fantascop

Монохромный мир

в выпуске 2017/04/20
19 марта 2017 - Рэйв Саверен
article10651.jpg

«Кто отказался от Цвета, тот растворяется в холоде. Ибо теряет душу, а значит – возможность бессмертия. Кто же по доброй воле отдаст другому без остатка свой Цвет?»

           Тургор: Голос Цвета

           «Всем правит Структура. Она лишь позволяет людям существовать внутри ее бесконечного тела, используя их, как набор запчастей».

          Дневник профессора Крайсви. Дата неизвестна

          В мире-без-времени лабиринтам не было конца. Улицы изгибались, сплетались, искажались, падали друг в друга, изломанные под невозможными углами, связанные диким кружевом лестниц и полуразрушенных каменных труб, переходов и мостов.

          Обойдя внушительную кучу мусора, юноша свернул в боковой проход. Стены там были когда-то изрезаны лазером и едва держались. Он давно собирался найти другой путь, но не представлялось шанса. Стараясь лишний раз не касаться раскрошившихся камней, парень почти пробежал всю дорогу до выхода и с облегчением вздохнул, когда коридор остался далеко позади. Над головой нависли тысячи однотипных уровней. Не родился еще такой человек, который смог бы добраться до верхних этажей.

          - Не останавливайся, Саар, – настойчивый шепот Церес заставил его поморщиться. – И перестань делать вид, что меня нет.

          - Меня просто утомило твое нытье, – ответил юноша. В голове раздалось отвратительное шипение, – ты уже несколько дней гонишь меня вперед. Если что-то узнала, то могла бы сказать прямо.

          - Ты не удосужился спросить.

          - Я делаю это каждый день!

          Церес хмыкнула, отчего парень пожалел, что у нее нет тела. Несколько увесистых оплеух привели бы подругу в чувство.

          - Говори сейчас. У меня заканчивается терпение.

          Тяжелый вздох. Словно она делает ему одолжение.

          - В городе впереди есть люди, которые наслышаны о чистом Цвете.

          Саар остановился. В ушах зазвенело от напряжения.

          - Они видели его?

          - Нет, но в их компьютерах я обнаружила данные, что Охотники стали ошиваться возле входа. Их и раньше замечали, но не чаще пары раз в год. Теперь же Охотники приходят каждый день.

          - Что еще?

          - Говорят, они крутятся у лифтовых платформ. А кто-то осмеливается подойти к самому поселению, – Церес почти шептала, – но на людей не нападают. Забавно, правда? Ищут что-то настолько ценное, что прочие души им не интересны.

          Впереди лестница, ведущая к дальним коридорам. К небольшому человеческому поселению. Скрытое от глаз ищеек, оно по сей день оставалось пристанищем для тех, кто нуждался в приюте. Лестница резко уходила вниз, прямая, как палка, и совершенно открытая. Справа, насколько хватало глаз, тянулась отвесная каменная стена, изрытая, точно оспинами, отверстиями туннелей. Там, не покладая рук, трудились кейлы – маленькие, примитивные роботы. Достав из-за пояса пистолет, Саар старался не смотреть по сторонам, чтобы не показать, что он знает о слежке. Откинув со лба прядь черных волос, он двинулся вперед, считая шаги.

          - Движение. Сто метров, у подножия лестницы, – голос Церес звучал напряженно и взволнованно.

          - Люди?

          - Охотники, – секундная пауза, – всего один, но здоровый.

          - Ищет вход.

          - Обойдем стороной?

          Саар нахмурился, осматривая лестницу. Внизу было темно, но не для его глаз. Тонкие белые линии ступеней резко обрывались там, где их рассекал черный силуэт охотника. Он, точно чернильная клякса, искажал саму структуру уровня. Длинные подвижные руки, острые когти, кровавые мазки глаз на белом, стеклопластовом лице. Все тело, точно кукла, манекен с хорошо подогнанными шарнирами. На лбу нет отметины, что насторожило Саара. Охотники не существуют сами по себе. У них есть «семья». Место, куда они обязаны возвращаться и докладывать хозяину об успехе или провале.

          - Справа, за колонной, – прошептала Церес.

          Саар рассмотрел тонкий женский силуэт, укрывшийся за грудой камней у самого входа в коридор у подножья лестницы. Охотник преследовал жертву.

          - Все еще не замечены. Можем тихо уйти, – голос наполнился надеждой.

          - Разумеется. Только он слишком близко к поселению и скоро найдет вход.

          Пистолет завибрировал и мягко засветился синим. Саар подошел к первой ступени, наблюдая за охотником. Тот был полностью поглощен преследованием добычи и даже не повернул головы, когда парень шагнул вниз. Звук был достаточно громким, многократно усиленный эхом, он прокатился до самого низа и привлек бы внимание любого другого охотника. Но этот лениво вертел головой, шелестя лицевыми пластинами, под которыми скрывался внушительный арсенал оружия.

          Женский силуэт оставался неподвижным. Саар мог предположить, что девушка мертва, но мерная пульсация ее дыхания искажала линии уровня. Они слабо выгибались и вибрировали, нарушая гармонию черно-белых переплетений.

          Медленно спускаясь, он поднял пистолет. Слабое голубоватое свечение пульсировало, распространяя вокруг волны тепла, но сквозь черные плотные перчатки парень не чувствовал его.

          Охотник обернулся.

          Лицевые пластины приподнялись, зашелестели сильнее, точно рой рассерженных насекомых. Из-под белого стеклопласта показалось угрожающее дуло на том месте, где раньше был рот. Алые точки глаз растворились в переплетении проводов, аккуратно уложенных в пластиковые ячейки. Повертев головой, охотник безошибочно повернулся в сторону Саара, и относительную тишину разрезал отвратительный клокочущий звук выстрела. Странное, пульсирующее гудение ударило по ушам, когда обжигающий сгусток рванулся точно в грудь парня. Отскочить назад не было времени, оставалось только прыгнуть вперед. Такого прыжка охотник не ожидал и попятился, чтобы выстрелить еще раз, но натолкнулся на колонну, за которой сидела незнакомка.

          Саар не заметил, чтобы она шевельнулась. Вскинув пистолет, он выстрелил. Тонкий синий луч прожег голову охотника. На мгновение все замерло и разлетелось осколками стеклопласта. Вязкая черная жижа, пахнущая горечью и машинным маслом, растеклась по полу. Там, куда она попадала, оставались дымящиеся проплешины, точно камни окропили кислотой. Прикрыв нос рукавом куртки, Саар обогнул дергающийся труп по широкой дуге и заглянул за колонну.

          То, что он принял за женский силуэт, скорее напоминало механическую куклу. Тонкие руки, покрытые странным матовым пластиком, прижаты к груди, точно существо читало молитву. Ноги, соединенные с телом лишь стальными шарнирами, были вывернуты и оканчивались не обычной человеческой стопой, а острыми, как бритва, лезвиями. Как она передвигалась, можно только догадываться. Никакой одежды, разумеется. Странная особенность – белые, спутанные волосы, такие длинные, что укрывали механическое тело. Глаза широко распахнуты, безжизненны, похожи на человеческие, как и тонкое, удивительно красивое лицо.

          Опустившись на корточки, Саар коснулся куклы.

          Через мгновение, бесконечно долгое, растянутое, точно резина, он ощутил жгучую боль. Пальцы робота, подвижные, гибкие, острые, как ножи, схватили его за плечо, впиваясь в плоть.
          Дернувшись, Саар взвыл и выронил оружие. Треск разрываемой ткани и отвратительное, тошнотворное хлюпанье заполнили его сознание вместе с криком Церес, не успевшей предупредить, что их находка смертельно опасна.

          Кукла поднялась, дернула головой, словно пыталась сфокусироваться.

          Саар отскочил в сторону, наблюдая, как робот рассматривает зажатую в пальцах добычу. Она принюхалась и отбросила трофей, потеряв к нему всякий интерес. Тонкие лезвия, заменяющие ступни, не касались пола. Странное поле поддерживало куклу в нескольких сантиметрах над землей, позволяя мягко парить в воздухе.

          Рука, лежащая на полу, обернулась кучкой пепла. Саар сделал несколько шагов назад, чтобы увернуться, если кукла решит снова атаковать. Плечо пронзила невыносимая боль. Рука начала восстанавливаться, поначалу напоминая переплетение черных нитей, постепенно обрастающих вязкой, темной плотью, а потом приняв подобающую ей форму. На бледной коже остались только несколько разводов, какие появляются если перемазаться в саже.

          Что невозможно было восстановить, так это одежду.

          Раздраженно поморщившись, Саар поднял пистолет.

          - Подожди! – резкий окрик Церес заставил его замереть на месте. – Разум в ней уже мертв. Она просто защищается. Обычная программа.

          - Ближе к сути, Церес.

          - Я могла бы использовать это тело. Если ты дашь мне подключиться.

          - Как ты это представляешь?

          Церес презрительно цыкнула.

          - Программа активна, если прикасаться к ней. Просто подключи меня, но куклу не трогай.

          Секунду помедлив, Саар опустил пистолет и убрал его за пояс. Кукла так и осталась стоять на том же месте. Даже головой вертеть перестала, словно потеряла всякий интерес к происходящему. Осторожно обойдя ее сбоку, парень внимательно осмотрел спину и руки робота. Вход был только на затылке, под спутанными белыми волосами. Мазок черного на холсте абсолютной белизны. Все следовало сделать быстро и надеяться, что Церес отключит программу до того, как кукла оторвет ему руку еще раз.

          Коснувшись затылка, куда был встроен модуль, он потянул на себя крошечный проводок толщиной не больше волоса. Шагнув вперед, уверенным резким движением Саар приподнял волосы куклы и подключился к разъему. Реакция оказалась оглушительной. Линии уровня исказились, встопорщились, словно желали разорваться. Падая в кромешную темноту мертвого разума, Саар искал взглядом спасительный зеленый огонек Церес.

          - Отключайся, Саар. Уже все.

          Яркая белоснежная вспышка ослепила, оттолкнула, выбросила в реальный мир, где кукла продолжала стоять на своем месте, но уже вовсю осматривалась по сторонам.

          - Странные у нее глаза, – голос подруги, который Саар не слышал, кроме как в голове уже десятки лет, был низким и глубоким. От его звучания по коже пробегали холодные мурашки.

          Обернувшись, она попыталась улыбнуться, но получилось скорее жутко, чем мило. Глаза куклы стали совсем зелеными, светлыми, искрящимися. Они обрели Цвет того, кто поселился в теле.

          - Сканирую, – голос Церес зазвучал взволнованно, – обнаружен носитель. Веду поиск.

          Она опустила руку, провела по плоскому животу. У роботов всегда есть подобные отсеки для хранения данных или вещей. Нащупав пальцами невидимый глазу выступ, Церес открыла стеклопластовую панель, под которой находилась небольшая выемка. Внутри, зажатая со всех сторон черными пластинами и проводами, лежала наполненная радужными искрами колба. Она была надежно запечатана.

          Достать ее невозможно. Носитель отлично закреплен.

          Саар судорожно вздохнул, рассматривая жидкость, похожую на запертую в стекло радугу.

          От охватившего его трепета едва не подкосились ноги. Мысли смешались, превратившись в тугой клубок из страха и вопросов. Потянувшись к находке, Саар даже не слышал, как Церес зовет его. Мир померк, оставив перед ним лишь одно яркое пятно: желанное чудо, поиски которого, наконец, завершены.

          Жидкость толкнулась в стенку, потянулась к нему, стоило коснуться креплений. От неожиданности парень отдернул руку и встретился взглядом с Церес.

           «Чистый Цвет». Невиданное сокровище.

          - Ищейка охотилась за этим, – проговорила Церес, – во имя Структуры, Саар, это же невероятно! – она выглядела предельно взволнованной. Пластик не мог передать эмоции, но зеленые глаза горели радостью.

          Черты парня заострились, глаза сузились, словно неожиданная, болезненная мысль застала его врасплох. Несмотря на ложное спокойствие друга, Церес видела, что его руки дрожали. Под тонкой глазурью безразличия скрывалось ликование, готовое в любую минуту вырваться наружу. Бережно и нарочито медленно он вернул панель на прежнее место, осторожно закрепив зажимы на животе куклы.

          Поселение находилось всего в нескольких часах пути, но туда им попасть уже было не суждено. Кто-то мог учуять находку и захотеть забрать ее себе.

          - В носителе заложена программа, Саар. Старая. Ей не меньше полусотни лет.

          Церес встала перед ним, словно желая привлечь внимание. Тонкие острые пальцы коснулись запястья, отчего по телу парня прошла дрожь. Воспоминания о потерянной руке были слишком свежи. Он отстранился, виновато улыбнувшись, что совершенно для него несвойственно, и, достав из кармана компьютер, по размеру не больше половины ладони, принялся искать карту.

          - Саар? – Церес напряженно всматривалась в лицо друга, – что ты планируешь делать?

          Тот не ответил, упорно избегая ее взгляда.

          - Саар.

          Тяжело вздохнув, юноша встретился с подругой взглядом.

          - Ты знаешь, что я планирую, – тряхнув головой, продолжил он, – невиданная удача, правда? Думаешь, я не воспользуюсь такой возможностью?

          - Разумеется, воспользуешься, – глухо ответила Церес.

          Повисшее неловкое молчание казалось таким плотным, что его можно было разрезать ножом.

          - Тремя сотнями уровней ниже остались лаборатории, – его голос звучал глухо, – если кукла пришла оттуда, то нам стоит узнать, для чего она забрала это с собой, – Саар выразительно посмотрел на живот робота.

          - В ее сознании нет карт. Кто бы ни приказал кукле прийти сюда, он явно не собирался отправить ее к Узлу.

          - Если в капсуле та самая программа, о которой я думаю, то ей самое место в глотке Структуры.

          Бледное лицо исказила полная злобы улыбка. Церес вздрогнула и отвела взгляд. Ее тошнило от мысли о возвращении туда, где она родилась. Отвращение подкатывало к горлу при воспоминании о покрытых ржавчиной операционных столах, стоящих рядами, точно надгробия, со свисающими с краев ремнями.

          - Я тоже там родился, Церес, – Саар словно прочитал ее мысли, – но это было слишком давно, чтобы бояться.

          - Я не помню, сколько лет прошло, – девушка упрямо мотнула головой, отчего белые волосы рассыпались по плечам.

          - Две тысячи сто тридцать один год, – без запинки ответил парень и поймал взгляд подруги. – Долгий срок.

          ***

          Серый – естественный цвет сотен уровней, куда ни глянь. Бледность кожи – норма, как ни крути. В мире, наполненном тенями и холодом, только глаза людей помогали определить, живы они или нет. Можешь быть спокоен, если глаза человека, говорящего с тобой, полны Цвета. Вздохни с облегчением.

          Саар бывал в далеких уголках, где взгляд отливал серым, и в голосах людей было не больше жизни, чем в куске камня. Они готовились превратиться в основу для ищеек, стать той благодатной почвой, на которой в лабиринтах улиц вырастет новый воин. Опасный, преданный и бескомпромиссный. Служитель Узла, что вот уже тысячи лет превращает камень и металл в нагромождение лабиринтов.

          Десятью уровнями ниже от поселения расположились лифтовые платформы, из которых работали меньше половины. Некоторые давно оборвались, оставив лишь пучки разорванных в клочья проводов и вырванный с мясом металлический каркас, торчащий из стен, точно кости из обглоданного трупа. Энергия поступала сюда напрямую из Узла, через множество уровней лабиринтов и каменных перекрытий. Стены шахты покрывала вязкая черная слизь, напоминающая кровь ищеек. Смельчаки часто приходили сюда, чтобы собрать ее, ведь жидкость отлично горела.

          Саар принюхался, но ничего особенного не почувствовал. Даже звуки казались приглушенными и далекими. Ни одной ищейки поблизости.

          Церес возилась с рабочей платформой, программируя ее на спуск к лабораториям.

          - Придется пройти несколько уровней пешком, – крикнула она Саару, который отошел к дальней стене комнаты и рассматривал обвалившуюся лестницу. – Защита все еще работает, проглоти ее Структура.

          - Не ищи проблему там, где ее нет, – парень улыбнулся, но через секунду его голос наполнился тревогой. – Сколько у тебя времени, прежде чем поле отключится?

          Церес пожала плечами.

          - Дни. Может быть, месяцы. Достаточно, чтобы найти новое тело или вернуться к тебе, – сказав это, она злорадно улыбнулась. По крайней мере, Саар расценил эту жуткую гримасу как злорадство. Чтобы так исказить пластик, нужно иметь талант.

          - Я найду тебе тело, – ответил он со слабой улыбкой.

          - Нам разве было плохо вместе? – в ее взгляде плясали смешинки.

          - Без тебя моим мыслям на удивление просторно. Ты занимаешь слишком много места.

          Девушка тихо рассмеялась.

          Саар подошел ближе, наблюдая, как она программирует лифт. Странная вибрация в линиях уровня заставила его замереть.

          - Быстрее, Церес.

          - Гости?

          - Пока нет, но скоро прибудут.

          Достав пистолет, Саар проверил уровень заряда и недовольно поморщился, отметив, что его осталось только на три выстрела. Церес хлопнула его по плечу и указала на платформу, мягко подрагивающую в силовом зажиме. Отступив назад, юноша продолжил выискивать вход, откуда должны были появиться ищейки. Они чувствовали Цвет. Вибрация линий усилилась, когда Церес разблокировала лифт, позволив ему заскользить вниз.

          - Думаешь, погонятся за нами? – девушка коснулась запястья друга. На этот раз он не отстранился.

          - Несомненно, – снова эта виноватая улыбка, – не трать силы. Спуск займет не один час.

          Он сел в центре платформы с пистолетом на коленях и, как показалось Церес, тотчас отключился. Глаза были открыты, он дышал, но ничего вокруг не видел, словно уснул, позабыв, как это делать правильно. Опустившись рядом и уперевшись спиной в спину друга, Церес наблюдала, как по стенам двигаются огни платформы, медленно скользящей вниз. Белые всполохи словно вязли в маслянистой жиже, но, несколько раз дернувшись, вновь освобождались до нового погружения в черноту. Саар откинул голову, положив ее на плечо Церес. Черные волосы смешались с белыми.

          - Помнишь, как мы впервые использовали этот лифт?

          - То была другая платформа.

          - Нет. Именно эта. Я запомнил номер.

          Девушка издала звук, похожий на хихиканье.

          - Ты слишком много помнишь.

          Саар, казалось, не обратил внимания на ее слова.

          - Мы бежали, задыхаясь, порвав одежду, взявшись за руки. Ты оцарапала плечи о стены, но не отставала. Хотела сбежать даже больше, чем я.

          - А ты несколько раз порезался о торчащие железки. Правда, на тебе царапины затягиваются слишком быстро.

          - Тогда ты впервые потеряла тело, – он произнес это тихо, почти неслышно, отчего Церес непроизвольно вздрогнула.

          Ей неприятна была эта тема. Сколько бы раз Церес ни прокручивала сцену в голове, она не становилась менее болезненной. Глупая случайность. Саар просто не успел. Падение было коротким, а вскрик приглушенным, ей следовало смотреть под ноги. Кто вообще мог предугадать, что в полу будет дыра? Кто знал, что штырь внизу пронзит ее с оглушительным, тошнотворным звуком рвущейся плоти? Глаза накрыл кровавый туман, через который уже не проникал голос друга. Саар принял ее сознание, хотя это могло стоить ему жизни, ведь пользоваться модулем его не научили. Все произошло слишком быстро и, казалось, сама рука судьбы тогда вела юношу по дороге копирования ее памяти.

          - Я замешкался, – тихо сказал юноша, – моя вина.

          Церес сложила руки на животе. Она чувствовала, как под пластиком пульсирует Чистый Цвет. Ему было нужно время, чтобы созреть. Превратиться в нечто угрожающее. Всему в этом мире лабиринтов нужно время.

          - Что ты сделаешь, когда найдешь карты нижних уровней? Хочешь добраться до Узла? Еще никто не смог. И что будет со мной?

          - В каком смысле? – Саар повернул голову, устраиваясь удобнее.

          - Носитель невозможно достать.

          - Если не найдем тебе новое тело, то так и быть, я поделюсь свободным местом.

          В вязкой тишине тонули минуты. Церес прислушалась к дыханию друга, подумав, что он уснул.

          - Я не замешкаюсь на этот раз.

          Она почувствовала, что парень отстранился. Обернувшись, девушка увидела, что Саар бросает напряженные взгляды на уползающие в темноту стены шахты.

          - Ищейка, – проговорил он глухо, – еще не заметила нас.

          Церес не сдвинулась с места. Лишь подняла голову, чтобы найти врага. Глаза робота видели куда лучше, чем человеческие, и прошло всего мгновение, прежде чем в темноте она заметила изломанный силуэт. Цепляясь стальными когтями за стены, охотник полз вниз постоянно шелестя лицевыми пластинами.

          - Выстрелишь – и мы упадем, – спокойно сказала Церес.

          Саар вскинул оружие, аккуратно прицелился. В холодных голубых глазах вспыхивало больное, тяжелое пламя. Церес поднялась и встала рядом, мягко сжав острыми пальцами свободную руку юноши. На его предплечье четко проступали следы пепла. Если стереть их, то под чернотой окажется гладкая белая кожа.

          Когда они будут внизу, он весь покроется гарью.

          Грохот выстрела показался оглушительным. Тонкий синий луч рванулся вверх в поисках цели. Секундная задержка, за которой последовал взрыв. Обугленный кусок стеклопласта, в котором едва угадывались черты смертоносного убийцы, упал, заставив древнюю платформу угрожающе накрениться вправо. Запах паленого и разлетающиеся во все стороны искры оглушающей волной накрыли спутников. Опора ушла из-под ног, когда лифт, взмахнув хвостом разорванных проводов, рухнул вниз.

          ***

          Первый раз открыть глаза после восстановления – самое тяжелое. Голова словно наполнена битым стеклом, и каждое движение отдается жуткой болью и треском, заставляя жмуриться. Следом за волнами удушливой тошноты накатывают предательская слабость и желание немедленно погрузиться в сон.

          Но засыпать нельзя. Это обманчивая гавань, попасть в ловушку которой значит никогда не проснуться. Борясь с сонливостью, Саар попытался повернуть голову. Резкий, пронзительный укол боли заставил его тихо застонать. Вокруг темно, а линии уровня почти неразличимы. Невозможно рассмотреть всю картину.

          Он лежал на куче отбросов. В нос ударили запахи масла, ржавчины и гнили. Под пальцами было что-то липкое, отвратительно холодное.

          - Церес, – из еще не восстановившегося горла вырвался слабый хрип. Сделав глубокий вдох, Саар подождал несколько секунд. Следующая реплика прозвучала отчетливее и сильнее, – Церес, где ты?!

          Подняв руки, он поднес их к глазам. Кожа была усеяна пятнами пепла.

          - Не двигайся.

          Церес нависла над ним. Ее лицо не могло показать все то, что отражалось в глазах. Зеленая глубина светилась от облегчения.

          - Ты не приходил в себя семь часов. Я уже начала волноваться, – когда Саар попытался подняться, она помешала ему, положив руку на грудь. – Нет, еще рано. Я вижу, что еще не все раны закрылись.

          - Мы на лабораторном уровне?

          - Да.

          - Как мы миновали барьер?

          Церес пожала плечами.

          - Мы – маленькие объекты. Барьер не пропустил платформу, а мы прошли сквозь него. Слепое везение.

          В голосе девушки прозвучала терпкая горечь. Она предпочитала бы не возвращаться сюда даже через тысячи лет.

          - Здесь все началось. Структура зародилась здесь.

          - Как и мы.

          Если бы Церес могла морщиться, она бы это сделала. Мягко двигаясь в своем силовом поле, она отошла от Саара и поплыла от стены к стене, касаясь пальцами покрытого ржавчиной металла. Ее память восстанавливала каждый миллиметр коридора с такой точностью, словно она была здесь вчера, а не сотни лет назад. Если тут и есть карты наиболее древних лабиринтов, то они должны быть в самом сердце лабораторного уровня. В нескольких часах пути.

          - Идем.

          Саар стоял за ее спиной, перемазанный в масле и пепле, но вполне здоровый. От жутких ран не осталось и следа.

          Коридоры встретили их вязкой тишиной. На стенах еще можно было рассмотреть таблички, где когда-то было написано, что находится за той или иной дверью, коих тут было великое множество. Под ногами постоянно хрустели обломки пластика, иногда пищали распухшие, уродливые крысы. У некоторых на мордах можно было рассмотреть безобразные, бесформенные опухоли. Отметины заражения, которое медленно пожирало Структуру от самого дна до верхних уровней.

          Весь этот колоссальный мир разваливался на части, но при этом отчаянно продолжал расти. Новые уровни громоздились над старыми, постепенно раздавливая их собственной тяжестью, деформируя коридоры и переходы, отрезая одно поселение от другого.

          Рост следовало прекратить, но кто захочет рискнуть?

           «Хочешь добраться до Узла? Еще никто не смог».

          Человек не смог. Это знание обнадеживало. Поглядывая по сторонам, Саар предпочел держать Церес за руку. Если пройти дальше и повернуть направо, то можно заметить в полу внушительную дыру. Он не собирался туда идти. Мало ли что осталось от прежнего тела Церес, если осталось вообще, но странная тревога, что она снова может оступиться, прочно засела в голове. В пистолете энергии всего на два выстрела. Не густо.

          Некоторые двери были открыты, и, заглянув туда сквозь густые тени, Саар видел хорошо знакомые ряды больничных коек. Ремни давно истлели, ножки подломились, изъеденные ржавчиной, но стальные скелеты, явившиеся из шкафа далекого прошлого, внушали ужас, как и много лет назад. Церес упрямо смотрела вперед. Лицо куклы оставалось гладким и бесстрастным, но сейчас Саар отдал бы что угодно, чтобы увидеть на нем хотя бы тень эмоции.

          - Мне страшно, – вдруг сказала девушка, – этот ужас подавляет меня. Хочется сбежать. Я не могу. Не могу идти дальше, Саар.

          Приложив руку к животу, она умоляюще посмотрела на друга. Зеленые глаза просили о милосердии. О защите.

          - Как только мы найдем карты, то сразу уйдем.

          - А если не найдем?!– резкий вопрос эхом ударился о стены.

          - Они здесь. Я знаю.

          - Откуда?! Ты ни разу не бывал здесь после побега!

          Саар остановился и внимательно посмотрел на Церес. Та попыталась отвести взгляд, но парень ухватил ее за подбородок и заставил повернуться. От прикосновения к пластику возникли странные неприятные ощущения.

          - Я знаю и все. Я не могу объяснить. Ты верила мне столько лет, так что изменилось сейчас? Уровень всегда открывает мне свои тайны. Я не знаю почему, может, меня таким создали - прости, я не успел спросить. И карты здесь, – сжав руку девушки, Саар настойчиво выждал несколько секунд, – мы заберем их и уйдем, хорошо?

          - Мой ответ что-то решает?

          Саар слабо улыбнулся.

          - Нет, но я должен был спросить. Разговор успокаивает, да?

          Церес нехотя кивнула.

          Свернув налево, парень все же глянул в сторону того коридора, где была яма, и, как он и думал, она осталась на прежнем месте. Саар не собирался проверять, что осталось от тела. Спутники спустились по проржавевшей лестнице. Внизу их встретило просторное помещение. Здесь стравливали подопытных, смотрели, как регенерируют их тела. Многие погибли прежде, чем Саар появился на свет. На полу расплывались черные пятна. Засохшая кровь или следы побывавших тут ищеек – сложно сказать. В дальнем конце зала виднелась маленькая дверь, за которой была комната наблюдения. Там стояли мониторы, лежали записи. Не их цель. Путь друзей лежал вперед, к новой лестнице, ведущей на закрытый уровень лабораторий.

          - Ищейки найдут нас? – спросила Церес.

          - Несомненно. Они ищут Цвет. Знают, что он здесь, чуют его. Так что нам стоит ждать гостей.

          Эта лестница выглядела новее, словно кто-то тайно спускался сюда и ремонтировал ее. Кто-то из ученых? Бред, все они давно превратились в пепел. Если кто-то и уцелел, то их потомки уж точно не сунутся сюда. Дверь внизу была приоткрыта, и друзья без труда попали внутрь. Комната оказалась намного больше той, что осталась позади. На столах, стоящих ровными рядами, еще лежали бумаги. Если прикоснуться к ним, то в руках останется только прах, но видимость создавалась такая, словно помещение покинули всего несколько дней назад. От этого становилось не по себе.

          В правом углу, прикрытые обрывками ткани и паутиной, стояли две высокие капсулы, заключенные в кокон тонких проводов. Голова Саара начинала ныть от боли, стоило ему посмотреть на них. Линии уровня изгибались и скручивались, норовя разорваться на части, если он не отведет взгляд. Чуть в стороне на полу лежала кукла. Она походила на ту, что сейчас шла рядом, но казалась юноше несовершенной. Ее руки больше напоминали руки человека, а пластик давно истлел, кусками отвалившись от стального каркаса. У этой куклы не было волос.

          Опустившись на колени, Саар поддел тяжелое тело и перевернул на спину. В животе нашелся отсек для хранения носителя, но хрупкий. Крепления едва ли выдержат, если кто-то приложит достаточно силы. Запустив руку в раскрошившееся нутро, Саар резко дернул носитель на себя и почувствовал, как чернота пачкает пальцы. В комнате разлился горький запах химии и тлена.

          Несовершенная модель.

          - Ее создали здесь, – Церес опустилась на корточки у изломанного тела. Острые пальцы скользнули по пластику.

          - Как и Цвет. Это очевидно. Но у куклы нет сознания. Она просто носитель. Странно, что ей доверили такой ценный груз, – Саар осматривал внутренности под креплением, – выпустили, рассчитывая, что мы ее найдем? Или кто-то другой? Странная логика.

          - Разум мог изначально и быть.

          Саар непонимающе изогнул бровь.

          - Разум изнашивается, Саар. Он, как одежда, рано или поздно приходит в негодность. Истончается, точно ткань. Нет разума, способного перенести вечное существование и сохранить ясность. Как долго прожил тот, кто изначально был в кукле? Я чувствовала остаточное присутствие. Сотни? Тысячи лет? Годы блуждания в кромешной темноте отравленного мира, – движением, полным скрытого отвращения, Церес отбросила в сторону кусок того, что когда-то было механической рукой. – Уходим. Это место отвратительно.

          Парень поднялся и подошел к двери в соседнюю комнату. Та оказалась закрыта.

          Она всегда была закрыта.

          Карты, Саар, карты! Мы должны их забрать!

          Но тогда он не слушал. Лишь тянул Церес за собой, норовя быстрее покинуть опостылевшую тюрьму.

          Усмехнувшись, он ударил изъеденную ржавчиной поверхность. Церес от неожиданности вздрогнула. Слетев с петель, искореженный металл врезался в стену, сбивая истлевшие фотографии, которые только чудом сохранились.

          Слева в полумраке стоял терминал доступа в сеть лаборатории.

          - Подключишься сам?

          Саар не ответил, лишь вытащил тонкий проводок из разъема на затылке. Церес подошла сбоку и откинула в сторону панель терминала. Та с грохотом упала у двери. Тонкие пальцы нырнули в пыльное нутро компьютера, раздалось несколько оглушительных щелчков.

          - Энергии нет. Так что я использую резервы куклы. Постарайся все сделать быстро.

          - Ты и глазом моргнуть не успеешь.

          Энергии хватило, чтобы оживить старую систему, и Саар незамедлительно подключился. Сознание рухнуло в пустоту. Тьма липкими пальцами впилась в виски, точно он погрузился в озеро крови, у которого не было дна, и неведомая сила тянула его вниз, в черную толщу.

          - Не уходи далеко, – тихий голос Церес выдернул его из подступающей тьмы, – не обязательно искать дальше, чем требуется. Только карты, Саар. Все остальное уже нас не касается.

          Тут хранилось много секретов. Исключительные тайны, смертельно опасные, притягательные, недостижимые для него тогда, но доступные сейчас. Невероятный соблазн? Уже не сегодня. Тайны собственного рождения не казались ему таким уж необходимым знанием. Все давно покрылось пылью, как эта лаборатория. Желаниям также свойственно стареть, как и людям.

          Покопавшись в древних файлах, Саар нашел то, что искал. Церес поняла это по ликующей улыбке. Даже неизменная бледность словно наполнилась Цветом, сделав лицо юноши почти живым. Отключившись, он собрался что-то сказать, но одним резким движением вскинул пистолет и навел его на что-то за спиной девушки.

          - Опустите оружие, молодой человек.

          Скрипучий голос раздался так близко, что Церес испуганно отскочила в сторону, случайно дернув пучок проводов, отчего компьютер заискрился и погас. В воздухе повис удушающий запах паленой изоляции. Позади нее, спрятавшись в тенях и паутине, стоял сгорбленный старик. Он весь был пропитан тленом. Одежда давно превратилась в лохмотья, которые даже не скрывали наготу. Под древним тряпьем виднелись провода и многочисленные разъемы, вживленные прямо в плоть. Один глаз старика закрыт куском ткани, а второй давно утратил свой Цвет, став серым, как лабиринты Структуры.

          Почему Саар не заметил его раньше?

          - Он не часть Структуры, – ответил юноша, поймав встревоженный взгляд подруги, – уровень словно не видит его.

          Мужчина сдавленно хихикнул, отчего по иссушенному телу прошла крупная дрожь.

          - Я слишком стар, чтобы быть частью чего-либо, молодой человек. На тот момент, когда я был так же молод, как и вы, эта лаборатория процветала.

          Саар выглядел озадаченным, почти ошеломленным.

          Старик закашлялся. Казалось, он вот-вот развалится на части.

          - Вы взяли карты. Но готовы ли вы воспользоваться ими?

          Саар зло улыбнулся. Церес уловила в его взгляде проблески угрозы.

          - Если ты вылез из своего склепа только для этого, то прочь с дороги.

          - Вы оба там погибнете, – вдруг сказал мужчина.

          - Где «там»?

          - В Узле, разумеется, где же еще? Он поглотит вас. Он только вас и ждет. Ищейки никогда не позволят остановить рост. Ведь это не просто разрушение Структуры. Это освобождение, – последнее слово старик почти прошептал. – А за стенами, что там? Люди получат свои ключи от запертых дверей и что тогда? Что там, за пределами сотен уровней лабиринтов, ты думал? Здесь есть возможность выжить. Сотни троп к отступлению, тысячи укрытий, миллионы мест, где ты захочешь остаться. Мест, которые ты можешь назвать своим домом и жить. В вечном страхе, но жить. Что мы будем делать, когда Структура остановится, а затем, несомненно, развалится?

          Саар медленно наклонился вперед, чтобы его лицо было на одном уровне с лицом старика. Он ощутил новый запах. Всепоглощающий, острый запах страха. Бесконечного, трепещущего ужаса, засевшего глубоко в сознании этого древнего человека, страшащегося любых перемен.

          - Почему ты решил, что мне есть до этого дело?

          - Решил стать живым, да? – старик противно хихикнул. – Пройти очищение Цветом, чтобы быть человеком.

          Мужчина испуганно замолчал, когда дуло уперлось ему в лоб.

          - Убирайся или сдохни.

          - Достаточно прямолинейно, – старик попятился в тень, облизывая пересохшие губы, – но ты как ребенок, который слишком эгоистичен, чтобы видеть всю картину, а не ее часть. Структура – единственный дом, который остался у людей.

          - Нет. Структура – это единственный дом, которым вы решили воспользоваться, не поискав лучшего места, – холодно проговорил Саар. – Поостерегись, старик. Твои глаза давно потеряли свой Цвет. Ищейки придут и за тобой.

          Юноша убрал пистолет, но спиной не повернулся. Он так и вышел из комнаты, не отрывая взгляда от старика и ведя Церес за руку так, чтобы она стояла за ним и ни на шаг не приблизилась к незнакомцу. Девушка хранила угрюмое молчание и не нарушила его, даже когда позади послышалось глухое бормотание, в котором едва различались отборные проклятья.

          - Он останется? – прошептала она.

          - Ищейки все равно найдут его, – Саар пожал плечами, – это не наша проблема.

          - Думаешь, он врал насчет Структуры?

          Парень удивленно вскинул брови.

          - Разумеется, нет. Структура рухнет, пройдя очищение Цветом. Ты же всегда знала это, Церес. Откуда сомнения?

          - Я о том, что он говорил о доме. – Она заметила, что Саар хотел возразить, но предупреждающе подняла руку, останавливая его. – Не стоит здесь. Это место давит, оно мешает думать. Не хотелось бы сойти с ума, задержавшись дольше, чем следует.

          - Дело в том, что мы задержимся.

          Церес непонимающе склонила голову на бок.

          - О чем ты?

          - Мы уже на месте, Церес. Узел, который все так искали, здесь. У нас под ногами.

          Саар выглядел взволнованным, он все еще настороженно поглядывал на комнату, где что-то бормотал старик.

          - Несколькими уровнями ниже то, что люди искали годами. Все лезли на вершину Структуры, а надо было спуститься на дно, – Саар раздраженно тряхнул головой, – Хотя без карт и знания, где их искать, они бы не нашли это место и за тысячи лет.

          Парень вдруг замолчал и напрягся. В синих глазах заискрился холод.

          - Они здесь. Уходим.

          Когда он схватил девушку за руку и потянул ко второй двери, все еще закрытой, в комнате раздался дребезжащий смех, смешанный с грохотом и скрипом раздираемого пластика. Старик выкрикивал что-то на незнакомом языке, захлебываясь словами и слезами, когда одна из ищеек выпустила вибрирующий сгусток в сморщенное лицо. Укрытые тенями и пылью стены окрасились черным. Подцепив содрогавшееся в конвульсиях тело несколькими тонкими щупами, ищейка втянула податливую плоть в стальное нутро.

          Второй охотник выскочил из крошечной каморки, где в стене зияла внушительная дыра. Собираясь схватить беглецов, он едва не врезался в дверь, которая захлопнулась прямо перед носом.

          Церес и Саар на несколько мгновений замерли, окунувшись в царство кромешной темноты. Линии уровня потускнели, сморщились и вскоре вовсе пропали. Саар на ощупь спускался вниз, держась за руку подруги. Постепенно глаза привыкли к мраку, и друзья двинулись быстрее.

          - Почему они не преследуют нас? – Церес обеспокоенно обернулась.

          - Не чувствуют запаха. Двери с этой стороны обиты рикозой.

          - Откуда ты знаешь?

          - На ощупь она, как мокрая вата. Кто-то хотел, чтобы сюда никто из них не вошел, – Саар ускорил шаг, – но я бы не стал надеяться, что они отстанут. Цвет зовет их. Они не перестанут искать.

          Чем дальше они спускались, тем просторнее становилось вокруг. Стены отодвинулись, устремились вверх, а вскоре и вовсе пропали. Осталась лишь спираль колоссальной лестницы и усыпанная всполохами пустота. Где-то внизу можно было рассмотреть небольшую круглую площадку в океане совершенной темноты.

          - Ты посмотри туда, Саар, посмотри!

          Церес указала куда-то во мрак. Прищурившись, Саар уловил слабые белые всполохи линий уровня. Они искажались, вздрагивали и падали с головокружительной высоты, прорисовывая там, в кромешной темноте, тонкие переплетения Структуры. Десятки, сотни этажей, точно кружево плелись под ногами. Забытые, исковерканные, пораженные разложением. Он чувствовал запах. Приторную тошнотворную сладость, наполнявшую мрак. Уровни тянулись в бесконечность, теряясь во мраке, уходя за границу видимости даже его глаз.

          - Целый мир под ногами. А никто и не знал, – Церес взяла парня за руку, словно искала поддержки, но тот был занят своими мыслями и на прикосновение не ответил. – Странно, что все так складывается, Саар.

          - Как «так»?

          Церес с удивлением посмотрела на друга. Зеленые глаза опасно сверкнули.

          - Удачно. Ты что, не видишь? Мы всегда оказываемся в том месте и в то время.

          Парень рассмеялся.

          - Ты хотела с боем сюда прорываться?

          Девушка раздраженно фыркнула.

          - Я была бы не против, на самом деле.

          Спуск все длился. Лестнице не было видно конца. Площадка словно и не собиралась становиться ближе, играла с путниками в свои древние игры, дразнила близостью развязки, не позволяя, наконец, вздохнуть с облегчением.

          Тьму прорезала ослепительная вспышка. Белый зигзаг, похожий на след от энергетической пушки. Через считаные мгновения над головой оглушительно громыхнуло.

          - Что это?! – Церес крепче вцепилась в руку друга, отчего тот зашипел от боли.

          - Не знаю. Давай пойдем быстрее.

          Саар потянул ее вниз. Они бежали, летели над узкими ступенями, только чудом не падая вниз. Лестница развернула спираль, превратившись в ровную полосу, но стоило преодолеть сотню метров, как она снова закрутилась, точно змея перед броском. Еще через минуту ступени закончились, а перед спутниками разверзлась пропасть в сотню этажей.

          Саар бесстрашно шагнул вперед, и Церес едва успела дернуть его за руку, чтобы оттащить назад.

          - Что ты творишь?!

          - Это обман, Церес.

          Она замотала головой.

          - Снова разобьешься! Мы потеряем время.

          Парень дернул руку, обдирая кожу об острые пальцы робота. Поймав ее взгляд, он шагнул к краю лестницы. Нога зависла над краем пропасти.

          - Ничего не случится.

          Уверенный шаг в пустоту. Церес была готова к тому, что он с криком рухнет вниз, но парень остался стоять. Под ногами не было ничего, кроме воздуха, но Саар широко улыбнулся и развел руки в стороны, показывая, что под ним – твердая опора. Церес подошла ближе, недоверчиво покачивая головой.

          Саар протянул ей руку в полном молчании. Голубые глаза горели.

          - Ты ведь мне веришь?

          Опасливо девушка скользнула вперед, укутанная своим полем, как одеялом, готовая в любой момент к неизбежному падению, но внизу действительно чувствовалась твердая поверхность.

          - Идем.

          Искривилось ли пространство, ускорилось ли время или так распорядилась судьба, но площадки они достигли всего через пятнадцать минут головокружительного бега, едва касаясь ногами мнимой пустоты.

          ***

          Площадка оказалась неровной. В центре на небольшом постаменте стояла установка для считывания данных. Крепления отливали чернотой и были тщательно смазаны. Тонкие проводки тянулись вниз и уходили под платформу, сплетаясь в толстые канаты. Кто-то внимательно следил за этим местом. Может, ищейки приходили сюда отдать дань уважения своему создателю.

          - Пора возвращаться, – проговорил Саар, и Церес прекрасно поняла, о чем он.

          Но не успела она сделать и шага, как на платформу обрушился сокрушительный удар. Послышался скрежет и знакомое шуршание. Воздух взорвался ослепительной вспышкой, по ушам ударило отвратительное гудение, низкий вибрирующий звук летящего в цель сгустка энергии. Саар отскочил в сторону, и как раз вовремя. Белый росчерк пламени прожег то место, где он стоял секунду назад. В воздухе повис запах гари и масла.

          Церес стояла на дальнем краю платформы. Ищейки обступили ее. Когтистые лапы тянулись к животу, где, пульсируя, точно заключенное в стекло пламя, набирался сил Истинный Цвет.

          Вскинув пистолет, Саар выругался. Он не мог стрелять, когда Церес была так близко к врагу.

          Девушка пригнулась и рванула вперед. Пальцы робота пробили лицевые пластины ищейки справа, сжали что-то внутри. Ищейка забилась, но поле надежно удерживало куклу на земле. Что-то внутри треснуло, надломилось, из горла врага вырвался протяжный скрежет, похожий на предсмертный хрип. Вторая ищейка отступила на шаг назад, и Саару показалось, что она боится. Мысль была абсурдной, не логичной. Тряхнув головой, парень выстрелил. Тонкий синий луч подкосил врага, срезая задние ноги выше шарниров. Церес резко развернулась и повторила удар. Вторая ищейка рухнула на землю, слабо подергиваясь.

          - Будут еще, – проговорила девушка.

          - Тогда поторопимся.

          Церес шагнула к Саару. Внезапно зеленую глубину настороженного взгляда прошила белесая вспышка страха. Церес замерла, осмотрелась по сторонам, обернулась, зацепилась взглядом за постамент. Тонкие проводки поднялись в воздух, раскачиваясь из стороны в сторону, будто змеи, готовые ужалить в любой момент.

          Девушка хотела отойти назад, но несколько проводов рванулись вперед, впиваясь в руки. Саар бросился к подруге, но был отброшен хлестким ударом по лицу. Коснувшись щеки, он посмотрел на руку и увидел, что она окрасилась черным. Рана быстро затянется, но ошеломление от внезапной атаки выбило почву из-под ног. Тряхнув головой, Саар поднял взгляд на Церес. Ее почти полностью опутали провода терминала. Девушка пронзительно закричала, когда тонкая игла вонзилась в живот, прожигая защитную пластину, нацелившись на носитель.

          Саар вскочил на ноги, уворачиваясь от стальных плетей, готовых столкнуть его с платформы. Церес отчаянно рванулась к нему, из последних сил разрывая путы, но новые и новые провода впивались в тело куклы, сковывая, стягивая, подтягивая ее ближе к постаменту.

          С раздирающим уши гудением между друзьями опустилась силовая стена. Не успев затормозить, Саар врезался в прозрачную преграду. От боли помутилось в голове.

          Он снова опоздал.

          - Церес! – ударив кулаком в силовое поле, Саар почувствовал, как лопается кожа. Тяжелые черные капли скользили вниз.

          Кокон из проводов полностью скрыл куклу. Скрипучий механический голос пронзил его разум, точно вспышка молнии.

          - Загрузка программы. Веду поиск.

          - Нет!

          - Носитель обнаружен. Идет загрузка.

          Все утонуло в ослепительной вспышке. Боль обрушилась неожиданно, стремительно распространяясь от кончиков пальцев и проходя до самых пят удушливой, тошнотворной волной. Голова закружилась, Саар осел на пол. Раздавленный, оглушенный, уничтоженный внезапным, всепоглощающим, яростным приступом боли, которая накатывала и отступала, снова и снова погружая его разум во мглу. Пошатнувшись, он уперся руками в невидимую стену, из последних сил стараясь не потерять сознание.

          Ускользающие мысли омывали волны цвета, отдаваясь импульсами в саднящих от боли руках. Скользнув взглядом по прозрачной стене, Саар с удивлением, медленно перерастающим в горький ужас, увидел красные следы. Кровь, сочащаяся из порезов, обрела цвет, наполнилась им, впитала каждую крупицу, точно плод, налившийся соком. Пальцы соскользнули вниз, оставляя за собой неправдоподобно яркие полосы.

          Сзади послышался скрип. Саар даже не попытался обернуться. Он чувствовал запах подбирающегося все ближе врага. Ищейки не оставят попыток его убить. Теперь это совсем просто. Глянув на пистолет, он с усмешкой отметил последний заряд.

          Пошатываясь, парень поднялся. В последний раз, мысленно прощаясь, коснулся прозрачной стены, чувствуя, как к горлу подкатывает горький комок сожаления. В груди слабо кольнуло, словно важная часть исчезла, точно последний фрагмент мозаики. Ему не суждено снова почувствовать целостность. Цвет мягко струился, проникая все глубже, он превратился в неудержимую силу, что вот-вот разрушит загнивающий мир Структуры. Чтобы возродить его? Открыть путь для оставшихся людей?

          Была ли разница?

          Обернувшись, Саар поднял руку и коснулся губами пальцев, пробуя кровь на вкус.

          Соль и горечь. Тлен и смерть.

          Вскинув пистолет, Саар внимательно следил за приближающейся ищейкой. Чувствовал, что рядом еще несколько преследователей.

          Через мгновение голубоватый луч пронзил подступавшую тьму.

          ***

          - Модульная программа завершена.

          Щелчок. Постукивание пальцев по клавиатуре, слабый аромат сигарет и полыни. Мужчина, сидевший у монитора, внимательно всматривался в черты мальчика, заключенного в клетку из стекла и синтетической жидкости. Зеленоватое свечение экрана заострило черты, отчего лицо мужчины казалось изможденным и уставшим.

          Он на самом деле устал. Смертельно вымотался.

          - Не простовато ли, как вам кажется?

          Обернувшись, мужчина прищурился, рассматривая незваного гостя. Презрительно фыркнул, поморщился и снова вернулся к работе.

          - Это лучшее, что возможно воссоздать.

          - Дать им сразу все, что нужно? Подвести к решению всех задач? Идеальный вариант, вам не кажется? Не стоило ли усложнить их путь? В реальности ведь все иначе.

          - Все, в любом случае, пойдет не так, как мы рассчитали.

          - О чем вы, профессор?

          Мужчина сдавленно рассмеялся, и тотчас согнулся пополам в приступе мучительного кашля. Постучав кулаком по груди, он настороженно посмотрел на гостя, но тот ничего не сказал, лишь стыдливо отвел глаза, словно стал свидетелем преступления. За ухом у гостя виднелись первые признаки заражения. Скоро придется сделать операцию. Механизация неизбежна. А за первой последует вторая и не будет им конца. Лучше смерть, чем такая жизнь.

          - Будущее – весьма непредсказуемая субстанция. Все, что мы модулируем в этой комнате, имеет к реальности слабое отношение. Мы лишь просчитываем возможности, понимаешь?

          - И каковы шансы, что все пойдет так, как заложено в модульной программе?

          - Не берусь просчитывать. Они смогут найти Цвет там, где я запрограммировал. Или не найти его. Или отыскать в другом месте. Ты удивлен?

          - Я предполагал подобное, – уклончиво ответил гость.

          - Программа завершена. Их пора выпустить.

          - Вы подарили им память?

          - Разумеется. Улепетывать они будут отсюда с такой радостью, словно им и правда даровали свободу.

          Гость переминался с ноги на ногу, не решаясь спросить. Это начинало откровенно раздражать.

          - Сколько они вынуждены будут скитаться, прежде чем синтез завершится?

          Мужчина назвал цифру, гость удивленно присвистнул.

          - Вы уверены? Тогда, может, еще один цикл…

          - Это ничего не изменит, – последовал нетерпеливый ответ.

          Он посмотрел на соседнюю клетку, где в жидкости и переплетении проводов находился второй подопытный. Потребовались годы и генетический материал его дочери, чтобы создать ее. Идеального носителя. Человека, способного впитать Цвет. Несмотря на модулирование смерти в программе, вероятность этого в реальном мире оставалась минимальной.

          Как и вероятность ее спасения.

          Но мужчина верил. Отчаянно, как и мог верить однажды потерявший ребенка отец, что его дочь будет спасена. Вмешается ли судьба или обстоятельства сложатся таким образом – он будет рад любому благоприятному исходу.

          - Думаете, создать ее такой было хорошей идеей?

          Мужчина поморщился, словно вопрос причинял ему боль.

          - Так она снова живет. Не думаю, что любой другой отец ответил бы, что это плохо.

          Гость замолчал, чувствуя себя неуютно.

          - Пора, профессор. Мы будем наблюдать из центра управления.

          ***

          Клетки открылись, как и планировалось. Мужчина жадно впивался глазами в экран. Подопытные пришли в себя. Оделись. Сигнал тревоги был включен, и пронзительный визг сирены катился по коридорам, ударяясь о стальные стены.

          Они бежали, а профессор словно был рядом с ними. Видел, как девочка обдирала плечи о сталь, как парень тянул ее за собой.

          Когда они оба прыгнули, он затаил дыхание.

          Только когда дыра в полу осталась позади, а его «дочь» невредима и скрылась в переплетении коридоров, мужчина позволил себе вновь глотнуть воздуха.

           «Осталось оставить карты. Больше мы ничем не можем помочь».

          Где-то наверху, за границами слышимости и видимости, начинала неконтролируемый рост Структура.

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: +7 Голосов: 7 161 просмотр
Нравится
Комментарии (27)
DaraFromChaos # 19 марта 2017 в 10:58 +2
«Кто отказался от Цвета, тот растворяется в холоде. Ибо теряет душу, а значит – возможность бессмертия. Кто же по доброй воле отдаст другому без остатка свой Цвет?» Тургор: Голос Цвета В мире-без-времени лабиринтам не было конца. Улицы изгибались, сплетались, искажались, падали друг в друга, изломанные под невозможными углами, связанные диким кружевом лестниц и полуразрушенных каменных труб, переходов и мостов.
мир без цвета и мир без времени - мои любимые темы
так что плюс за процитированный фрагмент :)
дальше читала по диагонали - просто не мое v
Рэйв Саверен # 19 марта 2017 в 11:11 +2
Хорошо, что хоть с темой угадала. laugh
DaraFromChaos # 19 марта 2017 в 11:14 +1
да лана: угадала - не угадала :)))
фломастеры - они на вкус и цвет разные

О! знаю, кому может понравиться!
Лексиииии!!!! Космолет, иди сюда! smoke
Рэйв Саверен # 19 марта 2017 в 11:16 +1
Мне стоит начинать дрожать и готовить валидол?)
DaraFromChaos # 19 марта 2017 в 11:18 +1
наоборот
Лекси такую тематику любит :)
я специально его позвала, чтобы порадовался сам и афтыря порадовал кумплиментами
Рэйв Саверен # 19 марта 2017 в 11:19 +1
Если есть за что комплементить.)
Отзыв ведь должен быть честным. laugh
Жан Кристобаль Рене # 19 марта 2017 в 11:48 +2
Хех) Рейв отнюдь не новичок.) НФ не мое, но рюши понравились. Вечерком напишу, что глаз кольнуло. С дебютом!
Заслуженный плюс.
DaraFromChaos # 19 марта 2017 в 11:56 +2
Кристо, "новичок" не означает "не умеющий писать" :))))
Жан Кристобаль Рене # 19 марта 2017 в 12:03 +2
Я чел простой. Мне нра...
Хотя местами и непонятная заумь.)
Рэйв Саверен # 19 марта 2017 в 12:01 +2
Спасибо.)
Буду признательна за указание ошибок. Сама часто их просто не вижу, из-за бесконечной редактуры.
Ольга Маргаритовна # 19 марта 2017 в 13:49 +2
Рейв отнюдь не новичок.)
Так и есть. Она на Прозе пишет. Я читала буквально на днях другой отрывок. Мне понравилось.
Дмитрий Липатов # 19 марта 2017 в 12:18 +2
Нет ничего интересней, править уже изданную книгу.

«- В городе впереди есть люди, которые наслышаны о чистом Цвете».
(в городе впереди - плохо воспринимается. Впереди будет город, люди которого…)


«- Нет, но в их компьютерах я обнаружила данные, что Охотники стали ошиваться возле входа».
(коряво …обнаружила данные о том, что… или …я обнаружила интересную вещь: Охотники стали …)

«Впереди лестница, ведущая к дальним коридорам».
(«впереди» было чуть выше. Показалась лестница…)
«Откинув со лба прядь черных волос, он двинулся вперед, считая шаги».
(нравится вам «вперед». Это правильный выбор, только вперед, брат. …он пошёл по ступеням, считая шаги. «Двинулся» оставим для «музыкантов» с «баянами» )

«- Движение. Сто метров, у подножия лестницы, – голос Церес звучал напряженно и взволнованно».
(как это напряженно и взволнованно? Вы пишите на том уровне, где показывают, а не рассказывают)


«Внизу было темно, но не для его глаз».
(здесь бы объяснить, почему не для его глаз)
«На лбу нет отметины, что насторожило Саара».
(запнулся. Отсутствие отметины на лбу насторожило Саара)

«Саар рассмотрел тонкий женский силуэт, укрывшийся за грудой камней у самого входа в коридор у подножья лестницы».
(самого - лишнее. Коряво. Надо определиться либо у входа в коридор, либо у подножья лестницы)


«- Разумеется. Только он слишком близко к поселению и скоро найдет вход».
(поселение - канцелярит, и уже звучало)

«Пистолет завибрировал и мягко засветился синим».
(насколько помню, пистолеты не вибрируют а тем более не светятся синим. Там, где вы о нём впервые упомянули надо было объяснить, что это за волына. Может Саар перепутал и взял вибратор?)

«Саар подошел к первой ступени, наблюдая за охотником».
(Наблюдая за охотником, Саар подошел к первой ступени)

«Тот был полностью поглощен преследованием добычи и даже не повернул головы, когда парень шагнул вниз».
(пресл добычи - канцелярит, уже было. Полностью -лишнее)

«Звук был достаточно громким, многократно усиленный эхом, он прокатился до самого низа и привлек бы внимание любого другого охотника».
(достаточно - паразит)

«Но этот лениво вертел головой, шелестя лицевыми пластинами, под которыми скрывался внушительный арсенал оружия».
(но - лишнее)

«Женский силуэт оставался неподвижным. Саар мог предположить, что девушка мертва, но мерная пульсация ее дыхания искажала линии уровня».
(силуэт, да еще тонкий подразумевает стоящего чела, если он, канешна, на стене а не в мониторе. Может ли человек умереть стоя? Лучше жить на коленях. У лежачего (мёртвого) человека нет тонкого силуэта)

«Они слабо выгибались и вибрировали, нарушая гармонию черно-белых переплетений».
(не совсем понятно где всё это происходит, как они общаются с Церес через что? На чём Саар видит силуэт?)

«Из-под белого стеклопласта показалось угрожающее дуло на том месте, где раньше был рот».
(Из-под белого стеклопласта на том месте, где раньше был рот, угрожающее блестело дуло)

«Повертев головой, охотник безошибочно повернулся в сторону Саара, и относительную тишину разрезал отвратительный клокочущий звук выстрела».
(относительную - лишнее)

«Странное, пульсирующее гудение ударило по ушам, когда обжигающий сгусток рванулся точно в грудь парня».
(«пульсирующее» у вас голубоватое свечение из пистолета, два раза было. Если сгусток только рванулся, кому он обжигающий, Охотнику? Точно - лишнее. Скорее всего ударил в грудь)


«Отскочить назад не было времени, оставалось только прыгнуть вперед».
(странно, на прыжок вперед время было, а назад - нет. Отступить - значит умереть, чтобы выжить, нужно было сделать что-то неожиданное. Саар прыгнул на Охотника)

«Такого прыжка охотник не ожидал и попятился, чтобы выстрелить еще раз, но натолкнулся на колонну, за которой сидела незнакомка».
(непонятно, первый раз, куда он выстрелил? И куда попал? Там ведь было только рванулся в грудь. Если попал, то почему нет никакого описания последствий?)
Спасибо. Плюс.
Рэйв Саверен # 19 марта 2017 в 12:24 +3
(насколько помню, пистолеты не вибрируют а тем более не светятся синим. Там, где вы о нём впервые упомянули надо было объяснить, что это за волына. Может Саар перепутал и взял вибратор?)

Было бы забавно бегать с вибратором.) Это энергетическое оружие, с ограниченным боезапасом, так что оно вибрирует и нагревается перед выстрелом. Но если вы попросите выдать принцип его действия, то я, разумеется, этого не смогу сделать.)

не совсем понятно, где все это происходит
особенности зрения героя. Церес - в его голове, переговариваются они через чип, где записана ее личность.

Спасибо за такой подробный разбор. laugh
Надеюсь вам понравилось, обязательно исправлю ошибки.)
Ворона # 19 марта 2017 в 13:00 +3
Саар перепутал и взял вибратор?)
scratch
мягко засветился синим
rofl
Фсё фпарятке, Дим в ударе, то бишь в своём репертуаре!
балин, у мня аж пакля-рвакля получилася!
Жан Кристобаль Рене # 19 марта 2017 в 13:02 +3
Апять таки хорошо, что чел Маню читкал и знает, чего от Димона ожидать rofl Ща, небось, пародию строчит)) laugh
Рэйв Саверен # 19 марта 2017 в 13:05 +3
О, так можно будет потом прочитать о бравых воинах-вибратороносцах, спасающих мир?)
Жан Кристобаль Рене # 19 марта 2017 в 13:07 +3
А фехтование вибраторами?! crazy Это жеж Д`Артанян отдыхает shock
Рэйв Саверен # 19 марта 2017 в 13:09 +3
Для полного соответствия выбранному оружию, героя должны звать Ч'ленторьян.
Один вибрирует за всех и все за одного.
Ворона # 19 марта 2017 в 13:13 +2
фехтование вибраторами
и чтоб до посинения!
Ну ладно уж. пусть до мягкого laugh
Жан Кристобаль Рене # 19 марта 2017 в 13:16 +2
Кошмар какой zst Дедушка Дюма, а также отеци сын флюгерами в гробах крутятся
""
Анна Гале # 19 марта 2017 в 13:40 +2
Не мое, но хорошо написано. Плюс!
Жан Кристобаль Рене # 20 марта 2017 в 16:14 +2
А и здрасте)) В целом, как и сказал, на высоком проф уровне рассказик написан, так что критиковать особо и нечего)) Просто парочка даж не ляпов, а просто "ябнаписалтак"-ов))
собирался найти другой путь, но не представлялось шанса.
тут спотык был. Потому что не устоявшееся "не представлялось возможности". ретроградское имхо))
всю дорогу до выхода и с облегчением вздохнул,
Я б написал "облегчённо вздохнул". Просто, чтоб бородатого прикольного пожелания после туалета избежать.. zst
В голове раздалось отвратительное шипение, – ты уже несколько дней гонишь меня вперед. Если что-то узнала, то могла бы сказать прямо. - Ты не удосужился спросить. - Я делаю это каждый день! Церес хмыкнула, отчего парень пожалел, что у нее нет тела. Несколько увесистых оплеух привели бы подругу в чувство.
Вот здесь элемент неожиданности, имхо-имхо, не сыграл. Наоборот, мне спервоначалу пришлось перечитать. Для самого начала повествования несколько отпугивающе для читателя.
резко уходила вниз, прямая, как палка,
Вот и это сравнение несколько мне неточным показалось. Есть жеж "суковатая палка")))
Достав из-за пояса пистолет, Саар старался не смотреть по сторонам
Опять же имхо "Доставая" zst
То, что он принял за женский силуэт, скорее напоминало механическую куклу. Тонкие руки, покрытые странным матовым пластиком, прижаты к груди, точно существо читало молитву. Ноги, соединенные с телом лишь стальными шарнирами, были вывернуты и оканчивались не обычной человеческой стопой, а острыми, как бритва, лезвиями. Как она передвигалась, можно только догадываться. Никакой одежды, разумеется. Странная особенность – белые, спутанные волосы, такие длинные, что укрывали механическое тело. Глаза широко распахнуты, безжизненны, похожи на человеческие, как и тонкое, удивительно красивое лицо.
Офигенный образ! smile
Рука, лежащая на полу, обернулась кучкой пепла
Вот тут тож, на мой взгляд обернулась несколько неточно... zst Мож таки "превратилась"? М? smile
- Ближе к сути, Церес.
Не канцелярит, не?
Кто знал, что штырь внизу пронзит ее с оглушительным, тошнотворным звуком рвущейся плоти?
Вот тут из контекста получается, что если беззвучно пронзит - хорошо, но со звуком - ай-ай-ай))) Мне каж, надоть добавить: "её с таким оглушительным..."
Грохот выстрела показался оглушительным.
Так, вот ещё)) Почти на каждном шагу это слово - оглушительный)) Надоть иногда синонимом заменять)) Уж слишком его многовато)) zst
Тонкий синий луч рванулся вверх в поисках цели.
Как бывший технарь - протестую)) Глаз при всём желании не уловит, как луч "рванулся". И зона поисков ограничена прямолинейным распространением. Мож "заметался"?
Дальше то ли глаз замылился, то ли экшен зашкалил. Но, скорее всего, тщательней вычитывалось)) Хороший рассказец, как и говорил. Придирки - чистое имхо))
Рэйв Саверен # 20 марта 2017 в 16:41 +2
Спасибо за такой подробный разбор laugh
Замечания по делу, обязательно все учту, когда соберусь расширять текст.)
Жан Кристобаль Рене # 20 марта 2017 в 16:55 +2
На здоровье! Рад помочь)
Ольга Маргаритовна # 20 марта 2017 в 19:28 +2
Плюс. Мне понравилось)
Темень Натан # 21 марта 2017 в 18:18 0
Кто отказался от Цвета, тот растворяется в холоде.
"общество, в котором нет цветовой дифференциации штанов, лишено цели" smile
Видно, автор небесталанный, что какой-то опыт есть... Впечатление, что это не рассказ, а кусок из романа. Но. затянуто, как по мне. уже в середине, несмотря на "изысканный слог" и прочие изыски, внимание моё было потеряно. думаю, много чего можно безболезненно выбросить, и сразу перейти к финалу. Есть места, где запинаешься. много разговоров, переживаний... много мишуры. Идея, в общем-то, не новая, задумка неплохая... Плюс поставлю, но я не ваш читатель... +
Рэйв Саверен # 21 марта 2017 в 18:36 +1
Спасибо за отзыв.)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев