fantascop

Эпсилон: пробуждение. Глава пятая.

в выпуске 2018/07/02
22 июня 2018 -
article12945.jpg

 

Аннотация: 

    Ансар — самый обычный парень, который мечтает об успешной карьере и дорогом суперкаре. Но всё меняется, когда он получает приглашение на интервью в «Ouken Inc». Место, где выражение «Выжить до конца рабочего дня» имеет самое прямое значение.
    Однако получить приглашение — одно, а пройти отбор — совсем другое. Особенно, когда часто теряешь сознание. И, главное, после всех открытий, примет ли Ансар условия игры? Игры, в которой ключевым элементом является лишь один ресурс — Эпсилон.

Статус: завершён

 

Содержание:

Глава первая | Глава вторая | Глава третья | Глава четвертая | Глава пятая |

Глава шестая | Глава седьмая | Глава восьмая | Глава девятая | Глава десятая |

Глава одиннадцатая | Глава двенадцатая | Глава тринадцатая | Глава четырнадцатая

 

Глава пятая. Андертау

Мы прошли! Радоваться или нет? В голове снова стали возникать десятки вопросов. И, кажется, я знаю, как получить часть ответов на них. С этой мыслью я посмотрел на девушку в конце зала, а она, в свою очередь, лишь взвизгнула и с испугом съехала на пол.

Лёгкая усмешка непроизвольно вырвалась из моего рта, а у человека, стоявшего неподалёку, это вызвало даже некоторое подобие акульей улыбки. Инструктор еле сдерживался, чтобы не захохотать.

— Да, вы умеете произвести эффект! — обратился ко мне Мансур. — Но теперь прошу вас следовать за мной.

Не представляя, что будет дальше, мы без лишних вопросов покинули зал для тестирования.

Рыжая девушка всё так же дрожала, однако, несмотря на страх, медленно шла сзади, стараясь держаться поодаль от меня. Одета она была так же по-деловому, но рассмотреть её лицо было довольно сложно ввиду того, что освещение было тусклым. Судя по всему, лампы перегорели на всём уровне.

«Неужели это всё из-за меня?» — чуть ли не вслух сказал я, так как наше шествие всё ещё сопровождалось всеобщим молчанием. И, пока оно продолжалось, я начал собирать мозаику.

Должно быть, после потери сознания я так же, как и в первый день в лифте, потерял полный контроль, после чего вырубил Карлыгаш и остальных. А эта девушка и так была в отключке секундой ранее. Тогда, вероятнее всего, она очнулась раньше других и схватила второго шпиона, который уже был прижат к земле. Значит, мне засчитали победу над Ласточкой? Но почему именно эта мысль начала меня беспокоить?

— Что будет с ними? — нарушив тишину, задал я вопрос Мансуру.

— С теми, кто не прошёл? Ничего, их просто отправят домой и заставят забыть о произошедшем... Ну, разве что кто-то из них ещё может быть полезен компании, — как ни в чём не бывало ответил парнишка в очках.

— Нет, я про тех, кого схватили.

— А-а, ты про этих… — Он слегка задумался и, почесав затылок, продолжил: — Ну, их, скорее всего, подвергнут допросу и постараются узнать как можно больше информации о конкурентах. После этого их также заставят забыть о событиях прошедших дней и отпустят домой.

Видя моё недоверие, координатор добавил:

— Да не переживай ты так. Обычные процедуры, всё законно. А главное, они все продолжат жить так же, как жили раньше, и им компенсируют все убытки, даже восстановят на прежней работе.

Сказав последнюю фразу, он всё же понял, что сболтнул лишнее. И решил, что будет лучше ничего больше не говорить.

На все мои дальнейшие попытки разузнать хоть что-то о компании Мансур только отмахивался, говоря, что всему своё время, а мы тем временем уже дошли до конца коридора, где был ещё один лифт. И, в отличие от подъёмников, что мы видели ранее, эта кабина имела свою особенность.

Внутри лифта была своя панель управления, с номерами этажей с приставкой «минус». Нумерация была довольно странная. Вначале всё по порядку, но после минус десятого этажа шёл сразу минус пятнадцатый, а после него — сразу минус двадцать пятый этаж. Далее номера были снова без пробелов, и самым последним оказался минус тридцатый этаж.

Я и представить себе не мог, что компания Ouken Inc не ограничится лишь одним уровнем под офисным муравейником. Исходя из общего количества этажей, я пришёл к выводу, что под всем стеклянным комплексом находится полностью такой же зеркальный комплекс подземного типа.

«Если хочешь что-то спрятать, прячь это на самом видном месте…» — всплыло в голове крылатое выражение, пока мы спускались вниз. Действительно, столько этажей вглубь, и это при том, что у нас в городе всего одну ветку метро строили целых двадцать лет! Когда же компания умудрилась соорудить всё это?

 

Мы уже ехали в лифте. Нас привезли на минус пятнадцатый этаж. Девушка старалась держаться сзади так, чтобы Мансур стоял между нами. А его, в свою очередь, это стало забавлять ещё больше.

Когда двери лифта открылись, мы увидели огромный холл, который по своим масштабам был похож скорее на гигантскую пещеру. Но тут была не просто пещера, а целый город внутри.

Выйдя из лифта, мы оказались на смотровой площадке, с которой открывался просто невероятный вид. До потолка этой пещеры было порядка пяти этажей, в то время как до самого низа оставалось ещё целых десять. Теперь мне стало понятно, почему в лифте была такая странная нумерация. Освещение везде было искусственным, и первое, что бросалось в глаза, был парк, располагавшийся прямо посередине.

В самом парке стояли столы для пикника, повсюду была зелень, трава и цветы. Из деревьев были заметны ели и сосны, и что меня поразило, так это небольшое озеро в самом центре. Вода внутри была невероятно прозрачной, а в ней плавали золотые рыбки.

Вокруг парка были построены дома и коттеджи. Но ни на одном из зданий не было привычной крыши. Поскольку мы находились глубоко под землёй, то в защите от снега и дождя просто не было необходимости. Вместо этого каждый из владельцев коттеджей использовал имеющиеся площади более рационально: выращивал растения в горшках. Они тут, к слову, были посажены почти везде.

Будто таким способом местные обитатели хотели компенсировать нехватку кислорода.

Хотя никакой нехватки тут, разумеется, не ощущалось. Скорее наоборот. Чувствовался лёгкий ветерок, который создавала гигантская вентиляционная система, тянувшаяся длинной цепью вдаль и опоясывающая всё пространство вокруг.

Каким-то образом компания умудрилась построить впечатляющий по своим размерам подземный город с целой инфраструктурой. И с высоты десятиэтажного дома можно было разглядеть магазины, парикмахерские, рестораны и даже дошкольные учреждения!

Детсад в данный момент был открыт и прилегал близко к парку, так что было видно, как дети играют на площадке.

— Добро пожаловать в Андертау! — c улыбкой на лице сказал Мансур, видя наши удивлённые взгляды.

Да, мы были поражены. Рыжая девушка, лицо которой я наконец-то смог разглядеть, оказалась довольно симпатичной. Она шла рядом и уже больше — хотелось в это верить — не боялась меня. Мы спокойно начали спускаться, сменяя несколько эскалаторов, пока в итоге не оказались на минус двадцать пятом этаже.

Когда мы ехали вниз, я заметил, что жителей в городе было не так много. Не считая детей, в основном можно было увидеть дворников, воспитательниц или уборщиц. По всей видимости, практически каждый из здешних обитателей был сотрудником компании, и, должно быть, сейчас все они, за исключением персонала, находятся на других уровнях.

Чувствовалась какая-то лёгкость в теле, словно, пока мы шли, энергия подпитывала меня. Я закрыл глаза, пытаясь сконцентрироваться, как вдруг Мансур меня остановил.

— Всё верно, дружище. В воздухе полно ресурса! — Он снова почесал затылок. — Ну, тех частиц, благодаря которым мы и получаем нашу силу.

Далее он посмотрел на рыжую девушку и в весьма бодром и довольно приподнятом настроении продолжил свой инструктаж:

— До этого момента вы использовали контроль над ресурсом по интуиции и были самоучками, но теперь вы перешли на стажировку, на протяжении которой вас будут учить использовать ваши силы и раскроют весь ваш потенциал. И если вы продержитесь до конца, то вам предстоит финальный экзамен, который покажет, в каком из отделов нашей компании вы будете работать в будущем. Один момент… — Мансур внезапно прервался и достал свой ежедневник.

Сделав несколько записей, он велел следовать за ним, рассказывая вкратце, где что находится, и при этом упорно игнорируя наши вопросы касательно самой стажировки и финального экзамена.

Оказалось, в городе есть свои бары и рестораны, но все они в большинстве случаев открыты вечером, когда все сотрудники приходят домой. Тогда, со слов инструктора, они бывают забиты до отказа.

Мы уже приехали вниз и направились вдоль крайней улицы на восток. Ну, по крайне мере, я верил, что восток всё же в этой стороне.

К этому выводу я пришёл исходя из расположения лифтов, а также яркости подсветки на потолке, которая была более насыщенной в противоположном конце города. Мне показалось, что это могло символизировать вторую половину дня и что солнце на самой поверхности уже клонилось к западу.

Ради удобства жителей здесь везде были бегущие дорожки для пешеходов, как в большинстве крупных международных аэропортов. Иногда их ещё называют «траволаторы». И именно благодаря траволаторам мы быстро направлялись к противоположному концу города.

— Ну, хорошо! Скажу ещё кое-что. Только между нами. Это касается последнего, финального этапа. Это что-то вроде «экзамена на распределение». А называется он так потому, что на самом деле для нас абсолютно не важно, где вы были раньше и чем занимались ранее, ведь после этого экзамена вам будет предложена та должность, которая идеально соответствует вашим способностям и вашим навыкам. Да вы и сами скоро всё узнаете, — немного поддался на наши уговоры Мансур, после чего снова сделал небольшую паузу.

Судя по всему, инструктор получал огромное удовольствие от всего происходящего.

Пока мы шли, он каждый раз непроизвольно делал акулью улыбку, едва завидев наши удивлённые взгляды. Но стоило нам в итоге остановиться, как он торжественно воскликнул:

— А теперь позвольте представить ваш новый дом!

С этими словами он указал нам на коттедж позади себя, у девушки рядом в буквальном смысле отвисла челюсть. А сам Мансур уже не сдерживал свой смех и вовсю хихикал в сторонке. Было видно, что у него даже начали слезиться глаза за очками.

Я, в свою очередь, тоже был шокирован. Меня поразило то, что этот дом был высотой в пять этажей и возвышался над домами, что были рядом. Более того, такой дом был чересчур велик для двоих людей, и я надеялся, что это что-то вроде временного пункта для только что прибывших. Скорее всего, внутри есть ещё новобранцы и позже мы с ними познакомимся, но я решил не строить догадки и спросил прямо:

— Мансур, кто здесь живёт сейчас?

Парнишка в очках был готов к этому вопросу:

— Никто, только вы двое.

От этих слов его улыбка стала ещё шире, он вытащил из кармана ключи и подкинул их мне. Но едва я их поймал, как он уже направился в обратную сторону, напоследок дав нам последние указания:

— Вы двое. Я вас так и не представил друг другу. Так что у вас будет время освоиться. Не шалите, ребят! До встречи!

Махнув нам на прощание, он, всё так же хихикая, ехал назад, так что его больше не было слышно.

Мы с девушкой переглянулись, и, раз уж ключи были у меня, я решил, что сначала стоить открыть дверь и войти внутрь дома.

Рыжеволосая девушка снова стала держаться немного удалённо.

«Неужели я её настолько сильно напугал? Впрочем, это сейчас не важно». Мне не терпелось узнать, какие ещё сюрпризы нам приготовила компания.

Дверь была довольно внушительной, но очень простой с виду — тут практически все дома снаружи смотрелись одинаково, — однако, открыв её и войдя внутрь, передо мной предстал довольно просторный холл высотой в два этажа. Девушка, слегка помешкав, всё же решилась войти следом. «Как будто мышку уже не пугало то, что её селят вместе с кошкой», — мелькнула в голове мысль. Может быть, именно эта мысль настолько воодушевляла нашего координатора на протяжении всего пути? Хотя, учитывая, сколько я знаю об этом мире и всей этой компании, то, скорее всего, мы двое — мышки в когтях у кошки, запертые неизвестно насколько в клетке, из которой есть единственный выход — мимо пасти когтистого зверя.

Обои в холле были покрашены в бежево-золотистые тона, присутствовала атмосфера средневековых дворцов, повсюду на стенах были золотые россыпи декоративных узоров. Прямо по центру, на входе, стояли золотые статуи мужчины и женщины в натуральную величину.

Подобный стиль носит название барокко. Мне доводилось наблюдать подобный дизайн интерьера в Англии. Когда я был школьником, то с кузеном ездил в Лондон, в летнюю языковую школу. Там нас водили на экскурсии по средневековым замкам и показывали, как жили короли и королевы, лорды и графини. Должно быть, тот, кто выбирал этот дизайн, был англичанин или сильно увлекался архитектурой и интерьером того времени.

Впрочем, достаточно было сделать несколько шагов внутрь, и в глубине зала взору предстал огромный портрет, на котором, по-видимому, был запечатлен владелец этого особняка. Снизу была табличка с указанием имени и годов жизни.

Человека на портрете звали Эдвард Оукен, он умер около года назад в возрасте 74 лет. Теперь понятно, почему этот дом пустует, однако в голове никак не укладывалось, почему нам дали именно его дом. Какие тайны здесь хранятся? И ещё кое-что: является ли он родственником основателя компании Сункара Оукена?

— Как ты это делаешь? — прервала мои размышления девушка. Она была примерно моего возраста, из одежды на ней был деловой костюм. Волосы были ярко-рыжими, и когда она не тряслась в страхе, то выглядела очень милой и даже симпатичной.

Пропорции тела подчёркивала довольно изящная талия, а то, как она держалась в стойке и сражалась с Карлыгаш, подсказывало, что она занимается спортом.

— Меня зовут Алина, — заметив моё молчание, сказала девушка, решив наконец-таки пойти на контакт с тем. И даже протянула мне руку, но на полпути решила, что лучше всё-таки не рисковать, и отдёрнула её, тем самым вновь вызвав у меня небольшую усмешку, которая ещё больше вызвала в ней страх.

— А меня зовут Ансар, будем знакомы. Но, по правде сказать, я и сам не знаю, как у меня это выходит, если ты про то, что произошло в том зале для тестирования.

— То есть ты даже не помнишь, как оглушил всех?

— Нет, я и сам был без сознания в тот момент.

— Невероятно! — Девушку, по всей видимости, такой ответ никак не мог успокоить, и, слегка замешкавшись, она продолжила задавать вопросы:

— А ты же ведь не собираешься снова использовать силу и не причинишь мне вреда? И ты действительно ничего не помнишь?

— Не беспокойся, если я не увижу угрозы с твоей стороны, то тебе незачем переживать. И да, я ничего не помню. Разве что ты захочешь поделиться своими воспоминаниями и показать, что же такое произошло в той комнате и как я мог так сильно тебя напугать.

К моему удивлению, девушка согласилась помочь, она подошла поближе и сказала:

— Хорошо, я поделюсь с тобой своими воспоминаниями, но только теми, что были в той комнате.

Она села вплотную ко мне. Тот факт, что я ничего не помню, по всей видимости, слегка успокоил её, и моё обещание не причинять ей вред окончательно отбросило все страхи в сторону.

— Дай свою руку и закрой глаза. — Алина села ещё ближе и схватила мою руку так, будто готова была погадать по ней. На фоне света в гостиной её рыжие волосы переливались золотистым оттенком.

Я закрыл глаза, а в следующую секунду она поцеловала меня в губы так, что я даже не успел среагировать, и очень крепко обхватила меня руками. И вдруг я начал видеть, хотя глаза всё ещё были закрыты — картинка поступала в мой мозг…

…Вот мы снова были в той комнате, только на этот раз я лежал на полу, хотя это был не я, это была Алина, с её ракурса я смотрел на себя и Карлыгаш, стоящих друг напротив друга.

Всё было как в тумане — возможно, из-за того, что в этот момент Алина была обездвижена лазутчицей. Карлыгаш задала мне свой вопрос, как вдруг у меня глаза снова стали светиться, словно это был не я вовсе, а настоящий бог грома из древнегреческой мифологии.

Некто или даже нечто управляло моим телом в тот момент, сомкнув руки. Тогдашний я испустил импульс энергии, который отбросил Ласточку в сторону.

После этого оцепенение с Алины спало, и картинки стали очень чёткими.

Алина, по всей видимости, пришла в себя, но продолжала лежать на полу, с ужасом смотря на всё происходящее. А пугаться действительно стоило, поскольку это существо поистине в ужасающей манере начало в прямом смысле выкачивать силу из других кандидатов, которые и так уже были обездвижены.

В тот момент из моего настоящего тела вырвалось восемь подобий энергетических рук, которые, словно щупальца осьминога, вонзились в энергетическое поле, окружавшее каждого из тех людей, замерших на месте. Я видел, как энергия эпсилона переходила от них в это существо.

Всё это время мебель в комнате ходила ходуном. Столы и парты начали кружиться в вихре, а существо при этом издавало абсолютно дикий вой, будто стая из десятка или даже сотни волков. А когда разрушения прекратились, существо посмотрело на Алину.

Сердце девушки сжалось, так как существо направило свободное щупальце к ней, как вдруг подача эпсилона прекратилась.

Алине нечего было даже противопоставить мне, поскольку монстр в моём теле накопил достаточно заряда и совсем не нуждался в подпитке от источника, что напугало её ещё больше. Мурашки побежали по спине. После чего всё помещение охватила синяя вспышка. Девушка потеряла сознание, видения закончились…

…Однако Алина не спешила отрывать голову от меня, и я мысленно услышал её голос:

— Подожди, мне надо показать тебе ещё кое-что. — И с этими словами мы в тесных объятиях и страстном поцелуе упали на пол, после чего видение продолжилось…

…Вновь я был в теле Алины, и снова в той самой комнате; картинки были обрывчатые, рыжая девушка снова была парализованной, однако она слышала голоса людей, вошедших в комнату, и видела несколько силуэтов, стоявших в самом центре.

— Надьё жэ, какой он буйный!

У женщины, стоявшей в этот момент где-то возле входа, был сильно заметен акцент. Она точно была иностранка, поскольку, несмотря на отличное знание языка, чувствовалось, что ей не хватало языковой практики.

— Этого в карцер, остальных убрать и заставить забыть о том, что здесь произошло.

Приказы отдавал мужчина. Голос у него был жёсткий, такой человек, скорее всего, может быть начальником службы безопасности. Видны были его силуэт, военная форма и несколько солдат, стоявших за ним, которым он и отдавал приказы.

— Отставить карцер! — Теперь уже был слышен знакомый голос той самой блондинки. Анна, по-видимому, пришла посмотреть на результаты теста.

Она в довольно грозной форме отдала свой приказ:

— Пускай лежит здесь, продолжайте процедуру отбора.

— Но Анэчка, это жэ о-очэнь опасно! — послышалось возмущение со стороны иностранки. Но Анна была непреклонна.

— А что делать с тем парнем, который поймал второго шпиона? — спросил начальник охраны, по-видимому намекая на того кандидата, который первым нашёл лазутчика и прижал его к полу в самом начале.

— Этот человек недостоин работать в нашей компании, отправьте его назад домой. Это приказ, — в довольно жёсткой форме отдала распоряжение девушка в белом.

— Тогда кто же второй кандидат? — раздался вопросительный возглас одного из охранников, за что он получил небольшой подзатыльник от своего командира.

— Вот наш второй кандидат, — кивнула Анна в сторону Алины, и было видно, что она смотрит прямо мне в глаза, поскольку в данный момент я смотрел на происходящее с её ракурса. Анна словно сама решила просканировать всё вокруг и, возможно заметив, что девушка находится в сознании, добавила:

— Вынесите всех, а когда закончите, помогите ей. Эта рыжая бестия не так проста, как кажется. А что касается того парня, — указав рукой на меня, — то он очнётся минут через пятнадцать, так что пусть Мансур лично отведёт их в город.

В итоге Анна вышла из комнаты, и стало слышно, как охрана выносит по очереди каждого из кандидатов, включая пойманных лазутчиков. Картинки больше не было. А рыжая бестия — странно, но это прозвище ей и вправду подходит — закрыла глаза. Видение закончилось…

Мы лежали на полу друг напротив друга. Я держал Алину за руки, эффект был такой, словно мы были одурманены кальяном. Голова слегка кружилась, но было так спокойно.

Внезапно Алина пришла в себя, и было заметно, что её щёки слегка покраснели, а сама она, по всей вероятности, проводила подобную процедуру первый раз.

Я решил нарушить тишину и спросил:

— А можно ещё видения? И желательно подольше.

На что получил неодобрительно-грозный, но всё же более дружеский взгляд со стороны девушки. Мы вместе рассмеялись.

Стало как-то легче, словно барьер, который образовался между нами вначале, наконец-то был разрушен.

Алина больше не боялась меня, но увиденное ею зрелище сильно настораживало. Я задумался на секунду, а девушка, воспользовавшись моим замешательством, побежала наверх, крича напоследок, что самая большая спальня в доме её! Я улыбнулся ей вслед и ответил, что не возражаю, разве что мне достанется самая большая ванная.

Дело в том, что в средневековых дворцах и замках ванны стояли посередине ванной комнаты и по современным меркам были довольно малы. Так что я надеялся, что в рамках личной гигиены владелец дома всё же был более современен.

Мои ожидания оправдались. Средневековый стиль был лишь на первых двух этажах. Длинный холл вёл в не менее просторный банкетный зал, выполненный в том же стиле, но с ещё большим преобладанием золотых изделий, в то время как стены были мраморно-белого цвета. Из банкетного зала можно было пройти на кухню, которая была оборудована по последнему слову техники.

Здесь, пожалуй, могут работать одновременно около десятка мастеров-кулинаров вкупе с шеф-поваром, ходящим из стороны в сторону, раздавая указания и проверяя готовность каждого из блюд.

Далее была лестница на третий этаж, на котором были комнаты для гостей. Любой желающий мог разместиться здесь, если хозяин дома предложит остаться. Тут также были игральные комнаты, стояли столы для игры в карты, был небольшой бильярдный зал со столами для снукера.

Обои практически на всём третьем этаже были светлых и тёмных оттенков зелёного, и практически везде были фотографии в рамках, а в бильярдной комнате были ещё и головы диких животных: кабанов, оленей и даже волков, которых в Казахстане на юге водится немало. Охота на столь грозного хищника зимой даже поощряется, так как, собираясь в стаи, волки наносят большой урон скотоводам и местным фермерам.

Здесь были созданы все условия, чтобы можно было обсудить дела в более спокойной и дружеской обстановке, нежели в офисе. Нельзя было точно сказать, действительно ли хозяин дома приглашал сюда так много гостей и устраивал шумные вечеринки с друзьями, но то, что весь дом был обставлен со вкусом и полон изысков, можно было заметить на каждом шагу.

Бильярдная комната плавно переходила в бар, в котором была богатая коллекция виски. На полках можно было найти всё — начиная со знаменитого американского Jack Daniels и до крайне редкого, особенно в наших краях, Tullamore Dew, ирландского виски номер один в мире, который, судя по описанию в меню напитков, обладает весьма мягким вкусом и ароматом лимона и ореха.

Отдельно стояли две большие бочки для розлива пива — на одной было написано «Carling», а на другой «Carlsberg», — которые тем не менее обе оказались пустыми, что и не удивительно, раз хозяина тут уже больше года не было. Но, несмотря на его отсутствие, сюда приходит прислуга, поскольку нигде нет застоявшейся пыли, всё вокруг аккуратно прибрано и расставлено по своим местам.

Однако кое-что на третьем этаже всё же было странно. Весь этаж по площади был немного меньше, чем площадь первого этажа. Осмотревшись вокруг, я обнаружил, что там, где этажом ниже была кухня, находилась стена. Но нигде не было никакого потайного входа.

«Быть может, если я поднимусь выше, то узнаю что за этой стеной?»

На четвёртом этаже была огромная библиотека, здесь накопилось столько книг, что не хватит и десяти лет, чтобы прочитать половину. Также на этом этаже были небольшой тренажёрный зал и две раздевалки, мужская и женская. Стало ясно, что хозяин дома жил здесь не один. Возможно, кто-то из членов семьи и сейчас живёт здесь или по крайне мере приезжает сюда время от времени. Хотя Мансур сказал, что в этом доме, кроме меня и Алины, больше никого нет.

Наконец дойдя до того места, которое было скрыто этажом ниже, я обнаружил плавательный бассейн, который как раз и занял всё пространство за стеной этажом ниже. Архитектору, проектировавшему здание, пришлось изрядно потрудиться, чтобы угодить столь требовательному клиенту. Но сделано всё было действительно с изыском и комфортом.

В итоге я поднялся-таки на пятый этаж, на котором был длинный и узкий коридор, ведущий в разные стороны. Также тут повесили схему пожарной безопасности, и, судя по ней, на этом этаже было всего две спальни. Спальня основателя и, что интересно, спальня его жены или дочери. Хотя вряд ли это была его жена, поскольку прямо на стене висел огромный портрет молодой девушки, которую звали Элизабет Оукен. И ввиду отсутствия даты её рождения или смерти, должно быть, она ещё жива.

«Тогда почему её нет в этом доме?» — вопрос напрашивался сам собой. И, чтобы ответить на него, я решил отправиться в её комнату и узнать, что ждёт меня там.

Комната поражала своими размерами. Здесь можно было бы разместить целое модельное агентство и устраивать небольшие показы мод. А судя по ковровой дорожке, ведущей из спальни в гардеробную, модные шоу здесь действительно устраивали.

Справа от двери был небольшой коридор в ванную комнату, и едва я направился туда, как оттуда вышла, обернувшись в полотенце, новая обитательница этого дома:

— А-а! Ты что, сдурел? — Алина вышла из душа. Её не интересовал осмотр всех этажей и комнат.

Похоже, она уже чувствовала себя как дома и решила не терять зря времени.

— Ты что, следишь за мной? — ехидно поинтересовалась та, которая ещё час назад боялась даже стоять рядом. — Ну, если тебе так интересно, я могу снять полотенце и мы можем заняться чем-нибудь более интересным.

— Как-нибудь в другой раз, — сказал я, закрыв дверь, после чего услышал вслед пару ругательств. Но разобрать слова рыжей бестии было невозможно, да и мне не хотелось ссориться со своей сожительницей. Ещё толком не известно, сколько времени мы здесь пробудем, а сюрпризов на сегодня было предостаточно. Однако впереди остался ещё один.

 

Комната Эдварда Оукена была намного меньше, чем комната его дочери. В том, что бывшая владелица второй спальни на пятом этаже была его дочь, я больше не сомневался, поскольку тут везде висели их совместные семейные фотографии. Кто-то даже аккуратно приклеил таблички с указанием места и года, когда было сделано то или иное фото. Более того, все фотографии были развешаны в хронологическом порядке. Мистер Оукен уделял большое внимание деталям и, по всей видимости, лично следил, чтобы не было ошибок.

У него была жена, сам он по молодости жил в совсем небольшом доме на севере Англии. Позже у них родилась дочь, а когда их дочери было лет десять, фотографий жены больше не было, и пару лет семейных фотографий просто убрали из коллекции, поэтому в том месте стена была почти пустой. Почти пустой, если не считать свободно висевших рамок с указанием года. По моим подсчётам, дочери Эдварда Оукена на сегодняшний день должно быть около сорока лет. Два года назад они переехали в Алматы, и одной из последних фотографий было совместное фото отца и дочери на фоне их нового семейного особняка в Андертау. Сделано оно было больше года назад. После этого хронологический ряд заканчивался.

Посередине комнаты стояла большая кровать, которую совсем недавно любезно застелили, положив сверху несколько полотенец, чтобы можно было принять душ.

Обои на стенах были светло-голубого цвета, и сама комната не отличалась излишней роскошью или украшениями. Напротив, тут было всё так просто и уютно, словно владелец дома, приходя сюда, хотел отдохнуть от всего, что было за пределами комнаты, и предаться воспоминаниям о прожитых годах.

Возможно, внутри Мистер Оукен был довольно-таки скромным человеком? Стало немного грустно от того, что теперь уже невозможно познакомиться лично с человеком, чья жизнь только что буквально пролетела перед глазами, и при этом не нужен был никакой эпсилон и тем более зрительный контакт. А вдруг именно это и было главной задумкой предыдущего владельца? Словно «магия без магии» пришла в голову оригинальная идея создателя настенного коллажа из семейных фотографий.

Тут также были гардеробная и коридор, который вёл в ванную. Однако, поскольку сама комната была намного меньше комнаты дочери, здесь была ещё одна дверь, за которой оказался небольшой кабинет.

На столе лежала стопка неподписанных бумаг, договора и приказы, которым уже не суждено быть исполненными.

Из кабинета было два выхода — через спальню и через общий коридор пятого этажа. Второй выход на данный момент был закрыт.

Я решил более не терять попусту времени, повесил пиджак с брюками в свободный шкаф и закинул остальные вещи в стиральную машину с режимом сушки. После этого принял душ, лёг на кровать и, сам того не заметив, уснул.

 

P. S. Для личной страницы

Похожие статьи:

РассказыЭпсилон: пробуждение. Глава четвёртая.

СтатьиКорпоративная фантастика — новый жанр и влияние XXI века?

РассказыЭпсилон: пробуждение. Глава вторая

РассказыЭпсилон: пробуждение. Глава третья.

РассказыЭпсилон: пробуждение. Глава первая.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 186 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий