fantascop

Стрессовая ситуация

в выпуске 2013/01/14
article102.jpg

Жарким солнечным полднем циклопический Офис-Центр мегаполиса Вашинг-сити выглядел более чем внушительно! Играющее полуденными бликами строение походило на чудовищную воронку, словно прилипшую широченным основанием к земной поверхности, на сотни метров вокруг выложенной плитами из мрамора. Скругленные бока воронки плавно утягивались в голубовато-дымчатые небесные выси и, переходя в узкий шпиль, сонливо в них растворялись.

Мультимиллиардер, владелец нескольких концернов и обширных экологически чистых земельных наделов, барон Максак фон Буркович лихо подлетел к зданию на аэрокаре с личным пилотом у штурвала.

Аэрокар Бурковича припарковался на вип-ярусе, предварительно изобразив замысловатое, оглушительное пике, на лётном жаргоне именовавшееся «хмельной ласточкой».

Можно было легко добраться и на «кибере», но с пилотом – несравненно престижней! Да ещё с каким пилотом! – бывшим межзвёздником! Тем более, что «кибер» не позволял выделывать эффектные воздушные трюки, которыми Буркович так любил обставлять каждое свое появление.

Взвалив свое драгоценное тело на яркую дорожку магнитного эскалатора, Буркович царственно махнул пилоту рукой, мол – «жди», и с видом будто король на белом коне, победно въехал в здание. Нежные объятия гравилифта вознесли его на 300-й этаж — там располагался офис недавно открытой компании «Прошлое в Вашем кармане». Потенциальная клиентура — мегабогатые бездельники (занятые, деловые люди пока почему-то избегали новомодного развлечения). Предоставляемые услуги — сверхэмоциональные путешествия в былые эпохи.

 

Комната для клиентов лениво тонула в уютном полумраке.

Буркович грузно развалился в шикарном кресле-трансформере. В одной руке он держал огромный кусок торта, а ладонью другой нетерпеливо барабанил по коленке.

Мимо Бурковича, хороводом, с грацией лебедей в пруду, статно проплывали «воздушные» колонны, эффектно подсвеченные фейерверками разноцветных спектроидов. Движущиеся формы очень напоминали причудливые аквариумы с красочными экзотическими рыбками. Внутри каждой колонны, примерно на уровне «пятой точки» сидящего бизнесмена, размещались трехмерные снимки-голограммы трагических моментов земной истории, застывших в своем немом величии и ужасе. Голограммы медленно и величаво вращались, демонстрируя клиенту в различных ракурсах картины страшнейших техногенных и природных бедствий.

Под потолком размашисто тлела лазерная надпись — «катастрофы».

Буркович оживился.

Это хочу! – толстая розовая сосиска указательного пальца ткнула в очередное изображение.

В ответ нарочито завораживающий контральто отчеканил пояснительную информацию:

— 12 августа 2000 года. Россия. Подводная лодка «Курск». Затонула в Баренцевом море. Причина – взрыв в результате утечки топливных компонентов торпеды. Стоимость путешествия – 2 миллиона кредитов.

Буркович сосредоточенно доедал торт. Смакуя последний кусок, с набитым ртом, он воскликнул:

— Я хочу видеть их глаза! В упор! Текст договора вышлите мне сегодня же на мой личный компьютер! Вот общий код доступа, – толстяк покрутил большим пальцем у сенсора на подлокотнике кресла. Вживленный в палец наночип среагировал и передал информацию.

— Как Вам будет угодно, — вежливо ответил стоявший чуть позади менеджер.

 

Максака фон Бурковича ввели в святая святых Хроноцентра – аппаратную Временного Контура.

— Мистер Буркович...

Фон Буркович! — резко вскинулся тот.

— Мистер фон Буркович, — поправился техник, — сейчас необходимо просканировать Ваш организм. Полученные данные понадобятся для того, чтобы синхронизировать нервные импульсы Вашего тела с Главным Временным Контуром.

Пройдя все предварительные процедуры, клиент уже восседал в пределах Хроноконтура. Сверху медленно опускалась прозрачная полусфера. Когда она надежно закрепилась на основном кольце, руководитель сеанса произнес:

— Активировать Главный Контур!

От кольца по спирали на поверхности купола тотчас побежали вверх зеленые плазмоиды. Их частота и скорость постоянно возрастали. Наконец все они достигли верхней центральной части полусферы и словно взорвались салютующей плазменной колонной, уходящей под потолок аппаратной к Целевому Контуру. Путешествие началось.

Буркович заметно повеселел. Сквозь прозрачные стенки было видно, как он шлепает слюнявыми губами, видимо произнося какие-то слова.

Один из техников, взглянуший на клиента, поморщившись, отвернулся. А еще ему так хотелось сорвать наушники, в которых раздавалось невнятное, скрежещущее, дебильное и какое-то одержимое бормотание Бурковича!

Время шло. Шло в обратную сторону, опровергая казалось бы незыблемые законы природы.

Операторы, следившие по огромным мониторам за аппаратной, вдруг вскочили с мест, увидев, что клиент буквально испарился.

— Данные на Аварийные Контуры! – вскричал главный оператор.

Техник без запинки ответил:

— Ни одна аварийная ступень 8-уровневого Дублирующего Контура не сработала. Предварительный парный тест показал, что они в полном порядке.

— Значит, дело не в аппаратуре...

И тут техник, который всё время морщился, совершенно неожиданно для своих коллег, застывших перед мониторами, воскликнул:

— Туда ему и дорога! Он и ему подобные фон Бурковичи – безнадежно больные! Садисты, маньяки! Маньяки, которые получили в свое распоряжение очередную игрушку научно-технического прогресса! И пока бал правят деньги, нажива – рядом будет суетиться Сатана, через соломинку страха высасывая до самого дна коктейли наших одурманенных, заблудших душ!

Главный строго взглянул на возмутителя спокойствия, а тот, раскрасневшийся, умоляюще сверлил его глазами, ища поддержки, мол, ну разве я не прав?!

Лицо Главного смягчилось, выражая молчаливое согласие с высказанным. Затем он виновато кивнул и растерянно развел руками.

Люди, открыв рты и выпучив глаза, смотрели на своего коллегу.

В повисшем молчании кто-то тихо и опасливо, почти шепотом, произнес:

— Поэтично сказано...

 

Счастливый Буркович словно парил по отсекам затонувшей субмарины, с легкостью проникая сквозь  металлические переборки и прочие препятствия. Управление перемещением было простейшим – с помощью джойстика. Из атрибутов настоящего он видел только себя и кресло, в котором сидел.

Наконец, в одном из полузатопленных отсеков клиент решил «остановиться». Буркович надавил на клавишу зума – изображение лица находившегося там человека приблизилось почти вплотную. Но осталось несколько размытым – следствие применения трансфокатора.

Возбужденный Буркович «подъехал» к человеку, но тут же почувствовал, что сам стоит по горло в ледяной воде, а его нос вдыхает запахи сырости и окислов! Буркович нервно обернулся в поисках кресла, на котором так комфортно сидел еще несколько секунд назад. До последнего мига он надеялся увидеть его отброшенным хроноволной, перевернутым и наполовину погруженным в воду, где-нибудь в дальнем углу отсека. Но кресла нигде не было! Главная связующая нить с привычным миром исчезла. Пропал и управляющий джойстик, до того цепко сжимаемый Бурковичем в напряженных, влажных от волнения, ладонях.

Уже не ожидавший никаких чудес молодой матросик-подводник, с усталыми, от удивления круглыми глазами, сдавленно выкрикнул:

— Эй! Ты кто? Откуда здесь?

Хронопутешественник, оцепеневший от дикого ужаса, успел осознать только одно – его волосы стоят дыбом, словно жесткая прошлогодняя солома! Никаких мыслей больше не было. Только всепоглощающая бездна страха.

Ошарашенный матросик неумело перекрестился и поцеловал свой нательный крестик.

Буркович, обезумевший от холода и страха, уже не замечал этого человека. А ведь всего лишь минуту назад он со сладострастием маньяка жадно разглядывал лицо несчастного, обреченного на страшную смерть моряка-подводника.

— Господи! Не хочу-у-у-у-у! – прохныкал, затравленно озираясь по сторонам, теперь уже бывший мультимиллиардер, а ныне — вечный хроностранник Максак фон Буркович...

 

Когда, спустя несколько дней безуспешных спасательных работ, на борт подлодки смогли проникнуть норвежские водолазы, они обнаружили тело странного субъекта, опознать и идентифицировать которого в дальнейшем так и не смогли. А его появление на «Курске» осталось полной загадкой. Информация об этом эпизоде хранилась в строжайшей тайне, а потом данный инцидент и вовсе стали считать недоразумением.

 

* * *

Ученый физик-хронолог Арнольд Борник – человек средних лет, суровой и аскетичной наружности, но с добрыми глазами — изучал одно ограничение при путешествиях во времени. Пока еще теория, но в свете уже ставших доступными для широкой публики несколько недель назад хронопутешествий, она приобретала исключительно важное значение! Предприимчивая Компания, быстренько купив лицензию в департаменте Новейших Технологий и пользуясь абсолютной революционной новизной, уже поспешила предложить свои услуги. Но, справедливости ради, следует отметить — после проведения многих сотен успешных испытаний. Вначале, следуя логике, на неживой материи, затем на биологических объектах – растениях, низших животных, и, наконец, высших – приматах. Почти все они были проведены, как говорится, без сучка без задоринки. Произошло лишь два странных, необъяснимых случая. Объекты эксперимента — червяк, а потом крыса, исчезли из настоящего. Испарились. Растворились во времени.

Технология заключалась в следующем – как такового путешествия не существовало, сам «объект» не перемещался в выбранное время, а являлся лишь наблюдателем. Иными словами, как бы открывалось трехмерное окно в прошлое, в которое «объект» заглядывал, сидя в «помещении» настоящего. В заранее установленный час канал закрывался, и реальность аппаратной комнаты приобретала для «объекта» естественный внешний вид и звуковой фон. Запахи, дабы не создавать возможный дискомфорт клиенту, постоянно оставались обычными для аппаратного зала. А осязание и чувство гравитации, в силу специфики путешествия, принципов действия аппаратуры и применявшихся технологий, и вовсе не могли перейти в режим прошлого, так как были непреложными характеристиками принадлежности «объекта» к реалиям настоящего.

Арнольду было поручено сопоставить факты, выявить общие особенности неудачных хроноперемещений и сформулировать более или менее внятную разгадку.

Данные по совпадениям были выведены компьютером, и ученый начал выстраивать теории, которые хоть как-то объяснили бы провалы двух экспериментов.

Борника очень привлекли следующие эпизоды – исчезнувшие подопытные животные, непосредственно перед дематериализацией, оказались визуально близко от людей, испытывавших там, в прошлом, невероятно сильный стресс. Арнольд сразу вспомнил любопытную старую теорию (но так и оставшуюся теорией), что мозг человека, находящегося в стрессовой ситуации способен как бы управлять временем и создавать так называемый «эффект растянутого времени». «Серое вещество», находясь на грани между жизнью и смертью, решая проблему выживания, начинает работать в многократно ускоренном темпе. При этом время словно замедляется, давая человеку возможность оценить ситуацию и принять важные решения. Особенно часто на данный эффект указывали люди, попадавшие в аварии на быстродвижущемся транспорте. Современные транспортные средства стали практически безопасны, а вот в старые времена, при поездках на автомобилях, аварии считались достаточно распространенным явлением. Тогда излюбленным сравнительным образом при описании соответствующего пережитого опыта была фраза «как в замедленном кино».

Борник предположил, что эффект растянутого времени, созданный мозгом человека в опасной для жизни ситуации, способен искажать временной контур их аппаратуры и, как следствие, захватывать и выдергивать «объект» в прошлое! Пока, к сожалению, безвозвратно. Но многое зависело и от величины «стрессового» напряжения мозга. Он назвал это ограничение «критическим стрессовым полем». Определяли его расстояние между объектами, а также интенсивность и пиковые значения «стрессовой» энергии.

С расстоянием всё предельно понятно. Но как измерить уровень эмоционального напряжения людей из прошлого?

Пока он, увы, не мог решить эту проблему. Поэтому оставалось лишь рекомендовать, держаться как можно дальше от потенциально опасных индивидуумов. Но риск присутствовал в любом случае, ведь «стрессовых» людей прошлого еще надо было заблаговременно определить, не говоря уже о том, что они могли появиться рядом с хронопутешественником совершенно неожиданно!

«В первую очередь, — размышлял Борник, — придется выносить предложение о приостановке деятельности направления «Катастрофы». М-да, шустрая ухватистая фирма «Прошлое в Вашем кармане» меня по судам затаскает! Но что победит – большие деньги или здравый смысл?»

 

Активировалась панель служебного видеокома. На экране возникла хмурая физиономия ректора института.

— Борник! Сегодня во время хроносеанса исчез человек! Меня уже чуть ли не изнасиловали люди из департамента Технологической Безопасности! Что у Вас с теоретической проработкой неудачных хронопроколов? Есть идеи? Если нет – можете подыскивать себе работу!

— Кое-что есть, господин ректор.

— Кое-что… — передразнила Борника красная, возбужденная физиономия. – Мне нужны конкретные результаты! А Вы тут сидите, проматываете институтские ресурсы! Жду Вас завтра утром у себя! С докладом!

Борник был в шоке. Больше всего на свете он боялся потерять любимую работу…

 

Студент Арчи Ганглер находился внутри миниатюрной хронокапсулы. Оттуда он наблюдал за родоначальником Темпоральной безопасности, великим Арнольдом Борником — тем, кто открыл возможность взаимодействия темпорального поля Временного Контура с психическими полями людей из иного времени. Борник как раз с кем-то общался по видеокому. И разговор, похоже, был не из приятных.

Арчи отвлекся, замечтавшись, и вдруг почувствовал, что он уже не в хронокапсуле, а собственной персоной в растерянности стоит перед Борником, а тот, с перекошенным лицом и круглыми глазищами, уставился на Арчи! Но, казалось, Борник догадывается, откуда появился этот белобрысый, губастенький паренек в странной одежде.

— Я – Арчи Ганглер, студент, — словно в оправдание начал Арчи. – Пишу реферат о Вашей знаменитой деятельности…

— Ты из будущего, — будто не слыша Арчи, констатировал Борник.

— Да, — подтвердил Арчи и сделал шаг навстречу пока еще никому не известному ученому.

— Значит, ты наблюдал за мной? И вдруг оказался здесь?

Борник начал догадываться о причинах. Он вспомнил про свое шоковое, стрессовое состояние, которое пережил буквально перед явлением Арчи, и сразу всё понял!

— Да, — сказал Борник, — ваша хроноаппаратура стала на порядок совершенней и чувствительней, раз зацепила мое «стрессовое» поле.

Успокоившись, Борник наконец-то внимательно, с интересом оглядел Арчи и спросил:

— И как же ты теперь?

— Вообще-то это моя вина. Зазевался. Мог бы и избежать «выдергивания». Но не беспокойтесь. Скоро за мной должна прибыть спасательная хронокапсула.

Только Арчи это произнес, как точно в том месте, где он материализовался, возник исказивший пространство словно линза 2-метровый овал.

Арчи, не долго думая, шагнул в его чрево и исчез. Следом в тишине схлопнулся и сам «спасатель».

— Прощайте. Всё будет хорошо, — только и вымолвил Арчи перед тем, как уйти в свое родное время.

Борник, обращаясь к пустоте исчезнувшего овала, задумчиво прошептал:

— Н-да-а-а,  всё, конечно, будет хорошо, однако мало приятного в том, что сейчас за тобой, возможно, кто-то пристально следит из будущего… Так и до стресса недалеко…

Похожие статьи:

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

Рейтинг: +3 Голосов: 3 871 просмотр
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий