1W

Потерянные сокровища.

в выпуске 2013/03/09
25 февраля 2013 -
article282.jpg

Пивень Вадим Михайлович.

Потерянные сокровища.

 

Ждать оставалось не долго. Потушив сигарету, Николай открыл дверь и запрыгнул в салон  своего рено. Макс как всегда опаздывал. Коля посмотрел в окно, рассвет только начался и вдоль дороги проплывали ватные полосы тумана. Была середина ноября, урожай уже собрали, и можно было по бродит  по колхозным полям с  металлодетектором.

            Он вспомнил, как пришел к нему Макс  с горящими глазами, и рассказывал про клады и возможность их поиска, вспомнил свой скептицизм и первую находку — серебряную  монету. Ощущения были  такими, словно ты прикоснулся к чему-то старому и пропитался духом, того  вмени. Как будто бы ты, имеешь связь с прошлым. Он так погрузился в воспоминания, что  не заметил  как задняя дверь автомобиля открылась, и только звук падающего на сидение рюкзака вернул его к действительности.

             Макс  проскользнул на сидение  и протянул  руки к  печке.

            — Ну как, долго стоишь?- спросил он.

            — Достаточно, чтобы замерзнуть, -ответил Николай и поежился.- Хоть бы раз не опоздал.
            — Ладно, это мелочи, ты лучше послушай что я узнал. Значит сижу вчера в интернете просматриваю карту, и тут натыкаюсь на старую статью. Мол давным — давно жил тут неподалеку один промышленник, очень богатый. По слухам богатства у него было пару сундуков, доверху набитых золотом, серебром, и всякой всячиной. Но просто жутко богатый. А тут 17-й год, революция, смена правительства и все такое. Ну старик не глупый был, а то как бы он  богатство-то накопил, смекнул что к чему и отправил он дочь с богатством в соседний хутор, и приказал никому ничего не давать пока он сам не явится. Только никто не знает к кому, ведь ни родственников, ни знакомых у него там не было. Не прошло и недели как к нему пожаловали гости, и говорят мол все теперь общее, все теперь народное и просят поделиться богатством. Старик понятное дело ни в какую. Обыскали дом, но понятное дело ничего не нашли. Так и уехали ни с чем. А  старик возьми да и помри наследующий день. Искали  потом эти сундуки с богатством на том хуторе, все с ног на голову поставили, но ничего не нашли. Дочь нашли, она и поведала, что отец ее сюда отправил саму, без богатства, для отвода глаз. А где  он спрятал все добро она не знает. Ну, ей понятное дело не поверили, и забрали в город на допросы. Допрашивали наверно с пристрастием, потому что никто ее больше не видел. Вот такая история.

            -Значит, ты хочешь поискать сокровища несчастного старика, -сказал Николай прикуривая новую сигарету.- И ты наверно уже и план действий разработал?

            — Да какой план. Едем на старый хутор, куда старик дочь отправил,  по спрашиваем, по расспрашиваем. Может кто  что-то и помнит. История то не простая.

            -Может и не простая, — не стал возражать Коля,- но  сколько времени прошло? Почти сто лет. Да если кто что и вспомнит, то все так уже перекручено, что полезной информации практически не будет. Ладно, там  на месте  все и проверим. Далеко твой хутор?

            Он включил передачу, вывернул руль, и машина плавно съехала с обочины и понеслась по асфальту. Ехали молча. По обе стороны дороги тянулся густой лиственный лес, и дорога извивалась словно огромная змея. Машину покачивало на ухабах, и Николай, смотря в лобовое стекло задумался. А ведь где-то здесь, в темноте этого леса, скорей всего  и запрятал свое богатство старик. Ведь так ничего и не нашли, это если верить статье, которую Макс прочитал. Но могли и найти скарб деда, дочку так никто больше и не видел.  Но если девушку никто не видел, то это еще не значит, что она не вернулась через время и не наведалась в тайник. Но это скорей всего не может быть ведь как говорили ее забрали в город на допросы, а допрашивать там умели. Мало вероятно, что она ничего не сказала, просто она действительно ничего не знала. По этому она и не вернулась назад в деревню, может боялась, что еще и односельчане будут расспрашивать, что к чему. А может и действительно замучили ее в казематах.
            Впереди показалась развилка.
            -Ну куда нам? -спросил Николай, переключая рычаг передач и переходя на низшую передачу. -Уходим в право или прямо?
            -В право,- ответил Максим,- тут еще немного по асфальту, а потом опять в право и по грунтовой дороге. Мы  года три назад сюда приезжали компанией, ты как раз тогда ангиной страдал.

            За деревьями начали показываться дома с исхудалыми заборами и дорогами к ним. Деревня производила мрачное впечатление, после золотистой россыпи осеннего леса.  В основной массе, дома были старыми с покосившимися заборами и грязными дворами. Из дымоходов некоторых изб шел густой, серый дым, и это почему то создавало тягостное впечатление.  Проехав еще около километра, ребята выехали на центральную улицу деревни и им начали встречаться редки местные жители.

            Впереди вдоль дороги, из-за дер6вьев вынырнуло здание   на котором красовалась яркая вывеска с надписью "МАГАЗИН" и Макс прищуриваясь от яркого солнца сказал: «Давай к магазину, забегу кое что возьму, да  может что и разузнаю, ведь магазин в деревне это как переговорный пункт, все новости сплетни и важные события стекаются сюда».

Макс плавно нажал на тормоза и, машина начала притормаживать  остановившись на  стоянке у магазина.                                                                                                                                                                
            Солнце уже взошло и дарило всем вокруг свои последние, ярко-золотые лучи. Макс открыл дверь и бодро выскочил наружу, и угодил правой ногой в какое-то месиво из земли, травы и еще черт знает из чего. Улыбнувшись, он размял затекшее тело и направился к дверям. Взбежав по ступенькам, схватил старенькую ручку и открыл дверь. В глаза сразу ударила чистота только что вымытого пола, и кое-где на плитке еще виднелись лужицы невысохшей воды. Кое как очистив ноги о коврик, лежавший возле двери, он подошел к прилавку. За ним стояла симпатичная женщина в синем фартуке и смешной косынкой на голове и приветливо улыбалась.

            -Доброе утро хозяйка, -поздоровался Макс, и улыбнулся в ответ.- Извините, я вам тут немного наследил, на дороге грязь ужасная.

            — Да ничего,- приветливо ответила женщина, -тут до обеда так натопчут, что потом целый обеденный перерыв   приходиться убираться так что не тревожьтесь. А бывает во время посевов,  водители которые ездят, так натопчут что и плитки не видно, прям как на улице.

            — Вы что-то будете брать?- спросила она выкладывая на полку пакеты с крупой

            — Да конечно,- оживился макс.- дайте мне три бутылки водки, водка же у вас есть?

            — Есть....

            — Ну и что-то закусить. Давай те  вон  тот батон, -он указал на   хлеб с румяной коркой, лежавший на полке.- Нравиться мне поджаренный, еще дайте сыра, зелени и палку колбасы. Да и хватит пожалуй.

            — Не мало  ли  закуски то, для трех бутылок водки? — лукаво прищурилась продавщица.

            -Да нет ,  я вообще-то не пью, а товарищ за рулем, это я так сказать беру для налаживания контактов с населением, — потирая нос ответил Максим.

            -Да? Интересно, это с кем же вы так хотите наладить отношения? — искренне удивилась девушка. И начала выкладывать товары на прилавок.

            -Если честно,  то я и сам пока не знаю, -ответил Макс смотря как девушка ставит бутылку за бутылкой на прилавок и думая что с водкой он действительно переборщил. — Может быть вы подскажите. Я  историю услышал о кладе зарытом где-то в окрестностях, вот и решили с товарищем счастье испытать. А вдруг повезет?

            — А, понятно,- ответила девушка, ложа полиэтиленовый пакет на прилавок, -здесь каждый год такие вот как вы приезжают, ищут и ничего не находят. Да и говорят, что клад этот проклят.Мол старик какими то знаниями обладал и клад заколдовал. Словом его никто найти не может, а кто его найдет тот сам пропадет. Это мне бабушка еще рассказывала, что много людей в лес, к дубу ходило, там вроде старик богатство свое спрятал, и многие пропали.

            — А может они и пропали потому что что-то нашли,- улыбнулся Максим, -и не вернулись.

            — Может и так, — ответила девушка, — только место там действительно плохое, там говорят даже комары не летают. Но если вам так хочется, то проедете по дороге еще немного и свернете к лесу в лево. Там увидите дом лесника. С ним поговорите, он расскажет где в лесу что и как, он мужик добрый да и выпить любит, — и она махнула головой в сторону стоящей на прилавке водки.

            Макс поблагодарил девушку,  сложил в пакет продукты, расплатился, вышел и направился к машине. Николай стоял у машины и курил. Увидев Макса с содержимым пакета он « округлил «  глаза.

            — А водки  зачем  сколько?- спросил он туша и выбрасывая сигарету.

            — Ничего ты не понимаешь,- ответил Макс улыбаясь,- водка в деревне – это первая валюта, она самая твердая, да и языки развязывает. Садись, поехали, я тут кое что узнал по дороге расскажу. Он открыл заднюю дверь и положил пакет на сиденье.

            Машина свернула на лесную дорогу и Николай перешел на пониженную передачу.

            -Далеко по этим кочкам ехать, -спросил он поглядывая в боковое окно.

            -Не много осталось, улыбнулся Макс, -продавщица сказала три, четыре километра по дороге, дом лесника прямо у дороги стоит.

             И действительно сразу же за поворотом из густых деревьев вынырнул дом из сруба. Вокруг дома были вкопаны толстые деревянные столбы на некотором расстоянии друг от друга и высотой до полутора метров. К столбам,  параллельно земле крепились длинные брусья. Все это опоясывало дом и перед входом заканчивалось.

            Николай остановил машину у просвета перед входом в дом и заглушил двигатель. Из дома вышла женщина с плетеной из лозы корзиной полной мокрого белья. Она поставила корзину у двери и внимательно посмотрела на машину. Николай опустив окно поздоровался.

            -Добрый день,- ответила женщина  и искоса посмотрела на парней.
              — Хозяин то дома ?- спросил макс наклонившись к окну.

            -Да нет, Никита Сергеевич ушел в лес два дня назад и когда явится никто не ведает. Может и неделя пройдет, а его все нет. В  лес  он надолго  уходит, -она подняла корзину и направилась за дом.

            Макс с Николаем переглянулись, и так как беседа подошла к концу  Коля врубил передачу и тронулся в перед.
             -Ну, и чего теперь делаем?- спросил он  проезжая мимо развилки. -Может просто пошарим по окрестностям? Найдем ближайшее поле  и побродим как всегда?

            -Ладно давай  как всегда,- расстроился Макс .

            Они проехали еще где то около получаса   и собирались свернуть на проселочную дорогу, как вдруг из ниоткуда прямо перед   автомобилем возник человек. Он был одет в зеленый камуфляж и с винтовкой на плече.  На вид ему было лет шестьдесят. Скорей всего он был где-то неподалеку и услышав шум мотора вышел на дорогу из кустов.
            Поравнявшись с ним, Николай опустил стекло и приветливо улыбаясь поздоровался. Мужчина поздоровался в ответ и в свою очередь поинтересовался.

-Охотники или просто так в лес  отдохнуть?- потом окинув взглядом автомобиль ответил.- Скорей охотники, а то чего так далеко в лес забрались. Билеты у вас охотничьи  есть?- спросил мужчина, и сурово посмотрел на ребят.

Макс поняв кто перед ними поспешил успокоить лесника.

— Не охотники мы, просто про клад услышали в ваших окрестностях и вот решили испытать удачу.

Мужчина заметно повеселел и расслабился.   

            -Кладоискатели значит,- сказал он, — а я думал браконьеры. Неделю их поджидаю,   весь молодняк коз выбили, изверги. Хотя у них машина побольше, — и он поглядел на протектор колес. – Ну ладно ищите, только ямы после себя закапывайте, а то были тут одни копатели года три назад, дак так лес перелопатили что овраги получились. И еще, — он достал из куртки кусок карандаша и  листок старой желтой бумаги. Оторвав небольшую полоску он что то написал и передал в окно. Макс взяв в руку полоску бумаги увидел цифры.

            — Это мой сотовый, на всякий случай, вдруг вам эти изверги попадутся сразу же звоните мне. Ни с кем из них не разговаривайте, лучше вообще спрятаться если получится, и звоните. И еще, зверя не пугайте, повстречаете кого, лучше забраться в машину и переждать пока он уйдет.

            Макс с Николаем переглянулись и Макс удивленно спросил.

            — А что тут есть хищники? 

            — Да  есть выводок волков,- ответил лесник ,- хотя они так близко к дороге не подходят, но всяко бывает.  Да и сохатый тут  поблизости ходил. В любом случае, в машине вам будет спокойней, да и уехать можно если что.

            Большое вам спасибо за лесной «ликбез» ,- ответил Макс и пряча листок с номером в карман джинсов,- но хотелось бы узнать что вы знаете о кладе.

            -Проедите еще около двух километров в глубь леса,- сказал мужчина пряча карандаш в глубину кармана,- там, по дороге, будет развилка, вам нужна  дорога та что уходит влево. Вот по ней будете ехать и увидите большой дуб, вы его ни как не пропустите, вот где то в окрестностях и как будто бы и спрятаны сокровища. Хотя как по мне это все ерунда, нету там ничего. Вовремя революции, поговаривали, там все перепахали вдоль и поперек и если что-то и было, так выкопали давно.

            — Ну спасибо большое за наводочку ,-сказал Николай поворачивая ключ в замке зажигания.

            — Да не за что, -ответил лесник,- если что-то найдете, магарыч привезете. Он улыбнулся пожелал удачи и бодрой походкой зашагал по дороге.

 

 

Часть вторая.

            Собрав прибор Макс начал проходить местность вокруг машины.

            Солнце уже спряталось где-то за горизонт.  Набежавшие неизвестно откуда тучи, принесли с собой ветер и первые тяжелые капли блестя и переливаясь в воздухе, начали холодными иглами пронизывать ребят. До машины было далековато, и Николай предложил.

            -Макс, давай сворачиваться, ничего тут нету. Целый день пролазили в пустую, осталось только под дождь попасть и заболеть.

            -Да ты прав- ответил Макс-, погнали.

            И они побежали подстегиваемые холодными каплями.

            До машины оставалось еще не много, как прибор на очередной кочке выдал какофонию звуков, казалось он готов был взорваться. Макс остановился,  провел еще раз прибором по кочке, прибор опять издал все звуки какие мог. Макс бережно завернул его в свою непромокаемую куртку и положил возле себя. Взяв лопату, он изо всех сил вогнал ее в  кочку и начал откидывать землю. Николай сперва не заметил как его товарищ остановился  и начал что-то рыть. Но заметив его отсутствие рядом, он оглянулся и увидел Максима стоящего на коленях и у усердно отбрасывающего землю вокруг какой- то возвышенности. Он подбежал к нему наклонился и спросил.

            -Ты чего, делаешь? Промокнем «нахрен» .
Но Макс ничего не отвечая продолжал выворачивать одна за одной полные лопаты земли.  Николай упал на колени и руками начал отгребать получившийся бугор из земли. Дождь как на зло норовил все больше воды запустить им за шиворот. Макс поднялся, освободил прибор, быстро провел им над получившейся ямой. Прибор издавал звуки не замолкая. Макс отбросив его  накинул на него куртку, и схватив лопату вновь углубился в землю. Дождь все усиливался и ребята промокли полностью, капли стекали по лбу и не давали  полной видимости. Вдруг после очередного удара лопатой в землю, она так и остановилась на месте издав характерный металлический лязг.

 По  верхам деревьев пронесся ветер и они казались огромными опахала.  Отбросив лопату Макс начал также аккуратно  выгребать землю из ямы руками. Показавшийся  зеленоватый предмет, вынув его наружу он оказался каким-то тяжелым котелком. Обтерев его от грязи и зеленоватого налета, Николай увидел что он закрыт как бы консервной крышкой и завальцован по краям. Макс хотел было ударить по нему лопатой но Макс его остановил сказав что вдруг это какая то ценность и не разобравшись не стоит это увечить.

            Схватив куртку с металлодетектором и этот котелок, он побежали к машине, а ветер продолжал толкать их в спину. 

            Забросив мокрую куртку на заднее сидение автомобиля, они начали осматривать предмет. Проливной дождь смыл почти всю грязь с него. Предмет напоминал болванку диаметром около 40 сантиметров и высотой сантиметров 30, и сделана была из какого-то желтого металла. Края были завальцованы. Предмет был довольно увесистым, весом киллограм 5.Максим тряс и вертел его в руках.

            — Слушай,- предложил Николай, -давай дома его аккуратненько распилим, а то солнце уже село и скоро стемнеет.

            Макс на секунду задумался, а потом кивнул и согласился.

            — Да ты прав, дома будет удобней, -и он положил предмет себе под ноги.

            Николай завел машину развернулся и поехал. Вечер вступал в свои права и вокруг сгущалась темнота и лесная дорога казалась каким-то замысловатым туннелем.

            Проехав так минут двадцать,  Николай сказал.

            — Мне кажется что мы развилку проскочили.

            Макс, разглядывал и вертел предмет в руках пытался найти хоть какую то трещинку, или щель, чтобы вскрыть эту болванку. И сначала не обратил на слова Николая никакого внимания. Только после того как машина остановилась   и Николай полез в карман за сотовым, спросил.

            — Точно что ли проскочили?

            Николай достав сотовый пытался позвонить, но сети не было.

            -Что ты делаешь?,- спросил Макс отлаживая себе под ноги болванку.

            -Домой хочу позвонить, сказать что задерживаемся.

            Он еще раз нажал клавишу, но из трубки послышалось мелодичное звучание. Сеть отсутствовала. Спрятав телефон  обратно в карман, предложил.

            -Давай назад  к дубу проедем, а там на месте посмотрим… Вроде дорога прямая была все время, без поворотов и развилок, как мы могли заблудиться?

            — Да, точно, мы все время ехали по дороге, и на пути не было никаких развилок, это я точно помню,- ответил Макс. – Я все время в окно смотрел- дуб искал.

            Они развернулись,  и помчались в обратном направлении. Проехав пару минут, фары из темноты вырвали высокий, темный силуэт. Это был дуб. Высокий, с мощными кронами, и казалось  что своими ветвями он достает до неба. Остановившись у него, Николай вышел из автомобиля и пошел вдоль дороги освещаемый, светом фар. Макс тоже вышел. Открыл багажник автомобиля, нашел сумку с инструментом, достал оттуда монтировку и молоток и с этим пошел назад. Поставив болванку на землю, и используя монтировку как зубило, начал сбивать верхнюю кромку предмета. Лес наполнили звонкие удары метала об метал. Металл был мягким, и кромка легко поддавалась. Проделав отверстие он сунул туда монтировку и работая как рычагом, отогнул часть кромки. Вся болванка была заполнена какой-то желтой, рыхлой субстанцией. Он ковырнул ее монтировкой, и на верхней гладкой поверхности появилась бороздка. Внутри в свете фар, что  то блеснуло и поддев его монтировкой он взял в руку какой-то комок. Потерев его пальцами Макс увидел монету. Сердце бешено забилось, и казалось сейчас выскочит из груди.   Радости не было предела. Поднеся монету поближе к свету фар, он увидел проступающую из под желтого налета надпись: « 12  ру….насе…».По окружности монеты была тоже надпись, но как он не смотрел, увидел только пару букв: «  чи….альск…ны…..».

            Николай вынырнул из темноты и направился к  копошащемуся  возле машины Максиму. Он перебывал  в полном недоумении. Большой дуб был тем же, возле которого они начали свои поиски.  На это указывали ямы вырытые и прикопанные ими же.  Он прошел прямо к месту большой ямы,  где они вырыли странный металлический предмет. Сомнений не было -  это был тот же  дуб. Что-то было не так, это он понял, когда возвращался назад. Дорога обратно, к дубу, заняла намного меньше времени чем  они ехали первый раз. И это было не понятно. Николай,  профессиональный водитель, не мог даже допустить ошибки во время маршрута, и от этого ему было не по себе.
            Макс крутился у  автомобиля. Он ликовал. Представлял как вытянется в изумлении лицо Коли когда он увидит монету. И судя по всему эта болванка была полностью забита монетами. Осталось их просто идентифицировать. Спрятав монету в карман он глядел на подходящего Максима. Он хотел  было уже сказать о находке, как Макс ошарашил его фразой: «Кажись, мы заблудились». Николай пристальней взглянул на лицо товарища, и понял, что тот не шутит. На лице читалась какая-то не уверенность.

            —  С чего ты взял, -нахлобучился  Максим,- Как мы могли заблудиться? -Вся его суть хотела вынуть наружу монету, и показать -вот она наша  удача.   Но какой то  дурновато- озабоченный вид товарища  его останавливал.

Николай  с серьезным  видом  достал сотовый и в который раз нажал на клавишу вызова. Динамик телефона снова и снова выдавал  мелодичные звуки, но гудка не было – сеть отсутствовала. Выругавшись он  спрятал телефон в карман и повернулся к Максиму.

            — Ну, чего делать будем, твои предложения?

Макс на секунду задумался и выдал.

            — Слушай, если мы все-таки  заблудились, то поехали просто по дороге, ведь она куда-то идет, а там глядишь и выберемся. 

Николаю такая перспектива, ночью ездить по лесным  дорогам, не очень нравилась, но так как другого варианта не было, он согласился. Запрыгнув в машину, они поехали по темному лабиринту леса. Свет фар, вырывая у леса части деревьев рисовал уродливые тени, и от этого становилось жутковато. Казалось это был уже не тот лес какой был днем – светлый и дружелюбный,  он словно преобразился и стал каким-то организмом, который засасывал их все глубже в свое чрево. Темнота была настолько густая, что казалось ее можно потрогать. Свет фар  вспарывал ее как ножом, но она возвращалась на место как жидкий кисель.

Они проехали около часа, как свет вырвал у темноты старую избу из сруба. Подъехав ближе Макс с Николаем переглянулись. Дом выглядел страшно. Черные балки стен казались  огромными  канатами, которые опоясывают его. Крыша  местами покрылся мхом, и оттуда пробивались ростки  каких-то растений. Оконные проемы были словно отверстия и зияли темнотой. Вдруг дверь отворилась, и на пороге появилась женщина с керосиновой лампой в руке.  Николай опустил стекло и сказал.

— Извините ради — бога, что вас так поздно потревожили, но не подскажите  ли вы как нам выехать на трассу?

Женщина казалось не испугалась двоих мужчин, а только странно посмотрела на автомобиль и переспросила.

-  На трассу?

Макс открыл двери автомобиля и выйдя из него повторил.

— Ну на шоссе, понимаете, на дорогу где автомобили ездят, -потом наклонился, глянул на товарища и сказал, -кажись она не понимает.

Николай тоже видел озабоченное лицо женщины, и его выражение говорило о том, что она понятия не имеет о чем они говорят. Максу показалось это все смешно и он сказал улыбаясь.

— Да, приятель, не думал я, что мы так глубоко заехали в лес – а потом развернувшись обратился к  женщине. – Хозяйка, не подскажите  где  тут у вас поблизости воды можно на брать?
            Женщина спохватилась,  — Да чего это я вас на улице держу,-  и  комкая подол платья левой рукой предложила, — Проходите в дом.

Ребята переглянулись, и были поражены: чтоб вот так, ночью, в лесу, пустить неизвестных мужчин к себе в дом. Да не просто пустить, а самой предложить. Но перспектива ездить по ночному лесу  не известно куда, не очень прельщала, да и разговорившись  с этой  милой женщиной быть может они поймут как им выехать из лесу.
            Немного посовещавшись, они  все-таки решили зайти. Николай закрыл автомобиль, и они вместе с хозяйкой прошли в дом. Он поразил их своей беднотой. Пол был земляной, ничем не застелен, и это очень резко контрастировало с привычным ламинатом или плиткой. Кое-где на стенах висели фотографии в рамах, и украшенные вышитыми рушныками. В углу, под потолком, висела старая иконка, возле которой горела маленькая лампадка. В центре  дома стоял массивный стол, по бокам которого были две большие лавки. На столе стояла керосиновая лампа, коптила и отбрасывала уродливые тени. За столом, у стены располагалась печь, внутри которой стоял казан булькал и испускал аромат вареного мяса. Возле печи стоял огромнейший по размерам сундук, и кровать, на этом убранство дома заканчивалось.

Живот Макса жалобно заурчал, учуяв запах готовящегося мяса. И спохватившись гостеприимная хозяйка предложила им сесть за стол.

-  Проходите за стол сейчас ужинать будем, а то пойди изголодались все.
            -Да нет, что вы, спасибо за приглашение хозяйка но нам бы воды набрать, и дорогу бы вы нам подсказали,- запротестовал Николай.

-Да успеется еще, садитесь  поешьте, не побрезгуйте,- не унималась женщина.

Макс толкнул локтем товарища в живот- мол, неудобно, давай соглашайся. Да и есть он хотел прилично, ведь толком они задень ничего и не ели. Николай тяжело  вздохнул, вытянул мобильный. Сеть отсутствовала и он засунул бесполезный аппарат  обратно в карман. Макс прошел и сел за стол, а хозяйка тем временем уже «колдовала» возле печки. Ловко орудуя рогачом она извлекла из печи казан, который испускал из под крышки  запах дразнящий и мучающий желудок и его соки. Николай так же мгновенно  ощутил приступ бешенного голода, и проходя за стол спросил.

-А позвонить у вас в деревне где можно?

— Ну, это только на телеграфе можно,- ответила хозяйка, возясь у печки.

— Телеграф это что, почта?-   повернувшись к товарищу, в пол голоса спросил Николай.

  -Да наверно, -ответил ему  товарищ, -ты что не заметил тут всё странное.

Женщина тем временем расставила тарелки, и деревянные ложки и поставила казан на середину стола. Потом вернулась к печи,  наклонилась и откуда то выудила пару огромных маринованных огурцов. Положив их на тарелку она поставила её на стол возле парящего казана. Увидев огурцы, Макс тут же вспомнил о трех бутылках водки, которые так и не пригодились, и сейчас были как никогда к стати.

— Слушай Колян,- повернулся он к товарищу,- открой авто, я сбегаю за нашим пакетом с продуктами.

— Знаю какой продукт ты хочешь, — улыбаясь ответил  ему Николай доставая из кармана брелок центрального замка и нажимая на кнопку.
            — Ну я мигом, — выбираясь из-за стола сказал Николай и пошел к выходу.

— Водку  вы употребляете?  — обратился Николай к женщине, когда Макс вышел  на улицу — а то мой товарищ за ней и пошел.
            — Употребляем,- смутилась женщина, встала и прошла к дальней стене. Там что-то скрипнуло, и послышался звон стекла. Выходя на свет женщина держала в руках три граненых стакана.

— И не страшно вот так  жить в лесу?- спросил Николай, чтобы  как то  разогнать неловкое молчание.

— Да чего там страшного,- ответила женщина, ставя со звоном стаканы на стол.- Я ведь не сама живу, а с отцом. Он на охоту ушел утром, вот завтра вернется  и  дорогу вам из лесу и укажет.

— Зовут то вас с отцом как? А то прямо как-то  не удобно – сидим в доме, а имен хозяев не знаем. Я, Николай, а мой товарищ – Максим.

— Меня зовут Анастасией, а отца Михаилом кличут, Михаилом Ивановичем, — сказала женщина. Она хотела еще что-то добавить но дверь распахнулась и вошел Максим.

Он деловито подошел к столу, поставил на него пакет  и стал доставать продукты: сыр, пол палки  колбасы, остатки батона и две бутылки водки.
            — А третья где? — заулыбался во весь рот Николай, — что по дороге выпил ?

— Да  и двух хватит, — произнес Максим, деловито нарезая колбасу.
            Анастасия тем временем насыпала большим половником огромные куски мяса, обильно поливая их жидкостью из  казанка. Дорезав колбасу, Макс откупорил бутылку и налил по пол стакана прозрачной жидкости.

— Максим,- обратился к товарищу Николай,- нашу хозяйку зовут Анастасией, а её отца Михаилом Ивановичем.

— Ну а  отец то ваш где пропадает так поздно? –поинтересовался Макс, ставя бутылку с водкой на стол.

— Да на охоте он, — ответил ему товарищ, — утром только будет, так что застряли  мы здесь до утра. Или по крайней мере до прихода Михаила Ивановича. Ну да ладно. Давайте выпьем, что ли. 

Они чокнулись, выпили, и ребята стали налегать на мясо и бульон. Такого вкусного бульона, казалось, Николай не ел никогда. Он стучал деревянной ложкой о тарелку, подхватывая всё новые и новые порции желтоватой жидкости  и заедая это все соленым огурцом. По телу расползлась расслабляющая нега. Когда тарелка опустела на треть, он легонько толкнул товарища, также жадно глотающего ложку за ложкой. Макс понял намек товарища и, отложив ложку, стал разливать следующую порцию по стаканам. Анастасия вежливо отказалась. Ребята опять выпили, но уже не с жадностью, а с чувством настоящих гурманов стали доедать оставшуюся снедь в тарелках. 

Николай жуя, стал исподтишка  разглядывать Анастасию. Это была  молодая женщина: лет тридцати с небольшим, с большими красивыми карими глазами. Черные как смоль волосы  были зачесаны на зад в какой то пучок.   Они гармонировали  с такими же черными бровями. Лоб был высокий и прямой.  От уголков рта отходила тонкая сетка морщинок, совсем не заметная в свете керосиновой лампы. Слушая болтовню Макса, она оперлась головой на правую руку, и в вырезе ее платья блеснул  довольно увесистый  серебряный крест. Макс  довольно сильно захмелел и нес какую то ерунду, а она слушала его не шевелясь, направив на него свой поглощающий взгляд. Николай должно быть тоже захмелел. Ему,  на какую- то секунду показалось, что эти глаза сейчас затянут его товарища в свою темноту, и он его  больше никогда не увидит. Он всмотрелся в глаза Анастасии. Они не казались ему уже карими, они были черны, и эта чернота ему что-то напоминала. Казалось,  эту черноту он уже видел и с ней соприкасался. Но  опьяненный мозг плохо работал и он не мог схватить ту мысль которая кружила в его голове. « Выпили всего- то бутылку, и так захмелеть»,-подумал он. « Надо бы сходить проветриться.»- решил он вставая из- за стола. Сказав, что сейчас вернется он поплелся к выходу.

Ночь его встретила своим прохладным дыханием и шумом еще не опавшей листвы. Стоя на крыльце, он невольно залюбовался ночной красотой. Красотой, которую городской житель не встретит, выйдя из подъезда дома. Это была чарующая красота с ее непревзойденной простотой. По небу были рассыпаны миллиарды сверкающих бриллиантов,  над которыми,  понимая всю свою значимость, висел огромных размеров, с черными пятнами, диск. Он казался так близко, что протяни  руку, и можно было бы его схватить.   
            Опьянение казалось, прошло, и Николай, вдыхая прохладный осенний воздух решил было вернуться  в дом, но что-то его насторожило. Он не мог понять что именно,  но чувство  тревоги, охватившее его в доме, стало выкарабкиваться наружу из его подсознания.  Ему показалось, что кто то в ночи леса дырявит его своим взглядом. Он никого не видел, но он точно знал – там что-то есть, и оно за ним наблюдает.

Немного постояв и отогнав, не весть откуда взявшийся страх, он спустился с крыльца и пошел к машине. Шорох опавших листьев и хруст сухих веток эхом наполнил черный вакуум леса. Вдруг Николай осознал, что его так встревожило. Мысль, пронесшаяся у  него в голове, еще больше его напугала. Глаза, глаза Анастасии. Он вспомнил тот взгляд, которым она смотрела на его товарища. И вот теперь он понял, что он ему напоминал. Это была чернота этого леса. И вот вглядываясь в темноту леса, он явно представлял  глаза Анастасии, жадно пожирающие его друга.
            Отгоняя нахлынувший страх. он развернулся, и поспешил назад  в дом. Взбежав по ступенькам, он споткнулся, и со всего маху ударился головой о косяк. Темнота догнала его,  схватила,   и он куда-то  стал проваливаться.

Гул, казалось, доносился со всех сторон. Потом он перерос в грохот,  с каким то,  не то мычанием, не то стонами, и стал долбить по черепной коробке так, что казалось голова вот- вот взорвется. Николай  открыл глаза. Он лежал  на опавшей листве,  на земле. Тело окоченело от холода, Голова ужасно болела и он не мог  сообразить, как здесь очутился. Перевернувшись на бок, сел. Голова раскалывалась от боли, и он с трудом мог удерживать равновесие, чтобы не завалиться набок. Тошнота тугими комьями подкатывала к горлу и хотела вывернуть желудок на изнанку. Тело бил  озноб. Руки  дрожали  и тряслись словно  идущий железнодорожный состав, везущий сотни тон груза. В голове проносились обрывки образов, но проклятая боль не давала сосредоточиться и собрать их воедино. Николай  провел трясущимися руками   по голове. Над правым виском была огромная  ссадина. Кровь уже засохла и слиплась.

Этот легкий осмотр породил новые приступы боли, которые, словно морские волны, накатывали одна за одной принося новые страдания. Пульсируя, она  расползалась дальше по всему телу. Чтобы хоть как – то  её унять, он опять прилег на землю. Голова поутихла, но гул казался стал сильнее и это сводило его с ума. Вдруг Николаю почудилось, что гул, который он постоянно слышит, не в его голове, а доносится из-под земли. Перекатившись набок и прильнув ухом к пожухлой листве, он явно услышал какую-ту возню, доносившуюся из — под земли. С гребая листья в сторону,   он  слышал глухие удары.  Ничего не понимая, сложа ладони трубой и прижав их к земле, он что есть силы прокричал: « Ээээй».  В ответ послышалась серия глухих ударов, и как ему показалось, человеческий голос.

Волосы  поднялись у него на затылке.  Отталкиваясь ногами от земли он так и пополз задом вперед, пока не уперся спиной во что-то твердое. Николай оглянулся – это был его «рено». Ужас притупил боль, и он поднявшись на ноги стал шарить по карманам в  поисках ключей, а страшный звук продолжал колошматить в его барабанные перепонки. Казалось он вырвется из под земли и утащит его с собой. 

Нащупав брелок с ключами, он стал выуживать его трясущимися руками. Руки не слушались, и ни как не хотели попадать в карманы. Наконец рука скользнула внутрь штанов,  пальцы нащупали  заветную кнопку.  «Рено» жалобно пискнул. И тут, словно яркая молния, прорезающая вечернее небо,  голову Николая озарила мысль: «Где  Макс?»  Он огляделся.  Воспоминания, словно кадры какого то глупого фильма, стали всплывать в мозгу. Они были не реальными: лес, старый дом, добродушная хозяйка, словно все это происходило не  по-настоящему,  а  просто во сне.  Николай огляделся – дома не было. Страх сковывавший его тело стал наступать с новой силой. Он посмотрел на  место где очнулся и откуда доносились звуки. Звуков не было. Накатила какая то оглушающее- гнетущая тишина. Неужели это только ему все привиделось. Может у него галлюцинации или сотрясение мозга от  удара, и это плод его воображения?

Кое- как отогнав страх, он прошел к багажнику. Схватив лопату, пошел к прогалине на земле. Подойдя к ней, он немного постоял, и склоняясь к мысли, что это всё ему почудилось, со всего маху загнал лопату в землю. Новая серия глухих ударов и стонов донеслась ему в ответ. От неожиданности он отпустил лопату и упал назад.  В глазах у него потемнело,  и  только собрав всю волю, что у него осталась, он не потерял сознание.

Превозмогая липкий  и холодный страх, который забрался ему под кожу, он начал отбрасывать полные лопаты земли. С каждым новым взмахом лопаты шум из под земли  усиливался. Он нарастал как лавина, и противно давил на мозг.

Прокопав  в глубь около метра, Николай уперся лопатой во что-то твердое. Все это время он боролся с собой, чтобы не закинуть лопату далеко в лес и, запрыгнув в машину, умчаться из этого проклятого места.  Грохот из  ямы прекратился,  и как на секунду показалось Николаю, он услышал голос Макса. Он оглянулся. Рядом никого не было. Вдруг четкий голос прокричал: «Спасите»,- и снова послышался грохот из ямы. Голос был Макса. Сердце Николая норовило пробить ему грудь и скатиться кубарем в вырытую им  же яму. Горло пересохло, в глазах потемнело. Он ничего не соображая, спрыгнул в низ и начал дубасить лопатой по дну ямы. Лопата пробила подгнившие доски, и в темной пробоине моментально показалась окровавленная рука. Николай от ужаса чуть не саданул по ней лопатой, и как олимпийский чемпион выскочил наверх. А из черного провала доносился хрип вперемешку с кашлем. Все казалось нереальным. Николай смотрел на это  как будто со стороны,  и тот другой Николай прокричал: «Кто там?». В ответ донеслось только тихое: « Спасите.» Голос однозначно принадлежал Максу, и Николай  превозмогая страх, опять прыгнул в яму и стал долбить гнилые доски. Продолбив отверстие по больше, он засунул  туда обе руки и силой потянул на себя. Раздался треск, и огромный кусок отломанной  доски, полетел из ямы. Две окровавленные ладони сразу же появились из проема. Николай схватил их и начал тянуть на себя. По лесу разнесся скрежет выдираемых гвоздей и треск дерева. Николай  отпустил руки а они схватились за края проёма, и оставляя кровавые следы,  стали сгибаться в локтях пока все тело не появилось из проёма. Николай схватил товарища и потянул прочь из ямы на  верх.  

Макс лежал на траве и ртом жадно хватал воздух.  Кисти рук были все разодраны, и из ран, на листву, капали большие капли крови. Глаза были широко открыты, но казалось, он ничего не видит.

Николай, отдышавшись подошел к товарищу, но тот, издав испуганный крик стал отползать в сторону. Николай схватил его за ворот стал трясти и орать ему в лицо: «Макс это я, слышишь? Это я, Колян!!! Макс!!!» Но тот стал вырываться, глаза округлились от страха тело забил озноб. Коля бережно отпустил товарища и со всех ног бросился к автомобилю. Открыв заднюю дверь, он потянулся за аптечкой.  Увидев бутылку водки, лежащую на сидении,  он схватил ее тоже и помчался к товарищу.

Макс отполз к большой сосне, и опершись на нее спиной, сидел. Николай подбежал к нему отрыл бутылку водки и стал вливать ему в рот. Тот не сопротивлялся, а только делал механические глотки. Когда бутылка опустела на половину,  Николай сам сделал два больших глотка и закрутил пробку. Отложив ее в сторону, он достал из аптечки бинт, антисептик и стал протирать саднящие кисти рук Макса.

Нереальность всего происходившего окружила Николая вязким туманом. Он прибывал  словно в каком то виртуальном мире. Боль в голове, отступившая на время, вернулась с удвоенной силой и теперь пыталась расколоть ему голову.

Перевязав товарищу руки, он понес аптечку обратно в автомобиль. Проходя у ямы в земле, ему показался металлический отблеск из  ее нутра.  Лезть обратно у него не было никакого желания,   и заметив неподалеку большую толстую ветку, он взял ее. Подойдя к краю, он начал  доставать предмет с металлическим блеском, этим своим орудием. Предмет ни как не хотел подвигаться  ближе к проломанным доскам. И как Николай не старался орудовать палкой, у него не получалось подтянуть предмет. Проведя еще пару раз возле него, и не зацепив, он отбросил палку и спрыгнул внутрь. Заведя руку в проем и достав, он потянул его к себе.  Вместе с ним потянулось  еще что-то. И когда это что-то осветил свет,  Николай заорал и выскочил из ямы. Это был скелет. Такого страха он никогда не испытывал. Словно электрический разряд прошел его телом. Все волосы его тела ощетинились, телом лазили мерзкие мурашки страха. Живот прилип к позвоночнику и его вырвало. В голове была только одна мысль « Надо валить и побыстрее.»  Посмотрев на Макс, он увидел возле него недопитую бутылку. Подбежав к ней, он протянул руку чтобы ее схватить и понял, что рука его сжата в кулак и в ней что-то есть. Тот предмет, который он доставал, и который он от страха так и не рассмотрел. Разжав пальцы, он увидел серебряный крест. Но это не принесло ему облегчения.  Он уже видел этот крест висевшим на шее у Анастасии.     
            Страх волнами накатывал, и не было сил ему сопротивляться. Николай перестал ощущать реальность происходящего, ему казалось что это происходит не с ним.  Так  собирая в кучу осколки разума он и таращился в этот металлический предмет. Потом скинув наваждение, он с силой взмахнул рукой и забросил крест в темную чащу леса. Поднял бутылку, и начал с жадностью глотать обжигающую жидкость. Алкоголь горячим свинцом проникал во внутрь, но это не приносило облегчения. Нервы были натянуты до предела, казалось еще чуть –чуть, и  они лопнут разбрасывая все содержимое тела по лесу.
            Навинчивая пробку на бутылку он услышал голос Макса.

— Там осталось еще что-то?

Он посмотрел в сторону. Макс смотрел на него вопрошая глазами, и в глазах уже не было того дикого выражения.  

Словно убрали тяжесть с   груди Николая давая ему вздохнуть полной грудью. Он снова не один, с товарищем, и стало совсем легко. Волна чего то родного прошла всем его телом. Радость  выперала  огромной силу наружу. Он бросился к Максу  и крепко обнял. Макс не сопротивлялся, только оперся руками по сильнее в землю, что- бы не опрокинуться на спину.

-  Дай глотнуть, — сказал он, легонько отталкивая друга. – Что за хрень  происходит, я ничего не помню?

— Да я думал ты мне все расскажешь, — протягивая бутылку произнес  Николай.- Я тоже ни хрена не помню. Вышел воздухом подышать.

— Ну это я помню, — перебил его Максим.

— А потом когда возвращался, поскользнулся и шарахнулся головой  об угол. Очнулся, тебя нету, дома нету, ничего нету, как сюда попал тоже не помню. Голова болит, ничего не соображаю. А ты что  расскажешь?  

-  В том то и дело, Что ничего не расскажу, -протянул задумчиво Макс.  — Ты вышел,  я разговаривал с Анастасией.

— Ну и…, — не выдержал Николай.

— Да не торопи, дай вспомнить, — отмахнулся товарищ. – Она предложила выпить с ней, я не отказался. Выпили. И все, темнота. Очнулся оттого что не хватает воздуха. Вокруг темень. Хотел встать и понял, что не могу. Давай шарить по сторонам  — ничего не понимаю. Везде стены, тогда начал орать и стучать. Дальше не помню. Все как в тумане. Словно дурацкий сон, и ощущение такое же. А потом увидел тебя  пьющего из горла.

— А как от меня по лесу ползал  с вытаращенными глазами, помнишь? – спросил уже изрядно повеселевший Макс. – А как я тебя откопал и вытянул из этой ямы ?

— Из какой ямы? — переспросил Макс.

— Вставай покажу, — протягивая руку другу  сказал Николай.- Сейчас сам все увидишь. И они направились к  черному бугру земли, который сильно выделялся на фоне опавшей разноцветной  листвы.  

Подойдя к самому краю, у Макса округлились глаза, когда он увидел огромную дыру, поломанные и разбросанные доски и щепки.

— И я там был?- не поверил он.- Фигня какая то.  Как я там очутился?

— Вот именно, что нихрена не понятно, — поддержал его товарищ.- Мне кажется, неспроста мы в лесу сперва заблудились. Потом дом этот непонятный, откуда он такой в лесу взялся, с такой же странной хозяйкой. Ведь ты вспомни:  ночь, темнота, лес, никого кругом нету, а она двух мужиков в дом приглашает.
            — Да, как — то странно, согласился Макс. -А непонятней всего, куда подевался дом,  как я очутился в яме, и где Анастасия?

— Я у тебя давно хотел спросить, — поворачиваясь к товарищу сказал Николай,- та железная балванка, которую мы отрыли. Ведь ты ее вскрыл? Да?

Макс вспомнил о монете, которая лежала у него в кармане. Казалось это было десять лет назад. Он пошарил по карманам и протянул товарищу монету.

 Николай долго разглядывал ее, потом лениво, нехотя, сунул ее себе в карман штанов и изрёк.

— Платина, двенадцать рублей платиной,- и повернувшись направился к машине. Макс поспешил следом.

— Ну,  и что будем делать с этим всем добром?- спросил Максим подходя к машине.

— А ничего не будем делать,  — не весело ответил Николай. – Зароем где взяли.

            — Почему?! – удивился товарищ.

            — Ты что нихрена не понял? Ты вспомни, что в деревне говорили – место плохое,  да и клад никто не нашел. А может кто на шел, дак сам пропал. Лежал как ты в земле и ничего не понимал. Это хорошо, что я головой в резался, и в дом не попал. А то лежали б мы в обнимку или по отдельности, и выкопать некому. Ты что думаешь мы просто так заблудились? Я так не думаю. Ехали, ехали прямо, по дороге, и заблудились. Хрен там. Я не первый год за рулем. Потом странности все эти. Анастасия  толи ведьма, толи еще фиг знает что. И она не должна нас была выпускать из лесу.

            — Ну давай хоть по монете возьмем, — не унимался Макс.

            — Ну может по монете и возьмем,- сжалился Николай.

            Он полез рукой в карман и хотел отдать монету другу, как нащупал телефон.  Тревога окатила как ведро холодной воды. Как там  жена? Наверное с ума сходит – пропал, не звонит. Он достал телефон и глянул на дисплей. Иконка аккумуляторной батареи показывала одно деление, и это обнадеживало. Но больше всего его обрадовало присутствие сети. Он быстро отыскал номер и нажал кнопку вызова. Послышались гудки, и где то на третьем гудке  сказали.

            — Да, я слушаю.

Жар ударил ему в голову, это « да, я слушаю» он не мог спутать ни с чем. Это был голос его отца, умершего три года назад. Страх казалось отступивший, теперь просто хохотал ему в лицо. Он издевался над ним. Заставил забыть о нем, что бы потом вернуться с новой силой и свести его с ума. Перед глазами все поплыло, и предметы стали   принимать замысловатые формы. В трубке продолжало слышаться: «Ало. Ало», и собирая в кучу последние силы, Николай выдавил из себя.

— Папа?

— Молодой человек,- послышалось в динамике телефона,- если это какой-то розыгрыш, то у меня нет никакого желания в нем участвовать. Это довольно странно называть первого попавшегося человека папой, но я вас огорчу, у меня нету детей, и никогда не было.

Смысл слов уже не доходил до сознания Николая, его качало из стороны в сторону, и боль, прятавшаяся где то, ворвалась в его голову огромным смерчем. Смерч набирал мощь, и уносил с собой остатки сил. Сопротивляться ему не было возможности, голова звенела как рождественский колокол, и казалось этот звон разносится по лесу. Николай потерял сознание.

Ночь выстрелила в него дробью переливающихся звезд. Николай лежал на опущенном переднем сиденье своего автомобиля. Двигатель работал а за рулем сидел и курил Макс. Он закрыл окно, повернулся и сказал.

— Ну и напугал ты меня. Я часа два тебя в чувство приводил. Чего только не делал: и водой поливал, нашатырь под нос совал, по щекам лупил.  А ты ни в какую, еле- еле дышишь. Думал все. А потом затянул тебя в машину и хотел отвезти в больницу. Поехал, а приехал вот сюда, – и он указал в черный квадрат лобового стекла.-  Развернулся, думал дороги попутал, погнал назад и опять сюда. Вот так и ездил, только приезжал все время вот сюда.

Николай приподнялся, потирая гудящую голову, и посмотрел куда указывал товарищ. Свет фар автомобиля вырезал из твердыни ночи крону огромного, и могучего дуба. Он был словно борец тяжеловес, в окружении деревьев поменьше. Вновь вернувшееся чувство тревоги заставило вспомнить все происходящее. Казалось, это происходило лет так эдак пять назад, но прошли лишь сутки.

— Я знаю что надо сделать, — сказал Николай открывая дверь,- надо оставить  то что мы нашли, лесу. Клад этот, заговоренный, или еще какой, может проклятие на нем. Вот и происходит тут всякая чертовщина. Бери лопату, а я возьму болванку,- и он выудил из под сидения металлический предмет.

Макс вытащил из багажника лопату, и они пошли в свете фар как по туннелю, а вокруг наступала темнота. Добравшись до места, Николай бросил болванку в яму  которую они же и выкопали, и забыли прикопать. Потом полез в карман, достал монету и бросил туда же. Она  блеснула в свете луны словно прощаясь. Макс начал забрасывать яму землей, и с каждой новой лопатой чувство тревоги проходило, сменяясь на чувство какого- то важного, выполненного дела.

Налетевший ветер принес с собой грозу. Ночь прорезала яркая вспышка. Макс  забрасывал  последние лопаты земли, когда первые капли,  словно стрелы, стали падать на землю. Бежать от дождя не было сил, и они медленно поплелись к машине.

            — Ну и что теперь? — спросил Макс снимая мокрую куртку.-  Ты думаешь нас отпустят?

            — Теперь да, — ответил задумчиво товарищ.- Та вспомни, когда мы нашли клад, тоже  ведь дождь внезапно пошел, как и сейчас.

            Он полез в карман, достал телефон и набрал номер. В трубке сразу же послышалось.

            — Николай, ну где вы ездите? Я вся извелась, места не нахожу, обзвонила всех. Нигде вас нету и к вам не дозвонишься.

            — Мы едем домой любимая, скоро будем,- ответил обрадовано Николай, — заблудились мы немного. Но уже все нормально мы едем.

            Машина плавно тронулась с места и поехала на встречу рассвету.

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: 0 Голосов: 0 752 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий