fantascop

Тёмная лошадка

в выпуске 2014/12/31
17 ноября 2014 - Galileo
article2851.jpg

Инне опять снилось, что она лошадь.

  У неё было большое и сильное тело. Непривычные приятные ощущения радовали её худую анемичную плоть. Она переступала с одной стройной ноги на другую и трясла головой, стараясь разглядеть цвет гривы.

   -Да я блондинка!

   Инна задохнулась от счастья и… проснулась.

  

   -Мам, к чему лошади снятся? — спросила она за завтраком.

   -Ко лжи, — ответила мать, намазывая на хлеб масло.

   -Почему ко лжи?

   -Лошадь, ложь… Не знаю. Так бабушка говорила. Ешь лучше… а то не в коня корм, — проворчала мать, протягивая Инне бутерброд.

   И постучала пальцем по циферблату часов.

   -На работу не опоздаешь?

   Собиралась Инна быстро. Блузка, костюм, волосы в пучок на затылке, короткий взгляд в зеркало. Смотреть, в общем-то, было не на что. Она вздохнула.

   -Мам, я ушла.

   Работой своей Инна дорожила.

   Место в военном суде Энского гарнизона считалось самым престижным для каждой уважающей себя выпускницы единственной в городе Энске школы. Ведь только там можно найти путёвого жениха и выйти замуж раньше ровесниц.

   На этот счёт у матери было своё мнение.

   -Успеешь ещё хомут-то надеть.

  

   Зимой до небольшого старинного особнячка, в котором вершился суд над проштрафившимися военными, Инна ходила не кратчайшим путём по заметённой снегом тропинке, а по выскобленному до асфальта тротуару мимо здания городской администрации. В вечных зимних потёмках это было одно из самых освещённых мест Энска. Идти здесь было светлее и веселее.

   У входа в суд Инна столкнулась с приятельницей из отдела кадров Анжелой Кобылянской. Кобылянская опекала Инну — сообщала новости, пересказывала сплетни. К примеру, о том, что подполковник Сивый называет Инну "Инной Палковной" за прямую негнущуюся спину.

   -Привет! Покурим? — остановила Кобылянская Инну.

   Если бы не Анжела, Инне было бы совсем одиноко в скорбном судилище. Ни секретарши, ни две девицы из архива, походившие на гарцующих шотландских пони, не воспринимали её как живое существо, называя за глаза "эта мадам". Остальные сотрудники просто не замечали. Слава богу, работы невпроворот. Таких, как она, называют рабочими лошадками. И фамилия подходящая — Иноходцева! На иноходцах верхом ездить удобнее.

   Ассоциация с ипподромом возникла у Инны в первый же день, когда, сидя в кабинете Председателя суда полковника Коновалова, большого, широкой спиной и мощными конечностями напоминавшего лошадь-тяжеловоза, она услышала цоканье секретарских каблуков в коридоре. Коновалов, старинный знакомый матери, встретил Инну приветливо. Раскрыв её личное дело, он прочитал:

   -Иноходцева Инна Павловна. Знаю матушку вашу. Редкой души человек, интеллигентнейшая особа, — добродушно сказал он и пообещал поддерживать морально и не обидеть материально.

   Работа, работа, и ничего кроме работы. И так день за днём, месяц за месяцем, год за годом. Cкоро ей тридцать, а что она видит, кроме работы!

   Коновалов, как и обещал, частенько интересовался, как Инне работается и не забывал выписывать настолько хорошие премиальные, что секретарши пустили слух, будто она его любовница.

   Да разве любовницы бывают такими!

   Красотой она, конечно, не блистала, но и назвать её дурнушкой язык не повернётся. Но с неё будто забыли снять упаковочную плёнку. Вот, кажется, найти краешек, стащить аккуратненько и заиграют краски, станут объёмнее.

   И только во сне, становясь белым иноходцем, Инна чувствовала себя счастливой и свободной. То она мчалась мустангом по жаркой прерии, то гордо шагала арабским скакуном по прошитой караванами пустыне. А просыпаясь, вновь впрягалась и продолжала вращать мельничный жёрнов.

  

   Кобылянская закурила и поинтересовалась у Инны:

   -Идёшь завтра на новогодний корпоратив?

   -Нет, я к маме, — отказалась Инна.

   Вечер литературно-музыкального клуба "На струнах ваших душ" в городской библиотеке, которой заведовала мать, был единственным её новогодним балом.

   Кобылянская понимающе кивнула.

   — Ты ведь всё равно не пьёшь и не...

   Анжела запнулась на полуслове. К подъезду подходил офицер. Инна его не видела раньше.

   Высокий, лет тридцати пяти, он был очень красив. Стены, конечно, не рухнули, земля под ногами не провалилась, не разъялись небеса, даже не зазвучала музыка (хотя это было бы красиво), только сердце Инны ударило как набат. Она смотрела на офицера непозволительно долго.

   Кобылянская толкнула её локтем и шепнула:

   -Капитан Вороных. Новенький, на днях оформляла. Холост.

   Заметив заинтересованный Иннин взгляд, добавила:

   -Даже не думай.

   Офицер подошёл к девушкам. Анжела бросила сигарету и кокетливо обратилась к капитану:

   -Александр Евгеньевич, вы на наш праздник придёте?

   Вороных скользнул взглядом по фигуре Кобылянской и, открывая дверь подъезда, спросил:

   -А вы?

   -Я пойду, — ответила Кобылянская, крупом заслоняя Инну.

   -Тогда и я пойду, — улыбнулся капитан и скрылся за дверью.

   Весь день Инна думала только о Вороных, а после работы, погружённая в мечты, незаметно для себя, свернула со светлой дороги на тёмную тропинку. Под ногами тихонько поскрипывал снег, а она беззвучно повторяла: "Александр Вороных. Саша..."

   — Ай, милая, кто у тебя Саша?

   Инна вздрогнула и остановилась. Рядом стояла цыганка.

   "Откуда ей известно имя? Я говорила вслух?"

   Она шагнула в сторону, чтобы уйти, но цыганка не отставала.

   -Как мать тебе говорю, с кем хотела соединиться, не соединилась. Но я тебе помогу. Дай денежку.

   Инна полезла за кошельком. Цыганка не унималась:

   -Я такой приворот сделаю, этот Саша за тобой как пришитый ходить будет.

   "Но откуда она знает его имя?!"

   -Пойдём, красавица, я тебе помогу.

   Цыганка втолкнула её в калитку, ведущую во двор небольшого домика, и исчезла.

   Инна побрела к крыльцу. Три ступеньки, скрипучая дверь, какой-то тёмный ход, полоска света из-под приоткрытой двери в конце коридора. Она пошла на свет. Перешагнула высокий порог и оказалась в комнате, так обильно увешанной коврами, что помещение походило на юрту.

   В полумраке вспыхнул огонёк свечи, другой, третий… В этом неверном, трепещущем свете казалось, что комната перемещается из одного измерения в другое. В глубине, за столом сидел худой горбоносый человек. Он курил трубку, и кольца дыма, свиваясь в цепь, жадно потянулись к Инне. В ноздри ударил острый запах. Лёгкое головокружение, приступ тошноты, и в голове словно образовался сгусток тумана.

   С Инной произошло что-то странное. Словно разделившись надвое, она увидела себя со стороны, чуть слева и сверху. С каким-то отстранённым любопытством она наблюдала за тем, как та, другая она, подходит к столу, слушает, как горбоносый говорит что-то на незнакомом языке, берёт со стола какой-то предмет.

   Потом увидела, как горбоносый выдыхает изо рта дым. Он дует и дует...

   А потом провал. Словно на какое-то время она перестала существовать.

  

   Очнулась Инна возле своего дома. Странное раздвоение прекратилось.

   Она открыла дверь и вошла.

   На кухне у плиты хлопотала мать.

   -Доченька, где ты пропадала? Я щи варю. Поужинаешь?

   Инна с трудом подавила тошноту и отрицательно покачала головой.

   -Что-то я неважно себя чувствую, — выговорила она, едва ворочая сухим языком.

   Мать внимательно посмотрела на дочь.

   -Да на тебе лица нет. Пойди, приляг, — заволновалась мать, и, шаркая тапочками, направилась в Иннину комнату. Сняла покрывало с кровати, приготовила постель.

   Инна легла лицом вниз и опустила пылающий лоб на стиснутые кулаки.

  

   Среди ночи она проснулась оттого, что ущербная луна бесцеремонно заглядывала в окно. Инна поднялась с кровати, подошла к его бледно-голубой проекции на полу.

   Болела голова. "Кажется, в сумке таблетки". Взяла сумку, пошарила по дну. Рука нащупала что-то холодное. Оказалось, маленькое зеркальце. "Это не моё".

   Заглянув в зеркало, она едва не выронила его из рук. Из помутневшего стекла смотрела незнакомка. Она не сразу узнала себя.

   Откуда-то издалека, среди каких-то шепчущих звуков она вдруг различила слова… гладкие, скользкие, как ложь.

  … словно из глубин памяти бессвязными обрывками доносились таинственные речения о сладостной мести, предчувствиях, страхах, надеждах, желаниях… Эхо инфернальной какофонии...

   Удушливый комок подступил к горлу. Смертельная усталость и полнейшее безразличие ко всему овладели Инной. Что-то невыносимо тягостное сгущалось над ней.

  

   Утром она проснулась другой. Какое-то древнее ведовство пробудило новую Инну.

   Охваченная ледяным восторгом, она взглянула в зеркало. Пунцовые губы дрогнули, на щеках полыхнул румянец.

   Память о чём-то важном открылась ей в эту ночь.

  … первобытный страх, утомительные дни и ночи дикой охоты, ожесточённые сраженья, погребальные ладьи, костры и ненависть тёмных веков, тревожное знание, крупицы правды, пьянящая всепожирающая любовь… Прошлое и настоящее сплелись в стремлении понять друг друга.

   Окутанная туманным флёром, Инна шла к Нему. Её так радостно и неотвратимо влекло к Нему, что она с трудом подавляла лёгкую, как от озноба, дрожь. Естественный, врожденный аллюр удивительно хорош при движении по прямой. Ей, как каждому иноходцу, тяжело давались пируэты, и в экипаж такую не запряжёшь, да и к перемене аллюра такая не приспособлена. Как она шла!

  

   Аллюр Иноходцевой произвёл впечатление. Удивлённо гарцевали у архива пони, подполковник Сивый застыл с открытым ртом, словно у него в горле застряли слова.

   Но ей уже не нужны были слова. Она знала, что откроет дверь и увидит своего Вороного...

   Сердце бешено колотилось. Вороных уже ждал.

   Огненным фонтаном взлетела к небу радость, и не было ни сил, ни желания противиться этому чувству. Оба понимали, что между ними такая сокровенная близость, которая возникает где-то по ту сторону, в запредельных высотах. Они знали друг друга когда-то давно. Это было что-то вроде узнавания.

   В ней всё отчётливей проступало забытое, прежнее Я.

  … обрывки магических формул и контуры орнаментов, древние камни и руины городов, серебро и золочёные доспехи, оружие, бесконечные степи, каменистые равнины, горы, скалы, реки...

   В памяти всплывали слова, жесты...

   Где же оно, неуловимое начало?

  

  … Поздний зимний рассвет занимался над городом. По свежему, выпавшему в ночь снегу, от здания военного суда Энского гарнизона тянулись две дорожки следов.

   Из подъезда, смахивая застрявшие в волосах конфетти, вышла Кобылянская.

   Она достала сигарету. Закурила. Глядя на следы, Кобылянская произнесла:

   -Лошадиные что ли?..

   И задумчиво добавила:

  -Я же говорила, что эта Иноходцева тёмная лошадка...

Похожие статьи:

РассказыЖелание

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПесочный человек

РассказыДоктор Пауз

Теги: мистика
Рейтинг: +14 Голосов: 14 1839 просмотров
Нравится
Комментарии (50)
DaraFromChaos # 17 ноября 2014 в 12:13 +4
краааасиво

хорошая сказка. и лошадей люблю
Galileo # 17 ноября 2014 в 12:20 +4
Мерси smile Рассказ посвящён уходящему Году Лошади
Евгений Вечканов # 17 ноября 2014 в 12:33 +5
Мой плюс.
Похоже, такой финал у тебя фирменный. Многое оставляет недосказанным.
Интересно так, с чувством.
Galileo # 17 ноября 2014 в 12:40 +6
Да, Женя, в точку! Обожаю недосказанность! Считаю, что читателям обязательно нужно давать простор для воображения. Я, к примеру, не люблю настаивать на деталях, хотя, это считается необходимым. Пусть каждый сам дорисует. smile Ну, конечно, если это не очень важная деталь.
DaraFromChaos # 17 ноября 2014 в 13:02 +3
Обожаю недосказанность! Считаю, что читателям обязательно нужно давать простор для воображения. Я, к примеру, не люблю настаивать на деталях, хотя, это считается необходимым. Пусть каждый сам дорисует.

"Ночной дозор! всем выйти из сумрака!" (с)

Галилео, колись немедленно: ты мой клон из параллельного мира? одна из моих сбежавших личностей (надо будет пересчитать - сколько в голове осталось)? или потерянная в детстве сестра - близнец по безумию разуму из индийского фильма?
shock
или все сразу? в одном лице? scratch

это и мой творческий девиз!!!
приятно найти единомышленника ))))
*задумчиво*
или все-таки сбежавшая личность... надо Свинопоню попросить пересчитать... crazy
Galileo # 17 ноября 2014 в 13:15 +5
Ну вот не зря я странствую! Набрела на сестру! smile
Духовное родство, оно ведь ближе, чем кровное.
Евгений Вечканов # 17 ноября 2014 в 13:16 +5
Зита и гита! laugh joke
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Galileo # 17 ноября 2014 в 13:18 +5
Жень!
Хема и Малини!
Спасибо, что напомнил! Эх, хороший период был в индийском кино...
А после "Танцора диско" такая лажа sick
Александр Стешенко # 2 января 2015 в 15:35 +2
Ну дык... и я люблю... недосказанность... пусть читатель поразмышляет, спасая свое серое вещество от преждевременного застоя...
0 # 19 ноября 2014 в 13:28 +5
А где последняя фраза?
Что она добавила?

Ой, разве колдовством-ведовством можно добиться чего-то хорошего...
DaraFromChaos # 19 ноября 2014 в 13:32 +4
Ой, разве колдовством-ведовством можно добиться чего-то хорошего...
Маш, а почему нет? если это самое колдовство направлено на пробуждение истинной сущности v
0 # 19 ноября 2014 в 13:44 +5
Сразу вспоминаю "Чародеев", как Сатанеев или кто там был, пытался колдовством добиться любви. Ан не вышло.

Мне кажется, нельзя принуждать к любви. Ни колдовством, ничем. Любовь дело такое. Добровольное.

А влюбленная женщина безо всякой цыганки преобразится.
Galileo # 19 ноября 2014 в 13:48 +5
Мария, спасибо, что заметили недоделанность рассказа.
Действительно, последней строки не оказалось на месте.


Мой жизненный опыт говорит, что не всякая без цыганки преобразится. Если б каждая могла!
DaraFromChaos # 19 ноября 2014 в 13:58 +5
Действительно, последней строки не оказалось на месте
надо же - а я этого даже не заметила
додумала, наверное ))) или прочитала мысли автора crazy
Galileo # 19 ноября 2014 в 14:24 +4
Дар, о чём ты говоришь! Я сама-то не заметила rofl
Galileo # 19 ноября 2014 в 13:49 +5
Впрочем, если смотреть на любовь как на магию, колдовство...
Константин Чихунов # 26 ноября 2014 в 18:34 +3
Хороший рассказ, мне понравилось!
Немного смутил один момент, в самом начале, про анемичную плоть. Может я просто не понял, что хотел выразить автор этой фразой, но анемия это, как правило, тяжёлый недуг.
Но это мелочь, а так плюс, безусловно!
Galileo # 27 ноября 2014 в 12:03 +3
Константин, спасибо за отзыв! И за плюс smile
По поводу "анемичный". Одно из переносных значений этого слова: лишённый энергии, силы, живого интереса к окружающему; безразличный, равнодушный, вялый. Такой была ГГ smile Пока не разбудила в себе тотемное животное zst
Благодарю за замечание. М.б. и правда это слово перебор?!
Sawyer (Алексей Шинкеев) # 19 декабря 2014 в 16:27 +3
Вот и я заглянул на огонек - очень-очень не зря! dance Приятно было прочитать этот рассказ - очень даже хороший рассказ!
Обожаю недосказанность! Считаю, что читателям обязательно нужно давать простор для воображения.
Вот это и я обожаю!!! Один из моих любимых приемов))) Что даже рассказ однажды назвал подобным образом - "Недосказанное"))
Galileo # 22 декабря 2014 в 13:13 +2
Sawyer! Спасибо за поддержку! smile И пойду почитаю "Недосказанность" v
Galileo # 22 декабря 2014 в 13:14 +3
Не нашла... cry
DaraFromChaos # 22 декабря 2014 в 13:20 +3
Лешка у нас - вредный змий. хоть и романтик zlo
здесь этого рассказа нетю (((
Galileo # 22 декабря 2014 в 13:35 +3
Ну так я другой нашла. И прям в точку! И впрямь змий...
Sawyer (Алексей Шинкеев) # 23 декабря 2014 в 11:29 +2
Да-да-да))) С этим рассказом еще интрига - такая "недосказанная" интрига) rofl
Шуршалка # 31 декабря 2014 в 12:42 +2
Красиво и оригинально! Плюсик от любительницы лошадей и завсегдатая Московского ипподрома очень много лет назад laugh
Galileo # 2 января 2015 в 15:05 +2
Ирина, спасибо! Рада, что понравилось smile Да, лошади... Овцы и козлы вдохновляют значительно меньше laugh
Александр Стешенко # 2 января 2015 в 15:39 +3
Рассказ зачётный...
Однообразная будничная жизнь в Энске, как в конюшне при ипподроме... и персонажи под стать обстановке... приятельница Кобылянская, п/полковник Сивый, девицы из архива - "гарцующие шотландские пони"... Коновалов - председатель суда...

Но и на ипподроме случается праздник... и у иноходцев есть свои почитатели...

Плюс... и новых творческих находок...
Galileo # 2 января 2015 в 16:07 +3
Спасибо, Александр! Рада получить от вас зачёт)))))
Александр Стешенко # 2 января 2015 в 16:14 +3
Сейчас зашел... по уведомлению... оказывается я не поставил единичку в рейтинг... видать, поторопился...

Исправляю свою ошибку... с превеликой радостью crazy
Galileo # 2 января 2015 в 16:24 +3
Ну что вы! Какие пустяки! Что такое рейтинг... И всё-таки большое спасибо)))
Александр Стешенко # 2 января 2015 в 16:30 +3
Рейтинг, конечно, пустяки... а вот "за базар нужно отвечать" laugh - я же сказал, что плюсую, а на клавишу не нажал... crazy

Теперь моя душа спокойна dance
Мазур Елена # 2 января 2015 в 19:05 +4
Поэтично. "Эхо инфернальной какофонии" - здорово!
Спасибо.
Galileo # 3 января 2015 в 02:45 +2
Елена, благодарю за добрые слова и очень рада, что вам понравлось))
Kalamiti # 14 января 2015 в 19:28 +3
И мне очень рассказ понравился! И недосказанность имеет свою изюминку... Дает простор фантазии, вооброжению! Очень здОрово! Пошла читать дальше :)
Galileo # 16 января 2015 в 11:56 +3
Благодарю, Kalamiti smile
Леся Шишкова # 27 января 2015 в 14:39 +2
Присоединяюсь ко всем вышесказанным похвалам! ))) И к тем похвалам, что будут ниже! ))) Рассказ немножко наполнил мое прошлое, связанное с военными и большим количеством весьма интересных и о многом говорящих фамилиях! laugh
Galileo # 27 января 2015 в 14:49 +3
Спасибо, Леся! smile Я совсем недолго работала в военном суде ...ского гарнизона smile Буквально списано. Было... незабываемо!
Змий # 19 февраля 2015 в 01:56 +3
Хм, интересный рассказ. Грамотный. И над чем подумать есть.

Насчёт недосказанности: один начинающий писатель(типа нас с вами) сказал: "Читатель не любит додумывать". Но скажу я вам, что если после прочтения произведения в голове не осталось ничего(кроме сюжета), то произведение ничего не стоит
Galileo # 19 февраля 2015 в 11:16 +3
Спасибо, Змий!
Что касается желания или нежелания додумывать... Так ведь всё равно многое приходится додумывать ))). Мне кажется, в этом заключается главное. Ибо любое творчество совместно: писатель и читатель, художник и зритель, композитор и слушатель (а в данном случае ещё и исполнитель). Согласны?)))
Змий # 19 февраля 2015 в 12:15 +1
Безусловно. Но это само собой разумеющееся. Ясное дело, что от писателя мало толку, если его никто не читает. Но ведь задача литературы (хотя чего уж там, искусства вообще) не просто вызывать у читателя интересные картинки, образы, а ещё и в том, чтобы заставить его задуматься
Змий # 19 февраля 2015 в 12:20 +3
Ведь именно тогда ты получишь истинное удовольствие от прочитанного
Galileo # 19 февраля 2015 в 13:59 +3
Безусловно. Но я такую сверхзадачу перед собой не ставлю. )) Это для птиц высокого полёта. )) Так... вызвать какие-то эмоции, ассоциации.
Змий # 19 февраля 2015 в 14:16 +3
Можно же и не ставить задачу, но если способности есть, так выйдет само)
DaraFromChaos # 19 февраля 2015 в 14:38 +1
Но ведь задача литературы (хотя чего уж там, искусства вообще) не просто вызывать у читателя интересные картинки, образы, а ещё и в том, чтобы заставить его задуматься
вы, други, вот сюда зайдите: как раз в тему -
надо ли читателю задумываться
http://xn--80aaa5akp3agco.xn--p1ai/%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BB%D0%B0%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D1%81%D0%B0.html

некоторые комментаторы считают - что думать ваще вредно :)))
Змий # 19 февраля 2015 в 15:26 +3
Спасибо, но прочитаю потом, мне надо уехать на пару дней туда, где инет не живёт)

А вредно не только думать, но и жить. Жизнь, она ведь к смерти приводит joke
Galileo # 19 февраля 2015 в 16:27 +1
Змий, удачной поездки! Поделитесь потом впечатлениям?)))
Змий # 22 февраля 2015 в 01:03 +1
Спасибо конечно, но какие там впечатления...
Станислав Янчишин # 20 сентября 2017 в 06:59 +1
laugh Ха! Лошади - моя слабость. joke
Galileo # 20 сентября 2017 в 14:40 +2
Станислав, красивые животные)))
Станислав Янчишин # 20 сентября 2017 в 15:03 +1
О да! И понимающие.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев