fantascop

Командировка

в выпуске 2015/12/17
2 августа 2015 -
article5412.jpg

Дверь кабины телепорта открылась и в нос ударило запахом пыли, гари и то ли перегноя, то ли какой-то ещё гнили. Саша поморщился и вышел из чрева мобильной кабины в ангар. Под стенами просторного помещения виднелись стопки коробок, ящиков и прочих тюков, у торцевых стен располагались стеллажи под самый потолок, уставленные всевозможными предметами. Пока Саша осматривался, на него едва не наехал роботизированный погрузчик. Он отскочил назад, погрузчик запоздало притормозил и начал объезжать то место, где только что стоял человек...

- Парень, у тебя что с датчиками? Так ведь и до беды недолго!

Робот остановился, словно задумавшись и откуда-то изнутри донёсся голос девушки-оператора:

- Парень, а что у тебя с головой? Ты зачем на транспортную полосу выперся? Под ноги смотреть не пробовал? Лопух!

Саша молча поднял руки, признавая свою неправоту... Погрузчик дал сигнал и продолжил движение к стеллажу. Н-да. Это тебе не Земля... Тут, надо полагать, нравы попроще. Саша вздохнул, посмотрел под ноги, нашёл пешеходную полосу и направился к выходу из ангара, вскинув за плечи неудобную сумку. Разметка привела его к большим воротам в середине длинной стены, в которых была вырезана дверь для людей — явно кустарно, уже тут, на Шаре. Автомата открывания явно и однозначно не было... Саша пихнул дверь, но та не поддалась. Тогда он взялся рукой за простую скобу, приваренную к створке, что называется «в охряпку» и потянул. Дверь не поддалась! Он слегка опешил и принялся разглядывать непокорное приспособление. Никаких запирающих механизмов в ближайшем рассмотрении не нашлось, положение петель недвусмысленно предполагало открывание наружу. Саша снова пихнул дверь и она снова не открылась! Он решил немного успокоиться и не вести себя глупо. Не хотелось начинать работу на этой планете с какой-нибудь смешной ерунды, сделанной по незнанию местных тонкостей... Засмеют ещё! Саша снял сумку, кинул на пол и уселся на неё, намереваясь связаться с начальником ТМК через радиоСУ, выданное ему на Земле. Однако начальник был занят разговором с кем-то ещё и пришлось отключиться. В углу ангара погрузчик снял со стеллажа светло-серый контейнер и теперь волок его к воротам. Саша вскочил — для робота-то ворота сейчас откроются, а если и нет, то вполне можно будет связаться с оператором! Робот и впрямь подъехал к воротам и, опустив свою поклажу на пол, замер. Ворота не открылись... Саша подошёл к погрузчику и, чуть повысив голос, спросил:

- Оператор! Почему ворота не открываются? Долго мне тут ещё сидеть взаперти?

- Отвали! — выпалила девушка и робот отключился полностью...

- Во как! Хорошо встречают на Шаре специалистов по терроморфингу! Эй! Оператор?

Ответом ему была тишина... Саша вздохнул и вернулся к своей сумке. На ней хоть посидеть можно. Впрочем, просидел он недолго: минут через пять ворота открылись и робот ожил. Мужской голос велел Саше двигаться к конторе и объяснил маршрут. Подхватив сумку, специалист по терроморфингу выскочил из ангара и вдохнул полную грудь воздуха, по запаху и консистенции напоминавшего выгребную яму... Оказывается, в ангаре было ещё сносно — там аэрофильтры спасали от смрада. Прикрывая нос и рот полой рубашки, Саша поторопился к зданию конторы, что располагалось на невысоком каменистом холмике, скорее всего, искусственно сотворённом. Сама контора представляла собой стандартный двухэтажный модуль — таких изделий Омского Уникомбината по всему космосу столько, что и считать бессмысленно. К парадному вела лесенка из петролита, с двумя площадками для отдыха — гравитация на Шаре выше земной на четверть, с непривычки тяжеловато.

В конторе Сашу встретил Роман Романович, сам. То есть начальник ТМК, терроморфингового комплекса. Он велел бросить сумку в угол и идти за ним. Саша попытался, было, взять хоть карточку с личными данными, но Роман Романович раздражённо махнул рукой и чуть ли не за шиворот поволок его за собой по лестнице на второй этаж. Там, после нелёгкого для землянина восхождения, они свернули направо и, пройдя по коридору, вошли в дверь, расположенную в самом конце. Надпись на створке гласила: «Шэф».

- Садись, Саша. Отдышался? Нет? Ну тогда молча слушай. Мне не интересно ничего, что ты мне можешь сказать. Поскольку ты поступил в моё подчинение, я направляю тебя в диспетчерскую, оператором роботов. Возражения можешь не возражать, не хочешь оператором — жди старта на Землю. Он планируется в конце месяца, нет у нас тут лишней энергии, чтоб каждый день телепортом баловаться. Вопросы?

Саша перевёл дух и кивнул:

- Всего один. Там же, вроде, какая-то девица уже работает?

- Светлана там уже не работает. Дождалась тебя и свинтила на основное место работы.

В диспетчерской она временно сидела.

- Так... надо полагать, работа в диспетчерской — нечто вроде наказания?

- Нет, — Роман вздохнул и задумчиво посмотрел в окно, — не наказание это. Вынужденная мера! Работы на нашем участке — по горло, а людей не хватает. Так что не обессудь, но период адаптации — по инструкции, между прочим, местный месяц! — будешь проходить в диспетчерской. И не думай, что я — тиран и деспот. Просто гонять роботов и руководить всем хозяйством комплекса одновременно я не могу. Или как начальник что-то упускаю, или как оператор лажаюсь. Ещё вопросы? Нет? Тогда вот возьми респиратор и отправляйся в диспечерскую. За вещами пришлёшь киберворкера, он их в твой модуль отнесёт.

- А модуль...

- Номер двадцать два.

Саша, понурившись, смотрел в пол... Вот тебе и покорение новых миров! Вот тебе и романтика дальнего космоса! Сидеть и в игрушки играть, ну да, конечно. Он же как раз этому шесть лет и учился в университете! Сидеть и по мониторам роботов гонять, как в детском садике!

- Саша! Респиратор!

Инженер-гидролог, специалист по терроморфингу, выпускник одного из самых неприступных университетов встал, взял со стола начальника маску с очками и фильтром и вышел из кабинета, напрочь забыв спросить, где находится его рабочее место. Утешало одно: вниз по лестнице идти значительно легче, чем вверх... В самом низу лестницы, у подножья холма, Сашу накрыло: а что если диспетчерская располагается в конторе? На втором этаже? Нет, только не это... Раздался зуммер радиоСУ. Он судорожно принял вызов и робко произнёс:

- Да?..

- Балда! Куда попёрся? — Саша обмер. Так и есть, рабочее место его — второй этаж конторы... Но! Стоп! Тогда зачем посылать за вещами киберворкера?!! А... Наверное, чтоб в модуль... Ну конечно. Он развернулся и посмотрел на лестницу. Сорок восемь ступеней по склону насыпи, пять — крыльцо и два пролёта по одиннадцать — на второй этаж...

- А куда надо, Роман Романович? — с надеждой спросил Саша.

- В подвал. В холме под конторой — подвал. Ладно, не ходи назад, обойди слева — там пожарный выход, я открою.


***

Через неделю Саша слегка привык к местной гравитации, да и местный воздух уже не вызывал того рвотного чувства, что одолевало его сначала. Как выяснилось, гнилостный запах висел в атмосфере Шары с тех самых пор, как были запущены атмосферные заводы. Местная растительность не смогла адаптироваться к пригодной для людей атмосфере и теперь миллиарды тонн мёртвой флоры активно разлагались в обогащаемом кислородом воздухе.

Жилой модуль, где Саша расположился на жительство, тоже оказался стандартным — тот же Омский Уникомбинат. То есть — блок из трёх отсеков: жилой, санузел и бытовая. Всё это роскошное жильё помещалось внутри параллелограмма размером шесть на четыре и на два с половиной в высоту. Таких модулей в их посёлке стояло сорок, из них заселены — двадцать шесть. Посёлок находился между атмосферным заводом, очищающим воздух от посторонних газов, в том числе и от метана, образующегося в результате гибели флоры, и базой. Двадцать человек работали на заводе и шесть — на базе, состоящей из ангара, конторы и гумусной фабрики, перерабатывавшей гнилушки в почву, которую переправляли в предгорья Мурра, где грунт естественным путём ещё не успел образоваться.

Саша приходил на работу с утра и день-деньской раздавал задачи роботизированным машинам и киберворкерам — четырёхногим и четырёхруким киберам, предназначенным для замены людей на тяжёлой физической работе. Скажем, взять в ангаре нужное оборудование может погрузчик, довезти до нужного места — он же, а вот принять и установить на место стокилограммовый узел (это по земным меркам сто, на Шаре — почти сто тридцать) — это работа киберворкера. А подключение и тестирование вновь установленного — работа людей. А Саша просто получает заявки, даёт команды киберам и следит на мониторах за выполнением... И считает дни. Потому что по истечение месяца он сможет наконец-то потребовать работу по специальности! Он будет осушать болота, выщелачивать кислотные озёра, заниматься очисткой местных водоёмов и заселением оных водорослями, рыбами, насекомыми и прочими организмами... Ещё три недели и он сможет наконец-то применить свои знания, полученные в университете!

На мониторе появился входящий сигнал. Саша ткнул пальцем в иконку и та развернулась окном. Старые добрые мониторы! Они встречаются теперь только на переферии — дёшевы, надёжны и неприхотливы в транспортировке и хранении... Он принялся читать сообщение, оно гласило: «В секторе ЮЗ 13/3 возгорание сухой флоры, требуется техника для тушения, мониторинга и хотя бы два киберворкера. Светлана.» Саша помотал головой и перечёл сообщение. Это что? Шутка? Подобные сообщения должны поступать непосредственно Роману Романовичу, а не в диспетчерскую! Он нашарил свой радиоСУ и попытался вызвать начальника комплекса. Тщетно... Саша вспомнил, что шеф собирался к соседям, на такой же комплекс терроморфинга, расположенный почти что в тысяче километров на север. Что же делать? Надо связаться со Светой и выяснить масштабы происходящего! РадиоСУ опять не дал связи... Вот что такое «не везёт»! Саша отёр вспотевший лоб ладонью и откинулся на спинку стула.

- Так! Без паники! Что мы должны делать в данной ситуации по инструкции?
Он потянулся к монитору за нужной информацией и ему под руку выскочила очередная иконка входящего. Саша немедленно ткнул в неё и прочёл: «Да быстрее, чёрт возьми!!! Ветер в сторону лагеря, сгорит всё!»

- Вот зараза!

Времени на раздумья и чтение инструкции не было, поэтому он быстро окинул взглядом мониторы, на которых были данные о работе киберов. Пара киберворкеров копалась на гумуснике — сами справятся. Всё остальное оборудование простаивало, можно и оставить диспетчерскую, ничего не произойдёт! Саша оставил сообщение со ссылкой на Светин СОС и вызвал пожарный шагоход и киберворкеров. Уточнил координаты лагеря ботаников и, схватив сумку с респиратором и термосом, кинулся к пожарному выходу...
Шагоход стоял у парадного — конечно, надо ж было указать точное место рандеву, а не просто — «контора»! КВ вообще ещё шкандыбали в отдалении... Саша подбежал в пожарному транспортнику и влез в кабину, включил ручное управление и послал машину навстречу работягам. Восьмиметровый и восьминогий агрегат лихо развернулся и припустил в нужном направлении. В паре-тройке метров от КВ Саша остановил его и, открыв окно в двери, высунулся наружу и приказал киберам грузиться. Те молча прошли мимо, обогнув транспортник с обеих сторон...

- Эй! В чём дело?! Я приказал грузиться в транспортник!

Кибворкеры продолжали свой путь, не обращая внимания на его вопли...

- Да что ж это такое, а? — Саша снова развернул шагоход и пошёл вдогонку. Разбираться в причинах неповиновения киберов он не стал — просто ухватил их манипуляторами и включил автопилот. Пожарка встала на курс и припустила рысью — шагоходы хороши тем, что движутся почти всегда по прямой, им не нужны дороги. Пока руки были свободны, Саша решил снова попытаться выйти на связь с начальством, но тщетно — радиоСУ шефа так и не ответил.

- Ладно, может, Света отзовётся, — он набрал нужный код, — ну же, давай!

Приборчик немного помолчал, словно в раздумьях и спустя секунд двадцать послышался прерывистый голос Светланы:

- База! База! Как можно скорее пришлите помощь! — Связь на секунду-другую прервалась, но потом восстановилась. — У нас экстренная ситуация, нужна помощь!

- Света, это я, Саша. Я уже спешу к вам, я на пожарнике и с двумя работягами, как ты просила.

- Ой, миленький, скорее! Мои воркеры не справляются, оборудования нет для тушения — они там чуть не руками огонь гасят!

- Спешу, спешу... Отведи КВ от огня, не рискуй! Я прибуду минут через... Через десять-пятнадцать! Продержитесь?

- Не знаю! Сашенька, поторопись! У пожарки есть ограничитель хода — выруби его! Знаешь как?

- Разберусь... Жди! И отгони киберов от огня!

Он отключил СУ и вызвал на дисплей схему управления транспортником. Быстро сориентировался, нашёл под крышкой панели нужный сенсор и убрал ограничение скорости. Транспортник взбодрился и побежал быстрее, но на дисплее появилась шкала температуры гидравлической сиситемы, заставляющей работать псевдомышцы многоножки. Через пять минут температура поднялась почти до красной зоны, процессор потребовал снизить темп. Не дождавшись, начал стравливать углекислоту на перегретые ноги тонкими струйками... Саша непроизвольно вытягивал шею, стараясь высмотреть хоть что-нибудь. Ещё через минуту он увидел облако дыма, поднимающееся к небу...

Запищал СУ. Саша принял вызов и услышал сбивающийся голос Светланы:

- Саша, ну где ты?! Скорее!

- Бежим, я уже вижу дым! Ещё минут десять! Как работяги?

- А тебе не интересно — как я?! — Светлана натужно закашляла. — Чёрт с тобой... Кха-кха! Да отвела я их, отвела! Ой, поторопись, мы лагерь оттягиваем...

- Бежим, бежим... Я уже, кажется, вас вижу.

Саша отключил СУ и принялся готовить брандспойты. Киберворкеров он решил оставить в помощь Светлане — эвакуировать лагерь. Оборудование на Шаре — на вес золота! Пожарка, с раструбами наизготовку, вбежала в тень дымового облака. Саша с монитора проинструктировал работяг и, сбросив скорость, отпустил. Сам же направил шагоход к очагу горения и принялся за работу, направляя струи пены в те места, где вспыхивало пламя, раздуваемое ветром. Башенная пушка стреляла струями углекислоты в мелкие костерки, то и дело занимающиеся впереди основного фронта... Саша врубил кондиционер на полную мощность, охлаждая кабину, воздушный фильтр не справлялся с дымом и пахло гарью - нестерпимо, до рези в глазах и першения в горле. СУ снова заверещал вызовом, но отвлекаться на него не было возможности... Саша одновременно маневрировал и управлял брандспойтами.

- Запас пены менее десяти процентов, углекислоты — менее пяти. — доложил бортовой процессор.

- Чёрт! — Саша глянул в панорамный визор, прикидывая маршрут отступления. СУ снова подал голос, он раздражённо схватил его и закинул за спинку сиденья. Приборчик обиженно пискнул и умолк... Саша выбрал путь и начал отводить шагоход от огня, пятясь и отстреливаясь последними комками пены. Едва его пожарка отошла на десяток метров, туда, где дым был уже не очень плотен, как с небес рухнула стена воды! Он охнул от неожиданности и вытаращился на это чудо.


***

 

- Роман Романович, ну не так уж я и провинился, в конце-то концов! Лагерь эвакуирован, оборудование спасено...

- Угу. И пожарный флаер барражировал над тобой семь минут, ожидая, когда ты наконец-то уберёшь шагоход и позволишь профессионалам заняться работой. Просто потому, что кое-кому лень было на вызов ответить.

Саша опустил голову. Это просто невозможно! Он же ещё и виноват!

- Роман Романович, да не лень же, — в отчаянии возразил Саша, — некогда мне было. Я пожар тушил!

- Саша, твоё дело — руководить работой киберов. Я ничего не путаю?
Молодой человек вспылил и раздражённо бросил:

- Моё дело — терроморфинг! Я — специалист-гидролог, если я ничего не путаю.

Начальник комплекса повернул к нему лицо, на мгновение прекратив созерцать пейзаж за окном. Потом снова вперил взор в горизонт и отчеканил:

- До окончания периода адаптации — в гумусник. А там посмотрим ещё — будешь ли ты работать на Шаре или займёшься ландшафтным дизайном где-нибудь поближе к дому.


***

 

Саша понуро брёл к своему модулю. Респиратор он снимать не стал, а вот очки висели на шнурке — ветра не было и пыль не беспокоила. Можно было доехать на одном из роботов, учитывая, что прогулки в атмосфере Шары — не самое приятное занятие, но ему хотелось пройтись, несмотря на гравитацию и усталость. Работа на гумусной фабрике никак не могла считаться адаптационной — там было тяжело не только психологически, но и физически. Однообразные, монотонные операции, шум, жуткая вонь... Весь день, с перерывом на обед, Саша смешивал перегной местной фауны с песком, золой и химическими и биологическими компонентами. То есть в смесь добавлялись удобрения и семена неприхотливых растений. Сразу. Готовый гумус вывозили и рассыпали в разных местах, обильно поливали чистой (относительно) водой и... На каменистых пустошах вскоре возникала земная растительность. Но вот с автоматизацией в гумуснике было не очень хорошо... И киберворкеров там почти не использовали — они были чаще всего заняты в других местах. Вот и приходилось Саше перекладывать мешки с компонентами и готовой продукцией вручную.

Он не дошёл до модуля совсем немного, когда услышал какой-то шум, доносящийся из закоулка их жилой зоны. Там был отгорожен небольшой скверик, в котором понемножку приживались саженцы земных деревьев. Саша остановился и прислушался: звуки, доносящиеся до него стали уж совсем подозрительными и наводили на совершенно определённые и нехорошие выводы... Он осторожно начал приближаться, подозрения с каждым шагом становились серьёзнее и серьёзнее — возня, невнятное бубнение, явно придушенный женский визг... Саша осмотрелся в поисках какой-нибудь палки, но ничего подходящего на глаза не попалось. «Ладно!» — решил он и смело вломился в скверик с намерением отдубасить неведомого мерзавца и спасть чью-нибудь честь...

Взору его представилась картина, никак не совпадавшая с его предположениями: на скамье сидели двое и старательно пытались целоваться, не сняв респираторы, а рядом корчились от смеха ещё двое. Тоже в респираторах. Четыре комплекта клапанов весело хрюкали, раздавался тот самый сдавленный женский визг. Саша понимал, насколько нелепо выглядит его вторжение и благодарил небеса за то, что не нашёл дубинку... Меж тем парочка на скамейке обратила на него внимание и теперь тоже закатились от смеха. Теперь уже от вида ворвавшегося и замершего в ступоре «спасителя». Стоящие на миг перестали хрюкать и тоже повернулись к Саше. Парень сломался в пояснице и, упершись руками в колени, загоготал. Девушка же зажала сложенные ладошки меж бёдер и тоже изогнулась, повизгивая в респиратор почти уже в истерике... Не придумав ничего лучшего, Саша погрозил им пальцем и пробурчал в свою маску что-то наподобие благословления. Услыхав его прерываемое хрюканьем напутствие, ребята приветственно помахали руками и вернулись к своим делам. Он развернулся и побрёл к своему модулю, чертыхаясь и ругая себя за идиотизм. Как могло ему прийти в голову, что кто-то мог настолько одичать?!


***

 

Саша укладывал на палету девятнадцатый, предпоследний мешок с готовой смесью, когда радиоСУ подал голос. Он инстинктивно собрался ответить и мешок, выскользнув из рук, упал на пол и порвался. Гумус рассыпался по всему погрузочному пятачку и набился в ботинки...

- Да чтоб вы там все сдохли в жутких корчах! Чтоб вас вырвало и пропоносило одновременно, чтоб вам...

- Саша, — перебил его голос шефа из СУ, — будь добр, приди уже на планёрку.

- Роман... — больше он ничего не успел сказать: приборчик пискнул отбой и отключился.

Делать было нечего. Саша сел на лопнувший мешок, разулся и принялся вытряхивать мусор из ботинок, размышляя о том, что надо бы умыться и переодеться, но ничего этого он делать не станет. Пусть, зараза, смотрят на специалиста-гидролога, перемазанного этим дерьмом.

Ещё в коридоре Саша услышал перебранку и вопли, доносящиеся из-за двери с надписью «Шэф». Судя по всему, обсуждалось что-то серьёзное... Он без стука распахнул дверь, вошёл в кабинет и плотно закрыл за собой вход. Присутствующие повернулись к нему и почти сразу замолчали, потянувшись за респираторами. Аромат гумусника тяжёлыми миазмами вполз в кондиционированную атмосферу офиса...

- Саша, а нельзя было... — Роман Романович кинул на стол респиратор, который тоже непроизвольно схватил.

- Вы ж сами торопили, — проговорил Саша раздражённо, — но если вы готовы подождать, я схожу в модуль, приму душ и переоденусь...

И повернулся к выходу.

- Ладно, нормально, — шеф явно осознал собственную неправоту, — потерпим. Присядь... Во-он там.

Гидролог-гумусомес сел в указанном месте и спросил:

- Зачем вызывали, Роман Романович? У меня там палета дерьмом не догружена, вообще-то. Погрузчик простаивает!

- Кхм... Ничего. Подождёт дерь... Погрузчик. Он железный. Саша, твой срок адаптации почти закончился, показал ты себя... С хорошей стороны... Нам... Всем. Да!

- Роман Романович, а чего это вы такой вдруг добрый? Где-то нашлась работёнка похуже гумусника и на неё никто не соглашается, да? Так вот: я — не согласен. Прикажете — письменно откажусь. Когда там у нас старт на Землю запланирован? Через четыре дня? Ландшафтный дизайн, я полагаю, не такая уж и плохая идея, если разобраться.

Шеф поджал губы и засопел, глядя на притихших подчинённых. Те отвели глаза кто в пол, кто в потолок и делали вид, что ничего такого не происходит. Саша поднялся, протёр стёкла очков и направился на выход, пробормотав на ходу:

- Пойду-ка я дерьмо соберу, мешок порвался... Да и нечего оборудованию простаивать.

Против ожидания никто не только не задержал его, но даже и не пискнул. Прикрыв за собой дверь, он ненадолго задержался и прислушался...

- Как хотите, но уговорите его. Я сам пойду в гумусник, но Сашу уговорите любыми способами!

Гидролог ухмыльнулся и пошёл прочь. «Что ж за пакость такая приключилась, что Романыч готов на такие жертвы? И почему никто — никто! — из всей команды не годится для выполнения той неведомой работёнки?» — рассуждал Саша, спускаясь к пожарному выходу в подвал.

Закончив смену и приведя себя в порядок, он уселся на корпус робопогрузчика и поехал к модулю. Проезжая мимо конторы посмотрел в окно кабинета шефа и увидел, как тот отпрянул от стекла.

- Что ж тут такое стряслось-то, что все на уши встали? — пробормотал Саша. — Ой неладно тут, ой неладно...

Однако у конторы его никто не остановил и погрузчик довёз Сашу до перекрёстка, где тот и спрыгнул на ходу. Робот отправился влево, в ангар на зарядку, а гидролог — прямо, к своему модулю. На крыльце его дожидался Симбирцев, главный технолог их ТМК. Саша снял респиратор и поздоровался.

- Здравствуй, — ответил Симбирцев, — разговор есть.

- Говори.

- Может зайдём?

- Не-а. Говори или пусти — я устал и есть хочу.

Технолог вскинул голову и недобро посмотрел, стиснув свой респиратор в кулаке.

- Ты, стажёр, не зарывайся. Мало шефу нахамил? Так...

- Так и иди к чёрту, — перебил его Саша, — мне тут осталось работать четыре дня. Больше мне на Шаре делать нечего, как я понял. Гидрологи тут без нужды, а мешки с дерьмом и Романыч потаскает. Пусти, чего расселся в дверях?

Симбирцев стиснул зубы и в сердцах швырнул респиратор наземь.

- Да хватит тебе! Я серьёзно говорю, а ты тут строишь из себя оскорблённую невинность... Ты сюда работать приехал или кривляться?

- Кривляться. Потому что работать мне тут так и не дали. Теперь будь добр — уйди с дороги самостоятельно.

Технолог вскочил и, сердито посмотрев снизу вверх в лицо молодого специалиста, плюнул и пошёл прочь. Саша подцепил на ботинок его респиратор и пульнул вдогонку. Маска угодила Симбирцеву прямо в зад и шлёпнулась на дорожку. Тот обернулся, сжал кулаки, но так и не сказав ни слова, поднял респиратор и пошёл дальше. Даже спина его выражала едва сдерживаемую ярость... Саша вошёл в модуль, разулся и отправился на кухню — есть он действительно хотел.


***

 

Он вёл рыхлитель по каменистому плато в ручном режиме — наличие булыжников и неравномерность слоя почвы не позволяли производить вспашку в автоматическом режиме. Здесь, на этом предгорье, предполагалось высадить кустарник, но предварительно нужно было произвести посев травы. Не такая уж и сложная задача, но присутствие человека в кабине машины было обязательно. Саша внимательно следил, чтобы рыхлитель не натыкался на крупные камни и в то же время размолол своими фрезами как можно большую площадь. РадиоСУ пискнул вызовом, он остановил агрегат и ответил.

- Саша, ты в каком квадрате?

- Здравствуй, Света. Роман Романович решил использовать тяжёлую артиллерию?

- Дурак!

- Ага. Я в районе Черепа, на юго-восток от массива. Если не пришлёте транспорт — сам до гумусника доберусь только к вечеру. Справитесь?

- При чём тут... Саша, поговорить надо. При чём тут гумусник?

- Ну... Полагаю, вам уже надоело там мешки ворочать, а поскольку...

- Да чёрт с ними, с мешками! Что ты упёрся в этот гумусник, в самом деле? Просто послушай...

Саша снова пустил рыхлитель и слушал в пол-уха. Завтра старт на Землю и он твёрдо решил покинуть негостеприимную Шару. Пусть Светка потрещит про нехватку персонала, про нежелание специалистов работать в терроморфинге, про остальное... Какая теперь разница? Он хотел применить свои знания в преобразовании этой планеты для того, чтобы колонисты могли начать освоение этого мира в нормальных условиях. Возможно, что он и сам остался бы жить и работать на Шаре. Но теперь, после всех этих неурядиц с руководством, после неприветливого и даже почти неприязненного отношения здешних старожилов-первопроходцев, Саша твёрдо решил: лучше выбрать работу в другом месте, но по специальности. Пусть это будет обжитый мир, пусть даже на Земле — там есть уголки, где найдётся применение инженеру-гидрологу...

- Ну чего молчишь? Ты меня вообще слушаешь? Саша!

- Не-а. Но ты продолжай, продолжай. Я СУ к панели подключил, он не разрядится...

- Да что ты за человек такой?! Я распинаюсь, объясняю...

- Ты чего сказать-то хотела? Говори, что ли... А то трещишь что-то вокруг да около. Такое ощущение, что в любви признаться никак не насмелишься!

- Дурак!

- Хорошо, отбой. — Саша отключил СУ и кинул на панель. — Если не скажут до вечера — так и к лучшему. Завтра вернусь на Землю. Надоело! Вонь эта, скука и видимость полезной деятельности... К чёртям собачьим!

Вечером за ним прибежал шагоход. Саша отключил рыхлитель и врубил маячок, чтобы в его отсутствие кто-нибудь смог без проблем найти агрегат. Выключив радиоСУ, он забрался в тесную кабинку шестиногого кибера и включил программу возврата по пеленгу ангара — от перекрёстка он, как обычно, планировал дойти до модуля пешком.

Шагоход прытко рысил по прямой, его ровный бег лишь изредка разнообразили вертикальные перемещения, когда ландшафт ломал свой горизонтальный профиль. Саша подрёмывал, отдыхая после дневного напряжения — хоть и невелики нагрузки у оператора рыхлителя, но всё-таки провести целый день в кабине, следя за работой агрегата — это не в игры за монитором играть. В какой-то момент включился дисплей на панели и его свечение прогнало дремоту; Саша недовольно изучил изображение и проснулся окончательно. Шагоход зачем-то сменил маршрут. Заподозрив козни руководства, он вручную вернул машину на прежний курс и запретил менять направление; на мониторе начали появляться какие-то вот уж совсем неуместные и неинтересные подробности и Саша просто отключил надоедливый прибор. Оглядел пейзаж, отметил для себя, что до базы успеет ещё подремать и откинулся, насколько позволяла тесная кабина, назад.

Проснулся он от того, что шагоход остановился. Решив, что он уже на базе, на перекрёске, Саша открыл кабину и выпрыгнул. Недоумённо огляделся и причина остановки посреди дикого и безжизненного пространства предстала пред ним во всей очевидности: на пути его следования простиралась широкая и глубокая промоина. Шагоход не мог спуститься вниз и подняться затем вверх, маршрут менять он ему сам запретил, а потому... Саша вернулся в кабину, включил дисплей и нашёл карту местности. Ну конечно! Кибер шёл к нему по другому маршруту, а Саша, привыкший к тому, что быстрее всего двигаться по прямой, напрочь упустил из виду, что эта самая прямая может проходить через непроходимые места! Он проверил начальный маршрут — тот пролегал в двенадцати километрах западнее. Именно поэтому шагоход и сменил направление, козни руководства были тут совсем ни при чём! Прикинув так и этак, Саша решил не идти в обход, а попробовать всё-таки пересечь промоину. Первый вариант — спуск и подъём на противоположную сторону без него в кабине (минус почти девяносто килограммов) — провалился. Кибер не смог вылезти ни на тот, ни на этот берег промины и Саше пришлось помогать машине, вытягивая её за страховочный фал. К тому моменту, когда он, грязный, измученный и пропотевший насквозь от усилий, наконец-то выволок отчаянно барахтающуюся машину, светило скрылось за горизонтом и начало быстро темнеть... Оставался вариант номер два. Саша прошёлся вдоль промоины сперва влево, затем вправо от шагохода и нашёл место поуже. При определённой удаче, кибер с разбегу сможет перепрыгнуть препятствие. Но перед тем Саше предстояло по фалу спуститься на дно оврага, с тем, чтобы после подняться по тому же фалу наверх, но уже на другую сторону. Мысль о том, что кибер может и не перепрыгнуть сильно беспокоила. А более рациональные мысли — как то просто пойти в обход или запросить помощь с базы — почему-то казались менее рациональными. Саша запрограммировал процессор шагохода на последовательность действий (спуск фала, подъём фала, разгон, прыжок, спуск фала, подъём фала), прицепил карабин к поясу и спустился на дно промоины. С какой-то тревогой он наблюдал, как фал, позвякивая карабином, уходит вверх. Оставшись в этой ловушке, Саша внезапно понял, что если кибер не перепрыгнет, ему придётся не только просить помощи с базы, но и отвечать за испорченное оборудование. А вот это уже приведёт к самым нехорошим последствиям... Он тревожно прислушался к удаляющемуся топоту шестиножки, судорожно вздохнул и замер в ожидании. Вскоре послышался приближающийся шум — кибер мчался со всех ног к краю промоины. Саша увидел лишь чёрную тень, промелькнувшую на фоне тёмно-синего неба и тут же услышал звук падения трёхсоткилограммового кибера на противоположной стороне... Он снова замер в ожидании. Кибер мог удариться о камни и повредиться. Саша прислушивался к тишине и уж почти совсем собрался отчаяться, потому что радиоСУ умудрился забыть в кабине шагохода, когда вдруг сверху посыпались мелкие камешки и в свете фонарика блеснул карабин фала!


***

 

В модуле его дожидался шеф. Он оглядел своего непутёвого подчинённого с головы до ног и глубоко вздохнул. Саша буркнул приветствие и направился на кухню — есть хотелось нешуточно, поэтому с мытьём и переодеванием он решил повременить. Роман Романович встал в дверном проёме, дождался, пока Саша проглотит то, что успел запихнуть в рот и тихо произнёс:

- Нам надо серьёзно поговорить, Александр.

- Может завтра? Я голоден, устал и хочу спать. До старта на Землю у нас будет время для разговора на любые темы, я полагаю.

Шеф молчал, глядя в пол, но не уходил. Саша продолжал жадно поглощать свой нехитрый ужин из серии «что под руку попало» и размышлял о том, что же такое всё-таки произошло, что вот уже четвёртый раз ему не решаются сказать и всё ходят вокруг да около. Допив порошковое молоко, он утёрся тыльной стороной ладони и повернулся к шефу.

- Роман Романович, вот вы уже третьи сутки вокруг меня хоровод водите. Не проще ли сказать уже наконец, что вам надо и почему именно от меня?

Шеф жестом указал на табурет. Саша ногой пододвинул его начальнику, а сам приземлил зад на подоконник. Роман Романович оседлал мебель и посмотрел на подчинённого снизу вверх. Саше стало даже немного жаль его: крепкий, чернобородый дядя, начальник важного стратегического комплекса, а выглядит, словно подаяния просит. Но раздражение всех последних недель... Да что там — всего времени его пребывания на Шаре! Это чувство, скопившееся гадким комом в душе, всё-таки не позволяло Саше вести себя адекватно.

- Александр, строго говоря, мне от тебя ничего не нужно. Просто сейчас на нашем ТМК сложилась очень сложная ситуация. Людей не хватает просто катастрофически, запрошенные мной — и обещанные мне! — специалисты были перенаправлены на другой комплекс, соседний. Я ездил туда с просьбой выделить хоть одного нам — мне отказали.

- Время позднее, Роман Романыч. Давайте к делу... Я прошёл двадцать два километра, ведя повреждённый шагоход за лапу. У него процессор глючить начал.

- Пятёрка? У него процессор с самого начала глючный был.

- Спасибо, что прислали его именно мне, на едва ли не самый отдалённый участок нашего комплекса.

Роман Романович снова вздохнул и продолжил:

- Ну так вот. Из-за запрета на разработку недр Шары большая часть организаций отказалась участвовать в преобразовании этой планеты. Проект, по сути, закрыт. Наша головная контора на Земле пока ещё официально не прекратила работы, но реальной помощи мы не получаем и не получим. Так что на Шаре всё продолжается лишь на энтузиазме, как это ни грустно.

- А что будет, если и наша контора прекратит работы на Шаре?

Шеф грустно усмехнулся, помотал слегка головой и ответил:

- А будет вот что: Шара превратится в мёртвый шар. Мы, начав изменять местную атмосферу, погубили биосферу этой планеты. Ну да, примитивную — первофлора и первонасекомые, но мы их убили. Они не выжили в условиях избытка кислорода. А свою биосферу мы развить не успели.

- Но, Роман Романович, есть же посадки, травами засеяны тысячи гектар. Даже если мы не будем продолжать высадки и посев — эти растения...

- Погибнут из-за отсутствия насекомых. И от нехватки кислорода. Да-да! Наши атмосферные заводы не в силах очистить весь воздух Шары. Удивлён? Совершенно напрасно. Потому что российские ТМК расположены исключительно на Новоазии, а остальные, отвечавшие или которые, как предполагалось, будут отвечать за очистку атмосферы на других материках, или вот-вот прекратят работу, или так и не были введены в строй. И все усилия наших атмосферных заводов сводятся на нет ветрами. Весь кислород сдувается, а на смену ему приносится метан и углекислота. Плюс высокая вулканическая активность. Кислотные дожди просто смывают всё живое, что мы смогли тут культивировать.

- То есть... Мы убили Шару?

- Да.

- И что теперь делать?

- Не знаю, Саша. Не знаю. — Шеф смотрел в пол и в задумчивости сжимал и разжимал кулаки. — У нас есть шанс спасти уже сделанное, но он весьма и весьма призрачен.

- Так это как-то зависит от меня?

- Да. Кроме тебя никто не разбирается в водорослях. Мы имеем на складе несколько десятков тонн спор, но в здешней воде они не прорастают. Просто гибнут. Светлана производила засевы — тщетно. Изменить состав воды в водоёмах — не в наших силах, но адаптировать водоросли можно попробовать. Возьмёшься?

- Попробовать можно, но даст ли это нужный эффект? Количества кислорода в атмосфере это не изменит, а от наличия или отсутствия его в воде мало что изменится.

- Ошибаешься. Прибрежные популяции водорослей создадут некий пограничный демпфер, вроде переходной зоны от местной атмосферы к той, что мы создаём. Теоретически. Это даст нам запас времени для запуска незадействованных АЗ на других материках. И для включения в общую систему тех, что пока ещё работают, но не обслуживаются владельцами. Понятно, что ресурсов энергии недостаточно, нужно использовать СБ и ветряки, нужно включать оборудование лишь на время сезонных и периодических перемещений атмосферных масс...

- Н-да... Работы, как я понял, действительно много и помощи ждать — глупо.

Саша уже забыл свои обиды и амбиции. Вот за этим он и прилетел на Шару! Вот он, его звёздный час... Наконец-то он сможет применить все те знания, что получил в университете!

- Ну не так уж и глупо. Если даже проект будет закрыт, не так уж нас и мало на планете. И уезжать, насколько я знаю, никто, кроме тебя, не планирует. Так ты с нами?

- Роман Романович... — Саша подбирал слова, чтобы как можно яснее донести свою мысль до шефа.

- Я понимаю. Условия тут аховские. Ни развлечься, ни толком отдохнуть... Но, Саш, нельзя просто вот так взять и бросить Шару на произвол судьбы.

Гидролог махнул руками и досадливо сморщил лицо.

- Да при чём тут!.. Я остаюсь, короче. И дайте мне хоть немного отдохнуть наконец.

Шеф поднялся, протянул руку и крепко пожал протянутую навстречу Сашину ладонь.


***

 

Саша проснулся поздно - взял выходной. Впервые в этом году... Не болела у него разве что голова, «кость не болит», как говорится. Всё остальное... Словом, болел весь Саша! Его словно палками избили. Вчерашний, почти всю ночь длившийся аврал, вымотал гидролога до предела, да и не его одного — Светлана лежала рядом и тихо постанывала сквозь сон. Он прислушался. Дети тихо играли в своей комнате, стараясь не беспокоить родителей...

Гидролог тихо, чтобы не потревожить жену, сел на кровати и сморщился от боли во всех мышцах. Он оглянулся на Светлану, тихонько поправил на ней одеяло и отправился на кухню. Газовый анализатор за окном показывал всего полтора ПДК — с одной стороны можно не надевать противогаз и обойтись на улице респиратором (что хорошо), с другой — окно не откроешь и не проветришь... Саша приготовил завтрак и негромко позвал детей. Они пришли на кухню почти бесшумно, если не считать того, что сын Алёша врезался в косяк и его лоб вошёл в контакт с пластиком с изрядным стуком. Но не заплакал — и это требовало отдельного поощрения, поэтому Саша поднял наследника на руки, расцеловал в щёки и понажимал на носик пальцем, тихо би-бикая. Малыш расплылся в довольной улыбке и был усажен на высокий стул, а старшая сестра заняла своё место напротив. Саша покормил детей и сам перекусил слегка — аппетита не было совсем, несмотря на то, что вчера так и не успел толком поесть. Даша взяла братика за руку и повела в комнату, старательно обходя косяки и углы...

Гидролог включил монитор и принялся за изучение экологической обстановки. От одного взгляда на метаново-углекислотные облака захотелось закричать «Караул!», выключить монитор и начать сбор вещей для эвакуации с Шары... В прошлом месяце, довольно удачном для их колонии (неделю работали на улице даже без респираторов!), они очень успешно разделались с газово-ветряными атаками, прогноз на дальнейшее был довольно-таки благоприятен. Но вчерашнее отключение сразу двух АЗ (землетрясение на архипелаге Зига) и последовавший за ним почти сразу ураган принесли на их Новоазию такое количество удушливых газов, что хоть караул кричи. Прибрежный пояс слегка смягчил и разбавил (поднявшийся шторм высвободил из воды немало кислорода) газовую атаку, но это мало утешало.

- Саш, вот чего дверь не прикрыл? — Светлана вошла в кухню, держась за бока. — Меня запах еды разбудил.

Она наклонилась и чмокнула мужа в щёку, села за стол и придвинула к себе завтрак. Дети в комнате прекратили игру и высунули мордашки с загоревшимися глазёнками. Саша подмигнул им и вновь углубился в изучение розы ветров на материке.

- Что там? Не зря хоть вчера пластались? — Светлана медленно жевала кашу и глотала с видимым трудом — болело горло, обожжённое газами: визор противогаза мешал и она часть времени работала в простом респираторе и очках.

- Ну почему зря? Очень даже не зря! Сейчас оба завода уже очистили атмосферу над Зигой и окрестностями, но ветер не в нашу сторону.

- Плохо. Нам бы сейчас нормальный воздух не помешал — боюсь, как бы саженцы в Муррском урочище не завяли...

Саша переместил изображение на Мурр — горный массив на юго-востоке Новоазии. Пожевал беззвучно губами, потом с некоторым сомнением произнёс:

- Да там почти не задело... Горы подбросили воздушный поток. Если где и накрыло, так уже ближе к Удивительным болотам. Да и ветер сменился. Он хоть и слабый, но кислород как раз в сторону Мурра двигает...

- Твои бы слова... Да кому-нибудь на заметку!

- Зато на Грозилии облако от вулкана сдуло в пустыню! Там один чёрт ничего не растёт, так лучше пусть пепел там выпадает.

Светлана вытянула шею и Саша повернул монитор, чтоб ей было виднее.

- Ну да. Хоть часть этого выхлопа с Дырсы снесёт в Пеклонию.

Дети пробрались меж стульями и взобрались на колени — Алёша к маме, Даша — к папе. Было видно, что они соскучились по родителям, младший просто обнял Светлану и уткнулся в неё носом, а дочка опёрлась на Сашу спинкой и сосредоточилась на цветных пятнах, ползающих по монитору. Личико её было хмурым — противные кляксы опять отвлекали папу...

Саша приобнял девочку левой рукой, а правой принялся водить по иконкам, связываясь поочерёдно то с метеостанциями, то с руководителями ТМК. Выходной-выходным, а быть в курсе событий на Шаре — жизненная необходимость.

- Саш, Романыч не говорил ничего про поставки?

- Сказал будут. Когда — не сказал... Сама понимаешь — программу давно свернули, нам если и выделят что-то, то по остаточному принципу. Сейчас для нашего бывшего начальства на Земле гораздо важнее расколупать Реперту, пока конкуренты не очухались и не запросили долю...

- Ну да. А мы тут — хоть сдохни.

Саша посмотрел на жену с укором и тихонько кивнул на дочь — при детях говорить некоторых вещей всё же не стоило. Светлана поморщилась и принялась тискать Алёшу, бормоча под нос детский стишок.

- Папа, - подала голос Даша, - а мы сегодня сможем погулять?

- Да.

- В масках?

- Угу.

Девочка вздохнула и опустила нос. Ну что это за прогулка — в респираторах?

- А ты с нами погуляешь? Пап? Погуляешь?

Саша отключил монитор и улыбнулся.

- Обязательно, роднулька!


***

 

Санна, местное светило, славно припекала с небес. Саша сидел на скамейке в скверике и приглядывал за играющими детьми. Скамейка была стандартная, омская; сквер за десять лет, прожитых им на Шаре, разросся, но деревья так и остались какими-то чахлыми, скрюченными. Трава, правда, радовала: она приспособилась к суровым условиям и росла высокими, почти метровыми кустами, позволяя детям играть в прятки... Гидролог поправил респиратор и пересчитал на дисплее радиоСУ светящиеся точки детских маячков — все ли на месте? Точки замерли неподвижно — голящий вёл отсчёт у самого толстого дерева, остальные таились в своих укрытиях. Саша удовлетворённо кивнул и откинулся на спинку...

Пискнул вызов. Он приложил приборчик к горлу.

- Да?

- Саша, это Симбирцев. Ты уже проснулся?

- Да, Вить, уже детей выгуливаю. Что-то срочное?

В голосе технолога послышались просительные нотки. Ситуация не была чрезвычайной, но отказывать друг другу они давно отвыкли, а Виктору каждый раз было неловко беспокоить товарищей по пустякам.

- Саш, на Сейлорском побережье цунами приключилось. Все прибрежные посадки повалило, нужно доставить туда новый грунт — хоть корни оставшимся деревьям прикрыть...

- Вот говорила же вам Светка — надо было выше, дальше от берега садить! Нет, спорили-упирались.

- Саша, ну мы же исходили из того, чтоб к кислородному поясу поближе. Кто мог знать, что там это наводнение случится?!

- Сейсмологи например. Их спрашивали? Или религия не позволяла?

Симбирцев посопел и уж совсем смущённо пробормотал:

- Саш, ну промашка вышла. Теперь умнее будем. Ты супруге своей не говори только — а то она меня без соли и лука съест на планёрке.

- Ладно, не паникуй. Какой план?

Технолог оживился и зачастил, затарахтел, выдавая информацию:

- Возьми трёх киберворкеров и грузовой флаер. В гумуснике возьми грунт — весь, сколько есть готового. Там около ста палет, судя по данным. Ну и вперёд, там киберы пусть стволы поднимают и присыпают, чтоб не падали больше.

- Погоди! Витя, там деревья метров по пять-шесть, работяги их не поднимут.

- Ну возьми погрузчик.

- А по пляжу его кто таскать будет?

- Э-э-э... Про это я не подумал. А если ходячий? У ботаников... А?..

- Тогда Светка точно про ЧП узнает. Ты там хоть соли к планёрке запаси, что ли.

- Ладно... И перцем присыплюсь. Луку сама накрошит.

Саша рассмеялся и отключил связь. Посмотрел на процесс детской игры на дисплее — водящему осталось найти последнего игрока, остальные кучковались у кона. Он пересчитал огоньки и вызвал супругу.

- Алё, Свет... Меня вызвали, потом расскажу. Иди за детьми... Ну или Зою пришли, она дома сидит. Ей с её ожогами на работе нечего делать, а за детьми... Всё, пока. Целую!

Саша вызвал диспетчера, заказал киберов и транспорт, доложил Роману о своих перемещениях. Шеф выслушал и посоветовал прихватить с собой Хосе — киберы киберами, а второй человек при проведении масштабных работ просто необходим, не приведи боже что случится. Вскоре подошла Зоя — смуглая и сухая девушка, химик с АЗ. Неделю назад она облилась жидким азотом и теперь была вынуждена сидеть дома: кисти и правая голень были забинтованы. Саша настроил её СУ на частоту детских маяков, предупредил чтоб следила за дальним выходом и поспешил на гумусную фабрику.

КВ и погрузчик (обычный, ходячий следовало забрать на базе у ботаников) таскали палеты и спихивали в грузовой шагоход. Флаер гнать сюда смысла не было, да и посадка столь крупного воздушного судна вблизи жилья не то чтоб запрещена... Противопоказана. Хосе Веласкес, штатный рабочий гумусника (и вообще едва ли не единственный живой рабочий на Шаре), скромно стоял в сторонке и наблюдал за погрузкой. Саша переговаривался с метеорологами, выясняя обстановку по маршруту; те обещали нормальные условия.

- Хосе, летишь со мной. Шеф приказал, ты в курсе?

- Si, Sasha.

- Полезай в кабину, гони на посадочную площадку. Я на шагоходе на базу ботаников сбегаю, пока вы там во флаер дерь... гумус перегрузите. Обратно с погрузчиком прибегу. Хорошо?

- Bueno, Sasha.

- Ну всё, разбежались!

- Con entradas, camarada!

- И закрепи киберов как следует перед полётом.

Хосе молча кивнул, забрался в кабину и запустил шагоход. Здоровенный грузовик вздрогнул, поднялся с пола и начал задом выходить из склада. Саша прижал к лицу респиратор и проводил взглядом здоровенную двенадцатиножку, потом проскочил под закрывающимися воротами и поспешил к маленькому пассажирскому шагоходу, стоящему у главного входа. Садясь в кабину недовольно отметил про себя — опять «пятёрка». Системщики уже столько лет ковыряют процессор этой машины и никак не могут избавить его от привычки глючить в самые неподходящие моменты!

По пути на базу на связь ещё раз вышел Виктор, он переживал — ведь это именно он настоял на том, что на побережье следует высаживать не кустарник с мощной корневой системой, а быстрорастушие пирамидальники... Гидролог заверил, что всё идёт по плану и связался с Хосе. Этот мексиканец прилетел на Шару добровольцем, всего полгода назад и за ним следовало присматривать. Не то, чтоб тот вызывал подозрения или что-то такое... Просто — новичок. Вроде и зарекомендовал себя неплохо, но всё-же странный какой-то. С Земли про него ничего внятного не сообщили, а сам он рассказал лишь то, что пережил какую-то личную трагедию и решил уйти с Земли куда глаза глядят, чтобы ничто не напоминало о прошлом. Ни о специальности, ни об образовании, ни об опыте работы ничего не сказал, на мониторы в диспетчерской даже смотреть не захотел и с тех пор так и работал на подхвате — то тут, то там... Странный!

Перед посадкой Саша облетел пострадавший от цунами участок побережья. Деревья внизу изрядно проредило — в центре смыло полностью, а по флангам просто повалило, подмыв корни. Самое плохое в этой ситуации то, что почва пропиталась морской водой, соли которой вполне могли погубить уцелевшие пирамидальники... Гидролог поморщился и повёл летучий грузовик к площадке, выбранной и минимально обустроенной ещё ботаниками. Флаер грузно опустился на опоры и замер, опустив аппарель. Киберворкеры принялись за расчистку дороги к берегу, а погрузчик занялся выносом палет с мешками грунта. Пока присутствия людей не требовалось, Саша с Хосе вышли на берег и уже вблизи стали прикидывать масштабы бедствия и объём работ. А трудов тут предстояло немало: порядка сорока деревьев следовало вернуть в вертикальное положение, около полутора десятков перенести на новое место и заново посадить, а в самом центре так и вовсе сажать новые! На базе Саша выпросил несколько десятков саженцев кустарника, которые и надо было, по идее, высаживать с самого начала. Эти неприхотливые и неказистые с виду растения хорошо укоренялись и при всей своей неэстетичности имели площадь листьев немногим меньшую, чем те же пирамидальники. А вот ветровая и прочая устойчивость, да и способность размножаться побегами от корней у них куда как выше, что позволяло надеяться на быстрое увеличение популяции. Да и земные травы под их покровом растут куда быстрее и охотнее, чем под редкими и высокими деревьями...

Работа закипела. Саша метался на «пятёрке» между участками, где погрузчик с КВ поднимали деревья и насыпали грунт под корни и ареалом новых насаждений. Он не специалист в озеленении, но десять лет в браке с инженером-ботаником давали о себе знать. Не сразу, ой как не сразу обратил он внимание на то, что Хосе самовольничает, а когда собрался уж выругать парня, то, приглядевшись, замер в недоумении... Веласкес заставил киберворкеров таскать тяжеленные булыжники и укладывать их вокруг деревьев, возводя этакие крепостные валы у каждого ствола. А гумус он и вовсе вручную перемешивал с пляжной галькой и этой смесью уже заполнял пространство меж валунами и деревьями, плотно утрамбовывая и обильно поливая привезённым питательным раствором.

- Хосе, а с чего ты взял, что так будет лучше? Ты раньше занимался подобными вещами?

- Si, Sasha, - парень робко улыбнулся, - creo que es mejor.

- Н-ну... Пожалуй! Ладно, после этого соберите те деревья, что волной унесло и те, что ещё можно спасти — посадите позади кустарника. Авось приживутся. Сильно поломанные подтащите тоже — пусть здесь перегниют, будет гумус для кустов. Не пропадать же добру.

- Bueno.

Уже в сумерках они загнали киберов на подзарядку от реактора флаера и уселись ужинать. Здесь, в пограничной полосе, где разросшиеся водоросли вырабатывали достаточно много кислорода, они работали даже без респираторов и сильно проголодались на свежем воздухе. Стремительно сметая нехитрый харч, обсуждали то, что надо будет сделать с утра.

- Хосе, как думаешь, если собрать выброшенные водоросли — они же на удобрение пойдут?

- Sí, pero es mejor para quemar y utilizar las cenizas.

- Попробуй по-русски, я не уверен, что правильно понял тебя. «Си» - понял точно, а вот остальное...

- Пепель. Золя от... Laminaria.

- А! Сжечь сперва. Н-ну... Пожалуй. С утра займись с работягами, а я ещё раз полью — у нас раствора немного осталось, не везти же обратно.

Хосе согласно кивнул и разлил кофе из термоса. Пошвыркав горячего, парни улеглись в гамаки и вскоре их задорный храп огласил грузовой отсек флаера. Аппарель осталась опущенной — газовый анализатор заметит, если состав воздуха вдруг изменится и процессор сам закроет её.


***

 

Вернувшись на ТМК под вечер, Саша попрощался с Веласкесом и отправился в контору. Утреннюю планёрку он пропустил, да и возникли у него некоторые вопросы... Сдав отчёт шефу, гидролог дождался когда начальник освободится и, заперев кабинет, спросил:

- Романыч, ты что про Веласкеса сказать можешь?

Шеф нахмурился, пожевал губами. Борода его при этом выписала какую-то странную синусоиду.

- Что-то не так, Саша?

- Не то чтоб не так... Я на обратном пути перепроверил данные — муть какая-то. Ну да, Хосе Веласкес, убыл — прибыл... Но! Практически ничего больше.

- Так что тебя смущает?

- Романыч, этот Хосе не так прост, как пытается выглядеть. Во-первых, он намного лучше меня разбирается с посадками. И с прочей агротехникой. Я тут не первый день и со Светой знаком не по наслышке, как ты знаешь. Так вот, Веласкес с уверенностью сообщил мне, что ламинарии надо сначала сжечь, а уж потом использовать их золу в качестве удобрения. Вот ты — ты знал об этом?

- Нет. Но я и не специалист.

- Смотри дальше. Как ты думаешь, можно с нуля за полгода освоить работу с киберами без специального образования?

- Ну! Саш, наши парни вполне могли натаскать Хосе, что тут удивительного? Не боги горшки обжигают.

- А наши парни могли натаскать его управлять флаером? Романыч, может я и не знаю чего, но пилотировать грузовик даже не все старички умеют.

Шеф задумчиво раздул щёки и вытаращил глаза.

- Н-да. Это уже... Хорошо, Саша, я сделаю запрос. Может быть ему на Земле приходилось иметь дело с флаерами... Буду выяснять!

Они попрощались и отправились по домам.

Вернуться к разговору про Хосе получилось далеко не сразу. Земля с ответом на запрос не торопилась, позже Саше пришлось уехать на один из Грозилийских ТМК на три месяца... А когда он вернулся, Веласкеса уже не было — он перевёлся на Тирим, где и стал первым и единственным постоянным работником атмосферного завода. За повседневными хлопотами дома и на работе забылись и казались совершенно незначительными вещи, столь насторожившие гидролога; шеф же и вовсе не имел ни времени, ни особого желания продолжать это малоинтересное расследование.

Гром прогремел, что называется, совершенно неожиданно. В сообщении с Земли было указано, что Веласкес Хосе, гражданин Мексики, убыл с планеты и прибыл к месту назначения на международную космическую станцию на орбите Европы. Где и трудится в настоящее время в службе безопасности... Роман Романович понимал, что следует как можно быстрее выяснить, кто же работает на АЗ на Тириме, но выделить для этого мероприятия людей и транспорт было весьма непросто — не гнать же тяжёлый флаер за тысячи километров только для того, чтобы задать несколько вопросов человеку, выдававшему себя за Хосе Веласкеса.


***

 

Саша подкармливал нитратами посевы ламинарии в бухте Ивникова, где был устроен своеобразный питомник по адаптации водорослей: он черпал питательный раствор из контейнера и выливал в воду, следя, чтоб предыдущая доза растворилась. Споры дали хорошую всхожесть, молодая поросль прекрасно чувствовала себя в тёплой воде бухты и гидролог с удовольствием разглядывал крепенькие буро-зелёные растеньица. Часть их будет оставлена здесь для получения спор, а основная масса будет высажена у побережья Грозилии, где вот уже который год создавалась прибрежная кислородно-демпферная линия. После того, как эти водоросли приживутся на новом месте и выпустят споры, можно будет забрасывать на этот необжитый материк агротехнику, строить гумусные фабрики... А лет через десять там будут расти земные травы; кустарник укрепит плодородный слой корнями и можно будет высадить деревья, способные к самоопылению, не требующие насекомых для размножения. Самое главное — чтобы эти саженцы выросли. Ведь тут, на Новоазии, экологическая обстановка по-прежнему нестабильна и твёрдо рассчитывать на успешность каких бы то ни было мероприятий не приходится.

Саша помнил, как плакала Светлана, стоя посреди огромного поля с погибшими саженцами пирамидальников. Она холила и лелеяла эту плантацию годами, радовалась каждому новому листочку, каждому миллиметру прироста... Но два года назад в Мурре ни с того ни с сего проснулся вулкан и пепел, кислотный дождь, чудовищная концентрация углекислоты в воздухе — без малого пять тысяч молодых деревьев погибли. И на месте плодородного питомника образовалась пустыня из вулканического пепла с торчащими в небо сухими прутьями. Каких сил и нервов стоило потом выпросить с Земли партию семян!
Что ни говори, а ему, гидрологу, таких трагедий переживать не довелось. Ламинарии удалось адаптировать к Шарийской воде — сперва водоросли сеяли в устьях рек, впадавших в моря, а уже оттуда популяция, постепенно адаптируясь, разрасталась во все стороны, медленно захватывая всё больше места под свои ареалы. Конечно, при извержении вулканов (в том числе и подводных) водоросли тоже страдали, но никогда не гибли полностью и через какое-то время вновь размножались, вполне себе самостоятельно. А уж состояние атмосферы их и вовсе не тревожило.

Саша тщательно вымыл контейнеры от питательного раствора в воде — они ещё пригодятся, да и остатки раствора пойдут впрок молодым ламинариям. Перекусив наскоро, он прицепил контейнеры на внешней подвеске своего небольшого флаера и забрался в кабину. Четыре часа лёту — и он дома. Саша пустил двигатели, проверил показания систем на дисплее и плавно взлетел. Задав курс автопилоту, он откинулся на спинку, взял мобильный монитор и принялся за изучение новостей — не терять же время впустую!
А новости оказались просто невероятными: впервые за все последние годы с Земли пришёл нормальный по размерам грузовой контейнер. Саша аж подскочил от неожиданности (хоть и сложно это с его габаритами в тесной кабине) — нормальный, полноценный контейнер! Там же от 50 до 100 тонн полезного груза!!! Даже по минимуму — полтинник, но за десять лет и суммарно столько не прислали. Он увеличил до максимума скорость флаера, рискуя растерять груз с внешней подвески. Скорее! Пятьдесят тонн груза с Земли! Это же событие, без преувеличений, планетарного масштаба. Саша мысленно прикидывал, что мог содержать этот бесценный контейнер: если техника и киберы — то немного. Если продукты и биоматериалы для морфинга Шары — то это же просто праздник! Возможно, что там топливо для их реакторов — а вот это было бы просто замечательно, это позволило бы запустить все АЗ на полную мощность, круглосуточно! Гидролог в нетерпении потирал ладони и посматривал на дисплей процессора флаера. Несмотря на максимальную допустимую скорость — ещё больше двух часов лёту...

В ангаре царила нездоровая суета. Собрались все, кто мог: спецы с АЗ, ботаники, биологи, технари... Даже мамаши с детьми пожаловали! Романыч и Симбирцев едва ли не отпихивали людей от створок контейнера, вытянутого из камеры телепорта. Саша, поняв что ему не протолкнуться, сел в кабинку погрузчика и перевёл его в ручной режим.

- Посторонись! Разойдись! - он двинул машину прямо на людей (в авторежиме техника не могла этого делать — датчики процессора не позволяли), покрикивая на ходу. Люди потихоньку освобождали проход, теснились, но далеко не отходили. Прорвавшись к воротам контейнера, Саша остановил машину, влез на крышу кабинки и оттуда призвал присутствующих к порядку:

- Друзья! До тех пор, пока вы не отойдёте от створок, контейнер открыть не удастся. Поверьте, нам всем очень интересно его содержимое! Так давайте же ускорим процесс: вы отойдёте на три-четыре метра, а я распахну створки, я уже подогнал погрузчик. Ну же, друзья! Пожалуйста, подайтесь назад, мне же место для маневра нужно. Наеду на ногу кому, не приведи боже! Давайте, назад, назад!

Народ потихоньку, не сразу, но отходил от контейнера. Чтоб ускорить процесс, Витя Симбирцев откинул нижний запор, а Романыч влез на вилы погрузчика и попросил поднять его к верхнему. Вскоре контейнер был открыт и Саша принялся за разгрузку...


***

 

- Витя, ты заметил?

- Да.

Саша с технологом сидели на контейнере с семенами и тихо переговаривались. Роман Романович уже ушёл — время позднее, но перед уходом многозначительно посмотрел и на гидролога, и на технолога. Остальные, похоже, не заметили ничего необычного — то ли от радости, то ли потому, что никогда не обращали внимания на маркировку и упаковку грузов с Земли.

Мужчины следили за погрузчиками, снующими по ангару от контейнера к стеллажам и перемещающими ящики и тюки...

- Надо лететь на Тирим, я полагаю?

- Тирим?

- Ну да, - Саша крепко потёр ладони друг о дружку, - пора выяснить уже, кто такой и откуда взялся наш мексиканец.

- Ты думаешь, что он как-то причастен к этому?

- Виктор, неужели ты ещё не понял до сих пор? Романыч не говорил тебе?

Симбирцев мельком глянул на гидролога и как-то обречённо кивнул.

- Я просто боюсь говорить это вслух, Саша. - Технолог помолчал, потом спросил:

- Тут на маленьком флаере часов шесть?

- Маленький долетит только туда. При условии нормальной метеообстановки. Надо на грузовом.

Они помолчали, думая каждый о своём.

- Ну значит на грузовом... Всё равно туда надо топливные элементы везти, прочую мелочёвку. Я составлю список и попрошу Зою, она к утру загрузит. Оба полетим?

- Да. Не забудь включить в список семена трав, оборудование для гумусника и пару работяг. И нитратные компоненты. Остальное на месте есть.

- Погрузчик ходячий?..

- Да.

- Втроём справимся?

- Ну... Втроём вряд ли. А вдвоём — точно не управимся и за неделю. Витя, возьми ещё пару КВ из этого контейнера — опробуем их подальше от людей.

Технолог напрягся, помолчал... Потом кивнул. Мужчины встали с контейнера и посмотрели друг другу в глаза. Потом попрощались и разошлись по домам. Утром им предстояло ещё очень многое сделать.


***

 

Сегодня на Шаре живёт уже больше трёх миллионов человек. Они строят дома, производят продовольствие, столь необходимое Земле и колониям. На планете нет ни одного рудника или шахты, ни одного производства, способного нарушить экологический баланс, с таким трудом выстроенный первопроходцами. Природные катаклизмы — извержения вулканов, землетрясения и наводнения — уже не могут привести к трагическим последствиям, хоть и по-прежнему доставляют шарианам немало хлопот.

Тот первый контейнер позволил терроморфистам переломить ситуацию на планете, а все последующие поставки были столь же полезны и своевременны. Топливо для реакторов, биоматериалы, продовольствие и машины — всё поступало по мере необходимости и в нужной пропорции и последовательности. Первопроходцы видели, что контейнеры имеют странную маркировку, что семена растений и коконы насекомых слегка отличны от привычных... Первое время это настораживало, как настораживали и невнятные сообщения с Земли. Как настораживало и отсутствие новых колонизаторов в течении нескольких лет.

Сегодня на Шару попасть трудно. Доступ на планету разрешён лишь тем переселенцам, чьё образование и навыки находят применение на планете. Здесь по сей день нет торговцев, экономистов и прочих специалистов в никому не нужных отраслях. Жители Шары просто работают. Делают своё дело. Рожают и растят детей. Это единственная на сегодняшний день земная колония, избежавшая участи сырьевого, стратегического либо курортно-развлекательного придатка Земли.

Никто и никогда так и не смог выяснить, кем на самом деле был Хосе Веласкес — его так никто и никогда больше не видел ни на Тириме, ни на всей Шаре. Виктор Симбирцев, первым заметивший некоторую несопоставимость топливных элементов для реакторов, просто приспособил реакторы к новым топливным элементам — модернизация не потребовала никаких особых усилий и средств. Светлана и Александр тоже не очень переживали от того, что растения из присланных семян и спор вырастали непохожими на земные, а жуки вслед за пчёлами начали производить мёд. А муравьиный мёд им и вовсе нравится сильнее прочих... А Даша и Алёша (как и все прочие юные шарийцы) уверены, что рыбам положено ползать в травке.

Олег Ярков, первый и единственный представитель головной конторы, прибывший на преображённую планету, долго и упорно пытался убедить терроморфистов в том, что программа освоения Шары давно закрыта, что всяческое сообщение с этой колонией прекратилось после отправки ответа на запрос о Хосе Веласкесе, что никакие грузы с тех пор не отправлялись в силу того, что телепорт Шары был выключен... И что заработал он лишь недавно, после многолетнего перерыва, доставив на Землю сто тонн продовольствия такого качества, о каком земляне уже просто успели забыть.

Олег не вернулся на родину — ему позволили перевезти на Шару семью и трудоустроили диспетчером. На период адаптации...

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПограничник

Рейтинг: +5 Голосов: 5 789 просмотров
Нравится
Комментарии (26)
Жан Кристобаль Рене # 2 августа 2015 в 13:34 +3
Ай, Румер, ай многослов! Балин, с семи утра с перерывами читаю!! Смачное, правильное, здоровое НФ - произведение. Чем-то напомнило НФ 80-ых, начала 90-х. Обычно так многобукф читаю тока fb2 читалкой, а за последнюю неделю уже два прямо с сацта прочел. "Черные паруса" соавторские и твой рассказ. Потому как забористо написано. И непрерывный драйв без нуднятины и лишних диалогов!! С удовольствием ставлю ПЛЮС++++
Жан Кристобаль Рене # 2 августа 2015 в 13:41 +3
с сайта!!!! Пальцы корявые!!
0 # 2 августа 2015 в 14:05 +3
пазняк митаца - маты взачот glasses
Жан Кристобаль Рене # 2 августа 2015 в 14:05 +3
Гы) Алаверды)))
0 # 2 августа 2015 в 14:00 +3
Меня, Хунта, не может не радовать всё то, что ты написал. Честно, приятно знать, что кому-то нравится написанное тобой. К слову, на ЯП к этому рассказу написали кучу альтернативных продолжений и жабок... smile Вообще приняли этот рассказ многие, именно как классическую советскую НФ.
Жан Кристобаль Рене # 2 августа 2015 в 14:07 +2
Ох, не доводи до греха, дружище! Фанфики мои пошлы и жестоки))) Как и Дарыны!! Вон, Натан подтвердит)))
0 # 2 августа 2015 в 14:19 +2
Не знаю - уместно ли будет в разделе "статьи" выгрузить краткую историю ожабления этого рассказа...
Жан Кристобаль Рене # 2 августа 2015 в 15:03 +3
Намальна! Чево ж не выгрузить то)))
0 # 2 августа 2015 в 15:51 +2
Уже smoke
DaraFromChaos # 2 августа 2015 в 15:08 +3
только, мне кажется, не в статьи, а в блог :)))

Кристо, вот как отправлю вам финальную версию фанфика - осознаете, как шибко степень моей злодейственности недооценили zlo
Жан Кристобаль Рене # 2 августа 2015 в 15:14 +3
Дар, мне уже страшно))) Давай в рассказы выложи, народ оценит однозначно)))
DaraFromChaos # 2 августа 2015 в 15:18 +3
не... такую паранойю только в Солнышко :)))
сериалом crazy
пойду дальше клеить :)))
главное, чтобы добровольный помощник очередной шезлонг не сломал - клеим и ржем как свинопони rofl
Жан Кристобаль Рене # 2 августа 2015 в 15:20 +2
Все-таки молодцы мы))) Правильно сурьёзное произведение обхахатывали)))
0 # 2 августа 2015 в 16:02 +3
Я ещё не разобрался, как завести блох в свитере. Меня не ДАМ зовут... zst
Жан Кристобаль Рене # 2 августа 2015 в 16:12 +3
Гы) Я вообще-то Даре говорил))) У нас на один классный роман фанфики формировались, к каждой главе, так вот Дара взяла на себя труд их все склеить, написать связки и выложить)) Так что мы о своих художествах флудили)))
0 # 2 августа 2015 в 16:15 +3
Где найти почитать?
Жан Кристобаль Рене # 2 августа 2015 в 16:18 +3
Дык к выпуску готовим))) Дам знать, обязательно)) Кстати, вечерком попозже фанфик на твою командировку тисну, если ты не против)))
0 # 2 августа 2015 в 16:49 +2
Я? Только ЗА!!! v
РусланТридцатьЧетыре # 2 августа 2015 в 14:12 +2
А мне "Снегурка" твоя запомнилась. Я даже название ей придумал - "Мечтают ли киборги об электроснегурках"
0 # 2 августа 2015 в 14:21 +2
Завтра выгружу, проблема. что ли? Оригинальное название, кстати - "Искитим ХХII"
РусланТридцатьЧетыре # 2 августа 2015 в 14:23 +3
Иллюстрацию не потерял? rofl
0 # 2 августа 2015 в 14:27 +3
Как можно, Руслан? Хочешь, чтоб я её в заголовке поставил?
РусланТридцатьЧетыре # 2 августа 2015 в 14:33 +3
Тут маленькие заголовки, не разберешь деталей. Я луче потом ссылкой кину))
0 # 2 августа 2015 в 14:46 +2
Хорошо smile
РусланТридцатьЧетыре # 2 августа 2015 в 14:00 +3
Перечитал, плюс конечно +++
0 # 2 августа 2015 в 14:01 +3
Пасип, дорогой. smile
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев