет, сэр, — тот неуверенно пожал плечами, — но мне показалось, что я видел именно ее лицо.

— Передай своим товарищам, чтобы поменьше болтали всякие россказни и небылицы про носферату, — властно приказал капитан, — иначе заставлю выполнять работу от которой отказались рабы. И передай всем, что их участь уже определена, и если они будут продолжать в том же духе, то отправятся на корм рыбам.

* * *

— Это было бы чудом, — Паттерсон пожал плечами, — было видно с первого взгляда, что он обречен.

— М-да, — огорченно протянул одноглазый Джо и стянул с головы шляпу, украшенную красным пером.

В дверь осторожно постучались и, находящиеся в каюте доктора, люди одновременно обернулись к входу.

— Ну, заходи, — решился подать голос боцман, — кто там скребется?

Дверь со скрипом отворилась и в проеме показалась бледная и испуганная Магда Николсон.

— Простите великодушно, — молвила девушка, — но на корабле суета, грозящая перерасти в панику, я искала капитана и меня направили сюда.

Мужчины инстинктивно попытались закрыть собой человека, лежащего на столе, но взгляд Магды все-равно проник сквозь преграду и она увидела растерзанное тело квартирмейстера. В ее расширившихся зрачках плеснула волна страха и она побледнела еще больше.

— Что произошло? – она облизнула пересохшие губы и была почти готова упасть в обморок.

— Полагаю, мне следует увести Вас отсюда, — Дарси подхватил под локоток нервно подрагивающую руку девушки и увлек ее к выходу.

 

Глава XI

 

— Иван Николаевич, — в трубке раздался голос начальника службы безопасности Петра Сергеевича.

Ладонь, сжимающая айфон, стала влажной. От дальнейших слов подчиненного зависело его ближайшее будущее.

Казалось, что найти Марию с сыном, дело пары дней, но эти дни нужно было еще пережить. Почему-то именно в данный момент эти двое, в сущности чужих ему людей, представлялись спасательным кругом растерзанной души.

Он корил себя за поспешное бегство из удушливо притворных объятий Марины и жарких Доминиканы. Он даже не  попрощался со своими новыми друзьями, не говоря уже о том, чтобы благоразумно записать их телефон.

— Слушаю, — Черногрядскому показалось, что его голос стал напряженным и каким-то чужим.

— Мария Викторовна Усольцева, — раздалось в трубке, — Москва, Красноказарменная…

— Телефон, — голос Ивана Николаевича предательски перешел на фальцет, — мне нужен номер телефона.

— Диктую, — раздались обнадеживающие слова, — только я хотел предупредить…

— Что?

— Сын Усольцевой….

— Что с сыном? – Иван почувствовал, как сердце остановилось и ухнуло куда-то вниз.

— У него онкология, — продолжил Петр Сергеевич, — ему стало хуже, он находится сейчас в больнице и мать постоянно при нём.

— В какой, — заорал в трубку Черногрядский, прекрасно понимая какое сейчас лицо у его шефа безопасности, никогда не слышавшего босса в таком волнении, — в какой больнице?

— РДКБ, — последовал четкий ответ, — на Ленинском.

 

Глава XII

 

— Капитан, — Магда возмущенно пускала из глаз молнии в лицо капитана Дарси, — Вы не можете верить в этот абсурд.

— Четверо из рабов отправились на корм рыбам, — в голосе капитана сквозило сомнение, — но прежде, они словно, сговорившись, отдали Богу душу.

— И Вы хотите обвинить меня в их болезни? – красивое лицо девушки побледнело, а в глазах появились слезы.

— Мистер Паттерсон склонен думать, что Вы первопричина происходящего.

— Значит, он не более образован, чем дикари на Вашей шхуне, — крепко сжатый кулачок девушки взметнулся вверх.

— Факты говорят об обратном, — пожал плечами капитан Дарси, — я склонен полагать, что вместе с Вами на мой корабль проникла неизвестная болезнь, от которой погибли люди на яхте, где мы Вас обнаружили.

— О, Боже, — она прижала ладони к вискам, — неужели мне придется пережить это снова.

— Вы так и не поведали нам, мисс Николсон, — Дарси ласково усадил ее на полку, — подробности происшедшего с Вами.

— Я плохо помню, мистер Дарси, — в темных глазах Магды плескались слезы, — все, словно, в тумане.

Капитан плеснул немного вина в хрустальный бокал и подал девушке.

— Думаю, — Дарси направился к выходу, — что через сутки мы будем на месте. Вам следует запереть дверь на ночь, да и завтра днем открывать только мне. Боюсь, если кто-нибудь из команды не переживет сегодняшнюю ночь, мне будет очень трудно справиться с ними в отношении Вас.

Бокал выскользнул из ослабевших пальцев девушки и красное пятно вина, похожее на кровь, растеклось по богатому персидскому ковру.

— Мистер Дарси, — Магда вцепилась в рукав его камзола, — прошу Вас, не оставляйте меня одну.

— Успокойтесь, мисс Николсон, — капитан попытался отцепить пальцы девушки от своей руки, но почти сразу понял тщетность своих усилий.

— Пожалуйста, мистер Дарси, — она прильнула к его груди и он почувствовал ее слезы, проникающие сквозь тонкий шелк рубашки.

Он властно приподнял за подбородок ее лицо и внимательно вгляделся в красивые и притягательные черты в обрамлении черных, слегка растрепавшихся, волос.

— Мистер Дарси, — шепнули ее губы и он впился в них долгим страстным поцелуем.

* * *

Его разбудил тихий скрип двери.

Он постарался не выдать себя даже дыханием и прислушался к шорохам, проникающим в сознание сквозь легкий и монотонный плеск волн о борт шхуны.

Кто-то осторожно, стараясь не шуметь, двигался по каюте.

Дэвид Дарси, обладая ловкостью и сноровкой, выбросил вперед руку и схватил в темноте незваного гостя.

До его слуха донесся сдавленный писк и он тут же ослабил хватку, ощутив под рукой тонкое хрупкое тело.

Он потянулся за свечой, но его руку перехватили.

— Не надо света, Дэвид, — она ласково, но настойчиво положила его руку на постель.

— Где ты была? – его голос охрип  спросонья и он никак не мог сообразить как следует реагировать на сложившуюся ситуацию.

— Все хорошо, — услышал он ее шепот и тут же она прильнула к его губам своими.

Он почувствовал терпкий, чуть солоноватый вкус желания, стекавший тонкой струйкой по ее подбородку. Он начал пить нектар с ее губ, а руки, помимо воли, обвили тонкий стан девушки. Он почувствовал, как его шелковая рубашка, надетая на ее обнаженное тело, теплой влагой липнет к пальцам.

Какая-то тревожная мысль возникла на дне сознания и стала постепенно заполнять собою все потаенные уголки.

— Постой, — он решительно отстранил застонавшую девушку и потянулся к свече.

— Боюсь, тебя ждет сюрприз, — интонации в ее голосе неуловимо изменились и в приятном девичьем тембре прорезались хрипловатые нотки.

Первыми, на что упал его взор, были собственные ладони, покрытые вязкой кровью. Он перевел взгляд на Магду и даже отшатнулся от неожиданности.

— Теперь ты тоже носферату, — она размазала по лицу густую, почти черную, кровь, — вампир, вурдалак.

Тишину и безмятежность в каюте нарушил ее громкий, издевательский смех.

— Ты, ты, — он начал судорожно хватать ртом, ставший обжигающим, воздух.

— Интимная связь с вампиром не проходит бесследно, — она игриво погрозила ему пальцем и слизнула с него, уже начавшую густеть, кровь.

— Значит, это все-таки ты, — он устало упал на подушки, размазывая по белой наволочке кровяные следы, — что ты сделала с командой?

— У тебя больше нет команды, — она довольно потянулась и сняла через голову его рубашку, — но ведь она нам больше не нужна. Совсем скоро мы будем на месте и начнем с тобой упоительную жизнь вместе. Представляешь, как это здорово, выпить досуха своего врага.

— Те люди на яхте, — он боролся с головокружительной притягательностью крови, проникающей в его сознание сквозь нос, — они тоже были твоими врагами, также как моя команда?

— О, нет, — она уютно свернулась на его груди, — им просто повезло поиграть со мной в кошки-мышки.

— И давно ты так живешь?

— Нет, — она отрицательно помахала головой, — пять лет назад в наше поместье приехал один папин знакомый, с которым он вел дела.

— И он сделал тебя вампиром?

— Я много читала про этих существ, — в голосе Магды появились ностальгические нотки, — а однажды ночью я увидела, как этот человек припал к шее слуги в жадном поцелуе, а наутро слугу нашли мертвым в собственной постели.

— После чего он добрался до тебя? – в душе Дэвида Дарси шевельнулось неясное чувство жалости к несчастной девушке.

— О, нет, — она улыбнулась ему в темноте, — я сама попросила его об этом.

— И после этого вы начали охоту на людей вместе?

— Да нет же, — она весело хлопнула капитана корабля с мертвой командой по обнаженной груди, — я отправила его в ад.

— Мне казалось, что это невозможно, — кулак капитана зажал край простыни, сдерживая гневную дрожь тела, — ты не боишься ни света, ни чеснока, добавленного в пищу.

— Я убила его деревянным колом, — хихикнула девушка, — пущенным прямо в его черное сердце.

— Также как и Хэлигана? — уточнил он.

— Почти, — она сладко зевнула и откинулась на подушки рядом с ним.

— Мне стоит опасаться тебя, — он внимательно смотрел на нее сквозь мрак, царивший в каюте. Свеча давно потухла, но он осознал, что в темноте он стал видеть не хуже, чем днем.

— Скоро тебе будет нужно опасаться себя, — она приоткрыла осоловевшие глаза, — через несколько дней ты почувствуешь настоящий голод и зов крови. Но я всегда буду рядом с тобой и мои подсказки, а также опыт, помогут тебе справиться с ним и продолжать жить среди людей.

— Заманчивая перспектива, — пробормотал Дэвид Дарси, особа благородной крови.

Его рука безвольно опустилась вниз и пальцы легонько ткнулись в деревянную ногу, привычно оставленную подле кровати.

— Заманчивая перспектива, — шептали губы молодого человека, а пальцы сами собой впились железной хваткой в отполированное дерево, — заманчивая.

До его слуха доносилось спокойное и размеренное дыхание заснувшей девушки. На ее полнокровных пухлых губах блуждала легкая улыбка, выдавая безмятежный сон.

Он поудобнее ухватился за деревяшку искусственной ноги и с размаху всадил ее в грудь Магды Николсон.

Словно сквозь корабельную переборку его слуха коснулся дикий предсмертный вой мистического существа и капитан пиратской шхуны, переставший быть человеком, упал на извивающееся тело монстра и потерял сознание.

* * *

Он уводил корабль со страшным грузом, высушенных до самого конца тел своих товарищей, в открытое море.

Очнувшись от теплого прикосновения солнечного луча, проникающего сквозь иллюминатор, он обнаружил, что от Магды остался лишь обугленный скелет с остатками обожженной плоти, распавшийся на части.

Он завернул их в  простыню и, стараясь не сильно наступать на обугленный костыль, отнес сверток к печи и запалил фитиль, уничтожая последние физические доказательства существования страшного монстра.

К вечеру он оставит шхуну, перебравшись в лодку с веслами и будет наблюдать, как всепоглощающий огонь уничтожит корабль вместе со всем экипажем, который навсегда заснул в своих постелях.

Никто и никогда не узнает историю капитана Дэвида Дарси,  а он, отдавшись прихоти волн, останется ждать своей погибели на дне небольшой шлюпки, болтающейся в открытом море. И не нужно будет беспокоиться, как побороть голодный зов крови, первые стонущие признаки которого он уже ощущал где-то внутри себя.

 

Глава XIII

 

Иван Николаевич Черногрядский решительно вышел из подъезда и направился к дорожке, ведущей к Республиканской Детской Клинической Больнице. Своей, слегка покачивающейся походкой, он преодолел расстояние почти за десять минут и оказался у ворот больницы.

— Не положено, — в пятый раз бубнил охранник, не желая пропускать мужчину на территорию, — пропуск нужен, у нас с этим строго.

Иван Николаевич покинул КПП и, выйдя на улицу, выхватил из кармана телефон.

— Чего там этому хромому нужно было? – второй охранник шумно отхлебнул из термо-кружки горячий чай, — сказано же, без пропуска не пустим.

Неожиданно раздался телефонный звонок и первый охранник взял трубку.

— Да, да, — его глаза суетливо забегали по окну, в котором было видно незадачливого посетителя, — пропустим. Все будет сделано в лучшем виде.

Второй охранник недоуменно посмотрел на сослуживца, пулей метнувшегося на улицу.

— Извиняйте, Иван Николаевич, — охранник открыл перед Черногрядским турникет, — но у нас правила, сами понимаете.

— Все в порядке, — буркнул мужчина и быстро направился в сторону главного корпуса.

— Это что за ферзь такой? – второй охранник вновь вернулся к чаепитию.

— Черногрядский, — буркнул первый охранник.

— Это что, — недоверчиво присвистнул второй, — один из меценатов? А я думал они пешком никогда не ходят, только в авто разъезжают. Ну, дела.

— Меценат, меценат, — пробурчал первый охранник, — без таких меценатов наш банк крови не справился бы со своей задачей. По мне хоть пешком, хоть на мерседесе, а чтобы людям помогать – это каким человеком надо быть…

* * *

— Держись, Ванечка, — бормотал на ходу Иван Николаевич, — держись, тезка. Операцию сделаем, лечение пройдешь и будет все хорошо.

Почему-то он нисколько не сомневался в исходе встречи с Усольцевыми. У него было время понять, что небеса ответили на его молитвы и он получил шанс испытать простое человеческое счастье. Он слишком долго этого ждал, чтобы потерять, так и не обретя.

Перед его мысленным взором стояло лицо Маши. Он тогда никак не мог осознать, что за теплота и уют прятались в глубине ее широко распахнутых глаз. Сквозь призму обмана и предательства он не смог сразу разглядеть настоящее чувство.

В памяти яркими вспышками мелькали картинки, где он проводил время с мальчиком Иваном. В его сердце появлялось щемящее чувство, когда он вспоминал, как тянулся к нему ребенок, брошенный родным отцом.

Где-то тут, в одном из корпусов, они ждали именно его.

— Я рядом, — шептал он, — ждите.

И если бы он взглянул в одно окошко на третьем этаже, то увидел бы в нем лицо женщины, которая смотрела на него, а по ее щекам текли слезы надежды.

Он шел к ним, людям, без которых больше не представлял своей жизни.

16.10.2012 г.

  

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

Рейтинг: +7 Голосов: 7 1076 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Sawyer (Алексей Шинкеев) # 26 июня 2014 в 15:50 +3
Прочитал обе части... Хоть рассказ и объемный, но осилить за один раз его было одно удовольствие. Время за чтением махом пронеслось. Очень понравился!
Виктор Хорошулин # 19 августа 2015 в 14:36 +1
Приносить пользу - великий долг каждого человека.
Хороший рассказ. Прочитал с удовольствием! hoho
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев