1W

Планета пяти лун. Глава 7. Сенат

в выпуске 2018/08/16
26 июля 2018 - Ольга Логинова
article13176.jpg

Глава 1

Глава 6

Зал заседаний сената находился в самом верхнем этаже Центрального дворца. Круглую комнату с куполообразным потолком, в центре которого располагалось большое вогнутое окно, заливал мягкий утренний свет. Стены из белого с серыми и розовыми прожилками мрамора, у пола и окон украшенные геометрической резьбой, были заполнены небольшими портретами сенаторов, по спирали поднимавшимися снизу вверх. Сегодня к этой композиции добавился портрет Бремвингера, и Илларион знал, что когда-то там окажется и его лицо.

Сенат заседал уже полчаса. За круглым столом темно-красного дерева с массивными резными ножками на мягких стульях на колесиках (настолько тяжелым было украшавшее их литье) восседало тринадцать мужчин. Справа от одного из них — сухого старика с ёршиком редких седых волос, но ещё тёмными густыми бровями — стояло трое мужчин с бумагами в руках.

— Приказ об открытии трёх новых шахт в северных районах Срединного хребта, подписанный Шахтёрным комитетом в прошлый четверг. — Секретарь протянул председателю бумагу, которую тот, легко пробежав глазами, подписал. — Приказ о присвоении населённому пункту Бардвиг статуса города. Приказ о строительстве дамбы на реке Идин с целью освобождения территорий для земледелия, принятый сельскохозяйственным комитетом в прошлую пятницу.

Подписав бумаги и одобрив соответствующие приказы, Викто́р Одрест, уже три года председательствующий на всех заседаниях сената, отпустил секретаря, и его внимание занял следующий служащий.

— Как вы запрашивали, статистика сельскохозяйственных сборов по месяцам за последние три года. — Перечисляя, мужчина выкладывал перед стариком бумаги. — Статистика добывания и обработки металлов, в том числе драгоценных. Статистика смертности и рождаемости. Статистика…

Эти статистики запрашивались каждый месяц для контроля уровня жизни населения. При падении каких-либо показателей государство обычно вкладывало в эту отрасль средства, при повышении — увеличивало налоги. Обычно сенаторы сравнивали только два-три месяца, но теперь, перед началом войны, нужно было удостовериться, что экономический упадок стране не грозит. Когда бумаги, передаваемые по кругу, дошли до Иллариона, он слегка улыбнулся: настолько стабильными и удовлетворительными были цифры.

— Я считаю, с такими показателями можно увеличить налоги в три раза, — подал голос очень полный старик, чья плешь чуть блестела от капелек пота.

— У государственной казны достаточно денег для подготовки к войне. Хватит и двух, — возразил его сосед.

— Все согласны с увеличением налогов до двадцати процентов? — спросил председатель.

Общее молчание послужило утвердительным ответом и, получив соответствующий приказ и собрав бумаги, следующий мужчина покинул круглую комнату.

— Итак, теперь осталось решить, как мы поступим с армией и вооружением, — заговорил Виктор Одрест, рассматривая следующие бумаги, предоставленные третьим секретарём. — Вы можете посмотреть численную статистику наших военных сил. Для ведения военных действий мы можем добавить к действующей армии половину наших резервов, чья подготовка будет идти в течение данного месяца. Практика показала, что сорока шести дней бывает достаточно для введения в строй ранее обученных солдат.

— Почему бы не провести подготовку всех резервов? Военная сила никогда не бывает лишней, тем более когда речь идёт о захвате новых территорий, — подал голос Ригон Салимбдор.

— Мистер Салимбдор, не многого ли вы боитесь, предлагая вводить все военные резервы в силу? — усмехнулся Виссарион Колдвиг — сухой человек с длинным лицом и небольшой ухоженной бородкой, подчеркивавшей форму его челюсти. — Полагаю, наша действующая армия достаточно сильна для нанесения быстрых и точных ударов по противнику. Мы не собираемся развязывать многолетнюю войну, мы хотим лишь отвоевать богатые различного рода ресурсами территории.

— В 4113-м году, наступая на Рендежское королевство, мы тоже так думали, пока война не растянулась на двенадцать лет, закончившись фактически нашим поражением, — возразил Виктор Одрест. — Лучше продумать все возможные неудачи и сразу к ним подготовиться, чем оказаться на грани поражения.

— Опыт прошлого, несомненно, стоит брать во внимание, но это не значит, что все войны идут по одному сценарию! — воскликнул Кревит Бардуш — полный смугловатый мужчина с чуть вьющимися волосами, в которых проскальзывала седина. — Не стоит забывать, что излишняя подготовка воинов ведёт за собой бессмысленные растраты денежных средств, которые лучше пустить на изготовление оружия. Намного благоразумнее будет при нынешнем составе армии усилить её броню и вооружение. Не можем же мы бесконечно повышать налоги!

— Усилить броню и оружие не так-то просто, мистер Бардуш, — подал голос магистр вооружения Альберт Дошвер. — За последний год наши учёные не добились существенных результатов в своих экспериментах по улучшению стали.

— Господа, если мы так спорим на столь простые темы, сколько же мы будем обсуждать проблемы насущные? — прервал спор Илларион. — Вместо того чтобы вступать в полемику, предлагаю сойтись на компромиссе: ввести в общий строй треть людских резервов и на четверть увеличить выпуск брони и вооружения. Так же хочу заметить, что разведка нуждается в пополнении кадрами: на войне разведчики подвергаются много более серьёзной опасности, нежели в мирное время.

— Замечание мистера Дорингтона имеет смысл. Кто согласен с его предложением? — спросил председатель. В воздух поднялось десять рук, и старик принялся писать соответствующий приказ. — Ещё будут какие-то замечания и предложения?

— Стоит увеличить подготовку юных кадров. Увеличим набор в военных учреждениях в полтора раза: это и принесёт деньги, и пополнит в будущем ряды армии, — заметил магистр военных дел Прайст Данли.

— Не все военные учреждения способны принять столько учеников. Это потребует их реконструкции! — воскликнул магистр образования.

— Хорошее замечание. Мистер Трент, вы этим и займитесь. Остальные вопросы оставим комитету военных дел: генералы лучше нас разбираются в тонкостях войны. — С этими словами Виктор Одрест отдал бумаги секретарю и, когда мужчина вышел, обратился к сенату. — Теперь мы можем заняться делами, требующими более основательного обсуждения. Быть может, у кого-то из сенаторов есть какие-либо вопросы или предложения?

На несколько секунд воцарилась тишина, после чего один из сенаторов прочистил горло, и все обратили на него взгляд. Это был Томас Бродвиг — родовитый русоволосый мужчина зрелых лет, до сих пор сохранивший крепкое телосложение.

— Господа, несмотря на то, что военный вопрос был решен нами на прошлом совете, в свете последних событий я бы хотел вновь выставить его на обсуждение.

— Мотивация? — поднял брови Виссарион Колдвиг.

— Смена обстановки в государстве, — спокойно и уверенно откликнулся господин Бродвиг. — События, произошедшие в ближайшую пятницу, сильно взволновали население, и так как мы не имеем никакой информации относительно их происхождения, мы не только не можем успокоить людей, но и сами оказываемся в рискованной ситуации. От решений сената в первую очередь зависит будущее страны и жизнь её граждан, и мы должны заботиться об их благополучии. Война с Империей Синков предполагает определенную опасность, грозящую не только жизням наших военных, но и, при неблагополучном ее исходе, состоянию бо́льшей части населения. Я считаю нецелесообразным риск, связанный с началом военных действий, при внешних обстоятельствах, нам неизвестных.

— Каковы же ваши предложения, мистер Бродвиг? — подал голос Кревит Бардуш.

— Во-первых, нам следует собрать все имеющиеся у нас сведения относительно событий, произошедших в пятницу утром. Думаю, в этом нам в первую очередь поможет Эрилтем, поскольку пророки, как мне известно, в это время ещё бодрствовали.

Томас Бродвиг посмотрел на противоположный край стола, где, чуть опустив голову и сложив руки на коленях, сидел длиннобородый старик в скромных одеждах. Подняв голову и заметив, что к нему обращаются, он заговорил тихим ровным голосом.

— Так и есть, пророки записали все факты того утра. В семь-десять они заметили яркую белую вспышку, как от молнии, но она держалась не менее одной секунды. Примерно через минуту столицу достигла мощная воздушная волна: резкий порыв ветра, длившийся несколько секунд. Он даже надломил молодые деревца в эрилтемских рощах, но ничего более. Сделав необходимые расчёты, пророки утверждают, что эпицентр вспышки и волны находится в Большом каньоне, но природу этого объяснить не могут.

— Сильный обвал? — предположил один из сенаторов.

— Исключено.

— Быть может, взрыв?

— В мире не существует оружия такой силы, ни у нас, ни у наших соседей. Некоторые предполагают, что вспышка и ударная волна магического происхождения, но лично я отношусь к этой теории скептически. Однако Всеведающий предупреждает всех нас об опасности, которая исходит из того места.

— Что за опасность? — нахмурился Прайст Данли.

— Неизвестно. Мы не можем даже утверждать, какого масштаба эта опасность и грозит ли она нашей стране и гражданам. Быть может, он говорил лишь об опасности обвала.

— Неужели ваши пророки не могут предсказать точнее? — презрительно скривился Виссарион Колдвиг.

— Предсказания Всеведающего туманны, их очень сложно трактовать. Нередко его слова воспринимали как нечто ужасное, хотя речь шла о житейских мелочах. Напротив, были случаи, когда люди напрасно пренебрегали его советами.

— Что же он говорит теперь нам делать?

— Об этом звёзды умалчивают. — Бывший пророк склонил голову набок.

— Благодарю, мистер Кровел, за предоставленную информацию, — кивнул Виктор Одрест, игнорируя короткие смешки, раздавшиеся с нескольких сторон. — Я полагаю, она очень поможет как нам, так и разведке.

— Да, как раз это я и хотел заметить во втором пункте: нам стоит отправить разведгруппу в территории, где предполагаемо произошел эпицентр вспышки и волны, — вмешался Томас Бродвиг.

— Отлично, наши мысли схожи, — чуть улыбнулся старик. — Мистер Дорингтон…

— Да, я уже всё записал, — откликнулся Илларион. — Сегодня наведаюсь в штаб-квартиру командира разведчиков и отдам соответствующий приказ. Я полагаю, трёх разведывательных отрядов будет достаточно?

Сенаторы молча кивнули, и Томас Бродвиг вновь взял слово.

— Ну и в-третьих, я считаю, нам стоит переосмыслить сложившуюся обстановку, оценить все факты, говорящие «за» и «против», и вновь вынести на голосование вопрос о подготовке и начале военных действий с Империей Синков.

— По правилам, установленным в Сенатском кодексе от 34 нортела 2813 года… — начал Тайлиш Дейли.

— Сенаторы имеют право отступить от правил в экстренной ситуации и пересмотреть своё мнение в повторном голосовании, если оно состоялось при изменившихся внешних обстоятельствах, — перебил председатель.

— Что ж, давайте вновь проголосуем. — Пожал плечами Виссарион Колдвиг. — Но позвольте сначала высказать своё мнение. Я не вижу никакой необходимости отменять подготовку к войне, поскольку мы обозначили её начало через месяц. Я согласен с тем, что нам необходимо принять меры по выяснению природы вспышки и опасности, которая от неё, возможно, исходит, но у нас достаточно сил, чтобы параллельно с этим вести военные приготовления, необходимые приказания к которым мы, кстати, уже отдали. Не стоит забывать, что политическая обстановка в Империи Синков крайне нестабильна и в любой момент может измениться. Как только военная удача или мощь одного из воюющих домов превзойдёт все остальные, как власть установится, гражданская война закончится, и при вторжении на территорию Империи наши войска встретят хорошо подготовленное и организованное сопротивление. Даже во время гражданской войны Империя Синков — сильный противник, и только несогласованность действий со стороны её войск может привести к поражениям имперцев и, следственно, к победе Тауберии. Из-за малейших промедлений и бессмысленных ожиданий мы рискуем упустить возможность получения плодородных почв и богатых шахт южных районов нашего соседа.

— Мистер Колдвиг, вы несомненно правы, — подал голос Виктор Одрест. — Но не стоит забывать, о чём говорил мистер Бродвиг и мистер Кровел: начинать войну, имея неизвестную опасность в тылу — действие, граничащее с глупостью.

— А разве я говорю, что стоит её начать, не выяснив обстановку? — приподнял бровь Виссарион Колдвиг. — Просто не стоит откладывать подготовку. В конце концов, мы можем в ближайшие сорок шесть дней увеличить изготовление оружия, тренировку бойцов и размер действующей армии, а потом, если посчитаем нужным, свернуть всю программу, а то и направить новые силы на неизвестную опасность.

— Что ж, я понял вашу позицию. Пожалуй, не стоит больше тратить время на вопрос, который обсуждался нами в течение двух прошлых заседаний. Итак, прошу проголосовать: кто согласен с мистером Колдвигом и считает, что нам не стоит прекращать подготовку к военным действиям с Империей Синков?

Илларион поднял руку. Ригон Салимбдор, сидевший напротив, — тоже. Следом поднялись руки ещё пяти сенаторов. Томас Бродвиг, сидевший справа от Иллариона и голосовавший вместе с ним на прошлом заседании, в этот раз руки не поднял.

— Семь из тринадцати. Несмотря на изменённое решение мистера Бродвига и мистера Дошвера, с минимальным перевесом голосов решение склонилось в сторону продолжения военной подготовки. Как вы знаете, для начала войны с этим должно быть согласно не менее девяти сенаторов, а потому окончательное голосование произойдёт в последнюю неделю этого месяца. Подготовка к вторжению на территорию Империи Синков и ведению военных действий с её войсками начнётся с завтрашнего дня. Господа Дошвер, Данли и Дорингтон, на следующем собрании мы ждём от вас сведений о предпринятых мерах во вверенных вам комитетах. Мистер Бардуш, полагаю, вам тоже следует проверить состояние шахт и количество добываемой руды.

— Я уже полагал сегодня отдать приказ о начале инспекции, — кивнул Кревит Бардуш, и у его соседа Виссариона по губам пробежала мимолётная улыбка. Все знали, что господин Бардуш неохотно выполнял дополнительные обязанности, если ему об этом не напоминали окружающие.

— Что ж, если у вас больше нет предложений касательно военного вопроса… — Сенаторы промолчали, и Виктор Одрест продолжил. — Тогда предлагаю перейти к не менее важной теме. Как вы уже наверняка знаете из газет, субботним вечером скончался человек, принёсший много пользы нашему государству. Иллорус Бремвингер состоял в сенате шестьдесят пять лет и был одним из сенаторов, кто привёл Тауберию от упадка к расцвету. Под его контролем проходило устранение беспорядков и подавление локальных восстаний во времена гражданской войны 4125-4131-го годов. Он разрабатывал стратегию объединения страны, когда та распалась на отдельные области. Он участвовал в проведении послевоенных реформ, особенно касавшихся устранения оставшихся оппозиционных банд. Так же мистер Бремвингер способствовал восстановлению экономики, вложил большие деньги в развитие образования и восстановление культурной жизни столицы и Тауберии в целом. Этот человек посвятил свою жизнь Тауберии и её людям, и теперь он под крылом Всеведающего. И да лёгок будет его дальнейший путь.

— И да лёгок будет его дальнейший путь, — тихо и монотонно повторили остальные сенаторы.

— Но как бы ни тяжела была для нас эта утрата, мы должны соответствующе проводить усопшего. Церемония погребения будет завтра, и сенату стоит распорядиться о подготовке пышной процессии…

 

Заседание сената длилось ещё около двух часов. Когда все государственные вопросы были решены и совет готов был разойтись, председатель позвонил в колокольчик. Массивные двери из белого дерева раскрылись, и два привратника, охранявших вход, освободили путь. Сенаторы вышли в светлый коридор, вкруговую огибавший зал заседаний. Стены, обитые деревянными панелями, украшали картины с одной стороны и полукруглые окна с другой.

— Илларион, нет ли у тебя каких планов на вечер? — поинтересовался Ригон Салимбдор, выходя вместе с приятелем из Круглого зала.

— У тебя есть предложение?

— Мы с женой приглашаем тебя с семьёй на ужин. Посидим, как добрые друзья, побеседуем. С этой войной да вспышкой совсем отдых забудешь!

— Я передам своим, мы приедем, — с лёгкой улыбкой кивнул Илларион.

— Вот и отлично! — Господин Салимбдор легко хлопнул себя по животу. — Тогда увидимся вечером. А сейчас прошу извинить, мне пора. С этой подготовкой к завтрашней церемонии столько мороки, однако! — Он покачал головой.

Пожав друг другу руки, сенаторы разошлись в разные стороны. Илларион уже подходил к южной лестнице, когда его окликнул Виктор Одрест.

— Мистер Дорингтон, уделите мне минутку, пожалуйста. — Старик нагнал Иллариона и, отведя его за локоть чуть в сторону, тихим голосом продолжил. — Что вы думаете о Песни пепла?

— Песня пепла? — задумчиво нахмурился сенатор. — Песня пепла… Это не та бандитская банда, орудовавшая в начале тридцатых?

— Совершенно верно. Вы хорошо осведомлены в этом, если помните её.

— Мой отец в то время работал в полиции, и она принесла им немало хлопот. Кажется, сам Бремвингер способствовал поимке её главаря.

— Да, однажды они покушались на его жизнь.

— Вы думаете, она как-то связана с его убийством? Месть или…

Старик остановился и внимательно посмотрел на Иллариона.

— Так вы считаете, что Иллоруса Бремвингера убили?

— Разумеется.

— И какие у вас мысли по этому поводу?

— У государственной разведки найдутся свободные люди, чтобы провести расследование.

— А что же полиция? — Председатель сената приподнял брови.

— Убийство такого видного человека, как Бремвингер, наверняка было очень тщательно спланировано. Если проведение расследования имеет смысл, то оно должно проводиться в тайне. К тому же, от полицейских скрыть улики легче, чем от тайного разведывательного корпуса.

— Мистер Дорингтон, вы столь хорошо в этом разбираетесь, что, я надеюсь, вы не причастны к этому убийству?

— В этом случае я бы ждал, чтобы вы сами предложили это дело разведке. Ведь я ответственен за все её дела.

— Что ж, вы слишком осторожный человек, чтобы играть так открыто. Тем лучше, ибо я хочу, чтобы об этом расследовании не знал никто, кроме нас двоих. Вы поручите разведке выяснить до мельчайших подробностей детали смерти сенатора. Если кто-то попадёт под подозрение…

— Я сообщу вам, — кивнул Илларион. — Но всё же позвольте узнать, откуда у вас такой интерес к этому вопросу?

— Иллорус был моим хорошим другом. В тот вечер я его оставил в добром здравии, а через несколько часов ко мне прибегает испуганный слуга с известием, что сенатор скончался. Я осознаю, что в этой ситуации первым попадаю под подозрение, и я даю полное право разведке включить меня в круг подозреваемых. Полагаю, убийцы, если они есть, на это и рассчитывали, но ваши люди — не полицейские, я уверен, что они найдут настоящих виновников.

— Нити всегда ведут куда-то, — согласился господин Дорингтон. — Потому вы и не подняли этот вопрос на совете, верно?

— Политические интриги плетутся не фермерами. — Виктор Одрест многозначительно сощурился. — А убийство такого видного человека, как Иллорус, было несомненно политическим. Хоть он и ушёл три года назад из сената, он сохранил своё влияние как среди народа, так и среди сенаторов. Возможно даже, что причиной его убийства стала готовящаяся война с Империей Синков. Мистер Бремвингер был бы против…

— Полностью поддерживаю вашу мысль. Я сообщу вам, если появятся важные факты. Кстати, причём здесь Песня пепла?

— И я бы хотел знать, но именно это он прошептал на ухо своему слуге, прежде чем покинуть наш мир.

Попрощавшись с Илларионом, старик энергично зашагал вдоль по коридору. Господин Дорингтон последовал за ним. На лестнице у третьего этажа его вновь окликнули.

— Добрый день, господин Дорингтон, — послышался слева мелодичный женский голос.

— Здравствуйте, — мельком взглянув на женщину, кивнул сенатор.

— Вы меня не помните? — она подошла к мужчине. Иллариону пришлось обернуться.

— Почему же, помню. — Он невозмутимо посмотрел на её невзрачное лицо, единственной красивой чертой которого были тёмно-синие глаза.

— И кто я? — женщина, чуть приподняв брови, испытующе посмотрела на сенатора.

— Вы приходили в субботу прошений и подавали жалобу, — уверенно произнёс Илларион и вновь начал спускаться по мраморным ступеням. Люди к нему часто подходили с такими вопросами, когда боялись, что их просьба не будет услышана. Впрочем, их было так много, что по-настоящему он редко кого-то запоминал.

— Нет, мы в воскресенье встретились с Вами в театре, — с лёгкой улыбкой, будто корившей его за забывчивость, возразила дама. Спустившись по ступеням быстрыми и лёгкими шагами и легко скользя по перилам подушечками пальцев, она поравнялась с ним.

— А-а, это вы… — протянул господин Дорингтон, вспомнив их разговор у стойки. — Простите, миссис Фрейн, сенатор в своей жизни видит слишком много лиц, чтобы все их запомнить.

— Ничего, я понимаю. — Она слегка склонила голову. — Тогда вновь познакомимся? Элизабет Фраш, если Вы вдруг запамятовали. — Женщина на ходу протянула руку, и Илларион легко сжал её тонкие пальцы.

— Да. Да, конечно, миссис Фраш… — Кивнул он и, чтобы ей скорее забылся неудобный для него диалог, спросил: — Вы по каким делам здесь?

— Я пришла к мужу. Он снова забыл дома бумаги, а слугам доверить такое страшно. — Элизабет показала рукой на свой ридикюль.

Илларион презрительно усмехнулся женской опасливости, но оставил это без внимания.

— У вашего мужа столь важная работа?

— Нет, он обычный секретарь.

— Он очень ленив, если в таком возрасте до сих пор состоит секретарем.

— Напротив, в его возрасте при полугодовалом пребывании в столице это почётная должность. — Женщина, будто оправдываясь, замотала головой.

Спустившись на первый этаж, собеседники оказались в просторном высоком холле с небольшим мраморным фонтаном по центру. Сверху к сооружению спускалась изящная люстра из стекла и серебра, словно дополняя композицию скульптуры в виде большого цветка. Элизабет, засмотревшись на фонтан, замолчала на пару секунд, после чего вновь заговорила:

— Мой муж много моложе меня.

— Вот как. — Илларион удивленно приподнял брови. — Нечасто это встретишь. Что ж, прошу меня извинить, но…

— Я понимаю, у сильных мира сего нет времени на болтовню. — Спохватилась миссис Фраш. — Спасибо, что не дали мне заскучать, пока я ждала моего мужа. Он как раз должен скоро освободиться.

— До свидания, — кивнул сенатор.

Вскоре забыв о разговоре с миссис Фраш и вновь погрузившись в размышления о таинственной смерти Иллоруса Бремвингера, Илларион вышел на обширную Дворцовую площадь, где подозвал свой экипаж и приказал вывезти себя из города.

Глава 8

Похожие статьи:

РассказыПотухший костер

РассказыОбычное дело

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 2)

Рейтинг: +1 Голосов: 1 254 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий