fantascop

Планета пяти лун. Глава 4. Неизвестный город

в выпуске 2018/08/09
24 июля 2018 - Ольга Логинова
article13125.jpg

Глава 3

Леонора бежала на запад. Она не могла позвать флибиорна здесь, в чаще, а найти поляну в незнакомой части леса не так-то просто. Она лишь знала, что река, делая небольшую петлю на севере, поворачивает на юго-запад, а значит, девушка обязательно должна на неё наткнуться. Но сколько нужно преодолеть, прежде чем охотница выйдет к открытому пространству, она не знала, а потому продолжала пробираться сквозь заросли, отмахиваясь от мошкары и паутин. Девушка боялась подняться выше: слишком близко к мелорну она находилась и всегда могла наткнуться на охотников, которые предпочитают использовать именно верхние тропы. Вряд ли она смогла бы уйти от двух мужчин, а стоит лишь рассказать им причину побега, как законопослушные эльвены тут же приведут юную преступницу в мелорн. Лишь от одной мысли о возвращении Леоноре становилось страшно, а потому она продолжала бежать по мягкой земле, думая лишь о том, как бы не упасть и не остановиться.

Через несколько минут непрерывного бега лёгкие жгло, в бок впивались невидимые иголки, а сердце громко стучало в груди, но остановка страшила девушку больше, чем тяжесть бега. В глазах начало всё мутнеть и двоиться, и охотница, пытаясь увернуться от расплывающейся в глазах ветви, больно споткнулась о затерявшийся в траве корень. Земля, уйдя из-под ног, вдруг приблизилась, и эльвенка упала в заросли высокой травы. Резкая боль обожгла левое плечо и шею, заставив девушку отпрянуть и громко закричать. Впрочем, это не помогло избавиться от боли, которая постепенно усиливалась, пока помутнённое сознание не оставило Леонору.

 

Огонь. Жестокий огонь обжигал поверхность, уничтожая траву, цветы и животных и превращая землю в камень. От него не было спасения ничему живому, а клубы огня и дыма расползались во все стороны. Он побежал по поляне, пытаясь добраться до леса, а потом угас так же неожиданно, как появился.

 

Очнулась девушка так же внезапно, как и отключилась. Она резко подняла голову, ожидая увидеть пожар, но вокруг оказался всё тот же спокойный и влажный лесной полумрак. Решив, что просто заснула, Леонора прислушалась к ощущениям.

Лежала она в довольно неудобном положении: правая рука затекла, край набитого рюкзака впился в спину, а левое плечо и шея ещё саднили. Лео медленно села и, коснувшись их, испуганно ощутила вздувшуюся волдырями кожу. Рассмотрев больное место, охотница поняла, что такие волдыри и покраснения мог оставить только ожог. Но откуда?

При быстром осмотре местности выяснилось, что невнимательной эльвенке повезло упасть рядом с кустом парвела — ядовитого растения, растущего прямо у корней некоторых деревьев. Его яд не смертелен, но оставляет болезненные ожоги.

— А так же шрамы на всю жизнь, — тихо проговорила Леонора, а на глазах у неё навернулись слёзы. — Какая же ты дура!

Обняв колени, девушка заплакала. Позже она не могла бы сказать, откуда взялись эти слёзы, и что именно их побудило: этот ожог, который точно оставит шрам на всю жизнь, боль от потери матери и дома, неизвестность будущей жизни… или же всё вместе. Но сейчас она об этом не думала. Она рыдала, свернувшись в клубок одна посреди недружелюбных джунглей и чувствуя лишь давящую пустоту в своём сердце. Эта пустота всё расширялась, разрывала её изнутри, а потом вдруг скручивалась в маленький комочек, заставляла сердце и лёгкие сжаться так, что становилось нечем дышать. Тогда Лео хотела закричать, но из раскрытого рта вырывался только сдавленный хрип. Она не боялась быть услышанной: её никто не смог бы увидеть, утешить или осудить — лишь безучастные деревья, травы и надоедливые мошки могли видеть её слёзы и слышать её рыдания. Но какое им может быть дело до покинутой девушки, у которой в одно утро не осталось ничего, кроме неприветливого будущего в бегах, приносящей лишь боль памяти и набитого рюкзака за спиной? Да, Леонора хотела перемен, мечтала покинуть мелорн и отправиться к новой и интересной жизни, оставив прошлое позади! Но чтобы так…

Такого девушка не желала никогда и оказалась совсем не готова к столь неожиданному «подарку» судьбы. Как это странно: мечтать о чём-то, но даже не думать, что мечты могут сбыться слишком скоро и не так, как этого хотелось. Да разве можно сказать, что Лео получила именно то, чего так желала, если ей от этого так больно? Сейчас она бы многое отдала за то, чтобы снова обнять мать, пообедать вместе с сородичами и вернуться в свой небольшой, но уютный дом на дереве, в котором прошли долгие пятнадцать лет её жизни.

— Зачем ты мечтаешь об этом, когда ничего не вернуть? — прошептала она самой себе. — Зачем убиваешь себя невозможным? Ты поступила правильно, сбежав оттуда, так иди, мурлок тебя дери, дальше!

Судорожно обтерев мокрые щёки, охотница трясущимися руками сняла заплечный рюкзак и вытряхнула его на землю. Кое-как подкрепившись найденными там орехами, она уложила всё снова, постепенно успокаиваясь и собираясь с мыслями. Теперь, когда она потеряла направление, было просто необходимо подняться к вершинам, а там уже можно двигаться по верхним тропам: в этой части леса шанс встречи с охотниками достаточно мал, чтобы этого можно было не опасаться.

Окончательно сформировав план действий, девушка поднялась, снова надела рюкзак, в котором на этот раз всё лежало удобно и доступно, и, ухватившись за лиану, взобралась на ближайшую ветвь дерева. Подниматься по ветвям с помощью лиан было уже привычным делом, а потому даже боль в правой руке не мешала взбираться к вершинам. Да и она к тому же немного успокаивала, хотя эта пустота внутри никогда и ничем уже не заполнится.

 

***

Определить по расположению солнца и луны время (уже перевалило за полдень), стороны света и по древесному покрову отыскать примерное положение реки не составило труда, а потому охотница вскоре оказалась на берегу спокойной речки, выше по течению которой стоял родной мелорн девушки. Тут она, приложив руки рупором к губам, издала протяжный гортанный крик, призывая флибиорна, и, поставив на землю рюкзак, опустилась к воде, чтобы напиться и умыть лицо, руки, и промыть ожог. Повреждённую кожу невыносимо жгло, но девушка, зажмурив глаза и сжав зубы, покорно терпела, зная, что так ей станет легче: целительница всегда говорила, что вода поможет в любой ситуации.

Закончив процедуру, Лео подождала, пока вода успокоится, глубоко вздохнула и взглянула на своё отражение. На фоне неба показался знакомый овал лица с мягкими чертами. Левую часть шеи и плечо покрывал длинный ожог; красные волдыри резко контрастировали с белой нежной кожей эльвенки. Этот шрам не закроешь ничем, с отчаянием думала Леонора. Но больше этого в отражении девушки её испугали глаза: большие, но не сапфирово-синие, какими были всегда, а неестественного, ярко-оранжевого цвета.

Охотница отпрянула от воды, после чего снова наклонилась и вгляделась. Нет, то была не игра света: её глаза действительно поменяли оттенок. Девушка прекрасно знала, что цвет радужки любого существа окрашивается в оттенок той луны, в год которой оно родилось. Таким образом, глаза могли быть лишь пяти цветов: синего, серого, зеленого, карего и желтого. Но откуда тогда взялся оранжевый?! Да и разве глаза могут менять свой цвет?

— Какого мурлока здесь вообще происходит?! — выругалась эльвенка, разбив своё отражение рукой. Непонимание происходящего не давало собраться с мыслями, и паника накатывала всё быстрее.

Вдруг плеча эльвенки коснулось что-то мягкое и пушистое, и она отпрянула, испуганно закричав. Но это была всего лишь Кериниль — флибиорн Леоноры, которого она приручила около трёх лет назад. Круглая белая мордочка с большим чёрным пятном на правом ухе радостно улыбалась девушке своими большими жёлтыми глазами. Лео немного успокоилась и, прижавшись к зверю, запустила ещё дрожавшие руки в пушистую шерсть, ласково теребя её. Флибиорн громко заурчал и сел на землю, нежась от удовольствия.

Полностью успокоившись рядом с добрым животным, Леонора собралась с духом, умылась и поднялась на ноги. Отражение в воде по-прежнему глядело на неё оранжевыми глазами. Отчего это могло быть? Из-за того, что она ранила старейшину? Или от яда? «О звёзды, что за глупые идеи приходят в мою голову! — возмутилась охотница и, снова накинув на плечи рюкзак и поудобнее затянув лямки, уселась верхом на Кериниль, согнув ноги в коленях и обняв её за шею. — Лети в Берик», — шепнула она. Это был ближайший мелорн и единственный, в который когда-либо летала Леонора.

Флибиорн, ответив милым урчанием, быстро, но неуклюже побежал по берегу. Достигнув ближайшего дерева, животное подпрыгнуло и острыми коготками уцепилось за ствол, повиснув на нём на мгновение. Эльвенка покрепче сжала бока и шею Кериниль, пока та резво поднималась по стволу, умело цепляясь за древесную кору и большие ветви. Поднявшись на самую вершину, животное прыгнуло, сильно оттолкнулось от ветвей и расправило лапы, позволив воздуху ударить в перепонки и предотвратить падение. Пролетев пару секунд, флибиорн оттолкнулся снова, и снова, унося всадника далеко от дома, в который больше не суждено было вернуться.

 

***

В Берик Леонора прибыла через час и, оставив флибиорна кормиться в лесу, направилась к своему любимому учителю географии и изучения родов, который жил на самых окраинах. Из-за изменившегося цвета глаз и боязни, что старейшины уже могли сообщить о побеге охотницы, Леонора старалась как можно меньше показываться людям, а при встрече с ними опускала голову и незаметно проскакивала мимо. К счастью, все были заняты работой, и она без происшествий дошла до нужного дерева.

— Учитель Сан кэл Варриат! — позвала девушка, надеясь, что он будет дома в свой выходной день. Несколько секунд ожидания — и в люке над головой появилось худое лицо со впалыми щеками и добрыми жёлтыми глазами.

— Леонора? — удивился учитель. — Приветствую тебя, девочка. Почему ты не в школе? И, звёзды, что с тобой случилось? — испуганно воскликнул эльвен, разглядев то ли глаза, то ли ожог, то ли всё вместе.

— Разрешите подняться, и я всё вам расскажу, — попросила девушка.

— Конечно-конечно, прости мою негостеприимность.

Охотница ловко взобралась по свисающей лестнице из лиан и оказалась в небольшом доме под древесной кроной, из обычной обстановки которого выбивался низкий стол с кипой свитков, письменными принадлежностями и небольшим коробком со светляками. Сан кэл Варриат предложил Леоноре небольшую лавку у стола, а сам присел на сундук. Девушка устроила рюкзак у себя в ногах и, волнуясь и сбиваясь, подробно рассказала учителю о злоключениях этого дня. Эльвен слушал внимательно, лишь изредка уточняя сбивчивый рассказ ученицы и укоризненно качая головой. Когда Леонора закончила, повисло тяжёлое молчание.

— И чем же ты думала? — пробормотал учитель, будто не заметив, что произнёс это вслух. — Нарушать закон, сбегать из дома — и ради чего?

— Вы же знаете, старейшина разрушил мою семью, и… я никак не могла у него остаться, — виновато пожала плечами девушка. Теперь, после всего случившегося, эти слова показались ей глупыми и несерьёзными.

— И это повод, чтобы перечеркнуть свою жизнь? Ты никогда не отличалась послушностью, но такого я не ожидал от тебя, Леонора кэл Берилиан. Ты ведь даже не понимаешь, что тебя ждёт! Убежав из дома, ты не окажешься свободной: старейшины, обнаружив твоё отсутствие, напишут в другие мелорны, тебя станут искать. И то, когда ты попадёшь на Совет, останется лишь вопросом времени, а с каждой попыткой этого избежать ты лишь сильнее себя наказываешь. Это всё намного сложнее и серьёзнее, чем просто неприязнь к человеку, обладающему намного бо́льшим опытом и влиянием.

Слова и твёрдый взгляд эльвена подействовали на Леонору словно чаша ледяной родниковой воды. Её решимость померкла, как звезда на рассвете, оставив в душе лишь страх и пустоту. Девушка виновато опустила голову, сцепив чуть подрагивающие пальцы.

— Я так испугалась… Мамина смерть, будущее затворницы… Моя жизнь так неожиданно перевернулась с ног на голову, что я и не знала, что мне думать! Мне казалось, что у меня нет другого выбора и я…

— Поступила на эмоциях? — закончил Сан кэл Варриат. — Звёзды, как же это на тебя похоже, — мужчина поднялся на ноги и прошёлся по дому, заложив руки за спину. — Сколько раз я тебе говорил, что каждый твой поступок должен идти из сердца, но проходить через голову? Нельзя всегда поступать так, как мы хотим: у всего есть последствия, и необходимо их осознавать, чтобы избежать худшего. Если бы ты хоть раз послушалась этого совета, скольких проблем могла бы избежать!

Эльвен вздохнул и снова покачал головой, а Леонора по-прежнему не двигалась, устремив виноватый взгляд в пустоту.

— Может, ещё не поздно вернуться? Извиниться за побег, сказать, что погорячилась, и с достоинством предстать перед Советом? Уверен, они будут к тебе благосклонны.

Девушка вдруг представила себе всю дальнейшую жизнь: пару десятилетий обучения у ненавистного старейшины, множество уроков, наставлений и лишений, затем — высокое положение в обществе, собственная семья, дети и смерть в маленьком безымянном мелорне на северной окраине эльвенских лесов. Усмехнувшись, она уверенно покачала головой.

— Я не хочу себе такого будущего. Я готова к чему угодно: бежать, скрываться, искать место, где меня не найдут. Но только не эта тюрьма, которая ждёт меня дома. — Охотница подняла на учителя твёрдый взгляд, слегка затуманенный блестевшими слезами. — Я ни за что не стану его воспитанницей.

Сан кэл Варриат внимательно всмотрелся в ученицу, затем кивнул.

— Понимаю. — Мужчина опустился на сундук и задумчиво покачал головой. — Понимаю. В молодости кажется, что нет ничего важнее свободы. Возможно, это самая правильная наша позиция, когда говорит сердце, а не горький опыт. Так что я не стану тебя отговаривать. А вот помочь… не могу ничего обещать, но я попытаюсь что-нибудь придумать.

— Вы знаете, как мне избежать Совета? — воскликнула Леонора с надеждой.

— Нет, что ты! — рассмеялся учитель. — Нарушать законы я точно не умею. А вот обогнуть их… ох, не знаю, получится ли. Но ты пока отдохни: на тебе уже лица нет от всего произошедшего. Такие проблемы в столь раннем возрасте! Даже боюсь представить, каково тебе сейчас, — покачав головой, эльвен поднялся и направился к люку.

— Куда вы? — испуганно спросила девушка.

— Не бойся, я только найду свою жену и приведу к тебе. Она целитель и сможет подлечить твой ожог. А вот что касается глаз… за сто лет своей жизни ни разу с подобным не сталкивался и, уверен, она тоже. Боюсь, тут мы ничего не сможем объяснить.

—  Жаль… Впрочем, всё равно вам очень благодарна, — склонила голову охотница. Если целительница не скажет ей причину, тогда, пожалуй, и никто помочь не сможет. А что, если это и вправду клеймо беженки?

С невесёлыми мыслями эльвенка опустилась в гамак, но, несмотря на усталость, не смогла даже сомкнуть глаз. Слишком много мыслей крутились в её голове и, казалось, во всём теле. Вскочив на ноги, она стала ходить по небольшой комнате, пытаясь заглушить тревогу.

Скоро вернулся учитель с женой Вэлой (второе имя Леонора не знала) — зрелой женщиной с постаревшим лицом, добрым взглядом и ещё не потерявшими цвет русыми волосами. Осмотрев девушку и выслушав короткий рассказ мужа о её приключениях, она лишь удручённо покачала головой, но не сказала ни слова. Было даже не ясно, что её так расстроило — дальнейшая судьба Леоноры или тот факт, что преступившая законы эльвенка укрывается у них в доме.

Тем не менее, женщина усадила Лео на стул, а сама начала колдовать над её ожогом, смешивая в миске разные травы, делая примочки и что-то тихо бормоча. Под её руками жжение успокаивалось, а сладковатый аромат трав и таинственные напевы клонили в сон. Процедура ещё не была закончена, а девушка и сама не заметила, как задремала.

 

***

Проснулась Леонора в гамаке. Уже стемнело; прятавшиеся в листве светляки медленно перемигивались, освещая дом ровным бледно-зелёным светом. Над охотницей стояла Вэла: видимо, она и разбудила девушку.

— Вставай, тебе нужно поужинать, — проговорила она низким мелодичным голосом. — Уже стемнело, и тебя сложнее будет заметить в толпе. Впрочем, ещё кое-какие меры принять не помешало бы. Если Варэл кэл ИнʼТерредвин уже успел сообщить о твоём побеге, старейшины станут искать молодую охотницу с выбритым виском и синими глазами. Если пожелаешь, ты можешь скрыть эти главные приметы: я тебе изменю причёску и отдам на один вечер костюм земледелицы.

— Что? Сменить одежду? — опешила девушка. Одежда показывала статус, и смена костюма всегда была важным событием в жизни каждого эльвена. Леонора очень гордилась своим платьем охотницы и отказаться от него казалось ей немыслимым.

— Это идея моего мужа, сама я её не одобряю. Видимо, он очень беспокоится за тебя, раз предложил так поступить. Впрочем, выбор остаётся за тобой.

— Что ж… если это поможет мне скрыться, то стоит попробовать, — нехотя ответила юная эльвенка, поднимаясь на ноги. Её волосы были распущены: хозяева позаботились об удобстве гостьи. Лео взглянула на своё обожжённое плечо и заметила, что кожа там затянулась и посветлела, но покраснение и рубцы всё равно остались.

— Со временем краснота спадёт, и шрам будет менее заметным. Но, надеюсь, ты понимаешь, что никакая магия не может вернуть коже первозданный вид.

— Да, понимаю, — вздохнула девушка. — Премного благодарна вам за лечение. Я могу заплатить…

— Не стоит, — категорично прервала Вэла. — Вот моя старая одежда — потрёпанная, но всё ещё в приемлемом состоянии. Надеюсь, тебе подойдёт.

— Да, благодарю, — кивнула Лео, разглядывая лиф и юбку из листьев. — Поможете мне снять платье? Нужно всего лишь развязать крепление здесь и здесь, — указала девушка на бока подола.

Хозяйка молча опустилась на колени и помогла охотнице распустить платье. Ослабленное плетение позволило двум половинам разойтись в стороны, и Леонора ловко спустила его с себя, заменив одеянием земледелицы. Довольно непривычно было оказаться в столь свободной и открытой одежде, не надеваемой девушкой уже три года. Сапоги и наручи были сняты следом за платьем, а длинные чёрные волосы заплетены в свободную косу набок, закрывая левую часть шеи и боковые стороны лица.

— Ну вот, и выбритый висок, и лицо будут почти не заметны. Глаза в таком свете будут казаться светло-карими, а у костра — жёлтыми, но всё же постарайся их пореже поднимать. И главное — не волнуйся! Тебе нужно хорошо поесть и по возможности захватить провизии на долгий путь. Мы с Саном сделаем то же самое, а потому много от костра не тащи. После ужина не задерживайся, возвращайся сразу сюда. И старайся поменьше общаться с друзьями: чем меньше человек тебя здесь увидят, тем меньше шансов попасть на Совет. Да помогут тебе звёзды! — Вэла положила руку на голову охотницы, а та лишь кивнула, пытаясь уместить в голове все советы и собраться с мыслями. Нет ничего сложного, главное — не попасться!

Спустившись по лестнице, Леонора вслед за женщиной отправилась к центру мелорна. Народу вокруг становилось всё больше, и весёлый гул заполнял окружающее пространство. Наконец вышли на главную торговую площадь.

Она была раза в три больше, чем центральная поляна родного мелорна девушки. Четвёртую её часть занимали рыночные ряды; дальше располагались Древа старейшин, друидов, гильдий и школа. Длинный берег реки был свободен, и от него отходило три нешироких коротких мостика, ведущих к выступающим из воды островкам. Там были разложены костры, вокруг которых сидели и сновали люди, трапезничая и весело переговариваясь. К одному из трёх островков вслед за Вэлой отправилась и Лео. Она ещё никогда не ступала на эти мостики: с виду лёгкие, но прочные: плотно связанный бамбук покрывала тонкая сеть из лиан, вполне приятная для босых ног; сеть покрупнее заменяла перила — с ними проворные дети не рисковали упасть в воду.

Оказавшись на островке, девушка огляделась в поисках свободного места и оставшейся еды. Наконец её глаза наткнулись на самый маленький костерок у воды. Эльвенка спустилась к нему.

— Добрый вечер, — обратила она на себя внимание сидевших вокруг костра людей. — Я здесь чужая и не имею своего места у костра. Не могли бы вы разделить со мной трапезу?

— Конечно, дорогая, садись, — радушно откликнулась пожилая женщина. — Правда, еды мы готовим немного, но что-то дети сегодня оказались не голодны и уже убежали играть. Ты можешь съесть всё, что у нас осталось.

— Благодарю, — улыбнулась девушка, присаживаясь к костру и протягивая руки к плетёной миске с остатками тушёных ножек.

— Как твоё имя, дитя моё? — заинтересованно поглядел на неё старый мужчина. — И как ты здесь оказалась совсем одна?

По спине Лео пробежали мурашки. Лишь бы эти люди не интересовались слишком многим, иначе ей вряд ли удастся остаться незамеченной.

— Я Леонора, дедушка. Прилетела в гости из соседнего мелорна. Вообще-то я учусь в этой школе, и такая дорога мне довольно привычна. Только вот вечером здесь никогда не была.

— Да, я слышала, что в нашей школе учатся ребята из соседних поселений, — отозвалась взрослая девушка в костюме охотницы. — Странно, что ещё не везде появились школы.

— Наш мелорн очень маленький, так что ничего удивительного, — ответила Леонора и начала есть с преувеличенно большим аппетитом, надеясь, что хозяева костра подумают, что она очень голодна, и больше не станут задавать опасных вопросов.

Впрочем, еда оказалась такой вкусной, что и притворяться не пришлось. Только сейчас охотница осознала, что с самого утра не ела ничего, кроме яблок и орехов. Да и когда в следующий раз она сможет поесть нормальной еды?

От грустных мыслей девушку отвлёк интересный разговор, начавшийся между членами семьи. Из вежливости она приняла в нём участие, хотя говорила не так часто, как остальные.

Наконец костёр потух, и все разошлись. Охотница шла медленно. Вдыхала прохладный ночной воздух, слушала плеск волн, любовалась трепещущими отражениями синей и жёлтой лун и мерцающих звёзд в тихо несущей свои воды реке, наслаждалась звуками леса. Быть может, она в последний раз гуляет по мягкой влажной земле под кронами огромных деревьев, наблюдает за мириадами светло-зелёных светлячков, перемигивающихся в тихо шелестящей листве, вслушивается в эти таинственные шорохи. Неизвестно, что ждёт Леонору дальше, но она точно знала, что будет скучать по родным краям.

С этими мыслями и давящей пустотой внутри она добралась до дома учителя и, тяжело вздохнув, быстро вскарабкалась по лестнице.

— Наконец-то, а мы уж думали, тебя утащили мурлоки! — воскликнул Сан кэл Варриат. — Разве можно так пугать двух стариков?

— Что вы, вам до старости ещё жить и жить, — возразила девушка.

— Первая сотня лет пролетела, и вторая пройдёт так же, — улыбнулся учитель. — Но не в этом сейчас дело, — его голос приобрёл серьёзный тон. — Улететь тебе нужно завтра до рассвета, а потому все планы и приготовления будут ночью. Надеюсь, у тебя есть на это силы.

Леонора утвердительно кивнула, и мужчина подозвал её к столу.

— Для начала хочу сказать, что у тебя сейчас несколько вариантов, как поступить, и выбранный тобой определит всю твою дальнейшую судьбу. Поэтому я прошу тебя предельно сосредоточиться и решить, какой путь тебе будет ближе.

Сан кэл Варриат замолчал, и Лео снова кивнула.

— Самый безопасный путь — вернуться домой и предстать перед Советом старейшин. Так твоё наказание будет намного мягче, чем если тебя поймают и приведут на собрание силой.

— Вы знаете мой ответ, учитель, — твёрдо ответила охотница.

— Я надеялся, что ты передумаешь, — вздохнул мужчина. — Что ж, тогда ты можешь отправиться в бега, но будет тяжело, и ты рискуешь быть пойманной в любом мелорне, в каком бы ты ни поселилась. И тебе придётся опасаться всяких привязанностей: и к местам и, особенно, к людям. Постепенно поиски прекратятся, и уже через год можешь искать себе постоянный дом. Но помни, что как только твоё имя окажется в зоне внимания, ты тут же предстанешь перед Советом. Поэтому не стоит терять бдительность даже по истечению десятков лет.

— А… третьего пути нет? — с сомнением спросила Леонора.

— Есть. Но я бы не советовал его выбирать.

— И всё же?

Учитель тяжело вздохнул и наклонился над картой.

— Чтобы нам не идти сейчас в школу к единственной во всём мелорне карте мира, я обрисовал примерные контуры северной части материка, — Сан кэл Варриат указал на свиток с частью карты, разложенный на небольшой столешнице. Освещение было скудное, а потому девушке пришлось наклониться пониже. — Дело в том, что далеко не все поселения нанесены на наши карты. Точнее, не нанесено одно. Оно называется Неизвестным городом и находится где-то в этой области, — учитель обвёл пальцем полуостров на самом севере.

— Неизвестный город? — нахмурилась девушка.

— Да. Никто не знает достоверной информации о нём, но ходят слухи, что это прибежище для всех изгнанников и отречённых от своих родов. В Неизвестном городе собираются люди всех родов и возрастов, образуя причудливое смешение всех кровей. Никто точно не знает, сколько их там, но говорят, что они принимают всех, кто их найдёт. Хотя сделать это не так-то просто. Я говорил с несколькими торговцами, и они либо махали рукой в неизвестном направлении, либо приближённо называли место. Хотя большая часть вообще пожимала плечами. Пожалуй, никто из наших и не общался лично с ребятами из Неизвестного.

— Но откуда тогда вы о нём знаете?

— Торговцы — чудной народ. И очень интересный. Они приносят с собой истории с разных концов мира, часто сильно приукрашенные, но ведь в каждой сказке есть доля правды! В детстве я очень хотел путешествовать по материку, а потому внимательно слушал каждого, кто пожелает разговориться. И вскоре я из их рассказов понял, что Неизвестный город действительно существует, ведь о нём упоминали несколько раз различные эльвены. Но когда я попытался выяснить нечто большее, потерпел поражение. Видишь ли, они торгуют напрямую с голмэнами, а потому все истории приходят к нам с границы. До центральных поселений они доходят лишь обрывками, а у нас, на окраинах, поди никто, кроме меня, и не слыхал о Городе.

— Вы тоже хотели туда отправиться?

— Любопытство подбивало меня на подобный поступок, но я не рискнул этого сделать. Однажды покинув род, в него уже не вернёшься. Вместе с этим деянием ты отрекаешься от жизни своего народа, его традиций и обычаев. Таких людей называют отречёнными и относятся к ним не лучше, чем к изгнанникам. А иногда даже хуже. Я никогда не общался с такими людьми, но уверен, что они ни раз пожалели о содеянном.

Сан кэл Варриат замолчал, и стало слышно громкое стрекотание ночных насекомых. Леонора уставилась в пустоту, обдумывая слова учителя, а старики тихо стояли, дожидаясь ответа девушки. Через некоторое время охотница робко подала голос, даже не подняв взгляда:

— Моего отца изгнали из рода, когда мне было три. Я часто расспрашивала о нём маму, но она отвечала, что не знает, где он сейчас может находиться. А сейчас… вы сказали, что в том городе живут изгнанники…

Лео подняла глаза и внимательно посмотрела на учителя.

— Я не знаю, где твой отец. Но он может быть там, если ты об этом спрашиваешь.

Ещё немного помолчав, девушка несмело проговорила:

— Быть может, это шанс наконец-то найти семью…

— Ты даже не знаешь, жив ли сейчас твой отец. Стоит ли предавать род, не имея никакой уверенности, что сможешь найти сочувствие во внешнем мире? Представители других родов, изгнанники, преступники… Они ведь совсем другие, Леонора.

— Теперь я тоже преступница, — ответила девушка глухим, но твёрдым голосом. — И дочь преступника. Моего отца изгнали, а я напала на старейшину. Моё место рядом с ним.

— Ты уверена, что изберёшь именно этот путь?

— Если нет, то я всю жизнь буду жалеть, что не рискнула, — покачала головой Леонора. — Мне очень грустно уходить, и я понимаю, что пути назад нет. Но я здесь не останусь. Не теперь.

Сан кэл Варриат тяжело вздохнул.

— Что ж, ты уже совершеннолетняя и вправе принимать то решение, которое посчитаешь наилучшим. В таком случае, мы поможем тебе всем, что в наших силах.

— Очень вам благодарна, — склонила голову девушка.

— Что ж, тогда к делу. К Неизвестному городу тебе придётся лететь около недели. Вэла поможет тебе собрать рюкзак, а я постараюсь просчитать путь. Я думаю, тебе лучше пролететь несколько миль на восток. Когда ты окажешься недалеко от побережья внутреннего моря Валнери, поворачивай на север. Не отдаляйся от побережья, так будет проще не сбиться со следа. Когда море кончится, справа покажутся горы Корси́л, вот их и придерживайся. Где-то в тех местах и должен быть тот город.

— Но там мили неисследованных территорий! — следя за наставлениями учителя по карте, воскликнула эльвенка. — Как я найду нужное место?

— Постарайся взобраться повыше. Думаю, со склонов можно будет разглядеть поселение, оно должно быть достаточно большим. Да и этот город не прячется под кронами деревьев, как мелорны. Ты должна разглядеть дома, пашни и луга. Люди наверняка обосновались там очень прочно, и ты увидишь, где человек начал подстраивать под себя окружающую среду.

— Как всё сложно, — провела ладонью по лицу Леонора. — Ладно, думаю, я справлюсь. Но, выходит, мне нужно запастись пищей минимум на две недели: одна уйдёт на путь, а сколько на поиски — неизвестно.

— Не надейся так сильно на флибиорна, — вступила в разговор Вэла. — И тебе будет сложно унести столько еды, и он не поднимет большой груз.

— Не забывай, что ты охотница. — Сан кэл Варриат накрыл ладонь девушки своей. — Пропитание ты поймаешь, пожарить на костре сумеешь. Конечно, это будет не домашняя трапеза, но сделать мясо съедобным тебе точно удастся.

— Я никогда раньше не готовила.

— В этом нет ничего сложного, — успокоила девушку Вэла. — Я тебе расскажу основные принципы приготовления пищи. Сейчас важнее тебя собрать.

— Мы живём на самой окраине тропических лесов, а потому вскоре после твоего отлёта климат станет холоднее, — продолжил учитель. — К сожалению, теперь зима, и смена температуры будет заметна, хоть и не сильно. Возьми с собой несколько шкур: уложишь их на спину флибиорна. И укутаться в них сможешь, и на землю постелить во время ночлега. Спать ложись только у костра: ночи там холодные…

Половину ночи заняли сборы и наставления обоих супругов. Часть оставшегося времени Леонора ворочалась, обуреваемая невесёлыми мыслями. Хозяева постелили ей на полу несколько шкур, отчего спать было даже мягче, чем в гамаке, но это не помогало. Перед глазами до сих пор стоял взгляд матери, остекленевший и бессмысленный. Лео до сих пор не могла поверить, что это могло случиться с ней. Казалось, что это только кошмарный сон, что сейчас она закроет глаза и проснётся дома, в своём гамаке под звуки маминой песни. Но кошмар не собирался заканчиваться. Только ближе к утру девушка смогла избавиться от мрачных мыслей, приносящих давящую пустоту внутри, и задремать. Сан кэл Варриат разбудил её через пару часов.

Кругом ещё стоял ночной полумрак, но в воздухе чувствовалась утренняя прохлада, какая бывает в самый холодный час перед рассветом. Девушка быстро переоделась в костюм охотницы, заплела волосы и позавтракала принесённой с ужина едой. Рюкзак был уже собран, и, лишь Леонора закончила приготовления, все трое спустились в прохладный сумрак.

Было пасмурно, и без лунного света ночь казалась непроницаемой; только светляки освещали путь. В полном молчании дошли до небольшой поляны, где охотница позвала флибиорна. Пока ждали Кериниль, начали прощаться.

— Время советов прошло, — первым заговорил Сан кэл Варриат. — Мне остаётся лишь пожелать тебе счастья в будущей жизни. Да осветят твой путь звёзды, Леонора!

— Благодарю вас, учитель, — девушка застенчиво обняла мужчину, а он ободряюще похлопал её по плечу.

— Ты храбрая девушка, Лео, — молвила Вэла. — Живи с умом и не теряй веры в лучшее. Доброй охоты тебе!

— Благодарю за всё, что вы для меня сделали. Одна бы я не справилась. Прощайте!

— Прощай, девочка, — в один голос ответили супруги.

Эльвенка развернулась и поглядела на спускающегося спиралью животного. Прилетевший флибиорн неуклюже пробежался по полянке и остановился рядом с хозяйкой. Девушка потрепала Кериниль по макушке и, оседлав её, шепнула: «Лети на север!». Этот путь был самым безопасным: севернее этого места эльвены уже не селились.

Несколько прыжков, и вот они взлетели над деревьями. Леонора оглянулась и помахала супругам рукой, прежде чем поляна пропала из виду.

 

***

Рассвет был тусклым, небо покрывали тяжёлые серые тучи. Вскоре Леонора почувствовала приближение дождя и потрепала Кериниль по животу — надо спускаться. Флибиорн прыгнул на верхушку дерева, заставив её сильно покачнуться, и спустился на несколько ветвей, спрятавшись в густой листве. Лео слезла с животного и не успела найти удобную для сидения ветку, как по широким листьям забарабанил резко начавшийся дождь. Кериниль, заурчав, блаженно легла брюхом на ветку, свесив лапы вниз. Бедняжка не привыкла к таким долгим перелётам и уже устала. Пожалуй, стоит почаще делать привалы.

Леонора оседлала соседнюю ветвь, раскрыла рюкзак, съела несколько орехов и облокотилась о ствол дерева. Монотонный гул от ударов тяжёлых капель о листья успокаивал тревожные мысли, которые всю дорогу не желали вылезать из головы, и вскоре девушка задремала.

 

Боль. Железные инструменты вонзались в плоть, вырывая из неё огромные куски. Тёмные брызги летели во все стороны, закрывая от взгляда яркую небесную лазурь. Она хотела крикнуть: «Нет, прекратите, не терзайте меня!» — но голос внезапно пропал. Осталась только боль, остановить которую было не в её силах.

 

Эльвенка резко села и чуть не упала с ветки. Сердце быстро и громко колотилось в груди. Судорожно оглядев себя и прислушавшись к ощущениям, Леонора успокоилась: это был всего лишь сон. Но такой странный и реальный… До сих пор всё тело пробивала дрожь.

А вокруг по-прежнему были джунгли: бесконечное переплетение ветвей, лиан и стволов. Листья тихо шелестели, а сверху пробивался солнечный свет. Дождь закончился.

Кериниль уже проснулась и лениво жевала листья. Девушка подошла к флибиорну.

— Ты наелась, красавица? Пора опять в путь.

Чуть улыбнувшись утвердительному взгляду животного, Лео, осторожно уцепившись за шею, села верхом. Однако на земле это делать намного проще! Потоптавшись на месте, Кериниль переместилась вверх, цепляясь за кору острыми коготками, и возобновила полёт. Но не прошло и четверти часа, как Леонора вновь приказала спрятаться в листве: два всадника на горизонте заставили девушку насторожиться.

«Неужели они выследили меня?! — думала охотница, пока её сердце бешено колотилось. — Или отправили патруль? Ох, они ведь могли выпытать у учителя, куда я полетела! Или его жена, она наверное с радостью помогла старейшинам найти сбежавшую преступницу… и что мне теперь делать?!».

От паники мысли девушки перемешались, и она не придумала ничего лучше, как, осторожно пробравшись к вершине, под покровом листвы разглядеть всадников получше. Но горизонт был чистым. Ещё раз внимательно оглядев пространство вокруг себя, девушка растерялась. Неужели ей почудилось это?

«Нет, я точно их видела! Наверное, они заметили меня, и теперь сидят в засаде и ждут, когда я снова полечу. Ну нет, такое со мной не пройдёт!».

Леонора уже всерьёз собиралась найти укромное место в ветвях и ждать вечера, как две точки вновь показались на горизонте. Но всадники совсем не спешили: их флибиорны играли и резвились, будто седокам совсем не было никакого дела до того, что вытворяют их животные. Да и со всадниками творилось что-то странное…

— Или их просто нет… — прошептала Леонора.

Их действительно не было.

«Дура, испугалась пары диких флибиорнов! — корила себя охотница. — Какой же глупой нужно быть, чтобы подумать, что кто-то снарядит за мной погоню! Как будто я до этого сотни раз с флибиорнами не встречалась».

Успокоившись и вновь забравшись на Кериниль, девушка продолжила свой путь. Когда северная граница поселений эльвенов осталась далеко позади, всадница повернула на восток.

 

***

Ближе к вечеру второго дня пути лесной покров обрёл границу, за которой голубой полосой виднелось море. Сначала Леонора подумала, что это дождевая завеса закрывает горизонт, но через некоторое время осознала, что впереди не тропический ливень, а бесконечная водная гладь. Это открытие так поразило девушку, что она пересилила усталость и добралась до самого берега.

Уже темнело. Долгий перелёт утомил и всадницу, и флибиорна несмотря на несколько привалов. Приземлившись на тёплый каменистый песок, оба блаженно растянулись на нём.

Это было чудесное место. Неширокая жёлто-коричневая полоса песка разделяла сочную зелень лесов и спокойную синеву моря. Лёгкие волны медленно ползли к берегу, сверкая в лучах по-вечернему неяркого солнца, чтобы потом завернуться белыми барашками, позволить пенящейся воде мягко облизать песок и вновь убежать обратно, в новую волну. Вода, мерный шум прибоя и крики птиц успокаивали; кажется, это они несли ту расслабляющую силу, под влиянием которой уставшие мышцы даже не хотели двигаться, а веки сами закрывались. Как было бы здорово: пролежать здесь пару деньков, рядом с этим завораживающим морем, лёгким солоноватым ветром, ясным небом и причудливыми облаками, уже окрасившимися в золотистый цвет. Казалось, это прекрасное место отодвигает прочь все проблемы, страхи и неприятности.

«Когда-нибудь я буду жить здесь», — пронеслось в мыслях девушки, прежде чем она провалилась в сладкую дрёму.

Глава 5

Похожие статьи:

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыОбычное дело

РассказыПотухший костер

Рейтинг: 0 Голосов: 0 42 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий