1W

Планета пяти лун. Глава 13. Фокусники

в выпуске 2018/09/03
15 августа 2018 - Ольга Логинова
article13275.jpg

Глава 1

Глава 12

Гера с наслаждением опустилась на стул и вытянула ноги. Всё тело ныло от долгой работы, а отяжелевшие веки постоянно стремились вниз. Сейчас она была готова заснуть даже на этом неудобном стуле с покосившейся спинкой.

— Мы ещё не закончили настойку от прыщей, — буркнул Аро, исподлобья глядя на сестру.

— Я больше не могу, — тихим голосом отозвалась она.

— И что я, драк, один батрачить должен?

— Я раньше начала.

— Сейчас же подняла свою плоскую задницу и начала работать!

— Я лучше мусор вынесу. — Гера перекатилась на бок и, спустившись на пол, встала на колени. Кое-как поднявшись на ноги, девушка подняла переполненную мусорную корзину и вышла в сад.

Стояла глубокая ночь, тишину которой нарушало лишь громкое стрекотание насекомых. Жёлтая луна, изредка выглядывая из-за рваных облаков, заливала всё вокруг мягким светом, превращая мокрый от недавнего дождя сад в сказочный мир, где на земле сверкающих звёзд больше, чем на небе. Свежий ночной воздух немного взбодрил голмэнку, и она смогла мыслить трезвее.

После прошлой ссоры удача снова вернулась к Аро. Он больше не пил и выигрывал хорошие деньги, что позволило брату и сестре арендовать лавку на строившейся Ярмарке. С тех пор всё их свободное время уходило на приготовление лекарственных порошков, косметических настоек и прочих эликсиров, которые потом можно будет продать за хорошие деньги. Работы было много, и алхимики трудились до середины ночи. Из-за короткого сна Гере стало сложнее работать, и она мотивировала себя лишь тем, что уже через неделю начнётся долгожданная ярмарка, где им понадобятся все сбережения и заработанные на ней деньги.

Доковыляв до мусорной ямы, девушка опрокинула ведро, и оттуда посыпались пустые коробки и упаковки от использованных алхимических элементов. Последним вывалился лист пергамента, и Гера с лёгким недоумением подняла и развернула его. В слабом свете она разглядела свой почерк и, догадавшись о содержании текста, сердито направилась в дом.

— Почему ты его выкинул? — голмэнка сунула пергамент в лицо брату.

— А, твоя исследовательская работа с провальным эликсиром, — пренебрежительно протянул Аро. — Я думал, ты выкинула этот бред из головы.

— Да какого гракха? Я почти приблизилась к разгадке!

Юноша заржал.

— Ты ведь даже не смотрел в него, верно? — прищурилась Гера.

— На кой?

— Да потому что здесь есть явная зависимость! Взгляни: соотношение массы эликсира и веса предмета, его материал и размер — всё это сказывается на быстроте исчезновения и возникновения. Всё происходит не случайно, а если есть закономерность, то есть и силы, которые ей движут.

— И что же это за силы? — Аро иронично приподнял бровь.

— Я пока не поняла, но если бы ты мне помог…

— Я не буду этого делать.

— Но ты ведь знаешь, почему у нас ничего не вышло, — Гера твёрдо поглядела на брата.

— Хватит парить мозги, нам нужно закончить настойку, — устало огрызнулся Аро. — Подай…

— Я помогу, если ты скажешь, что с нашим эликсиром не так.

— Ах, что не так! — Аро, паясничая, всплеснул руками. — Сказать, что не так?

— Да, скажи!

— А то, что алхимия полностью себя исчерпала в этом эксперименте. Она сделала всё, на что, драк, способна. Предмет, мать его, исчез! Закономерность, по которой он исчезает, напрямую зависит от скорости проникновения эликсира в структуру объекта. Чем он твёрже и больше, тем дольше будет исчезать. Это, драк, даже пятилетний объяснить тебе сможет! Эликсир действует идеально.

— Тогда почему всё возвращается?

— Потому что, драк, это уже не алхимия. Алхимия на такое не способна, это противоречит всем её гракховым законам. Это уже больше похоже на магию саккэнов или, там, дарлингов, не разбираюсь я в этом их дерьме.

Гера вспомнила их разговор с Април в университетской библиотеке. Если они с Аро говорили об одинаковых вещах…

— То есть… — протянула девушка и тут же встряхнула головой, отгоняя навязчивую мысль. — Нет, ничего. Это глупо. Ведь объединение магий разных родов невозможно.

— А гракх его знает. — Аро пожал плечами, облокотившись о стол и уставившись в потолок. — Если ты покажешь наш эксперимент какому-нибудь чокнутому шаману, он может тебе и ответит. Только где ты его найдёшь, а? Где? Они водятся в пустынях и не забредают так далеко на юг. Поэтому если у тебя не появилось идеи, как достать этих евнухов, то желаю тебе удачи, а сейчас заткни рот и принеси йодид серния.

Гера отошла к шкафчику с ингредиентами, взяла оттуда пузырёк и громко поставила его перед братом.

— Шаманов мы достать не можем, а как насчёт мастеров рун? Дарлинги живут не так уж и далеко. Я помню, как мы в детстве ездили в какую-то деревню у гор. Если бы ты вспомнил дорогу, можно было наведаться туда: наверняка у родителей там остались друзья, которые позволят пожить у них некоторое время. Мы сможем погулять по окрестным горам и поискать поселения дарлингов. Они ведь торгуют с нами, значит, их города должны быть не высоко.

— Прекрасный план, Гера! — с воодушевлением воскликнул Аро.

— Правда?

— Да, грубготова мать! — он преувеличенно радостно взмахнул руками. — Мы поедем гракх знает куда, будем жить гракх знает где и искать гракх знает кого! А если по чистой случайности мы найдём какого-нибудь подколодного мастера рун, мы ему скажем, что у нас тут, драк, эксперимент не удался, и нам нужно выучить парочку рун. А он нас пошлёт к грубготовой матери, потому что, драк, никто тебе не раскроет родовую магию. Это сакральные знания, и в них не посвящают каждого встречного. Разве твоя умная подружка не вдолбила это в твой маленький мозг?

— Она упоминала об этом пару раз, — Гера зло прищурилась. — А моя красивая подружка говорила, что тебя и минуты вынести нельзя. А значит, тебя лучше не брать на поиски.

Аро заржал.

— Ты слышал это, Илот?! — сказал он, обращаясь к богу алхимии. — Моя тупая сестра решила поехать в гости к дарлингам, чтобы научиться чужой магии. Смотри, чтобы об этом никто не узнал, а то сожгут, как родителей, только с позором, а не почестями.

— Откуда, драк, ты это взял? — голмэнка засмеялась. — Боги не запрещают пользоваться чужой магией.

— Ну тогда вперёд! Только это отречение от своих традиций. Тебя скрутят сразу же, как узнают о…

— Никто не узнает, если ты заткнёшься, — перебила Гера. Она и сама уже поняла, что брат прав. — А путешествовать у нас не запрещено. Если все будут знать, что я еду к друзьям родителей…

— Ты не едешь никуда, ясно? — вкрадчиво проговорил Аро.

— Да ну? — Гера сощурилась. — Ты меня, что ли, остановишь?

— Да! — брат повысил голос. — Я. Потому что одна ты ни на что не способна, а я не собираюсь рисковать своей задницей ради гракхова эксперимента.

— Что, прости?! — Гера опешила. — Это я ни на что не способна?!

— Дошло до неё! — Аро заржал. — Спустись на землю! Я научил тебя всему, потому что мне нужен лаборант, а не сестра с самомнением.

— Вот как? Выходит, я должна всю жизнь тебе прислуживать? Ты проводишь эксперименты, получаешь лавры, а я так, девочка на побегушках?!

— А разве нет? Ты ведь не алхимик! Составлять эликсиры по простейшим рецептам даже она сможет, — Аро ткнул пальцем в дверь. В проёме арки между лабораторией и библиотекой стояла Вилли, заспанными и испуганными глазами смотревшая на родителей.

— Иди в кровать, мелкая, — бросила Гера и обернулась к брату. — Так, значит, я не алхимик? — со злостью и обидой проговорила она.

Аро молча глядел на неё с кривой усмешкой.

— И без тебя я ни на что не способна?

— На-адо же, ты соображаешь…

— А может, ты просто боишься меня отпускать? — вкрадчиво спросила Гера, приближаясь к брату. — Потому что у тебя не хватит терпения, чтобы составить хоть один из своих гениальных рецептов. Ты меня называешь ничтожеством, потому без меня ты сам бесполезен!

Он сильной пощёчины в голове Геры зазвенело. Аро взял её за грудки и притянул вплотную в своему лицу. Пахнув на неё зловонным дыханием, брат медленно прошептал:

— Ещё хоть раз ты меня попытаешься унизить, и я изобью тебя до смерти. А теперь закрыла свой наглый рот и приготовила то, что мы не закончили.

— Простите, великий алхимик, — сквозь зубы процедила Гера, стараясь сдержать слёзы, выступившие из-за боли и обиды. — Боюсь, мне нужно уложить вашу дочь спать.

Вырвавшись, девушка обернулась и, подтолкнув Вилли в спину, быстро вышла в темноту спальни.

— Мамочка, — развернувшись, тихим высоким голосом проговорила девчушка.

— Чего тебе? — грубо отозвалась Гера.

— Обними меня.

— Не сейчас, Вилли.

— Мам, пожалуйста! Мне страшно спать, когда вы так ругаетесь.

Дочь смотрела на девушку грустными умоляющими глазами и, не устояв, Гера согласилась.

— Ладно, только чуть-чуть.

Она устало опустилась на кровать, и тонкие ручки дочери оплели шею голмэнки. Мягкие волосы девочки, пахнувшие чем-то сладким, слегка коснулись горящей от пощёчины щеки. Гера чувствовала, как у её груди бьётся крохотное, родное сердечко. Прижав к себе дочь, голмэнка спрятала лицо в мягких, лохматых после сна волосах. Душа болела от обиды и усталости от такой жизни. Девушка хотела заплакать, но ком застрял в горле, и ни одна слеза не выкатилась из зелёных глаз. Маленькая ручонка гладила Геру по волосам. Успокоившись, девушка заметила, что крепко сжимает тоненькое, хрупкое тело дочки. Голмэнка редко общалась с ней, но Вилли будто всегда чувствовала состояние матери. Рядом с ней Гера не могла врать или притворяться. Она была настоящей, хотя всеми силами пыталась это скрыть.

Отодвинувшись, девушка вытерла влажные глаза.

— Всё, теперь пора спать.

Вилли послушно кивнула. Её взгляд светился теплотой и любовью. Или это отражался обманчивый лунный свет, падавший сквозь окно?

* * *

Неделя закончилась быстро. Аро и Гера редко разговаривали после той ссоры, а темы их бесед сводились к эликсирам и подготовке к Ярмарке. Трейвуд наполнялся гостями: торговцами из соседних городов, жителями мелких поселений, мастерами и артистами других родов. Ярмарка была единственным событием, каждый год объединявшим голмэнов, эльвенов, саккэнов и дарлингов. И так как площадки её проведения удостаивались этой чести раз в тринадцать лет, жители невероятно радовались празднику длиной в пять дней. Огромная площадь за городом была застроена сотнями лавок, заполненных самыми разными товарами: от простых безделушек до мебели и магических артефактов.

В первое утро ярмарки брат и сестра поднялись еще до рассвета. Быстро приведя себя в порядок и перекусив хлебом с молоком, они запрягли Геруда в арендованную телегу, в которую еще с вечера загрузили часть товара, и поехали к своей лавке.

Хотя до открытия ярмарки было еще два часа, на ней уже было много народу. Торговцы раскладывали товар, украшали лавки, совершали последние приготовления. Этим же занялись Гера и Аро.

Ярмарка началась с восходом солнца. Пестрая толпа горожан и приезжих хлынула в многочисленные проходы. Люди гуляли по широким проходам, что-то рассматривали, торговались и разговаривали. Торговцы расхваливали свои лавки, кричали во весь голос, где-то устраивали маленькие представления, а в иных местах уже завязалась драка. Шум стоял неимоверный.

Гера и Аро не отставали от других в рекламе. Брат и сестра показывали впечатляющее действие некоторых снадобий, отчего толпа, собравшаяся вокруг, удивленно и радостно шумела. Многие из толпы, в основном приезжие, покупали эликсиры. Несколько бабушек оставили много монет, набрав кучу лекарственных мазей, порошков и настоек. Среди молодых особой популярностью пользовались гремучие смеси, какие покупали с гордостью и весельем, и настойка от угрей, о которой спрашивали тихо и брали исподтишка.

Весь день толпа не теряла своей величины и шумливости. На место одних покупателей и просто любопытных приходили другие, и у торговцев не было времени передохнуть. К полудню Аро и Гера прекратили представления и устроили себе обед, постоянно отвлекаясь на покупателей. Оба уже прилично устали, а Аро снова начал огрызаться, хотя все утро он был веселым и дружелюбным, каким Гера не видела его уже много лет.

Когда солнце зашло и повсюду начались представления, проходившие на небольших подмостках, раскиданных на каждом перекрестке, лавки стали закрываться. Аро и Гера погрузили в повозку непроданные эликсиры и юноша поехал домой. Голмэнка тоже хотела отдохнуть, но подошедшие Дори и Април потащили её гулять.

— Это божественное место! — восхищённо тараторила блондинка. — Просто глаза разбегаются, и всё довольно дёшево.

— Я нашла такие редкие книги! — перебила её Април.

— А у меня родители напокупали тонну семян.

— Мои взяли диван. Говорят, стоил дорого, зато он такой мягкий, я вставать с него не хотела!

— А ещё мы видели огромную лавку со всякими травами, порошками и прочей алхимической ерундой. Завтра тебя туда сводим, тебе точно понравится.

— И обязательно нужно показать тебе лавку оберегов. Там есть очень интересные вещички.

— И продаёт их саккэн, представляешь?! Никогда раньше их не видела, даже на прошлой ярмарке.

— А я тогда видела какой-то их обряд, кажется…

— Да иди ты со своими обрядами! Мы  под вечер набрели на лавку с магическими изобретениями дарлингов. Там все вещи в рунах и чего они только не делают! Двигаются, светятся, вертятся... и всё сами по себе. Я брату там игрушку купила, подарю сегодня вечером. Ты только глянь, какая прелесть!

Дори достала из сумки небольшого металлического ящера с крыльями, зубчатым хвостом и глазами из каких-то полупрозрачных красных камней. Когда к нему прикасались, он шевелил хвостом, лапами, шеей, а один раз даже свернулся в клубок на ладони девушки.

— Боги, кто это? — воскликнула Гера, с восхищением рассматривавшая игрушку.

— Это драконлинг, — отозвалась Април и, заметив вопросительные взгляды подруг, пояснила: — Зверь, живущий в горах. Дарлинги их приручают и ходят вместе на охоту. А некоторые даже летают верхом. Но это очень страшно, наверное…

— Да они все чокнутые, — усмехнулась Дори и убрала драконлинга в сумку.

— Они изобретатели, — пожала плечами Април. — Ты ведь сама законодатель моды, должна понять.

— Кстати о моде! — громко воскликнула блондинка, заставив окружающих обернуться. — Ты можешь одолжить мне пару сотен золотых? — умерив голос, обратилась она к Гере. — У меня осталось не так уж много, а я накупила всего три мешка тканей и ещё один всяких побрякушек, чтобы украшать.

— И тебе этого мало? — удивилась Гера.

— Дори решила открыть свою швейную мастерскую, — сообщила Април.

— Серьёзно?

— А почему нет?! Я могу набрать побольше всего и шить одежду на продажу, какой нигде нет… Да, поначалу клиентов будет немного, но ты ведь знаешь, как хорошо у меня это получается. Я уверена, что быстро стану популярной, а для этого мне нужно побольше хороших тканей, чтобы заработать авторитет. Ты ведь алхимик и сама знаешь, как важны качественные составляющие.

Гера вздохнула.

— Хорошо, я дам тебе завтра. Аро мне совсем мало денег оставил, чтобы я не транжирила их на всяких фокусников, — девушка закатила глаза.

— Но ты ведь будешь, верно? — лукаво улыбнулась Дори.

Подруги наконец подошли к кафе на открытом воздухе. Все столики были заняты, но Април и Дори утверждали, что здесь самые низкие цены, и пришлось некоторое время ждать свободного места. Наконец поужинав и оставив горстку золотых (цены всё-таки «кусались»), девушки пошли на представления.

Ночью ярмарка поражала даже больше, чем днем. На каждом перекрестке случалось маленькое чудо: там выступали циркачи и акробаты из голмэнов, пели прекрасными голосами эльвены, дарлинги рисовали портреты невероятной схожести и продавали их владельцам. Представители всех родов танцевали национальные танцы, играли на своих инструментах, некоторые устраивали целые шоу из нескольких видов искусств, а кто-то вызывал восторженные возгласы толпы своими фокусами, в которых умельцы часто использовали родную магию. Подруги разрывались между выступавшими, им хотелось посмотреть всё, и девушки шли к тем перекресткам, где собиралась самая шумная толпа. Часто Гера бросала в шляпы выступавших мелкие монеты, которые звонко гремели, когда из переполненных шапок их пересыпали в сумки и мешки. Девушка со спокойной душой отдавала выступавшим заработанные на ярмарке деньги, потому что знала, что на следующее утро эти же музыканты, певцы и фокусники придут к ней в лавку, чтобы оставить в ней полученные за ночь монеты. Те, кто зарабатывал на ярмарке, всегда были самыми щедрыми зрителями и покупателями.

Домой Гера пришла после полуночи. Аро уже спал и она, не раздеваясь, упала рядом с братом и моментально уснула.

 

На следующее утро Геру разбудила дочь. Вилли изо всех сил трясла маму за плечо и уговаривала проснуться. Когда девушка открыла глаза, девчушка сказала, что завтрак готов, и убежала.

Голмэнка с трудом поднялась и пьяной походкой пошла умываться. Холодная вода разбудила ее, но голова все еще гудела после напряженного дня. Солнце уже встало, и Аро дома не было. По их уговору, сегодня он один стоял за прилавком, а девушка могла весь день гулять на ярмарке и тратить свою долю заработка. Кстати говоря, заработали они вчера немало: на столе в лаборатории лежал туго набитый кошель. Видимо, пока Гера развлекалась, Аро успел пересчитать и разделить деньги. Впрочем, вряд ли он сделал это поровну.

Позавтракав с бабушкой и дочкой, голмэнка раньше них убежала на ярмарку. Найдя там Дори и Април, она вместе с подругами влилась в шумную толпу, которая казалась даже больше, чем в первый день. Накупив редких ингредиентов, магических книг, среди которых было несколько по магии других родов, гору одежды (даже не интересующаяся тряпками Гера не смогла устоять перед некоторыми вещами), и еще некоторых мелочей, девушка в третий раз приковыляла к лавке Аро и, свалив покупки в угол телеги, где уже лежала кучка ее сумок, устало опустилась на стул.

Аро, уже угрюмый, но старавшийся быть дружелюбным с покупателями, буркнул что-то о том, чтобы Гера помогла ему. Голмэнка хотела послать его, но потом решила не ссориться на людях и тяжело поднялась на ноги.

Вскоре солнце село и содержимое лавки было вновь погружено в телегу. Аро сел на козлы, а Гера осталась ждать подруг, которые ушли домой и пообещали вернуться после заката.

— Завтра твоя очередь стоять за прилавком, — напомнил Аро. — И только попробуй прийти домой после полуночи, я тебя утром с постели выпихну и в бочку с водой суну, пока не проснешься.

— Я вернусь раньше, — Гера закатила глаза. — Едь уже.

Вскоре подошли подруги. Как и прошлым вечером, девушки поужинали и пошли смотреть представления в другом секторе. Ярмарка была так огромна, что они за два дня не успели обойти и половины. В этот раз Гера почти не кидала монеты в шапки: Аро не дал голмэнке выручку этого дня, и у нее почти не осталось денег.

За час до полуночи Гера оставила подруг и направилась к выходу. Она еще не была в этом секторе, и ей пришлось несколько раз подходить к столбам с планом ярмарки, чтобы сориентироваться, в какую сторону идти. У одного из таких столбов было очень шумно, и она решила посмотреть представление.

Несколько юношей в завязанных на поясе больших рубахах и кожаных штанах не местного покроя показывали фокусы. Гера успела насмотреться на магию других родов и уже хотела пройти мимо, но в этот раз ее что-то смутило. Девушка протиснулась к самому помосту и всмотрелась в действия каждого из трех фокусников.

Двое из них сидели у барабанов и отбивали руками какой-то ритм, третий стоял над низким столом с небольшим булыжником. Парень поднял вверх руку и дождался какой-никакой тишины.

— Все знают, что камни не горят, — сказал он громко и сделал паузу. — Но не все знают, что огонь живёт внутри них!

На этих словах юноша опрокинул над столом небольшой кувшин, и камень превратился в огонь. Толпа взорвалась радостными криками, но Гера нахмурилась. Она и прежде видела, как работают руны огня, но от обычной руны камень бы просто загорелся, а сейчас он исчез. Неужели кто-то опередил их с братом и смог разобраться в тайне исчезновения?

Фокусник залил огонь из другого кувшина, и булыжник снова появился на столешнице. Юноша взял его в руки.

— Ещё тёплый! Берите на память! Он обладает исцеляющими свойствами, можете в этом не сомневаться! — парень кинул камень в толпу и обратился другому фокуснику, который уже прекратил играть на барабане и держал руки в карманах огромной куртки: — Тэрон, с тобой всё в порядке? Ты какой-то бледный. Дай мне руку, у тебя, наверное, опять плохой пульс.

Тэрон вынул из кармана правую руку, и все ахнули: у него не было кисти. Но ведь Гера помнила, как ещё минуту назад он играл на барабане и обе руки были на месте.

— О нет, он потерял руку! — испуганно воскликнул первый юноша. — Как же так, дружище? Уважаемые, вы не поможете её найти? Она должна быть где-то здесь…

Вдруг на помосте что-то хлопнуло, и его окутало облаком дыма. Толпа испуганно закричала, но Гера узнала запах дымной бомбы: она такую сделала ещё в школе, когда Аро только учил её алхимии. Когда дым рассеялся, фокусники стояли вокруг стола, на котором что-то лежало.

— В общем-то, мы нашли твою руку, брат, — сказал ведущий, почёсывая затылок. — Но что теперь с ней делать?

Тэрон поднял обрубок, и кисть со стола внезапно взлетела в воздух. Толпа удивлённо вскрикнула и отступила от помоста. Кисть шевелила пальцами, сжимала их в кулак, вертелась вместе с рукой Тэрона.

— Боги, да он может управлять ей! Ну, друг, тебе повезло. Мы сможем вернуть её на место!

Ведущий схватил Тэрона за здоровую руку и подтянул к столу. Они с третьим помощником немного повозились, закрыв спинами свои действия, а когда расступились, кисть Тэрона была на месте. Зрители снова радостно закричали, зааплодировали и кинулись к помосту, прижав Геру к доскам.

— Так-то лучше, дружище! — восклицал ведущий, пытаясь перекричать толпу. — Больше не теряй её!

Гера не верила своим глазам и всё пыталась найти подвох. Магия, которую использовали фокусники, не могла принадлежать ни одному из родов. Гера знала, на что способны алхимики, друиды, шаманы и мастера рун. Но то, что делали эти парни, выходило за рамки возможностей каждой из этих магий. У голмэнки было лишь одно объяснение произошедшего: эти люди пользовались магией нескольких родов одновременно. И еще она знала, что это невозможно.

Глава 14

Похожие статьи:

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыОбычное дело

РассказыПотухший костер

Рейтинг: +1 Голосов: 1 164 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий