1W

Сеть. Часть 1.

в выпуске 2013/09/09
13 августа 2013 - Артём Р.
article792.jpg

За окном шёл дождь, капли приглушённо били по стеклу. В комнате было темно, лишь небольшой торшер у стола наполнял её тихим белым светом.

− Colpo da maestro! Гениальный ход, мой друг! – не отрывая взгляда от шахматной доски, неожиданно произнёс Маркос. – Дай подумать, где ты в этот раз ошибся.

Время от времени блистали яркие вспышки молний, на мгновение освещая жуткие очертания охотничьих трофеев на стене, странные авангардные полотна, высокие стеллажи с толстыми старинными томами, листы, частично скомканные, валявшиеся на полу, на кожаном диване, на столе.

− Ты слишком боишься заглядывать вперёд, просчитывая свои ходы, − Маркос аккуратно передвинул ферзя по диагонали.

− Однако это не мешает мне играть.

− Лишь в данный момент. Только сейчас.

− Это моё дело. Ты знаешь, я терпеть не могу, когда ты начинаешь читать нравоучения.

− Шах и мат, – улыбнулся Маркос.

Ливень на улице понемногу стихал. Удары грома били приглушённо, эхом прокатываясь по городу.

− Разве не красивая игра?

− Комбинации слишком сложные, сильно рискуешь. Разумеется, я говорю не о шахматах.

− Я тоже, − Маркос встал и подошёл к окну. – Поверь, то, что я задумал, будет восхитительно. Впрочем, наверняка ты уже догадываешься.

− Возможно. Но об игре судят лишь после её завершения, а оно, как я вижу, предвидится ещё не скоро…

 

*  *  *

 

Профессор Строун, быстрыми шагами расхаживал по аудитории, описывая своим маршрутом странную, вытянутую восьмёрку. Неожиданно он остановился, и внимательно окинув взглядом студентов, громким голосом оратора, наконец, продолжил:

− Эволюция. Про её основные принципы, её суть знает почти каждый, и, тем не менее, нет в мире такого человека, кто знает про неё абсолютно всё. Её процессы плавны, они подчинены сложным математическим законам, законам гармонии. Каждый её шаг идеален, продуман, неизбежен и аккуратен. Сотни лет нужны для формирования одного вида, десятки тысяч — для классов, миллионы — для отрядов.

Наверняка, ни одному мне известна общепризнанная история развития человека. История про обезьяну, научившуюся думать, − он слегка улыбнулся. − Я не нахожу её достаточно неправдоподобной, ведь разум в нашем его понимании, разум человека − приспособление, подобное когтям, лапам, плавникам….

Однако разум породил нечто новое. С появлением человека разумного берёт начало новая эволюция, технологическая.

Сам человек за последние 20 тысяч лет почти не изменился, я не учитываю размер зубов или национальные черты лица, я говорю в целом. Очевидно, что и черезследующие 10 тысяч лет с ним не произойдёт чего-то непредсказуемого. Я сомневаюсь, что у нас вырастут крылья или лишняя пара рук. Но взгляните, что нас окружает сегодня! Мир меняется со скоростью, подобной сверхзвуковому самолёту. Технические новшества, изобретения подобны снежному кому, который, скатываясь с горы, нарастает, увеличивая свою скорость. Приборы развиваются подобно живым организмам, отличие их лишь в том, что развитие это контролирует человек. Пока…

Что же будет завтра? Техническая эволюция набирает свою скорость с каждым днём, с каждым часом, с каждой минутой. Пройдёт 30-40 лет, и она достигнет скорости, неподвластной пониманию, или же вдруг остановится…

− Похоже, старик разошёлся сегодня. Смотри, он скоро сам будет бегать по кафедре со скоростью сверхзвукового самолёта, − усмехнулся Эндрю.

− Ага, по-моему, он её уже преодолел. Голова даже начинает кружиться, − Джон перевернул страницу конспекта и что-то записал.

−…предсказать данный процесс непосильно, однако, существует целый ряд весьма занятных предположений…

− Слушай, Джо, а ты случайно не знаешь, кто вон та брюнетка в красном платье на третьем ряду справа?

− Чаще на лекции ходить надо. По-моему, весь этот ряд − студенты с другого курса, у них это вроде лекций по желанию.

− Понятно, короче ты её не знаешь.

− Нет.

− Окай.

− … а что ещё в нашей жизни может быть дороже знания. Возможно, вы так ещё не считаете, но именно за информацией, возможно, в удивительных, непредсказуемых её модификациях − наше будущее. На этой ноте я, пожалуй, закончу. До свидания, −быстро собрав со стола бумаги в чёрный кожаный портфель, Строун вышел из аудитории.

 

− Привет, как зовут столь прекрасную особу? Я Эндрю, − вложив в голос притворную чопорность, произнёс он.

− Адель, − девушка слегка улыбнулась.

− Очень приятно.

Адель была в багрово-красном платье, волосы её, тёмные, прямые спускались до плеч. Черты лица были мягкие, тонкие, наполненные какой-то невообразимой красотой.

− Здесь недалеко есть небольшая кафешка. Может, разделишь со мной обед, − Эндрю посмотрел в её глаза, они были светло-светло голубые.

− Это свидание?

− Возможно. Так как ты, за?

Эндрю внимательно следил за каждым её жестом, ожидая ответа.

− Что ж, пошли, − наконец, сказала она.

«Не хватает победоносного марша», − мелькнуло у него в голове.

 

Скептически он осмотрелся по сторонам, выбирая столик. Народ сегодня собрался не самый тихий, несколько весёлых компаний занимали бо́льшую часть зала.

«Какой интересно сегодня праздник? И занесло же меня сюда».

Подозвав официанта, Эндрю подошёл к свободному столу. Адель непринуждённо села напротив него.

− Интересное место, я ни разу не былаздесь раньше, надо будет запомнить, − она осмотрелась вокруг.

− Оно бывает лучше, когда здесь меньше людей.

Адель улыбнулась. − Возможно. Я не знаю про тебя ничего, кроме имени. Расскажи о себе раз уж это свидание.

− О себе? Вряд ли это будет интересно. Я самый обыкновенный студент, катаюсь по городу на мотоцикле, на велосипеде по горам, на доске по волнам и учусь в свободное от отдыха время. Скажи лучше ты что-нибудь о себе.

− Я не люблю про себя рассказывать.

− И всё же. Я видимо слишком редко бываю на лекциях, почему я не видел тебя раньше?

− Не знаю, я учусь на врача, видимо, поэтому мы с тобой столько времени не пересекались.

− Врач. Благородная профессия. Но у тебя такие красивые глаза, что я не представляю тебя в роли доктора. Разве, что в роли модели или актрисы, или же певицы.

Адель рассмеялась. − У меня совершенно нет голоса, да и играть на сцене я не умею.

− Это всё отговорки, поверь мне. О, наконец-то, принесли меню. Ты что-то закажешь?

− Если за твой счёт, то конечно, − голос её стал более раскован.

− Идёт. Выбор за тобой…

 

− Ну, как всё прошло? Ты её покорил? − Джон сидел за кухонным столом, когда Эндрю вошёл в комнату.

− Скорее она меня. Она прекрасна. Как я её не встретил раньше. Её, кстати, зовут Адель.

− Редкое имя.

− Согласен.

Не переодеваясь, Эндрю упал на диван, запрокинув ноги на спинку и взглянув на широкий яркий календарь, ровно половина чисел на нём картинно были зачёркнуто толстым красным маркером.

− Мы договорились встретиться завтра, пойдём гулять по городу. И знаешь, у меня уже есть пара замечательных идей по этому поводу. Чувство влюблённости, ощущение полёта, обожаю его. Пожалуй, ради таких моментов можно жить!

− Это прекрасно, − Джо подошёл к холодильнику. − Тебе что-нибудь достать? …

 

*  *  *

 

Солнце время от времени выползало из серых, перистых облаков. От лёгких дуновений ветра тихо шуршала листва липовой аллеи, громадины небоскрёбов, как огромные зеркала отражали небо. Гудели машины, медленно двигаясь по узким улицам.

− Красивый цветок, спасибо, − негромко произнесла Адель, рассматривая алую розу.

− Я рад, что тебе нравится. Ты сегодня тоже очень красивая. Жаль, что день выдался хмурый.

− А по мне день превосходный, главное, чтоб дождь не начался, моя причёска этого не вынесет, − она взглянула на небо. − Куда сегодня пойдём?

− У меня есть одна идея, но, боюсь, для причёски она окажется куда пагубнее дождя…

 

Ловко лавируя между внедорожниками и спорт-карами, неподвижно стоящими в пробке, Эндрю быстро мчался по городским улицам, облокотившись на руль своего мотоцикла. Адель, обхватив его, сидела сзади.

−  И куда мы всё-таки едем?

− Скоро узнаешь, немного терпения.

− Так и быть.

Мотоцикл выехал из центра города и теперь летел почти по пустой дороге. В ушах свистел встречный ветер. Начинался мелкий дождик.

− Вот видишь, в шлеме твоим волосам не страшен дождь.

− Это не смешно, − Адель тихонько толкнула его в бок.

−  А я разве смеюсь?

− Лучше за дорогой смотри, разве можно ехать так быстро?

− На этой дороге нет камер-регистраторов. Так что не стоит об этом волноваться.

− И с кем только я еду. Надеюсь, у тебя хотя бы есть на него водительские права, − в её голосе прозвучал лёгкая ирония.

 

Дорога окончательно покинула окрестности города и теперь шла сквозь национальный парк. Вокруг шумели огромные сосны и эвкалипты, машины проезжали мимо всё реже. Тёплый летний дождь усиливался с каждой секундой.

Резко повернув руль, Эндрю съехал с дороги на едва заметную тропку, петляющую между деревьями.

− Мы почти на месте.

Адель осмотрелась по сторонам. Местность становилось всё более и более гористая, огромные валуны, покрытые зелёным мхом, и утопавшие в причудливых корнях деревьев были разбросанные повсюду.

Ливень хлестал по кронам всё громче.

Рядом показалась небольшая речушка, она едва заметно просвечивала сквозь деревья.

Тропа постепенно уходила куда-то вниз. Колёса мотоцикла то и дело проскальзывали по мокрому песку, Эндрю, как мог, удерживал руль.

Видимость из-за дождя становилась всё хуже, и он, наконец, заглушил мотор.

− Ну и дорога! Я здорово напугалась! – Адель слезла с мотоцикла, сняв шлем. – Но почему-то дождь здесь так чудесен, − она засмеялась, расставив руки в стороны и смотря куда-то в небо, сквозь кроны деревьев, щурясь от тёплых капель.

− И вправду, хорошо вокруг! Но идём за мной, такой же дождь был бы и в городском парке. Пошли! – он протянул ей руку.

− Ну, куда мы всё идём? Неужели нельзя было сразу сказать мне? – улыбнувшись, она пошла за ним, осторожно шагая, стараясь не упасть.

Дождь отчего-то напоминал туман…

Песчаная дорога сменилась лестницей из огромных, неровных булыжников, хаотично разбросанных повсюду. Сосен вокруг становилось всё меньше. Спускаться становилось тяжелее.

Неожиданно завеса дождя открылась.

Странно. Вокруг было море, чистое, синее. Адель стояла на огромном камне посреди томно накатывающихся волн, посреди этой спокойной, завораживающей стихии. Удивительно, как она не увидела всё этой секундой ранее.

Рядом стоял Эндрю, казалось, даже он не ожидал оказаться здесь. Всё вокруг выглядело слишком неправильно, слишком красиво, таинственно, великолепно.

Каменные белые глыбы, возвышавшиеся из воды; сосны, странно изогнутые, свисавшие над водой; небольшой водопад, буйным потоком низвергавшийся с обрыва….

 А дождь всё ещё шёл, едва ощутимо, едва заметно.

− Здесь чудесно! Никогда бы не подумала, что где-то рядом может вот так неизвестно существовать рай!

− Что ж, значит, я не зря рисковал, чтобы привести тебя сюда.

− Может быть, − Адель подошла к Эндрю, ловко подтолкнув его. Пробалансировав несколько мгновений, он успел ухватить девушку за руку, и звучно упал вместе с ней в воду.

Вода была едва тёплая. Обдавая друг друга брызгами, они быстро поплыли к берегу.

Дождь снова усилился, казалось, капли его были гораздо теплее моря. На небе промелькнуло солнце, залив склон золотыми лучами.

 Лес на склоне как-то особенно, негромко шуршал.

 

Солнце плавно падало за морской горизонт, диск его стал ярко красным. Небо было исчертано багровыми и фиолетовыми полосами; нечётко проглядывался полумесяц. Море было белое, словно молоко, где-то на горизонте оно плавно сливалось с небом.

Мотоцикл нёсся вдоль набережной, людей вокруг было немного. Неожиданно Эндрю поймал себя на мысли, что в душе что-то странно щемит, это была не радость, не боль, даже не любовь в обычном, привычном её понимании, это было что-то иное, что-то такое, что он не ощущал никогда ранее, что-то более высокое, прекрасное, восхитительное…

Рядом мелькали небольшие, приземистые домики. Закат медленно темнел.

− Можешь остановиться, отсюда до дома пара метров,− тихо произнесла Адель.

Эндрю молча затормозил.

 – Спасибо за этот день, он был замечательный, − она быстро поцеловала его. – Пока.

− Пока…

 

*  *  *

 

Мысли в голове носились с какой-то необычайной скоростью, перемешавшись вместе с эмоциями и чувствами, желая взорваться, вырвавшись наружу.

Эндрю снова открыл глаза, будильник на столе показывал три часа ночи.

«Похоже, уснуть сегодня всё равно не удастся», − подумал он и встал с постели.

Вокруг было темно, из-за окна сквозь шторы исходил едва заметный свет фонаря. Свет этот был тёплый, мягкий, чуть заметно он выделял контуры предметов в комнате.

Эндрю быстро оделся и вышел на балкон.

Улица была пустынна, откуда-то слева дул свежий ночной бриз. Небо на удивление чистое и звёздное, казалось, лежало совсем низко.Небосвод будто бы упал на землю, окутав её своим чистым мраком.

На столе валялись какие-то бумаги, прижатые от ветра булыжником. Эндрю, в каком-то странном состоянии попытался что-то написать, но на белом листе появились лишь несколько хаотичных ломаных линий. В сознании кружилось что-то очень простое, элементарное, он чувствовал, понимал это где-то внутри, но что это было, сказать почему-то не мог…

Наконец, он закончил портить листы и, аккуратно перебравшись через парапет, спустился на улицу, куда-то неспешно пошагав.

Вокруг было хорошо: свежо и тихо. Редкие фонари освещали дорогу, иногда слышно было, как где-то проезжали машины, но людей вокруг не было. Он шёл долго, упиваясь спокойствием и совершенно не думая ни о чём.

Случайно и незаметно для самого себя он вышел к старому пирсу. По скрипящей деревянной лестнице Эндрю спустился вниз. Пляж здесь был давно заброшен, и свет фонарей не доходил до него. Слышно было, как волны совсем рядом накатываются на песок, доносился ни с чем несравнимый запах моря.

Он снял сандалии и медленно пошёл вперёд, доверяя лишь своему слуху и обонянию. Скоро волны докатились до его ног, Эндрю медленно шёл вперёд, остановившись лишь, зайдя в море по колено. Вода была тёплая.Водная гладь волновалась едва ощутимо. Вокруг была кромешная темнота.

Странное ощущение полёта или скорее умиротворения.

Вверху были звёзды и луна.

«Наверно так себя чувствуют те, кто сидит сейчас где-то на облаках или на том узком серпе полумесяца», − почему-то подумал Эндрю.

 

*  *  *

 

− Отличный спуск, как мы его раньше не нашли, а парни?

− Да, и вправду неплохо. А если ещё отсюда к подножью сможем съехать, будет вообще замечательно, − засмеялся Джо.

− Друг, ты необыкновенный пессимист. Как так можно жить?

− Я реалист. Если тебе нужен заряд положительных эмоций, посмотри на Эндрю. Он светится всю последнюю неделю.

− А ведь ты прав. Может, расскажешь, мне, человеку непосвящённому, что с ним произошло? – Сэм хитро взглянул на Эндрю, догонявшего друзей.

 − Я смотрю, вы про меня болтать вздумали? – он остановил велосипед, спрыгнув с него на ходу.

− Извини, просто у тебя на лице сегодня целый день странная, задумчиво-озарённая гримаса. Тебе это не свойственно.

− Возможно, просто я не так давно познакомился с самой лучшей девушкой на свете.

− Окей. И всё-таки у тебя было столько девчонок, а таким я тебя вижу впервые.

− Возможно. Со стороны себя не видно.

− Так может, всё-таки расскажешь, что у тебя с ней было?

− Поверь, если я буду рассказывать это покажется необыкновенно скучно и нудно, а эмоции, увы, передавать их я не умею.

− Ладно, ладно, не хочешь, не рассказывай, твоё дело.

− На том и договоримся.

− Вам не кажется, что вы заговорились, взгляните вон на ту тропку, я думаю по ней можно спуститься, − Джо посмотрел на друзей, глотнув немного воды из фляжки.

− Так чего мы ждём! – Сэм вскочил на велосипед. – Эндрю, не отставай!

− Это ты мне говоришь?! – он, быстро набирая скорость, полетел вниз, вслед за Сэмом, подпрыгивая на буграх и совершая крутые повороты.

Глубоко вздохнув, Джо поехал за ними.

 

Тропа виляла будто змея, проскальзывая, под отвесными скалами, и столетними деревьями, цепляющимися за горы толстыми извилистыми корнями.

Прокручивая в руках руль, Сэм ехал впереди, увеличивая свою скорость и быстро отрываясь от остальных. Казалось, его уже не догнать.

Всё вокруг мелькало, сливаясь во что-то однотонное, однородное. Едва уже удавалось ему реагировать на препятствия, возникающие впереди, то и дело по ногам больно били вылетающие из-под колёс булыжники. И этот холодный, как нож, ветер!

Неожиданно дорога впереди оборвалась, там была лишь пропасть. Раньше её не было видно из-за некрупных сухих кустарников, заполонивших всё вокруг.

Как мог Сэм зажал тормоз и попытался развернуть велосипед, но мгновение и пропасть была уже под ним. Под шум камней он полетел вниз, стараясь хоть как-то зацепиться за склон.

 

− Сэм!!! – голос Эндрю оглушительным эхом пронёсся вокруг.

Бросив велосипед, он побежал к обрыву, Джо последовал за ним.

− Сэм, ты живой?! – крикнул он чуть тише. Молчание.

Бежать осталось совсем немного.

− Ты живой?! – как мог, прокричал Джо.

− Живой, живой… − едва слышно прохрипел в ответ Сэм.

Зацепившись обеими руками за какой-то корень или куст, ногой упираясь в едва заметный выступ, а другой шаркая по камням: так странно и неловко висел он над пропастью.

− Как его вытянуть оттуда? – негромко произнёс Джо. Он и Эндрю смотрели друг на друга, стараясь восстановить дыхание после бега.

− Не знаю, но что-то делать надо, он так долго не протянет, − также тихо ответил Эндрю. – Я могу попробовать спуститься к нему вниз, а ты меня подстрахуй.

− Слишком высоко.

− Попробовать стоит.

Эндрю снял рубашку, обмотав её вокруг руки, другой конец намотал на руку Джо.

Аккуратно, нащупывая что-нибудь под ногами, он начал спускаться вниз. Удерживаться с каждым движением становилось всё сложнее. Один из камней, накоторый он упирался, громко полетел вниз, чудом не задев Сэма.

Какое-то невообразимое чувство страха сковало тело. В глазах всё почернело, бешено забилось сердце, в ушах что-то зазвенело, на секунду показалось, что он падает.

«Соберись, соберись, соберись…»

Самовнушение не помогало, всё вокруг исчезло, какая-то темнота и только. Только темнота.

− Эндрю, Эндрю! – голос звучал откуда-то сверху, несомненно, это был Джо, но поднять голову вверх он не мог, всё тело, будто оцепенело.

− Эндрю!

«Соберись, соберись!»

Стараясь забыть о сердце, того и гляди готовом выпрыгнуть из груди он, наконец, смог поднять голову, пелена перед глазами медленно рассеивалось, но всё вокруг было в каких-то бликах.

Не без помощи какого-то чуда, Эндрю спустился ещё чуть ниже, дотянувшись, наконец, рукой до руки Сэма. В мгновение это почувствовал он, что вовсе перестал контролировать и ощущать себя, растворившись в мягком, густом тумане, а нечто неподвластное его пониманию вселилось в его сознание и разум, нечто, приложив нечеловеческую силу, вытянуло Сэма из пропасти, нечто заставило его тело взобраться наверх, после чего плавно растворившись.

− Ты как? Нормально? – интуитивно и без эмоций произнёс Эндрю, посмотрев на бледное лицо Сэма. Тот сидел на земле, слегка облокотившись на толстый ствол дерева, пронзивший собой каменный склон горы.

− Да, кажется… − он уставился в какую-то точку в горизонте и теперь не желал отводить от неё свой взгляд.

Эндрю отвернулся и медленно пошёл по тропе вниз.

Вдруг Сэм встал и побежал вслед за ним.

− Спасибо… − произнёс он негромко, догнав его.

− Забудь, − криво улыбнулся Эндрю.

 

 

*  *  *

 

− Что случилось? Что-то произошло? У тебя лицо сегодня какое-то убитое, − Джо подошёл к Эндрю. Тот безмолвно смотрел в окно. Шёл дождь, мелкий, холодный.

− Неужели и вправду так заметно, что мне хреново?

− Весьма. Так может расскажешь, что стряслось?

− Мы сегодня ужинали вместе с Адель. Это был последний её день в этом городе.

− Она уезжает?

− Точно. Я даже, честно говоря, не запомнил куда именно, то ли в Африку, то ли на Ближний Восток. Такая обыкновенная страна третьего мира.

− Но зачем ей это? Бросить учёбу в одном из лучших университетов мира ради какой-то полуобразованной страны. Странно.

− Согласен. Весьма странно. Но она говорит, что хочет реально лечить людей, ей нужны трудности, жизнь она хочет увидеть.

− Понятно. К своему великому стыду, я даже не знаю, что тебе сказать.

− А зачем? − он снова перевёл взгляд на окно. − Она приедет через год, да и интернет там, скорее всего, есть. Так что, наверное, не всё так уж плохо.

− Наверное…

 

*  *  *

 

Шёл снег. Хлопья его, подхватываемые порывами свежего ветра, кружились в воздухе, то и дело падая на лицо и почти мгновенно превращаясь в ледяные капли воды.

Эндрю медленно, немного лениво шёл по улице. Ярко горели жёлтые уличные фонари и неоновые вывески над банками, магазинами, кафе…

Смотреть на часы почему-то не хотелось, похоже было около восьми или девяти.

Снегопад шёл целый день, тротуары и площади, ещё вчера утопавшие в лужах, слякоти и грязи, сегодня были белоснежно белые.

Он любил снег, а тем более вечер. Но на душе сегодня было тяжело и неприятно, мысли в голове мелькали хаотично, непрерывно.

Почему-то страшно хотелось увидеть кого-то знакомого, неважно кого, хотелось просто увидеть лицо, обменяться обычными: «Привет», «Как дела? Как жизнь?» и разойтись. Но люди, мелькавшие вокруг, куда-то торопящиеся, идущие быстрыми шагами, иногда переходящими в бег, как правило, устремив взгляд куда-то вперёд, проносились мимо, их лица были незнакомы, или же быть может, давно забыты.

Как-то интуитивно Эндрю зашёл в небольшое кафе. Почти все столы были свободны. Он сел напротив окна, продолжая бесполезно вглядываться сквозь снег. В кармане запищал телефон, зачем-то нашедший Wi-Fi.

Эндрю в открывшемся поисковике уже четвёртый или пятый раз за день набрал слово «Новости». Они были примерно одинаковые и не сильно отличались от того, что он видел три часа назад.

«Война, революция, по сути это одно и то же, тысячи жертв и непонятная, туманная цель, известная лишь избранным. Она становится ещё более ужасна, когда действия происходят в современном мире, сейчас, с современным вооружением, боеприпасами. Что забыла Адель там? В этой дикой стране, которая вот-вот исчезнет с лица Земли. Зачем она там? …»

 

*  *  *

 

Эндрю быстро спустился по крутой круговой лестнице и вышел на улицу. Рядом его ждал тёмный, спортивный авто. Пропищала сигнализация, дверь, почувствовав прикосновение, плавно открылась.

Вставив ключи зажигания, и бросив в бардачок папку документов, он достал бумажник и набрал в автопилоте маршрут. Машина что-то пробурчала, попросила пристегнуть ремень безопасности и плавно тронулась, быстро развив скорость.

Это было уже пятое агентство, отказавшееся финансировать его проект.

«Естественно, это не то, что бы выделить деньги на сборку парового двигателя. Это современная наука, здесь нужны реальные вложения. Неужели они не могут понять, что результат окупит всё сполна. Глупцы…»

Машина плавно неслась по тихим спокойным улицам, сейчас было около трёх часов по полудню, прекрасное время для автопрогулок.

Настроение сегодня с самого утра было какое-то странное. Одновременно великолепное и отвратительное. Эти две субстанции жили отдельно друг от друга, будто бы не замечая ничего вокруг себя. Одновременно хотелось тишины и общения, что-то сделать или забыть про всё на свете, радоваться миру или проклинать его. Почему-то всё это навевало воспоминания вперемешку с какими-то новыми, неясными идеями. А машина всё ехала и ехала, однотипные дома монотонно сменяли друг друга.

Эндрю достал из бумажника пропуск в лабораторию. Каждый месяц, иногда немного задерживаясь, иногда приезжая раньше, он отвозил туда выполненное задание и забирал вознаграждение. Эта работа приносила реальные деньги, но зачем он всё это делал, можно было лишь догадываться. Ещё года два или три назад он подписал целую стопку бумаг, в которых были прописаны все пункты о неразглашении.

Отложив пропуск, он убрал бумажник обратно в бардачок и достал из кармана телефон. Быстро провёл пальцами по монитору: «Галерея», «Фотографии», «Избранные».

Там была лишь одна фотография. Портрет на фоне моря. Адель.

Когда там началась война, связь с тем миром почти исчезла, были организованы авиарейсы по вывозу граждан других стран. Но Адель среди них не было. Он не знал почему. Возможно, она погибла, возможно, не смогла бежать, возможно, решила остаться…

Автомобиль медленно затормозил.

Впереди показались шлагбаум и военная будка. Колючая проволока, огромное плоское здание, выжженная стоптанная земля.

«Знакомый вид», − с ухмылкой подумал Эндрю.

− Ваш пропуск, пожалуйста, − к машине подошёл молодой солдат, с нахлобученной на лоб каской.

Эндрю показал ему карточку. Солдат резко выхватил её, провёл по ней небольшим приборчиком и, махнув рукой, отдал обратно.

Шлагбаум медленно поднялся. Эндрю плавно вдавил педаль газа и медленно въехал на территорию.

По пыльной асфальтовой дорожке через главный вход он зашёл внутрь. Это был длинный серый, ветвящийся коридор с массой закрытых, безликих дверей с ярко-синими цифрами: 5, 8, 13, 1, 2…

Он отыскал глазами металлическую дверь с номером 31 и быстрыми шагами направился в дальнюю часть одного из ответвлений коридоров. Она оказалась закрыта. Вздохнув, он начал смотреть по сторонам, ничего хорошего это помещение не навевало, лишь тоску и ещё что-то на неё похожее.

В этой странной тишине он вдруг уловил лёгкий шум, похожий на барабанную дробь или работу старого машинного двигателя. Исходил он откуда-то справа. Тихо, неспешно он пошёл в том направлении. Одна из дверей была слегка приоткрыта. Не в силах превозмочь любопытство он аккуратно заглянул внутрь, почти сразу отскочив назад.

В огромном зале, заставленном массой огромных приборов, соединённых друг с другом сложной системой проводов, находился лишь один человек. Он был покрыт десятками металлических и пластиковых трубок разных размеров и диаметров, прикреплённых к голове, рукам, ногам, телу, лицу. Он висел над потолком, крепко закреплённый тросами.

Ему показалось, что тот человек открыл глаза и посмотрел на него, когда он заглянул внутрь. Сердце тревожно забилось. Пульс подскочил, наверное, к трём сотням ударов в минуту. Дыхание слегка перехватило. Сам себя, не контролируя, он развернулся и быстро пошёл к выходу.

− Куда Вы?

Эндрю обернулся. Девушка, последние два года принимавшая его работы, стояла у тридцать первой двери, поворачивая ключ в замочной скважине.

− Так куда Вы? Я совсем ненамного отошла, извините. Заходите, пожалуйста.

Глубоко выдохнув, он развернулся и зашёл в открывшуюся дверь.

− Сядьте пока в кресло, я сейчас разберусь, − девушка бросила сумку на стол и, найдя на своей связке ключей нужный, открыла массивную створку сейфа.

− Ловите, − она кинула Эндрю увесистый конверт. − Здесь в два раза больше, чем обычно, шефу очень понравилось Ваше прошлое решение, он сказал, что Вы самый гениальный человек современности.

− Спасибо, − слегка смущённо ответил он. − Я могу идти?

− Да конечно, только распишитесь здесь, − она протянула ему бумагу с ровным, мелким печатным текстом и металлическую ручку-паркер.

Не глядя, Эндрю быстро чёркнул по листу и, оставив папку со своей новой работой на столе, убрал конверт в карман.

− До свидания, − он быстро вышел из кабинета.

− Пока, − девушка быстро пробежалась взглядом по тексту первой страницы и убрала её в одну из цветастых папок с крупными буквами НЕЙРОБИОЛОГИЯ.

 

«Что это было?»

Эндрю достал из кармана конверт, пытаясь отвлечься от того странного кабинета с висящим под потолком человеком. Купюры были свежие, чистые, непомятые.

«Чем же они там, в конце концов, занимаются?» − неприятное чувство тревоги никак не исчезало.

 Он посмотрел в окно, машина ехала по скоростной трассе. На небо наползали тяжёлые свинцовые тучи. Очевидно, скоро должна была начаться гроза. Вдали уже слышались приглушённые удары раскатов грома и редкие вспышки молнии.

− Предельно допустимая скорость 120 км/час, пожалуйста, уменьшите скорость, − вдруг раздался металлический голос машины.

«Что происходит? Включен автопилот».

Эндрю тревожно взглянул на панель. Скорость неуклонно возрастала.

«Ладно, попробуем перейти на ручное управление», − он резко перевёл рычаг из режима автопилота и попробовал вдавить педаль тормоза. Машина не слушалась.

− Через 2 километра поворот 90 градусов, пожалуйста, сбавьте скорость. Для данного манёвра слишком большаяскорость.

− Да замолкни ты! – он со злостью ударил по спидометру и ещё раз дёрнул рычаг на себя. Безрезультатно.

− До столкновения 40 секунд, пожалуйста, убавьте скорость.

− Знаю я, знаю!

На лбу выступил холодный пот. Эндрю попробовал изменить маршрут автопилота, но сенсорный экран даже не реагировал на прикосновение.

− До столкновения 10 секунд…

Похожие статьи:

РассказыУнисол XXI века

РассказыОни слышали это!

РассказыБарбосса Капитана

РассказыСеть. Часть 2.

РассказыСеть. Часть 3.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 961 просмотр
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий